Благотворительная деятельность христианской церкви

Как уже было отмечено, с распространением религиозных принципов помощи, с утверждением христианского образа жизни формируется христианская благотворительная практика. Став официальной государственной религией, церковь приобретает общественный статус, капитал, земельные участки, часть государственных налогов. В итоге она обретает финансовую и политическую самостоятельность. Среди всех функций, которые церковь выполняла в европейском обществе (религиозная, политическая, хозяйственная, социальная, военная, культурно-просветительная), функция помощи была наиболее заметной.

Духовенство было обязано совершать обряды, украшать храмы и содержать нищих. Постепенно церковь использует милосердные принципы жизни для сохранения социального мира и сглаживания социальных противоречий. Ценным является то, что апелляция к милосердию существовала не только на уровне проповеди, но и в реальной практической деятельности. Прежде всего, через распространение милостыни, а также путем создания отдельных убежищ для нуждающихся. Одни из самых ранних и известных — убежища для престарелых, госпиталь, странноприимный дом, богадельня для слабых, увечных и сирот, открытые в IV в. н. э. в Малой Азии святым Василием Кесарийским. Например, богатые христиане как частные лица устраивают учреждения помощи. Известно, что в Константинополе были построены ксенодохии (странноприимные дома) Евбула, носокомии (больницы) Симеона Странноприимца. Помимо заведений такого профиля, существовали приюты для сирот (бретоторофии), для престарелых (герон- токомии). Их организация, финансирование осуществлялись непосредственно церковью. Источником для существования этих учреждений стали как частные пожертвования, так и церковные доходы. Будучи крупнейшим собственником, церковь открывает специальные учреждения помощи отдельным категориям нуждающихся.

Наиболее активными участниками этого процесса становятся средневековые монашеские ордена — сообщества людей, добровольно обрекающих себя на безбрачие и отречение от всех благ мира, подчиняющихся уставу и имеющих своей целью служение идеалам, достижимым лишь путем самоотречения и удаления от мира. Как особое учреждение, христианское монашество появилось в IV в. н. э. В VI в. происходят изменения в монастырских уставах, которые закрепляют основные обеты: нестяжание, целомудрие, повиновение и постоянство; значительное место было отведено также физическому труду и чтению.

В XI—XIII вв. монашеские ордена разделились на традиционные и обновленные. К первой группе относят ордена бенедиктинцев, доминиканцев, кармелитов, которые занимались в основном служением Богу молитвой, проповедью, соблюдением обетов. Вторую группу составили ордена тамплиеров, антонинов, иоаннитов, которые занимались практической деятельностью по уходу за больными. В целом католические ордена, по мнению В. Карсавина[1], имели «специализацию» — оказание помощи отдельным категориям. Так, иоанниты и лазаристы поддерживали больных, беггарды и алексиане — умирающих, трентории специализировались на выкупе пленных и т. д. Таким образом, благотворительная деятельность, осуществляемая церковью, формировала содержание и форму адресной помощи.

В средние века церковь осуществляет функцию укрепления социального мира, в первую очередь, через взывание к милосердию. Это сочувствие к низшим слоям и осуждение их притеснителей в значительной степени проистекали из социального учения церкви, которая формально провозносила бедность, считая ее идеальным состоянием. Именно в бедняках она видела «Божьих избранников», а их состояние считалось моральной компенсацией за земные невзгоды. О прекращении бедности и не помышлялось. В бедняках в то время видели не столько несчастных, сколько спасителей богатых. Одновременно нищета возводились в ранг достоинства, бедность не осознавалась как социальная проблема, которую общество должно было решить.

Церковь считала обязанной себя по велению Божьему защищать бедняков, вдов и сирот. Это проявлялось в решениях соборов — вселенских и поместных. Так, постановления Эльвирского собора 306 г. и Антиохийского собора 341 г. дали право епископам распоряжаться имуществом церкви по своему усмотрению на нужды благотворительности. В результате этих и других постановлений до четверти церковных доходов употреблялось на культовые и благотворительные цели. Клиентами благотворительности в тот период становятся и сами служители церкви (в 799 г. Карл Великий издает указ о помощи дворянства бедным епископам и аббатам).

Милостыня преследовала целью своей не помощь нищему, а помощь нищелюбцу, подающему милостыню. Сложились определенные правила подачи милостыни:

  • — ценна только непосредственная милостыня, подаваемая из рук в руки;
  • — милостыню следует подавать тайком, мимоходом;
  • — важна «слепая» милостыня, без выяснения причин просителя;

— нищий должен знать имя нищелюбца, чтобы помолиться за него в церкви.

Идеализация бедности стала одной из составляющих социальной программы христианской церкви, и эта позиция становилась основой для развития отшельничества и появления так называемых нищенских монашеских орденов. Особый размах отшельничество приобретает в XI—XII вв. Отшельник, не связанный уставом и церковной организацией, оказывался в глазах общества наиболее близко стоявшим к идеалу свободной религиозной жизни, он был не только идеалом праведности, но и выразителем своеобразного бунта против цивилизованного мира. Нищенские ордена, возводившие бедность в идеал, стали особенно популярны во второй половине XIII в., когда возникло движение блюстителей нищенства (спиритуалов), а папа Бонифаций VIII разослал всем епископам приказ заставить нищенствующих бродяг или отшельников либо изменить свой образ жизни, либо вступить в какой-нибудь признанный монашеский орден. Таким образом, желание искупить грехи обретало самые различные формы — от идеализации бедности до добровольного нищенства.

Активная благотворительная деятельность церкви способствовала решению социальных проблем Средневековой Европы, таких как голод, эпидемии. Страх голода, свойственный человеку, объясняет то, что практически все чудеса святых католической церкви связаны с едой — начиная с манны небесной (например, чудо святого Бенедикта, святого Якова и др.) объектом всех чудес являлся хлеб. Одной из неукоснительных забот церкви становилась обязанность кормить голодающих, одевать их и предоставлять временное прибежище. В каждом крупном аббатстве имелись службы раздачи милостыни и оказания гостеприимства, а также два специальных должностных лица, несших эти послушания.

Голод, недоедание, жалкое состояние медицины способствовали распространению массовых эпидемий: горячки, чумы, проказы. Церковь, с одной стороны, создает систему помощи отвергаемым обществом людям. Она образует специальные ордена, которые реально оказывали помощь. Например, орден госпитальеров в XI в., орден антонитов был создан для борьбы с антониевым огнем; для борьбы с проказой (лепрой) был утвержден орден святого Лазаря (отсюда — лазареты), во главе которого мог быть только человек, больной лепрой. С другой стороны, католическая церковь использует данные категории несчастных для укрепления своих позиций, формируя в обществе специфическую касту людей, живущих милостыней. И если на первоначальном этапе нищий — это человек, преданный идеалам католической церкви, то со временем — это любой бедный, больной, бродячий, живущий подаянием. Такая деятельность вела к новым социальным проблемам экономического, санитарно-медицинского и нравственного характера.

В период позднего феодализма и зарождения раннебуржуазных отношений соотношение между церковью и государством в ведущих европейских странах принципиально меняется. В конце Средних веков церковно-монастырская система благотворительности становится все менее регулируемой, появляются толпы профессиональных нищих. Положение ухудшили эпидемии бубонной чумы, обострившие социальные проблемы. Толпы нищих представляли серьезную опасность для общества. Церковь уже не могла самостоятельно заниматься благотворительностью. Возникла потребность в создании новой системы призрения, законодательно регулируемой государством. Особенно ярко процесс смены ролей в призрении наблюдается в Англии со второй половины XIV в. до начала XVII в. Здесь с ростом влияния и роли государства начинается более активное вмешательство в социальную сферу, в том числе и в сферу благотворительности. В 1390 г. в каждое графство были назначены мировые судьи (охранители мира), осуществлявшие надзор за проведением в жизнь статута рабочих, контролировавших цены на продукты питания на рынках и следивших за единством мер и весов. К началу XVI в. в стране завершилась церковная реформа, и английская церковь была подчинена королевской власти. Высшим церковным органом страны стала Высокая комиссия, в состав которой входили как духовные лица, так и чиновники. Функции комиссии были обширны: от расследования дел, связанных с нарушениями законов о верховенстве королевской власти в церковных делах, до сугубо светских дел о бродягах в Лондоне. Параллельно на протяжении XV—XVI вв. была сформирована также система местных органов самоуправления, находящихся в зависимости от центральных органов власти. Основной местной единицей становится церковный приход, возглавляемый назначенным королем лордом-лейтенантом, который командовал местным ополчением и руководил деятельностью местных мировых судей. Приход представлял низовую самоуправляющуюся единицу, сочетавшую функции местного территориального и церковного управления. Собрание прихожан, плативших налоги, решало вопросы распределения налогов, ремонта дорог и мостов. Оно избирало должностных лиц прихода, а ведение церковных дел в приходе осуществлялось настоятелем прихода, находившимся под контролем мировых судей и, следовательно, органов управления графствами. Именно к местным приходам отошли функции монастырей по поддержке бедных. В связи с секуляризацией церковной земли раздача хлеба нищим прекратилась, но, разрушив старую систему, было необходимо принять меры в области социальной политики. Одновременно в 1601 г. был издан целый ряд законов об общественных налогах в пользу бедных, что позволило концентрировать и распределять милостыню непосредственно в церковных приходах.

Естественно, что активным субъектом помощи в этот период являлся священник, он определял меру, содержание помощи, ее продолжительность. Основываясь на религиозном толковании, священник оказывал милости разного содержания: духовные и телесные. В сферу телесных милостей входило накормить, одеть, посетить в темнице, предать земле, т. е. помощь осуществлялась через институциональные формы, а сам священник выступал в роли помощника. Оказывая милости духовные — уберечь греха, наставить на путь истинный, утешить и т. д., священник в процессе межличностного общения и взаимодействия выступал в роли советчика. Так закладывались основы будущей профессии, где наряду с профессионально-деятельностными функциями важное место стали занимать этические.

Контрольные вопросы

  • 1. Чем отличается теория милосердия от протестантской этики?
  • 2. В чем специфика христианской парадигмы помощи?
  • 3. Какие формы помощи (открытые или закрытые) развивались в благотворительной деятельности католической церкви?

Практические задания

  • 1. Сравните парадигму помощи в католическом классическом варианте и в протестантском. Сделайте вывод о преимуществах и недостатках каждой.
  • 2. На основе текстов Ветхого и Нового Заветов Библии приведите примеры, характеризующие милосердие в христианском понимании.

Темы для докладов

  • 1. Мировые религии как фактор формирования парадигмы помощи.
  • 2. Особенности благотворительной деятельности в восточных религиях.
  • 3. Нищенство как социальная и религиозная проблема.
  • 4. Социальная деятельность средневековых монашеских орденов.
  • 5. Социальная направленность идей М. Лютера.
  • 6. «Охота на ведьм» как проявление кризиса общинного призрения.

Рекомендуемая литература

  • 1. Бэрроуз, Д. Герои и еретики. Политическая история западной мысли / сокр. пер. с англ. И. С. Тихомировой ; ред. и вступ. ст. проф. И. Д. Панцхавы. — М. : Прогресс, 1967.
  • 2. Вебер, М. Протестантская этика и дух капитализма // Избранные произведения. — М. : Прогресс, 1990. — С. 61—207.
  • 3. Гараджа, В. И. Социология религии. — М., 1996. — С. 162—174.
  • 4. Дерябин, П. О христианском милосердии по учению Святых Отцов. — М., 1878.
  • 5. Ионин, Л. Г. Социология культуры : учебник для бакалавриата и магистратуры / Л. Г. Ионин. — 5-е изд., испр. и доп., 2018.
  • 6. История социальной работы в России : учеб, пособие. — М. : Изд-во МГСУ «Союз», 1998. — Т. VI. — С. 65—71.
  • 7. Кравченко, А. И. Социология Макса Вебера: труд и экономика. — М., 1997. — С. 110—121.
  • 8. Кураев, А. Традиция. Догмат. Обряд. — М., 1995.
  • 9. Ренан, Э. Жизнь Иисуса. — М., 1991.
  • 10. Ярская-Смирнова, Е. Профессиональная этика социальной работы : учебник. — М. : Ключ-С, 1998. — С. 25—28.

  • [1] Карсавин Л. П. Культура средних веков. Киев, 1995.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >