Положение и форма желудка.

Вторым моментом, который мы можем определять при рентгеновском исследовании желудка, является положение и форма его, тесно связанные друг с другом. Различают две типичные формы: форму крючка и форму рога (рис. III. 9, III. 10). Желудок крючковидной формы встречается в большинстве случаев, формы рога — значительно реже. Крючковидный желудок характеризуется тем, что в нем мы можем различать две части: нисходящую и восходящую. Роговидный желудок не имеет восходящей части и располагается почти поперечно в отличие от вертикального положения крючковидного желудка. Конечно, в жизни мы часто встречаем переходные формы, приближающиеся к той или другой типичной форме. Что касается положения желудка, то оно определяется, с одной стороны, самим желудком, а с другой — влиянием окружающих органов. Строение костной системы позвоночника и положение диафрагмы в значительной степени влияют на положение желудка. Чрезвычайно демонстративно влияние кишечника на положение желудка, если стенки первого вздуты газами. Мы наблюдали, как у одного и того же больного при двух рентгеновских исследованиях было отмечено неодинаковое положение желудка, что объясняется зависимостью последнего от состояния кишечника, особенно при метеоризме (вздутием и газами). Не подлежит сомнению, что всякая причина, обусловливающая изменение вну- трибрюшного давления, может влиять на положение желудка; так, скопление асцитической жидкости, внежелудочные опухоли, беременность и пр. могут изменить типичное положение желудка. Наконец, положение желудка находится в зависимости от собственного тонуса, который может сильно вариировать в зависимости от многих причин. Таким образом, желудочный тонус, форма и положение желудка — величины, изменяющиеся в зависимости от многих моментов.

Крючковидный желудок

Рис. 111.9. Крючковидный желудок

Роговидный желудок

Рис. 111.10. Роговидный желудок

При рентгеновском исследовании мы можем отчасти судить о сильных степенях изменения секреции желудка. При так называемой гиперсекреции мы наблюдаем значительные расширения промежуточного слоя, т. е. слоя между газовым пузырем и бариевой взвесью. Конечно, необходимо в таких случаях исключить слишком быстрое оседание бариевой взвеси, а равным образом быть уверенным в том, что больной не пил воду после приема бариевой взвеси. Попутно с учетом секреции под экраном, произведя пальпацию желудка, мы определяем его подвижность пассивную и, заставляя больного втягивать живот (менять напряжение брюшного пресса), определяем активную подвижность желудка. При наличии сращений оба вида подвижности бывают резко изменены. Наиболее наглядно перигастрические сращения могут быть выявлены при помощи пневмоперитонеума (т. е. вдувания газа в брюшную полость и последующего рентгеновского исследования).

Еще недавно принято было говорить о твердых цифрах, по которым можно судить об ускоренной или замедленной эвакуации желудка. В настоящее время это положение оказалось в значительной степени поколебленным. Установлено, что эвакуация желудка у одного и того же субъекта является величиной переменной, находящейся в зависимости от многих причин. Существуют новые работы о влиянии состава, консистенции и температуры контрастной массы на скорость эвакуации желудка. В настоящее время представляется возможным в грубых чертах говорить о понижении эвакуации, если еще через шесть часов после приема бариевой взвеси мы имеем более одной трети желудочного содержимого. Практически, если после повторной атропинизации мы устанавливаем задержку бария в желудке на срок свыше шести часов, это (конечно, наряду с другими клиническими явлениями) дает нам право говорить об органическом поражении желудка, вызывающем механическое препятствие для своевременного опорожнения его (хронические язвы, рубцующийся рак, перигастрит после перехода воспалительного процесса с окружающих органов).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >