ТЕОРИЯ БИОЛОГИЧЕСКОГО ИНТЕРФЕЙСА В ПСИХОЛОГИИ, ФИЗИОЛОГИИ, ПСИХИАТРИИ И ПСИХОТЕРАПИИ (НЕМАТЕРИАЛЬНАЯ ПРИРОДА ПСИХИКИ)

Это открытие уже давно лежало на поверхности, и даже удивительно, что никто так и не сделал еще один шаг, чтобы объединить свой клинический опыт, достижения современной академической науки в подходах к информации, психологические исследования в области детского развития и изучение невольных опытов воспитания человеческих детенышей в сообществах животных с одной стороны, с критическими подходами к современному состоянию психологии, физиологии и психиатрии — с другой, кризис которых не в последнюю очередь обусловлен устаревшими подходами к психике.

История проблемы

Проблема материи и сознания, а в более узком (прикладном) плане — взаимоотношений и взаимосвязи головного мозга и психики, на протяжении двух тысячелетий является одной из основных, наиболее загадочных и в целом нерешенных. В данной главе мы не будет апеллировать к идеям выдающихся философов, а ограничимся только прикладным (медико-психологическим) аспектом проблемы.

Еще до Гиппократа была сформулирована (не вызывающая возражений) идея о том, что психические явления тесно связаны с работой мозга, но затем Гиппократ модифицирует эту идею, и на все последующие века постулирует, что вместилищем всех психических процессов является головной мозг. Далее будет показано, что различие этих двух формулировок, которое не всегда замечается, является принципиальным. Несмотря на огромный прогресс исследований в этой сфере, гипотеза Гиппократа на протяжении двух тысячелетий остается основной и главенствующей как в физиологии, так и в психиатрии и психологии. Исключение составляют разве что некоторые модальности психотерапии, где психика рассматривается как эпифеномен.

Прежде чем перейти к последнему тезису (об эпифеномене) напомним некоторые ключевые этапы в формировании современных научных представлений. На стыке психологии и физиологии благодаря теориям[1] И. М. Сеченова[2] и И. П. Павлова[3] сформировались две новые области знания: физиология высшей нервной деятельности (ВИД) и психофизиология. Нужно отметить, что эти две сферы знания после почти вековых попыток объяснения всей психической деятельности на основе реакций возбуждения и торможения, рефлекторной деятельности, электрической активности мозга и биохимических реакций ограничили область своих интересов (за исключением единичных авторов) изучением мозговых структур, на основе которых реализуется психическая деятельность. Подчеркнем еще раз — не структур психики, как считалось ранее, а структур, на основе которых реализуется психическая деятельность.

Однако в психиатрии и психофармакологии, по сути, все подходы к психопатологии до настоящего времени базируются на ортодоксальной теории ВИД, которая по-прежнему во многом идентифицирует психику, мозговые структуры и механизмы, напрямую апеллируя к анатомическому строению нервной системы, локализации функций в коре головного мозга, проводящим путям и биохимическим реакциям, связанным с нейромедиаторами. И на это были свои исторические (методологические и идеологические) причины.

Идеи Гиппократа получили дальнейшее развитие и авторитетные обоснования в работах автора идеи рефлекса Рене Декарта (1596— 1659), который писал: «Я анатомирую сейчас головы разных животных, чтобы объяснить, в чем состоит воображение, память и прочее» [9:72]. Этим же (анатомическим и — позднее — физиологическим) путем поисков психики пошли затем другие выдающиеся ученые: Поль Брока (1824—1880) и Карл Вернике (1848—1905), открывшие нервные центры речи; И. М. Сеченов (1829—1905), который выдвинул идею о «полной машинности мозга» и пытался объяснить психическую деятельность реакциями возбуждения и торможения в тканях мозга[4]; И. П. Павлов (1849—1936), который разработав учение о рефлексах и высшей нервной деятельности, считал, что в рефлексе объединяются физиологическое и психическое, а ВНД рассматривал как эквивалент психической деятельности[5]. Этим же путем пошли современные ученые, обосновывающие психическую деятельность в норме и патологии на основе обмена нейромедиаторов в синаптической щели.

В соответствии с духом времени и сверхпопулярных идей примитивного материализма их всех объединяла — а некоторых продолжает объединять — одна и та же идея — найти материальные основы психической деятельности. В течение двух последних столетий психику искали в извилинах мозга, в коре головного мозга, в желудочках мозга, в подкорковых образованиях, в электрической, волновой и квантовой активности мозга, и, наконец: «О чудо! Ее нашли в синаптической щели!».

Нужно особо отметить, что главенствующие на тот или иной период гипотезы о структурах психики тут же определяли методы терапии психических расстройств. Анатомический подход к «структурам психики» стимулировал идеи лоботомии и рассечения мозолистого тела мозга; идея электрической активности вызвала тысячи экспериментов с электрошоком; новейшие (по историческим меркам) биохимические теории вызвали появление новой отрасли химической индустрии — психофармакологии, главной «мишенью» которой является синаптическая щель. В итоге вся современная терапия психических расстройств осуществляется преимущественно с применением психофармакологии, которая направлена на коррекцию обмена нейромедиаторов в синаптической щели и, таким образом, якобы на психику. Но вопрос о том, приводят ли эти «самые современные» методы терапии к выздоровлению пациентов, остается открытым, ибо даже разработчики этих методов указывают на 20—40 % плацебо-эффекта, а в побочных эффектах большинства психофармакологических средств упоминается вся психопатология, интеллектуальное снижение и эмоциональное уплощение, а также нарушения репродуктивной функции, повреждение печени, почек, гормональные нарушения и т. д.

  • [1] Критический пересмотр этих теорий — см. Решетников М. М. Психическое расстройство. Лекции. — СПб.: Восточно-Европейский Институт Психоанализа, 2008. —С. 101—149.; второе издание: Решетников М. М. История психопатологии. Лекции., 2016. — С. 101—149.
  • [2] Сеченов И. М. Рефлексы головного мозга. — М.: ACT, 2015.
  • [3] Павлов И. П. Физиология и психология при изучении высшей нервной деятельности животных // В кн. Полное собрание сочинений, 1951. — Т. III, кн. 1, с. 323—340.
  • [4] Сеченов И. М. Указ. соч.
  • [5] Данилова Н. Н., Крылова А. Л. Физиология высшей нервной деятельности. —Ростов н/Д: Феникс, 2005. — 478 с.; Павлов И. П. Указ, соч., с. 323—340.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >