Вещи как объекты юридических отношений. Вещи, стоящие в обороте и вне его

Правоспособность и оборотоспособность вещей

I. Все вещи могут служить удовлетворению человеческих потребностей. Они являются предметом юридически защищенного господства одного или нескольких определенных лиц, физических или юридических. Вещи находятся в чьей-либо собственности, владении или подлежат правам на чужую вещь. Однако существуют вещи, которые также служат средством удовлетворения потребностей, но не признаются способными стоять под исключительным частноправовым господством отдельных лиц. Эти вещи не могут быть объектами права собственности и потому называются неправоспособными вещами. Но это положение не равносильно признанию их беззащитными юридически. Право охраняет эти вещи от посягательств со стороны неуправомоченных лиц, поскольку это необходимо для обеспечения тех целей, которым служат эти вещи. Такое положение можно характеризовать как юридическую связанность вещей, которой не соответствует ничье субъективное гражданское право. Некоторые из этих вещей служат общему пользованию всех членов известного союза, другие — нет. Для некоторых неправоспособность возникает по естественным причинам, для других — в силу особых постановлений, вызванных соображениями целесообразности.

II. От неправоспособности вещи следует отличать неспособность вещей к обороту. Есть вещи, которые могут стоять в гражданско-правовом обладании определенных лиц, но особенностям которых не соответствовала бы возможность совершать известные гражданско-правовые сделки и распоряжения по поводу их. Ввиду этого право не допускает некоторых сделок и распоряжений относительно таких вещей, делает их до известной степени неспособными быть предметом гражданского оборота.

Всякая неправоспособная вещь в силу этого уже неспособна быть предметом гражданского оборота, но не наоборот. Поэтому эти два свойства вещей следует различать. Римляне, однако, обозначали их одним термином: res extra commercium, или quarum commercium non est[1]. Следуя им, большинство современных цивилистов тоже не делает установленного нами различия и не употребляет термина “правоспособность вещей”1.

III. Неправоспособные вещи не имеют собственника; они — res nullius. Такими являются и правоспособные вещи, пока они лишены обладателя. Разница состоит в том, что неправоспособная res nullius уже юридически связана, а правоспособная res nullius во всякое время может перейти в чью-либо собственность.

  • [1] L. 4 D. 18, 1, Pompon. 9 Sab. Et Liberi hominis et loci sacri et religiosi, qui haberi nonpotest, emtio intellegitur, si ab ignorante emitur. L. 6 pr. D. eod. Idem. Sed. Celsus filius aithominem liberum scientem te emere non posse nec cujuscumque rei, si scias alienationemO
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >