Пределы применения норм права

Пределы по времени применения

I. Относительно того, как долго должна действовать в будущем каждая норма права, можно установить два общих правила:

  • 1) Каждая норма действует до тех пор, пока не истечет тот срок, который в ней самой назначен для ее применения, или пока не исчезнут те условия, при наличности которых она должна применяться. Иногда норма вводится, например, как временный закон, регулирующий какое-либо переходное состояние жизни1. Это норма теряет свое значение и должна перестать применяться, лишь только переходное состояние, вызвавшее ее появление, уничтожится.
  • 2) Если таких условий нет налицо, то норма права действует, пока она не будет отменена другою нормою права[1] [2].

II. Каково действие вновь издаваемого закона на прошедшее время, т. е. имеет ли закон обратное действие? Существует общее правило, что нормы права должны проявлять свою силу и действовать лишь на те отношения, которые возникнут в будущем, после их издания, но ни в каком случае не должны распространяться на отношения, сложившиеся в прошедшем, т. е. до их издания. Это положение передается известным афоризмом “закон обратного действия не имеет” (“lex ad praeteritum non valet”, или “leges ad praeteritum non sunt trahendae”)[3].

Согласно этому правилу, старый закон по его отмене новым продолжает применяться только ко вполне сложившимся до его уничтожения отношениям. Если фактический состав их уже завершился до издания нового закона, то они продолжают обсуждаться согласно той норме, при господстве которой они возникли. Сообразно этой норме решается вопрос, имеет ли известный фактический состав юридические последствия и, если имеет, то какие именно; и это решение остается неизменным по издании новой нормы права. Что же касается простых ожиданий или возможностей, которые возникали на основании старого закона, то с ними право не считается, и, если они оказываются неосуществимыми по новому закону, они теряют всякое юридическое значение.

Поясним это примерами: 1) Кто-либо (А) знал, что по старому закону он является ближайшим наследником ad intestato после какого-нибудь другого лица В; но, пока еще не умер предполагаемый наследодатель В, издается другой закон, по которому первое лицо — А — уже не является ближайшим законным наследником по отношению к В; новый закон уничтожает те ожидания, которые возникали для А на основании старого закона. 2) Лицо известной национальности знает, что согласно действующему праву оно может приобретать земельную собственность в известной местности государства; затем появляется новый закон, лишающий лицо этой национальности такого права, и уничтожает эту возможность, существовавшую по старому праву.

Таково общее правило о действии закона по отношению к фактам прошедшего времени. Но оно допускает исключения, и притом очень существенные.

  • 1) Законодатель может прямо указать в тексте закона, что новая норма, издаваемая им, распространяется и на известные отношения, уже сложившиеся в прежнее время и даже вызвавшие известные юридические последствия.
  • 2) Это предписание может и не быть выражено открыто в самых словах закона, но может вытекать из толкования закона, как необходимое последствие всего содержания этого закона. Дело в том, что есть реформы морального и экономического характера, которых нельзя провести, не распространив действия проводящих эти реформы законов на прошедшее время. Так, например, отмена рабства или крепостного права не может быть совершена, если не будет предписано, что все уже сложившиеся в прежнее время отношения, основанные на рабской и крепостной зависимости, должны потерять свою силу. Если бы в этих случаях было издано предписание, распространяющее свою силу только на будущее время, т. е. запрещающее только возникновение новых отношений такого рода, то такая мера не достигла бы соей цели. Возьмем другой пример: в стране существуют известные земельные повинности, устанавливаемые на вечные времена или на очень продолжительное время. Издается закон, уничтожающий такого рода повинности, например, ввиду вредных экономических последствий, к которым приводит их существование. Если мы будем толковать это предписание в том смысле, что такие повинности не должны устанавливаться только впредь, то мы можем лишить законодательную меру значения: закон, отменяющий земельные повинности, может быть издан в такое время, когда вновь такие повинности уже не возникают, так как исчезли жизненные условия, приводившие к их установлению, но сохраняются прежде возникшие повинности, и с ними именно борется законодатель. В некоторых случаях лишение закона обратной силы привело бы к слишком большой путанице отношений в обороте. Так, например, если закон вводит ограничение виндикации движимых вещей, то он должен быть применяем ко всякой собственности на движимые вещи; иначе пришлось бы в каждом конкретном случае производить на суде исследование, возникло ли право собственности на движимую вещь до издания нового закона или же после него.

Таким образом, очень часто из самого содержания закона следует, что он должен иметь обратную силу.

Возможны и обратные явления. Иногда сфера применения нового закона должна быть гораздо уже, чем это предполагает общее правило: он не только не должен иметь обратного действия по отношению к тем юридическим отношениям, которые вполне завершились до его издания, но даже не разрушает тех ожиданий и возможностей, которые опираются на старый закон.

Из всего сказанного следует, что для решения вопроса о том, имеет ли закон обратное действие или нет, и если имеет, то в каком объеме, требуется истолкование каждого отдельного закона в частности.

Если даже закон присваивает себе обратную силу, то она может быть двух видов. Большею частью, даже если закон имеет обратную силу, то он не применяется к тем отношениям, которые уже окончательно разрешены судом или покончены компромиссом сторон по старому закону, а также к тем отношениям, которые находятся во второй или третьей судебной инстанции (задача второй или третьей инстанции сводится только к проверке того, правильно ли решено дело в первой инстанции). Но иногда закон с обратной силой распространяется и на те дела, которые проходят во время его издания вторую или третью инстанции. Это бывает в случае аутентического толкования старого закона. Если законодатель дает аутентическое толкование (см. о нем выше § 7), то он имеет в виду, что это толкование будет применяться ко всем делам, которые еще не получили окончательного разрешения, ибо по намерению законодателя новая норма не вносит ничего нового по существу, но она должна лишь установить правильный смысл той нормы права, при которой возникло рассматриваемое правоотношение.

  • [1] Напр., положение о временнообязанных крестьянах в России.
  • [2] Специальный вопрос: если отменяется общее правило, то отменяются ли существовавшие из него исключения? Если общее правило просто отменяется, то исключения сами делаются общим правилом. Если же общее правило заменяется другим общимправилом, т. е. изменяется по содержанию, то делом толкования является выяснениевопроса, остались ли в силе исключения. В случае сомнения исключения остаютсяв силе. См.: Windscheid. Pand., I, § 31.
  • [3] L. 7 С. I, 14. Leges et constitutiones futuris certum est dare forman negotiis, non ad factapraeterita revocari nisi nominatim etiam de praeterito tempore adhuc pendentibus negotiiscautum est. Cic. in Verrem II, 1, 42. De jure civili si quis novi quid instituit, is omnia quae anteacta sunt rata esse patitur.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >