Влияние травматического опыта на участников военных конфликтов и специфика их психореабилитации

Военно-травматический стресс является одной из разновидностей посттравматического стрессового расстройства. Он возникает у участников боевых действий. Боевой стресс, сыграв свою положительную роль в сохранении целостности организма и личности воина в экстремальных условиях, выступает причиной последующей дезадаптации участников боевых событий. По существу именно стрессовые приспособительные трансформации за пределами жизнеопасной ситуации оказываются негативными, дезадаптивными и образуют осевую симптоматику боевых стрессовых расстройств (Программа коррекционной работы с дезадаптированными военнослужащими / авторы-сост. Серов А. С., Жуков А. Н., Скоробогач Л. В., 2003)

Н. В. Якушин отмечает, что «...именно травматический стресс, возникший во время военных действий, является одним из главных внутренних барьеров на пути адаптации к мирной жизни. Травматический опыт, запечатленный в психике ветерана, держит его в состоянии внутренней войны» (Якушин Н. В., 1996. С. 65). Соловьев И. отмечает: «Возвращаясь к обычной мирной жизни, человек, зачастую остается адаптированным к боевой ситуации. Образно это можно представить в виде сильно сжатой пружины, которая не имела возможности выполнить действие своим полным разжатием, так как после частичной своей работы, она снова и снова сжималась» (Соловьева С. Л., 2003).

Психологическая реабилитация в боевой обстановке предполагает сохранение боеготовности военнослужащих, и избежание ими ПТСР впоследствии. Экспресс-методикой, позволяющей выявлять лиц в зоне боевых действий, нуждающихся в поддержке, может служить классификационная сетка, предложенная Ю. А. Александровским (Александровский Ю. А., 1991, С. 96).

Психологическая реабилитация участников боевых действий, ветеранов войн предполагает работу с посттравматическими стрессовыми нарушениями.

Посттравматическое стрессовое расстройство накладывает существенный отпечаток на психику военнослужащего, что приводит к укорочению жизненной перспективы, постоянную активизацию боевого стресса; влечет за собой личностные изменения, является не только личной проблемой военнослужащего, но и общественным вопросом, так как, во многом, его проявления порождаются общественным мнением и отношением мирного населения к ведению боевых действий в зонах локальных конфликтов (Булыко В. И., Рустанович А. В., 1996. С. 14—17).

Основными проблемами участников боевых действий являются (Никонов В. П., Козловский И. И., 1995. С. 9А—103):

  • — приступы страха и тревоги, агрессивность и подозрительность, эмоциональная напряженность и эмоциональная обособленность, повышенная раздражительность, беспричинные вспышки гнева;
  • — неустойчивость психики, при которой даже самые незначительные потери, трудности толкают человека на самоубийство;
  • — чувство вины за то, что остался жив; идентификация себя с убитыми; попытка найти ответ на вопрос, почему погибли твои друзья, а не ты;
  • — повторяющиеся яркие «боевые» сны и ночные кошмары; навязчивые воспоминания о психотравмирующих событиях, сопровождающиеся тяжелыми переживаниями, внезапные всплески эмоций с «возвращением» к психотравмирующей ситуации;
  • — состояние пессимизма, ощущение заброшенности; недоверие; неспособность говорить о войне; потеря смысла жизни; неуверенность в своих силах;
  • — ощущение нереальности того, что происходило на войне; чувство, что «я погиб на войне»; ощущение невозможности влиять на ход событий;
  • — неспособность быть открытым в общении с другими людьми; тревожность; потребность иметь при себе оружие; демонстративность поведения;
  • — неприятие ветеранов других войн; негативное отношение к представителям власти; желание выместить на ком-либо злость за то, что был послан на войну, и за все, что там происходило;
  • — склонность участвовать в опасных «приключениях»; конфликтность в семье, с родственниками, коллегами по работе, злоупотребление алкоголем и наркотиками;

Выделяются следующие психологические симптомы посттравматических стрессовых нарушений у ветеранов войны (Колодзин, 1992):

  • сверхбдительность; человек пристально следит за всем, что происходит вокруг, словно ему постоянно угрожает опасность; на самом деле, главная опасность исходит от того что нежелательные травматические впечатления, обладающие разрушительной силой, могут прорваться в сознание;
  • преувеличенное реагирование; при малейшей неожиданности человек делает стремительные движения (бросается на землю при звуке низко пролетающего вертолета, резко оборачивается и принимает боевую позу, когда кто-то приближается к нему из-за спины), внезапно вздрагивает, бросается бежать, громко кричит и т. д.;
  • притупленность эмоций; иногда ветеран полностью или частично теряет способность к эмоциональным проявлениям; ему трудно устанавливать близкие и дружеские связи с окружающими, недоступны радость, любовь, творческий подъем, дух игры и спонтанность;
  • агрессивность; стремление решать проблемы с помощью грубой силы; хотя, как правило, это касается физического силового воздействия, но встречается также психическая, эмоциональная и вербальная агрессивность, т. е. человек склонен применять силовое давление на окружающих всякий раз, когда хочет добиться своего;
  • нарушения памяти и концентрации внимания; ветеран испытывает трудности, когда требуется сосредоточиться или что-то вспомнить, по крайней мере, в определенных обстоятельствах; в иные моменты концентрация может быть великолепной, но стоит появиться какому- либо стрессовому фактору, как человек теряет способность сосредоточиться;
  • депрессия; в состоянии посттравматического стресса депрессия усиливается, доходя до отчаяния, когда кажется, что все бессмысленно и бесполезно; ей сопутствуют нервное истощение, апатия и негативное отношение к жизни;
  • общая тревожность, проявляется на физиологическом уровне (ломота в спине, спазмы желудка, головные боли), в психической сфере (постоянное беспокойство и озабоченность, «параноидальные» явления — например, необоснованная боязнь преследования), в эмоциональных переживаниях (постоянное чувство страха, неуверенность в себе, комплекс вины);
  • приступы ярости; не приливы умеренного гнева, а именно взрывы ярости; многие ветераны сообщают, что такие приступы чаще возникают под действием наркотических веществ и особенно алкоголя;
  • злоупотребление наркотическими и лекарственными веществами, в попытке снизить интенсивность посттравматических симптомов многие ветераны начинают злоупотреблять табаком, алкоголем и (в меньшей степени) другими наркотическими веществами;
  • непрошеные воспоминания, наяву они появляются в тех случаях, когда окружающая обстановка чем-то напоминает случившееся «в то время», посттравматические «непрошеные воспоминания» сопровождаются сильными чувствами тревоги и страха; непрошеные воспоминания, приходящие во сне, сопровождаются ночными кошмарами;
  • галлюцинаторные переживания, это особая разновидность непрошеных воспоминаний о травмирующих событиях — с той разницей, что при галлюцинаторном переживании воспоминание о случившемся настолько ярко, что события текущего момента как бы отходят на второй план и кажутся менее реальными;
  • проблемы со сном; регулярное недосыпание, приводящее к крайнему нервному истощению, дополняет картину симптомов посттравматического стресса;
  • мысли о самоубийстве; когда жизнь представляется более пугающей и болезненной, чем смерть, мысль покончить со всеми страданиями может показаться заманчивой; все те, кто нашел в себе силы жить, пришли к выводу: нужно желание и упорство — и со временем появляются более светлые перспективы;
  • — «вина выжившего»; многие жертвы ПТСР готовы на что угодно, лишь бы избежать напоминания о трагедии, о гибели товарищей; сильное чувство вины иногда провоцирует приступы самоуничижительного поведения.

Психологическая реабилитации участников вооруженных конфликтов с ПТРС включает в себя (Т.Мещенина, О. Пашилова, 2003. С. 61):

  • — первичное психодиагностическое обследование; основная задача этого этапа заключается в определении психоэмоционального состояния и индивидуально-психологических особенностей воинов;
  • — индивидуальная программа психологической реабилитации пациента составляется на основе анализа полученных в ходе диагностики данных с целью наиболее эффективной реализации реабилитационного потенциала пациента, с учетом его индивидуальных личностных особенностей и запроса;
  • — психокоррекционная работа (групповая и индивидуальная) строится и проводится в соответствии с диагностическими исследованиями; в психокоррекционной работе можно выделить несколько направлений: формирование навыков саморегуляции, коррекция индивидуальных психологических свойств личности и развитие высших психических функций и способностей, а также личностный рост и развитие коммуникативных способностей.

Психологическая реабилитация участников вооруженных конфликтов направлена на интеграцию опыта военнослужащего, самопринятие, развитие самосознания, формирование новых мотивов самоактуализации и творчества, поиск «самого себя». Психологическая реабилитация дает возможность повысить адаптивность, избежать асоциального поведения, снять невротические симптомы военнослужащих. Для успешной работы с военнослужащими с ПТСР необходимо обеспечить атмосферу открытости, свободы высказываний и переживаний, сочувствие, отсутствие оценки (Бек А., 1999, С. 142—167). Психологическая реабилитация направлена не столько на снятие симптоматики или поиск причин неблагополучия, сколько «в будущее», на личностный рост военнослужащего, развитие его «Я-концепции», самосознания, формирование новых смыслов жизни (http://www.positum.ru; Бабенко А. В., Домашенко Л. Н., 2000, С. 24).

Методы оказания психологической и психотерапевтической помощи участникам вооруженных конфликтов:

  • — групповая терапия — наиболее часто используемый вид терапии, но при необходимости она проводится в сочетании с разными видами индивидуальной терапии; будет уместен дебрифинг;
  • — тренинг по психофизиологической и социальной реадаптации участников военных действий;
  • — тренинг структурной интеграции — снижение тревожности, напряжения и агрессии, преодоление беспорядочности действий и суждений, когда чувства, мысли и поведение не совпадают (ритмо-двигательная терапия);
  • — методы психотерапии эмоциональных травм с помощью движения глаз (ДПДГ);
  • — методы гештальт-терапии;
  • — методы когнитивно-поведенческая психотерапии;
  • — методы символ-драмы (метод кататимного переживания образов);
  • — методы семейная психотерапия;
  • — методы нейролингвистического программирования.

В основу психокоррекционных мероприятий с ранеными могут быть положены следующие техники: суггестивная терапия, рациональная психотерапия, гетеро- и ауторелаксационные техники, психологическое консультирование, психоанализ, трансактный анализ, психодрама и другие. Проведение мероприятий по социально-психологической реабилитации раненых не должно ограничиваться текущими задачами: восстановить его здоровье и психику. Система мероприятий только тогда может стать целостной и законченной, когда раненые получат уверенность в завтрашнем дне, которая может базироваться на возможности дальнейшего обучения и трудоустройства. Необходимо создать системы обучения раненых основам компьютерной грамотности. Существенную роль в психологической и духовной реабилитации необходимо отводить мероприятиям, проводимым совместно с Православной церковью. Организовывать встречи с представителями православных храмов — священников и делегаций от общин, которые проводят как групповые мероприятия (молитвы, беседы, освящения, концерты — песнопения), так и индивидуальные (крещение, причащение, исповеди и т. п.) с ранеными (Абдурахманов Р. А., 1992. С. 131134). На этом этапе психореабилитации раненных участников военных действий могут подключаться работники помощи.

Рекомендации для непрофессиональных помощников, оказывающих помощь в социальной и психологической реабилитации участников вооруженных конфликтов (Тарабрина Н. В., Лазебная Е. О., 1992; Тарабрина Н. В., Лазебная Е. О., Зеленова М. Е. и др., 1997. С. 254—262;

Тарабрина Н. В., 2001, 2009)

  • — оценить потребности в программах социально-психологического сопровождения участников вооруженных конфликтов и включаться в работу органов местного самоуправления по решению вопросов местного значения, связанных с социальной и психологической адаптацией военнослужащих;
  • — повышать доверие между участниками вооруженных конфликтов и органами власти, которые занимаются обеспечением безопасности и выработкой мер реализации политики социальной адаптации в регионах;
  • — вовлекать военнослужащих в организацию и проведение спортивных, музыкальных и иных творческих мероприятий для молодежи;
  • — организовывать площадки для общения и встреч по интересам бывших военнослужащих с опорой на новые социальные и информационно-коммуникационные технологии.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >