Народничество

В середине XIX в. разночинная интеллигенция, стремящаяся кардинально улучшить жизнь крестьянства сформировала утопическую идеологию и общественное движение — народничество. Выступая за сохранение «Mipa» — крестьянской общины с ее коллективным землевладением, уравнительным землепользованием и традициями самоуправления, народники полагали, что Россия с его помощью сможет миновать буржуазный строй и достичь социализма.

В основе народничества — славянофильские представления «кающихся дворян» о самобытном пути развития России, стремление вернуть долг народу и «русский социализм» А. И. Герцена и Н. Г. Чернышевского. Самые влиятельные идеологи народничества — П. Л. Лавров, М. А. Бакунин, П. Н. Ткачев, а позже — Н. К. Михайловский.

Петр Лавров

В журнале «Неделя» в 1868—1869 гг. появляется серия исторических писем за подписью «Миртов». Потом выяснилось, что их автор философ, социолог и публицист, отставной полковник, бывший профессор артиллерийской академии Петр Лаврович Лавров. В 1870 г. письма вышли отдельным изданием, произвели впечатление на радикальную молодежь, в них содержалась убежденность автора в возможности изменить социальное устройство России. Член «Земли и воли» и «Народной воли», идеолог народничества Лавров в «Исторических письмах» (1868—1869) призвал «образованное меньшинство» «уплатить долг народу». Лавров утверждал, что прогресс человечества есть результат деятельности «критически мыслящих личностей», способных переустроить страну. «Письма» воздействовали на студенческую молодежь и сделались для многих своего рода революционным манифестом[1].

Исповедуя философию индивидуализма Д. И. Писарева в сочетании с высшими целями, Лавров ставил перед «развитой личностью» идеал общественного служения. Формула прогресса по Лаврову: «Развитие личности в физическом, умственном и нравственном отношении. Воплощение в общественных формах истины и справедливости». Исторически так сложилось, что до сих пор лишь незначительное меньшинство пользовалось всеми благами прогресса, за счет эксплуатируемого и страдающего большинства общества. Потому из среды образованного меньшинства «критически-мыслящие личности» обязаны уплатить свой долг народной массе за свое развитие «внесением научного понимания и справедливости в общественные формы». Интеллигенция должна «внести человечность в механизм жизни, разбудить мысль, возбудить ненависть и отвращение к обыденному злу». «Одинокие борющиеся личности» становятся двигателем прогресса, они возглавляют борьбу за освобождение народа от невежества и угнетения. При этом интеллигентная личность одновременно действует для «собственного наслаждения», которое выражено в служении своим идеалам. Лавров требовал от молодых радикалов самоотверженности и устремления принять страдания и смерть за свои убеждения[2].

Д. И. Писарев насмешливо писал, что «Лавров требует идеала и цели жизни вне ее процесса. Я вижу в жизни только процесс и устраняю цель и идеал. Лавров останавливается перед аскетом с особенным уважением. Я даю себе право пожалеть об аскете, как пожалел бы о слепом, о безруком или сумасшедшем».

Лавров проектировал этапы грядущей революции в соответствии со степенью участия в ней интеллигенции и народа: во-первых, «нужны энергические, фанатические люди, рискующие всем и готовые жертвовать всем, нужны мученики». Затем их гибель и их легенда «одушевит тысячи тою энергиею, которая нужна для борьбы». Вслед за этим «критически-мыслящие и энергически желающие личности» должны организовать «партию борцов за истину и справедливость», которая начнет борьбу с «отжившими общественными формами»; эта борьба должна привести к победе «деятелей прогресса». При всем своем акценте на индивидуальный героизм революционеров, Лавров оказывается близок к взглядам анархистов, считая, что «политический прогресс заключается в доведении государственного элемента в обществе до минимума, т. е. в устранении всякой принудительности политического договора для личностей с ним несогласных». Идеалом тогдашней революционной молодежи становится абсолютное уничтожение государственного аппарата насилия[3].

В 1866 г., после выстрела Каракозова, Лавров был арестован и предан военному суду. Его сослали в Вологодскую губернию. С помощью Г. А. Лопатина в 1870 г. Лавров бежал из ссылки и эмигрировал в Париж, оттуда переехал в Цюрих, а потом в Лондон, где издавал в 1873—1878 гг. революционный журнал «Вперед!». В программной статье утверждалось, что революционная партия ведет два вида борьбы: «реального миросозерцания против богословского» и «борьба рабочего против классов, его эксплуатирующих, борьба свободной ассоциации против обязательной государственности». Утверждение борьбы рабочего класса против эксплуататоров, борьба общества против властей — это шаг к анархизму. В прямом смысле анархистом Лавров не стал, но его учение включало в себя элементы анархизма. Его взгляды — не эпатаж, но серьезное идеологическое осмысление, решительный шаг к материалистическому мировоззрению революционного народничества.

«Крестьянство с общинным землевладением» составляет специальную основу для будущего развития русского населения. Надо сделать «из мирской сходки основной политический элемент русского общественного строя». Затем «поглотить в общинной собственности частную». И вслед за этим «дать крестьянству то образование и то понимание его общественных потребностей, без которого оно никогда не сумеет воспользоваться своими легальными правами — вот специально русские цели».

Лавров призывал русскую молодежь к личной умственной и волевой подготовке и к постепенной подготовке крестьянства к проведению социальной революции путем длительной и систематической пропаганды в народе. Он был убежден, что «перестройка общества должна быть совершена... не только для народа, но и посредством народа». Социальная революция нуждается в сознательном мученичестве, в своих героях. Молодежи, которой закрыли доступ к наукам, следует пробудить мысль народа, разбудить ненависть и отвращение к обыденному злу. Двигатель прогресса по Лаврову — одинокие борющиеся личности, именно они — мученики — разбудят народ. Легенда гибели этих людей воодушевит народ для борьбы[2].

Лавров — первый идеолог народничества, сумевший разработать концепцию социальной революции. Он верил в ее победу и торжество в ближайшее время. При этом он отмечал, что революций искусственно вызвать нельзя, потому что революции «продукты не личной воли, не деятельности небольшой группы, но целого ряда сложных исторических процессов». Лавров издавал «Вестник «Народной воли» (1883— 1886). Скончался в 1900 г.

  • [1] Князев Е. А. История отечественной педагогики и образования.. 2018.
  • [2] Пушкарев С. Г. Россия 1801—1917. М., 2001.
  • [3] Князев Е. А. Россия от реформ к революции (1861—1917). М., 2006 ; Князев Е. А.История отечественной педагогики и образования.. 2018.
  • [4] Пушкарев С. Г. Россия 1801—1917. М., 2001.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >