СУДЕЙСКИЙ КОРПУС АНГЛИИ НЕЗАВИСИМОСТЬ СУДЕЙ

Независимая и политически неподотчетная судебная власть несомненно столь же существенно важна для современного демократического государства, как избираемые и политически подотчетные парламенты и правительства. Циник может оспаривать, что именно независимость и неподотчетность судебной власти делает демократию терпимой и работоспособной.

Профессор Атиях[1]

Назначение и снятие с должности судей в Англии

На протяжении всей истории развития британской юстиции осуществление правосудия являлось по общему праву полномочием (прерогативой) короля-суверена, потому что именно он считался «источником справедливости и правосудия»[2].

В начале XVII в. судебным прецедентом 1607 г. был установлен принцип организации правосудия, согласно которому Корона обязана осуществлять свои прерогативы по отправлению правосудия исключительно через надлежащим образом учрежденные суды[3].

В силу действия этого принципа и на современном этапе теоретически считается, что английские суды — это суды королевы, и потому судопроизводство ведется от ее имени и именно королева (хотя лишь формально юридически) назначает на должность всех судей высших английских судов.

Важно иметь в виду, что сегодня многие королевские прерогативы, в том числе в плане назначения судей на должность, носят фиктивный характер, значительно ограничены статутами парламента и конституционными соглашениями (конвенциональными нормами), сложившимися в течение XVIII—XX вв. Королева лишь утверждает и жалует «письменные патенты» тем адвокатам, которые удовлетворяют всем требованиям и были выбраны департаментом лорда-канцлера для занятия той или иной судейской должности.

Конституционные соглашения.

Конституционные соглашения, или конвенциональные (конвенционные) нормы (conventions или conventional rules) составляют важнейшую часть конституционного законодательства Великобритании[4]. Их можно определить как совокупность политических (неюридических), как общее правило, не обеспеченных судебным признанием и принуждением обычаев, регулирующих взаимоотношения между государственными органами Великобритании и составляющих неотъемлемую неписаную политическую часть британской конституции: «По своей нормативной природе конституционные соглашения представляют собой формы обычного характера. Они складывались и эволюционировали соответственно результатам более или менее продолжительной государственно-политической практики. Вместе с тем, исходя из принципов юридического позитивизма, который доминирует в правовой теории и практике Великобритании, за конституционными соглашениями не признают значения правовых источников. Доводом служит то, что они не применяются судами. Сказанное ни в коей мере не умаляет значимости конституционных соглашений как составной части британской конституции. Собственно, наличие конституционных соглашений и дало основание охарактеризовать ее как неписаную конституцию»[5].

Среди основных конституционных соглашений следует назвать следующие:

  • 1. Королева осуществляет властные полномочия только с согласия кабинета министров.
  • 2. Королева обязана санкционировать (утвердить) акт парламента, принятый палатой общин и палатой лордов, если против этого не выступает правительство (кабинет) (действует с 1708 г.).
  • 3. Королева обязана назначить премьер-министром лидера политической партии, победившей в парламентских выборах и обладающей большинством мест в палате общин.
  • 4. Премьер-министр должен являться членом палаты общин.
  • 5. Министры должны быть либо членами палаты общин, либо палаты лордов.
  • 6. Премьер-министр лично формирует кабинет, назначая министров — членов кабинета.
  • 7. Министры кабинета индивидуально и коллективно ответственны перед палатой общин парламента.
  • 8. Правительство должно обладать доверием палаты общин. Если такое доверие отсутствует при обсуждении основных вопросов политики, правительство должно уйти в отставку или посоветовать монарху распустить парламент (действует с конца XVIII в.).
  • 9. Корона осуществляет свое право роспуска парламента по совету премьер-министра.
  • 10. Парламент должен быть созван по меньшей мере раз в год.
  • 11. Судьи не должны принимать активного участия в политической жизни.
  • 12. Члены парламента не должны критиковать судебную власть. Принципы верховенства (господства) права, верховенства (суверенитета) парламента также можно рассматривать как разновидности конвенционных норм, которые, тем не менее, неоднократно признавались английскими судами[6].

Подавляющее большинство английских судей назначаются на должность из числа адвокатов[7] (как правило, барристеров) и потому являются практиками, а не теоретиками права, имеющими зачастую узкую специализацию и глубокие знания в конкретных правовых вопросах. Эта особенность берет свои истоки в Англии еще во времена Генриха III (1216—1272) и становится неписаным правилом с начала XIV в.[8]

Практическая направленность английских профессиональных судей отличает британскую юстицию от стран континентальной Европы, где карьера судьи прежде всего связана с университетским образованием. Английские исследователи полагают, что университетское образование приводит к идеализации представлений у будущих юристов — хотя в сущности такие представления имеют в Англии глубокие исторические корни.

Все английские судьи исторически являлись выходцами из школ- гильдий, в которых они изучали общее право путем посещений судебных заседаний, изучения судебных ежегодников и т. д., т. е. основной ценностью в судебной профессии в Англии издревле считали практические навыки и опыт, а не теоретическое знание и компетентность.

Сегодня среди судей-профессионалов повышается процент выпускников Оксфорда, Кембриджа и других престижных университетов, но, тем не менее, данная черта английского правосознания не ушла в прошлое[9].

Как уже отмечалось, исторически судьей мог быть назначен лишь представитель относительно замкнутой «аристократической» корпорации барристеров, который к тому же являлся королевским адвокатом. Лишь после принятия Акта о судах (1971) монополия барристеров на представление и защиту интересов своих клиентов в высших английских судах была значительно поколеблена. Солиситоры с трехлетним стажем работы в качестве рикордера также могут быть назначены на должность окружного судьи[10], для них стала также открытой должность судьи Высокого суда.

Однако за всю историю существования барристеров и солиситоров в Англии только в 1993 и 2000 гг. солиситоры назначались на должность судьи Высокого суда, причем оба первоначально работали окружными судьями[11].

С 1990 г. после издания и вступления в силу Акта о судах и юридических услугах (1990) основным критерием отбора кандидатов на должность судьи стал период непосредственной адвокатской судебной практики. Согласно указанному документу, представители барристеров и солиситоров, а также юристы, работающие в сфере сделок с недвижимостью или являющиеся государственными обвинителями по рекомендации своих профессиональных органов, получают право непосредственного выступления в судах и являются членами нового общества, именуемого «адвокатура»[12].

Непосредственно процедуру назначения судей в Англии можно представить следующим образом. Судьи Высокого суда (Justices of the High Court), Суда короны (Crown Court judges) и судов графств (county court judges) назначаются королевой по представлению лорд-канцлера, за исключением участковых судей, назначаемых непосредственно лор- дом-канцлером.

Кандидат на должность судьи Высокого суда должен быть либо практикующим барристером или солиситором, имеющим адвокатский сертификат и представляющим интересы своих клиентов в Высоком суде на протяжении не менее 10 лет, либо занимать должность окружного судьи и иметь стаж работы не менее 2 лет (ст. 71 (16) Акта о судах и юридических услугах (1990). На практике в период, предшествующий назначению на должность, судьи Высокого суда обычно работают помощниками судей Высокого суда[13].

В зависимости от сложности рассматриваемого дела (в соответствии с принципом целесообразности) судьей Суда короны может быть либо судья Высокого суда, либо окружной судья (circuit judge), либо рикор- дер (recorder). Судьей суда графств может являться участковый судья (district judge), окружной судья или рикордер. Окружным судьей может быть назначен либо рикордер, либо барристер или солиситор, который имеет адвокатский сертификат и на момент назначения стаж в 10 лет представления интересов своих клиентов в Высоком суде или в суде графств, либо лицо, являвшееся судьей на протяжении как минимум трех лет, предшествовавших назначению[14].

Общее число окружных судей на основании ст. 16 Акта о судах (1971) устанавливается лордом-канцлером по согласованию с министром гражданской службы. Как указывает Н. С. Крылова, оно имеет тенденцию к росту: в 1983 г. число окружных судей составляло 349 чел., в 1984 г. — 361, в 1985 г. — 371[15].

Рикордером является успешно практикующий барристер или солиситор со стажем работы в судах графств или Суде короны сроком 10 лет, назначенный королевой по представлению лорда-канцлера выполнять обязанности судьи в Суде короны или в суде графств от 15 до 30 дн. в году. С 2000 г. барристеры и солиситоры назначаются на должность рикордера сроком на пять лет, который может быть продлен[16].

Участковым судьей может быть назначен либо рикордер, либо барристер или солиситор, который имеет адвокатский сертификат и на момент назначения лордом-канцлером стаж семь лет представления интересов своих клиентов в суде графств. Обычно участковые судьи первоначально назначаются помощниками участковых судей на двухлетний срок[17]. Участковые судьи рассматривают дела не только в судах графств, но и в магистратских судах.

Лорд-канцлер (Lord. High Chancellor), вице-канцлер (Vice-Chancellor), лорд — главный судья (Lord Chief Justice), хранитель судебных архивов (Master of the Rolls), председатель отделения по семейным делам Высокого суда (President of the Family Division of the High Court), судьи палаты лордов — ординарные лорды по апелляциям (Lords of Appeal in Ordinary) и судьи Апелляционного суда — апелляционные лорды (Lords Justices of Appeal) назначаются королевой по представлению премьер-министра.

Лорд-канцлер является спикером палаты лордов, министром Короны, членом кабинета министров и официальным главой судебной власти в Англии. Поэтому вполне очевидно, что процесс назначения лорда-канцлера носит политический характер — лорд-канцлер всегда является представителем политической партии, пришедшей к власти в результате победы в выборах в палату общин британского парламента и занимает свой пост до тех пор, пока будет угодно премьер-министру или до смены правящей партии.

Формальных требований к занятию данной должности нет, однако в большинстве случаев лорд-канцлер до назначения являлся Генерал- Атторнеем или Генерал-Солиситором — т. е. королевским барристером, советником Короны по юридическим вопросам[18].

Вице-канцлер является членом Апелляционного суда, организует работу Канцлерского отделения Высокого суда и напрямую подотчетен лорду-канцлеру. Его назначение не носит политического характера и не связано со сменой кабинетов министров. Пост вице-канцлера, лорда — главного судьи, лорда — хранителя судебных архивов и председателя отделения по семейным делам Высокого суда могут занять кандидаты, имеющие адвокатский сертификат в течение 10 лет, или лица, занимавшие должность судьи Высокого суда не менее двух лет[19].

Судьи палаты лордов, представляющие Англию и Уэльс, назначаются на должность обычно из числа зарекомендовавших себя судей Апелляционного суда[20].

Помимо этого судьей палаты лордов может быть назначен барристер или солиситор, имеющий адвокатский сертификат и на момент назначения стаж адвокатской работы в Верховном суде в 15 лет, или лицо, являвшееся судьей высшего английского суда на протяжении двух лет, предшествовавших назначению на должность.

Судьи, представляющие Шотландию в апелляционных комитетах палаты лордов, назначаются из числа адвокатов, имеющих право представлять интересы своих клиентов в Сессионном суде либо в Высоком суде Юстициариев.

Судьи в составе палаты лордов от Северной Ирладнии назначаются из числа практикующих барристеров, являющихся действительными членами адвокатуры[21].

Судьи Апелляционного суда назначаются из числа либо судей Высокого суда, либо барристеров или солиситоров, имеющих адвокатский сертификат и на момент назначения стаж 10 лет работы в Высоком суде[22].

Таким образом, из процедуры назначения английских судей на должность можно сделать вполне определенный вывод — лорд-канцлер является центральной фигурой в этом процессе.

Во-первых, именно лорд-канцлер назначает на должность мировых и участковых судей, которые участвуют в отправлении правосудия в низших, территориальных судах.

Во-вторых, именно лорд-канцлер принимает окончательное решение о тех конктретных кандидатах, которые будут представлены королеве для назначения на должность судей судов графства, Суда короны, Высокого суда.

В-третъих, именно лорд-канцлер фактически принимает решение о тех кандидатах, которые продвинутся вверх по судейской лестнице и будут представлены премьер-министром и назначены королевой на должность судей Апелляционного суда, суда палаты лордов и других высших судейских постов.

Естественно, лорд-канцлер не справился бы с этой довольно непростой и ответственной обязанностью без специального административного аппарата — департамента лорда-канцлера, который возглавляется постоянным секретарем.

Кандидаты на судебные должности в высших апелляционных судах Англии представляют в департамент лорда-канцлера рекомендации влиятельных в юридических кругах лиц, чего обычно достаточно для их назначения.

Кандидаты на должности стипендиариев, окружных судей, судей судов графства, Суда короны и Высокого суда должны получить не менее трех рекомендаций от судей и ведущих барристеров, которые хорошо знают их по судебной или адвокатской работе.

В отношении судей высших апелляционных судов и Высокого суда лорд-канцлер лично консультируется с судьями, и прежде всего с председателями отделений Высокого суда, а также с руководством адвокатской корпорации барристеров.

Помимо этого определенную информацию о конкретных кандидатах на занятие высших судебных должностей лорд-канцлер может почерпнуть из своего личного опыта, когда кандидаты выступают по апелляциям в суде палаты лордов.

Обычно отбор кандидатов в судьи выполняет постоянный секретарь, который беседует с кандидатами, опрашивает судей и адвокатов, знающих конкретного кандидата, с целью узнать их мнение о его (ее) профессиональной пригодности. Однако ни одно мнение за или против какого-либо кандидата не считается решающим и окончательным.

Должностные лица департамента лорда-канцлера также собирают необходимую информацию о конкретных кандидатах, которая помогает лорду-канцлеру окончательно принять решение о назначении отдельных кандидатов на должность судьи.

В отношении кандидатур на должности окружных судей, рикордеров и стипендиариев сбор сведений может быть поручен судье — председателю того судебного округа, где должен будет работать новый судья[23].

В последнее время лорд-канцлер имеет возможность заблаговременно проверить, насколько тот или иной кандидат на должность судьи будет справляться со своими профессиональными обязанностями: молодые и преуспевающие барристеры в возрасте 35—40 лет назначаются на должность помощников рикордеров, а затем — рикордеров, что позволяет им к пятидесяти годам иметь достаточную практику работы в качестве судьи, а службе лорда-канцлера — окончательно решить вопрос о профессиональной пригодности конкретного кандидата на должность судьи. Также данный способ назначения судей на должность дает возможность разгрузить английские суды.

2

Помимо формальных требований профессионального стажа и наличия рекомендаций особое внимание в Англии уделяется моральному и деловому облику кандидатов в судьи. Основными качествами, которые ценятся при назначении на должность судьи, являются профессиональные умения и навыки, успешный опыт работы адвокатом, честность, состояние психического и физического здоровья, а также отсутствие качеств, препятствующих занятию должности (жестокость, аморальное поведение, патологические зависимости к алкогольным напиткам, наркотическим средствам, азартным играм и др.).

зано в назначении по той причине, что его видели часто в баре, расположенном рядом со зданием лондонских судов; другому — за то, что, отпраздновав день своего рождения в ресторане, он пытался вскарабкаться на колонну, третьему — за необузданную личную жизнь.

Участие в каком-либо публичном скандале, только лишь с упоминанием имени в печати, служит препятствием для продвижения судьи по службе и назначения на судейскую должность адвоката. Уменьшает шансы на назначение (но не исключает полностю) деятельность, связанная с расовыми отношениями[24].

Существующий порядок отбора кандидатов в судьи критикуется в английской литературе прежде всего потому, что выбор и окончательное решение по существу находится в руках гражданских служащих. На современном этапе нет доказательств того, что их политические пристрастия и корпоративные интересы влияют на процесс отбора кандидатов на должность английских судей, однако тот факт, что процедура отбора кандидатов законодательно не регламентирована, также не дает повода утверждать с большой степенью уверенности, что такого влияния не существует.

Более того, история английского права свидетельствует о том, что, например, в XIX в. принадлежность кандидатов в судьи к той или иной политической партии являлась определящим критерием отбора. Так, лорд Хэлсбери, известный составитель «Свода английских законов», будучи долгое время лорд-канцлером (1885—1892, 1895—1905) неизменно назначал судьями только тех, кто был предан его партии[25].

Английские государствоведы говорят о том, что имеется прямая необходимость сделать процедуру отбора кандидатов в судьи более прозрачной и подотчетной какому-либо государственному (возможно, законодательному) или негосударственному органу[26].

В 1972 г. предлагалось создать при службе лорда-канцлера совещательный комитет, который состоял бы из представителей барристеров, солиситоров, судей и ученых-юристов. Однако это предложение не было реализовано[27].

В середине 90-х гг. XX в. высказывались мнения относительно создания независимой комиссии по назначению судей на должность, в составе которой были бы не только юристы, но и представители других профессий. Эта рекомендация была направлена в первую очередь на повышение прозрачности процедуры назначения судей и репрезентативности судьями английского населения по признакам этнической принадлежности, социального положения, пола и политических убеждений. Предлагалось также сделать судейские должности выборными или на законодательном уровне ввести процедуру подтверждения назначенных на должность судей парламентом. Однако данные рекомендации были отвергнуты на основании того, что их внедрение существенно понизит судебную независимость.

Практика показывает, что судьей может стать лишь барристер (солиситор), достигший как минимум возраста сорока лет, а в большинстве случаев — пятидесяти[28]. Адвокат, приглашенный на высшую судебную должность, проходит все судебные инстанции. Он проводит 5—10 лет в качестве судьи Высокого суда, около 5 лет в Апелляционном суде. Общий средний возраст назначений судей на должность составляет около 50 лет, что дает им возможность оставаться в должности 15—25 лет. Статистика свидетельствует, что средний возраст окружных судей и судей Высокого суда составляет 61 год, Апелляционного суда — 65 лет, судей палаты лордов — 66,5 лет[29].

Критики утверждают, что именно возраст английских судей — одна из главных причин их консервативности, сопротивления каким-либо новациям, а следовательно, отдаленности от развития общества как в плане новых технологий, так и в плане изменений в общественных воззрениях на моральное и аморальное поведение.

Оппоненты критиков говорят о том, что единственным выходом из создавшегося положения является учреждение специального судейского образования и карьеры, т. е. отделение его от карьеры адвоката[30], что означает кардинальное изменение одной из английских правовых традиций.

Социальный срез английских судей по признаку пола вызывает не меньшую критику. На 1 апреля 1994 г. среди десяти лордов-судей не было ни одной женщины, среди 29 судей Апелляционного суда — всего 1, из 95 судей Высокого суда — только 6, среди 509 окружных судей — 29 женщин, из 866 рикордеров — 38, из 286 участковых судей — 25, среди 46 столичных стипендиариев — 6, а из 34 провинциальных стипендиариев — лишь 2 женщины[31].

Далеко не секрет, что западная цивилизация, к которой принадлежит Англия, уже на протяжении нескольких тысячелетий патриархальна, что, естественно, не может не накладывать отпечатка и на систему отправления правосудия. Особенно эта традиция дает о себе знать при рассмотрении дел с несовершеннолетними и о половых преступлениях.

Насколько такие общественные воззрения соответствуют действительности или являются не более чем стереотипами, наверное, мало кто возьмется утверждать со стопроцентной уверенностью, но считается, что оценить всю тяжесть полового преступления против женщины может в полной мере только женщина и что объективная оценка содеянного несовершеннолетним лицом возможна лишь при коллегиальном рассмотрении дела с участием как судеи-мужчин, так и судеи- женщин. Именно поэтому в заседаниях специального подразделения магистратского суда, суда по делам несовершеннолетних, всегда принимают участие судьи-женщины.

Весьма показательной в отношении «мужской» направленности системы отправления правосудия в Англии является и такая информация: вплоть до XX в. в судах Англии господствовало убеждение, что проститутки не могут быть изнасилованы, потому как они сами якобы желают этого. До 1991 г. в Англии не существовало состава изнасилования в отношениях между мужем и женой.

По этнической принадлежности английские судьи также не отражают характеристики населения Англии. Так, в начале 1990-х гг. около 20 судей принадлежали к этническим меньшинствам[17]. В 2000 г. среди судей Высокого суда нет ни одного представителя этнических меньшинств, а их число среди окружных судей составляет менее чем 1 %[33].

Все эти факты прибавляют вес позиции критиков британской юстиции, утверждающих, что в Англии до сих пор существует расовая дискриминация и что представителям этнических меньшинств будет крайне сложно выиграть дело в английском суде, если оно касается отношений по признаку расы.

В частности, в деле R v Ford (1989) обвиняемому индусу было отказано в том, чтобы скамья присяжных состояла из представителей различных национальностей и этносов. Главный аргумент лорда — главного судьи Лэйна сводился к тому, что сама методика случайной выборки присяжных обеспечивает их беспристрастность и объективность и суд не вправе вмешиваться в этот процесс и конструировать скамью присяжных каким-либо искусственным образом[34]. Однако, думается, что объективность присяжных в делах, касающихся расовых отношений, должна обеспечиваться именно мультиэтническим жюри.

История британской юстиции ясно свидетельствует о том, что английские судьи всегда принадлежали к политической и финансовой элите общества. Это немаловажное обстоятельство было следствием исторически сформировавшейся закрытости корпорации барристеров, в четыре Инна (Inns of court) которой имели доступ люди с высоким образовательным уровнем, которые, несомненно, принадлежали к высоким слоям общества.

В силу того, что барристер должен был вести дело своего клиента единолично и какие-либо формы партнерства в принципе были исключены, ему на первом этапе карьеры требовалась дополнительная материальная помощь, которую ему могли оказать только состоятельные родители[35].

Современные исследования показали, что вс 1997—1999 г. 79 % лиц, назначенных судьями Высокого суда и вышестоящих судов, являлись выпускниками Оксфорда и Кембриджа (OxbridgeЗ[11]. Учитывая, что год обучения в университетах такого уровня стоит порядка 50—60 тыс. ф. ст., можно уверенно утверждать, что и сегодня английские судьи принадлежат к экономической элите общества.

Таким образом, статистические данные с достаточной степенью убедительности показывают, что состав английского судейского корпуса не отражает английское общество ни по признакам пола и возраста, ни по признакам этнической принадлежности и имущественного положения: английские судьи — в основном немолодые мужчины, выходцы из белых семей, принадлежащие к элите английского общества по уровню доходов.

Тем не менее нельзя говорить о том, что английское общество не доверяет судьям — профессия судьи остается достаточно престижной и высокооплачиваемой. В то же время нельзя не сказать и о том, что современная Англия нуждается в более мобильном, молодом и репрезентативном судейском корпусе. В противном случае в скором времени в силу повышенной социальной трансформации судейское право перестанет отвечать реалиям времени, что может привести к кризису легитимности власти английских судей на правовом поле.

Учитывая фактический объем влияния, который оказывают английские судьи на развитие правовой системы, немаловажным представляется охарактеризовать их и с точки зрения личностных характеристик.

В Англии система отправления правосудия никогда не обезличивалась, — фактор личности судьи являлся центральным на протяжении всей истории британской юстиции, которая была и остается персоноцентристской по своему характеру. «В отличие от стран континентальной правовой системы, где личное влияние судьи завуалировано понятием “суд”, в Англии никогда не скрывалось, что правосудие осуществляется не судами, а судьями», — справедливо отмечает Т. В. Апарова[37].

Это высказывание развивает отечественный компаративист М. Н. Марченко: «Если в странах континентального права в силу “коллегиального характера судебной системы и судебной процедуры” судья всегда остается как бы незаметной персоной, “анонимным”, а сама судейская должность почти не привлекает “выдающихся юристов-профессио- налов”, то в странах общего права все выглядит совсем иначе. Здесь всегда имеет место борьба различных точек зрения и мнений. У каждого судьи по особому делу есть свое собственное персональное суждение, отражающееся в судебном решении. Судебная деятельность привлекает к себе наиболее выдающихся личностей, способных внести “существенный вклад в развитие общего права”»[38].

Действительно, в английской судебной практике нередки дела, в которых судьи не соглашаются друг с другом относительно обоснований принятого решения, хотя могут сойтись в своих выводах по делу. Очевидно, что судейская активность — отражение общей для стран англо-американского права персоноцентристской правовой традиции, но в то же время нельзя забывать и о том, что активная судейская позиция в Англии — одно из следствий нормативности судебного решения, принципиально иного отношения судей к законодательству, которое является жестким в континентальном праве и более гибким в английском.

Какие же личностные качества ценятся при рассмотрении конкретной кандидатуры на должность судьи в Англии? Отвечая на этот вопрос, Т. В. Апарова отмечает: «Что касается характера, то считается, что английский судья должен обладать хорошим нравом и манерами, чтобы быть любезным с адвокатами, свидетелями и присяжными. Ему должно быть свойственно чувство юмора, но, однако, не чрезмерное. Он должен обладать терпением и умением слушать не перебивая, что является основным качеством характера судьи. Он не должен быть медлительным, его интеллект должен превышать средний уровень, хотя большие интеллектуалы также не требуются. Судья не должен постоянно прерывать стороны и свидетелей, быть резким или беспрестанно шутить»[39].

Говоря о личностных качествах английских судей нельзя не затронуть и такое ставшее уже банальностью их качество, как консерватизм, удачно названный А. К. Романовым «религией английских судей». Англичане «видят в судьях непробиваемых формалистов, людей прошлого, надевающих забавные одежды, объясняющихся на непонятном простому человеку профессиональном жаргоне и придерживающихся взглядов столетней давности», — пишет исследователь[40].

В работе уже отмечалось, что возраст и социальное положение английских судей предрасполагают к выработке консервативной позиции. Важно подчеркнуть, тем не менее, что судейский консерватизм в Англии имеет под собой и более глубокую основу. Положенный в основу прецедентной правовой системы метод разрешения судебных дел по аналогии несет в себе вполне ясную и четкую мысль — гармоничное и эффективное функционирование системы правосудия невозможно без непрерывной связи между прошлым и настоящим, без наличия связывающих различные поколения правовых традиций. Поэтому есть все основания утверждать, что судейский консерватизм в Англии нередко носит вполне осознанный характер.

Право, по мнению английских судей, должно закреплять лишь те социальные изменения, которые носят устоявшийся, а не временный характер, и основаны на общественном консенсусе. Право в целом и система правосудия в частности призваны стабилизировать, а не расшатывать социальную систему, а потому судейский консерватизм, пусть и показавший свою ошибочность в некоторых делах, все же направлен на сохранение стабильности в обществе и преемственности в праве. В то же время ошибочно полагать, что все без исключения английские судьи — убежденные консерваторы, противники каких-либо новаций в праве. В Англии имеются, хотя и немногочисленные, судьи-новаторы, которые уверены, что право должно гораздо быстрее схватывать те изменения, которые происходят в обществе.

Лица, назначенные впервые на должность судьи, проходят обучающий ознакомительный курс продолжительностью в три-четыре дня. Новые рикордеры должны посетить как минимум два пенитенциарных образования и присутствовать на заседаниях Суда короны. Для судей в последнее время также были введены новые специальные обучающие курсы по новым правовым сферам, таким, например, как введение в Акт о правах человека (1998).

Большинство судей каждые три года проходят продолжительные обучающие семинары. Система судейского образования часто критикуется за ее неадекватность — например, первоначальный обучающий курс для рикордеров-новичков без опыта работы по уголовным делам слишком непродолжителен и не может дать достаточных знаний и опыта будущим судьям, которым необходимо будет рассматривать сложные уголовные дела[11].

Процедура снятия судей с должности на современном этапе регулируется Актом о Верховном суде (1981) и Актом об апелляционной юрисдикции (1876). Однако данные документы не изменяют первоначальной формулировки Акта о престолонаследии (1701), согласно которой судья сохраняет свою должность «до тех пор, пока его поведение не вызывает нареканий, при условии, однако, что он не будет отстранен от должности Его Королевским Величеством по просьбе, обращенной к Его Королевскому Величеству обеими палатами парламента».

За время существования процедуры импичмента с ее помощью был отстранен от должности лишь один судья — в 1830 г. им стал ирландец Джон Баррингтон[42]. Тем не менее следует учитывать, что приведенная формулировка касается лишь судей высших английских судов, а магистраты, участковые, окружные судьи и рикордеры в отличие от них могут быть сняты с занимаемой должности лорд-канцлером в случае ненадлежащего исполнения своих обязанностей, ареста за уголовно наказуемое правонарушение или систематического совершения менее серьезных правонарушений (ст. 17(4) Акта о судах (1971). Так, в 1983 г. окружной судья Брюс Кампбелл был оштрафован на 2 000 ф. ст. и уволен за недолжное поведение: незаконный ввоз в Англию виски и сигарет[43].

Ежегодно лорд-канцлер снимает с должности до десяти мировых судей. Обычно причиной служит осуждение за совершение правонарушения, но были и случаи, когда лорд-канцлер снимал с должности магистратов-трансвеститов[44].

В 2000 г. лорд-канцлер определил, что систематическое нарушение режима судейской работы, прохождения обучающих семинаров и других мероприятий, а также «стандартов, разумно ожидаемых от судьи» может быть основанием для снятия судей низших судов с должности. Лорд-канцлер также вправе определить в качестве вакантного любой судейский пост, занимаемый судьей, который в связи со слабым состоянием здоровья, подтвержденным медицинским заключением, не справляется со своими обязанностями и должен уйти в отставку[45].

Согласно Акту о пенсионном обеспечении судей и выходе в отставку (1993), предельный возраст английских судей составляет 70 лет с возможностью его продления до 75 лет в случае, когда занятие должности конкретным судьей является полезным для общества (in public interest). Таким образом, максимально возможный возраст судей судебного комитета палаты лордов, Апелляционного суда и Высокого суда составляет 75 лет; окружных судей — 72 года (с возможностью продления до 75 лет), рикордеров — 72 года, стипендиариев — 72 года, магистратов-непрофессионалов — 70 лет. По достижении 65 лет английские судьи вправе уйти в отставку[46].

Судья, занимавший одну из высших должностей, получает пенсию в размере половины годового оклада, если находился в должности пятнадцать и более лет и вышел на пенсию в возрасте старше семидесяти лет, так как был физически не в состоянии выполнять свои профессиональные обязанности.

Если судья находился в должности более шести лет, но менее пятнадцати, пенсия исчисляется из расчета одной четверти годового оклада плюс одна сороковая годового оклада за каждый год после пятилетней службы. Подобным образом определяется пенсия и для окружного судьи. Проработав пятнадцать лет и выйдя в отставку в возрасте 65 лет, он получает половину годового оклада. Находясь в должности менее пятнадцати лет, он получает четверть годового оклада плюс одну сороковую оклада за каждый год после пяти лет службы[47] .

  • [1] Atiyah. Judges and Policy // Israeli Law Review. 1980. № 15. P. 346, 363. Цит. no:Барак А. Судейское усмотрение. M., 1999. С. 261.
  • [2] Судебные системы западных государств. С. 91. Конституционное право зарубежных стран. С. 423.
  • [3] Судебные системы западных государств. С. 90.
  • [4] Сравнительное конституционное право. Отв. ред. В. Е. Чиркин. М., 2002. С. 29.
  • [5] Шаповал В. Н. Вводная статья // Конституции государств Европейского Союза.Отв. ред. Л. А. Окуньков. М., 1997. С. 152.
  • [6] О конституционных соглашениях подробнее см.: Шаповал В. Н. Британская конституция. Политико-правовой анализ. Киев, 1991. Он же. О сущности британской конституции // Правоведение. 1991. № 6; Лузин В. В. Место и роль конституционных соглашений в системе источников права Англии // Правоведение. 1999. № 2.
  • [7] Адвокатское правосознание английских судей также играет значительную рольв процессе отправления правосудия — в Англии не существует значительного перекосав сторону обвинительных приговоров, столь свойственного России.
  • [8] Цвайгерт К., КетцХ. Указ. соч. С. 290.
  • [9] Судебные системы западных государств. С. 11А—115.
  • [10] Судебные системы западных государств. С. 114—115.
  • [11] Martin J. Op. cit. Р. 99.
  • [12] Апарова Т. В. Указ. соч. С. 25.
  • [13] Martin J. Op. cit. Р. 98.
  • [14] Ibid., Р. 97—98.
  • [15] Судебные системы западных государств. С. 114.
  • [16] Martin J. Op. cit. Р. 97.
  • [17] Ibid.
  • [18] Wade E. C. S., Bradley A. W. Op. cit. P. 398.
  • [19] Anapoea Т. В. Указ. соч. С. 28.
  • [20] Правовые системы стран мира. Энциклопедический справочник / под ред.А. Я. Сухарева. М., 2001. С. 119.
  • [21] CracknelI D. G. Op. cit. Р. 83.
  • [22] Martin J. Op. cit. P. 98.
  • [23] Апарова Т. В. Указ. соч. С. 30.
  • [24] Апарова Т. В. Указ. соч. С. 32—33.
  • [25] Там же. С. 32.
  • [26] Wade Е. С. S., Bradley A. W. Op. cit. Р. 376—377.
  • [27] Судебные системы западных государств. С. 116.
  • [28] Цвайгерт К., КетцХ. Указ. соч. С. 317.
  • [29] Судебные системы западных государств. С. 118.
  • [30] Hunt М. Op. cit. Р. 60.
  • [31] Cracknell D. G. Op. cit. Р. 79.
  • [32] Ibid.
  • [33] Martin J. Op. cit. P. 99.
  • [34] Cracknell D. G. Op. cit. P. 215.
  • [35] Судебные системы западных государств. С. 115.
  • [36] Martin J. Op. cit. Р. 99.
  • [37] Апарова Т. В. Указ. соч. С. 24.
  • [38] Марченко М. Н. Курс сравнительного правоведения. М., 2002. С. 631.
  • [39] Апарова Т. В. Указ. соч. С. 32.
  • [40] Романов А. К. Указ. соч. С. 296.
  • [41] Martin J. Op. cit. Р. 99.
  • [42] Цвайгерт К., КетцХ. Указ. соч. С. 316.
  • [43] Судебные системы западных государств. С. 92.
  • [44] Martin J. Op. cit. Р. 106.
  • [45] Ibid., Р. 100.
  • [46] Cracknell D. G. Op. cit. P. 79.
  • [47] Судебные системы западных государств. С. 117.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >