Лекция 4. СОЦИАЛЬНАЯ ПРАКТИКА ЭПОХИ БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ РЕВОЛЮЦИЙ

Развитие социального законодательства в эпоху буржуазно-демократических преобразований.

Особенности массовой социальной практики.

Гуманистические идеи как предпосылки теории социальной работы.

Основные понятия: буржуазно-демократические революции, капиталистические отношения, либерализм, социальный вопрос, социалисты-утописты, Элъберфелъдская система.

Развитие социального законодательства в эпоху буржуазно-демократических преобразований

Эпоха буржуазно-демократических преобразований привнесла много принципиально нового в развитие парадигмы помощи: меняются принципы оказания помощи; постепенное укрепление государственной власти создавало условия для перехода вопросов социального обеспечения из-под ведения церкви в сферу государственного управления; одновременно создается новое представление о роли неимущего в обществе. В течение XVI в. европейское общество постепенно взяло под контроль проблемы венерических больных, распространения эпидемий (лепры), активизировалась деятельность общества по отношению к категории безумных (к началу XVIII в. Были созданы первые лечебницы для психически нездоровых, правда, они больше напоминали тюрьмы). На протяжении указанного времени произошли серьезные изменения и по отношению к нищенству, в том числе и со стороны самой церкви. Таким образом, положение изгоев общества начинает стремительно меняться. Рационалистические начала, внедрявшиеся в европейскую жизнь, более не приветствовали прежнего снисходительного отношения к нищенству. В новых условиях складываются явления и процессы, ставшие предпосылками научного и профессионального становления социальной работы. Традиционно считается, что началом новой социальной политики стали преобразования 1520—1530-х гг. и в плане административных мер, и в плане практических шагов по организации социальной помощи.

Социальное законодательство начинает развиваться с XVI в. Примерами государственного вмешательства в основы социальной помощи стали эдикты Карла V (1519—1556) 1530 и 1531 гг. В них были четко определены основные принципы социальной реформы. По эдикту 1530 г. местные муниципалитеты должны были вести строжайший контроль за своими нищими и бродягами. В то же время декларировалось, что города должны снабжать продовольствием бедняков и предоставлять им приют, нищенство за пределами своего города запрещалось. Императорский эдикт 1531 г. категорически воспрещал просить милостыню на улицах, в парках, на площадях, близ церквей. В то же время милостыня в пользу прокаженных и заключенных разрешалась. Таким образом, как отмечают К. Кузьмин и Б. Сутырин1, государственные законы соединили два основных принципа: с одной стороны, четко выраженное желание регулировать и контролировать процесс оказания социальной помощи беднякам ради сохранения общественного порядка; с другой стороны, продолжение традиционной христианской благотворительности. Первоначально эдикт 1531 г. предназначался для Фландрии, затем был распространен на Ипр и Моне, а потом и на германские города.

Более жесткими оказались законы, направленные против бродяжничества, принятые французским правительством. Во Франции бродяжничество объявлялось преступлением, требующим применения репрессивных мер, бродяг ссылали на галеры или привлекали к городским общественным работам. Эффект этих законов стал очевиден на примере деятельности парижских госпиталей, которые в начале XVI в. перешли в ведение созданной Королевской службы подаяний. Эти реформы оказались слабо обеспечены с чисто финансовой стороны: бюджеты госпиталей находились в плачевном состоянии и большинство представляли собой дома из одной-двух комнат, в которых размещались пилигримы или бродяги. Вдобавок ко всему, решения светских властей встретили оппозицию со стороны церкви и не имели большого эффекта.

Французские законы против бродяг запретили публичное нищенство и обязали города помогать своим бедным. Законы осуждали не только попрошайничество в общественных местах, но также и тех, кто подавал милостыню бродягам. В 1532 г. Парижский парламент принял решение подвергать нищих аресту и, сковывая цепью попарно, отправлять на принудительные работы на городских стоках. 5 февраля 1533 г. Парижский парламент утвердил серию мер, касавшихся нищих в столице: собранные воедино, эти меры представляли собой программу новой социальной политики. Правда, она была построена на принципе наказания: угроза смертной казни за нищенство отражала общие настроения тех дней. Эта мера входила в противоречие с традиционными принципами благотворительности, указывая также на определенную беспомощность светских властей в реальной организации социальной помощи.

Социальное законодательство этого времени развивается по линии усиления роли органов местного самоуправления в организации помощи. Принцип, что каждый город ответственен за своих бедняков, стал составной частью доктрины помощи. В то же время государство постоянно вмешивалось в действия коммунальных властей и многие решения городов, ориентированные на реформы, опирались на центральные установления. Сочетание же социальной реформы с репрессивными мерами требовало вмешательства со стороны государства, оно же заставляло государство наделять местные власти исключительными полномочиями для проведения программы реформ. Основными направлениями социальной помощи в это время становятся реорганизация госпиталей, институциали- зация помощи беднякам. Практика помощи осуществляется в основном через регистрацию бедняков и организацию общественных работ: зачастую проблемы бедности и рынка труда уже тесно взаимосвязаны, а безработные возводились в ранг бездельников.

Активное развитие социального законодательства происходило в Англии, где с 1531 по 1601 гг. принимаются законы о бедных, с помощью которых английское государство стремилось регулировать процесс обнищания населения, определяло систему мер по государственному контролю за бедностью и пауперизмом, разрабатывало налоговую систему, позволяющую централизовано финансировать программы поддержки бедствующих. По мнению Е. М. Леонард1, можно выделить три основных этапа становления светской системы социальной помощи на основе законодательной деятельности государства в Англии:

  • 1) 1514—1568 гг., когда реформы были инициированы местными властями;
  • 2) 1569—1597 гг., когда центральное законодательство стало играть более важную роль;
  • 3) период после 1597 г., когда проблема стала решаться почти исключительно королевской властью.

Лишь на последней стадии программа перестройки помощи беднякам стала реализовываться успешно и эффективно. Тем не менее, уже в XVI в. появляется множество законов, направленных на борьбу с бродягами, а меры наказания становятся куда более жесткими, чем на континенте. Но параллельно ставились задачи создания общей системы контроля за бедностью и ограничения или запрещения нищенства. Так, эдикт Генриха VIII в 1531 г. обязал охранителей мира в графствах, бейлифов и майоров в городах провести перепись всех бедняков и составить список тех из них, кто не способен работать по старости, болезни или немощи: таковым разрешалось просить милостыню лишь в районе их проживания. Просившие же милостыню без разрешения или не в своем районе, подлежали аресту. Основная часть заботы о бедняках возлагалась на местные приходы. Здоровые нищие подлежали порке, как и те, кто ее подавал. Детей бедняков в возрасте от 5 до 14 лет следовало отдавать для обучения ремеслам. В каждом городе должны быть созданы фонды помощи нуждающимся. Милостыня распределялась централизовано специально назначенными чиновниками из названных фондов. То есть нищенство по закону не запрещалось, оно лишь подвергалось строгому контролю. Эти меры были уточнены в законах о бедняках, принятых в 1597—1598 гг., где предполагалось создание реформаториев и исправительных домов, а также организация госпиталей, приходской помощи для стариков и немощных. Хотя все названные меры фактически не внесли ничего нового в законодательство предыдущих лет, тем не менее они законодательно закрепили предшествующий опыт и представили его в качестве официальной правительственной политики. В 1601 г. новая социальная политика получила окончательное оформление — закон 1601 г. детально определил принципы помощи беднякам и методы финансирования системы социальной защиты посредством специальных налогов.

Сложившаяся к этому времени английская система помощи, закрепленная законодательно, существовала на трех принципах: организованная помощь беднякам, меры по созданию рабочих мест и репрессии против бродяг.

Активизация деятельности государственной социально законодательной политики приходится на конец XVIII — начало XIX вв., когда происходит укоренение принципов капиталистического производства и, соответственно, капиталистического образа жизни. По мере завершения промышленной революции всепоглощающий дух наживы постепенно пропитал все европейское и американское общество, превратив в товар, по свидетельству современников, чувство и мысль, любовь, науку и искусство, все поступки и отношения людей. Действие капиталистического закона спроса и предложения требовало широкого вовлечения в производство вольнонаемного труда, причем первоначально, в первые десятилетия промышленного развития, положение европейского пролетариата оказалось ничем иным, как замаскированным рабством. Масштабы и методы эксплуатации детей, женщин, жилищные экономические условия рабочего класса — все это стало предметом рассмотрения специальных государственных комиссий по изменению социального положения трудящихся. Так, верхняя палата английского парламента сделала красноречивое заключение, проанализировав последствия применения конвейерной потогонной системы: «Едва ли возможно преувеличить это зло! Заработка низших слоев рабочих едва хватает, чтобы хоть как- нибудь просуществовать. Рабочий день так продолжителен, что жизнь рабочего превращается в одну беспрерывную каторгу, жестокую и часто вредящую здоровью»1. Не лучшей была ситуация и в других странах Европы. Так, на рубеже XIX—XX вв. протестантский пастор Гере исследовал условия жизни и труда кустарей Рудных гор в Германии. В частности, он писал: «Нужда, никогда не прекращающаяся нужда — вот естественное последствие жалких условий труда для этого несчастного бедного населения».

В этих условиях в законодательстве европейских стран и США фиксируются вопросы, регламентирующие существование крайне нуждающихся. В 1802 г. в Англии принимают первый фабричный закон об улучшении санитарно-гигиенических условий труда. По итогам десятилетней работы (1830—1840) комиссии Эшли в британском парламенте были приняты акты по запрету ночной работы подростков, по правам фабричных инспекторов (1842); закон о системе отслеживания за рождаемостью и смертностью (1838); закон об устранении санитарных вредностей и санитарных врачах (1848) и др. Аналогичная деятельность наблюдается во Франции, Германии. Среди мероприятий Парижской Коммуны (апрель — июнь 1871) особое место занимали вопросы социальной политики. Здесь и декларативные заявления создания новой «коммунальной республики», и принятие декретов об улучшении условий труда рабочих, и реальные социально-экономические мероприятия по реализации этих декретов.

Неоднозначность социально-законодательных инициатив была очевидна, и это особенно хорошо видно при анализе германского законодательства. С одной стороны, существовала политика репрессий с конца 1880-х гг. О. Бисмарка, с другой — социальное маневрирование, которое привело в итоге к утверждению в Германском гражданском уложении (1896) принципов социальной справедливости и рабочего страхования. К началу XX в. эти принципы стали распространенными для других европейских стран.

Важно, что появляются и законодательно закрепляются положения об ответственности общества не только за нуждающихся в обеспечении (вдовы, дети, старики), но также за трудоспособных безработных. Так, в Швеции принимается ряд законов о бедных, в которых определена ответственность за организацию помощи по территориальному принципу. 1862 г. был принят церковный закон, по которому каждый церковный приход был обязан учредить больницы, дома для своих бедных. А в 1871 г. в законе о призрении бедных уточнялись характер и возможность оказания помощи (например, отсутствие собственных средств и невозможность содержания другими лицами). Таким образом, проводилась граница между возможностью зарабатывать и желанием это делать.

Развитие социального законодательства шло по линии расширения содержания этой деятельности. Изменение уголовного законодательства в XIX—XX вв. было связано с изменением структуры и содержания преступности, одновременно меняются и принципы наказания, среди которых фиксируются и необходимость соответствия наказания закону, и право наказуемого на определенные меры защиты.

В целом законодательная деятельность в социальной сфере заложила нормативно-правовую основу будущей социальной работы: представления о субъектах помощи, их правах и обязанностях.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >