Синтаксическая парадигматика и синтагматика

Синтаксическая парадигматика и синтагматика — это частные случаи парадигматики и синтагматики как аспектов изучения языка в целом.

Термины, обозначающие эти общепринятые аспекты рассмотрения языка, вошли в активный метаязык лингвистики в начале XX в. под влиянием «Курса общей лингвистики» швейцарского ученого Ф. де Сос- сюра.

Сами же аспекты, которыми занимались и раньше, предшественниками Соссюра обозначались другими терминами (например: язык как деятельность и результат деятельности в толковании В. Гумбольдта, ассоциации по сходству и смежности у представителя Казанской школы Н. В. Крушевского и др.).

Этимологически эти слова значат: парадигматика от греч. лара — приставка со значением рядоположности, смежности[1] (около, рядом) и Ssiypoc «образец, образчик»[2] [3]; синтагматика — от греч. cruv — приставка со значением совместности действия, соучастия, собирательности3 и тауца «строй, порядок, очередь»[4]. Синтаксическая парадигматика представляет собой совокупность, множество сосуществующих единиц системы языка, объединенных между собой отношением субституции (замещаемости). Таковы, например, модели (типы) простых предложений в современном русском языке, типы сложных предложений, члены предложения, актуализирующие синтаксические функции соответствующих частей речи.

Все подобные модели, типы в разной степени и по разным параметрам противопоставлены друг другу в качестве единиц, образующих в языковом сознании ассоциативно связанную группу (множество). Мы говорим о безличном предложении в русском языке, поскольку в нашем языковом сознании оно и по своему грамматическому оформлению, и по синтаксической семантике, и по функциональным возможностям противостоит другим, сосуществующим с ним типам предложений — инфинитивным, номинативным, двусоставным глагольным, двусоставным именным, вокативным, количественным, сложным и т. д. Или: о сложносочиненном предложении мы говорим постольку, поскольку существуют формально противостоящие ему сложноподчиненные и бессоюзные предложения.

Термин синтагматика синонимичен термину синтаксис в его текстовом значении, в значении феномена протяженности, линейности. Поэтому терминологическое выражение синтаксическая синтагматика — это повтор, плеоназм, но такой, который в полной мере согласуется с методологией современного языкознания. Синтагматика, таким образом, - это линейное выстраивание единиц парадигматики, единиц языка в соответствии со стратегией, замыслом текстообразова- ния, целями и задачами порождаемого текста (речи).

Парадигматические возможности в их системной данности не исчерпываются синтагматикой. Такова диалектика природы языка. Но именно эти возможности, эти потенции предопределяют богатство модальных оттенков, нюансов, неожиданных поворотов мысли, отношений, реализуемых в тексте (речи).

Попробуем с точки зрения двух рассматриваемых аспектов взглянуть на следующий фрагмент из «Литературных и житейских воспоминаний» И. С. Тургенева: «Прощай! - думалось мне,- мой несравненный пес! Не забуду я тебя ввек, и уже не нажить мне такого друга!»

Текст актуализирует внутреннюю речь хозяина, обращеннную к любимой собаке, ставшей беспомощной и жалкой в результате потери здоровья.

Это — отрывок, кусочек повествования, нарратива. Поэтому он мог бы быть построен по нормам именно повествования. Однако писатель не делает этого, ибо такое построение лишило бы его (текст) искренности и убедительности. Для усиления эмоционального напряжения и подчеркивания реалистичности ситуации писатель диалогизирует повествование путем использования возможностей парадигматического синтаксиса, чередования парадигматически разных типов конструкций.

Открывается фрагмент одночленным императивным высказыванием-призывом Прощай!, осложненным вокативом мой несравненный пес! и соответствующим элегическому настроению автора, которое передается безличной конструкцией думалось мне, выражающей его (т. е. настроения) непроизвольность.

Обещание в верности другу облечено в двусоставное личное предложение-высказывание Не забуду я тебя ввек, за которым аккордно звучит односоставная инфинитивная конструкция и уже не нажить мне такого друга! с помощью которой объективируется и подчеркивается единственность, исключительность ситуации.

Содержание, вытекающее из собственно текста в его линейной протяженности, усложняется, обогащается за счет модально-семантических оттенков, вносимых синтаксическими типами конструкций в их парадигматической противопоставленности.

Таким образом, парадигматический аспект изучения синтаксиса позволяет представить сложившиеся и существующие его единицы как систему, соотнесенную с определенным периодом языка, тогда как синтагматика раскрывает их (единиц) сочетаемостные, содержательные и функционально-стилистические свойства на тот же период.

Парадигматика и синтагматика при всей их разнородности и даже поляризованности предполагают и взаимно дополняют друг друга.

  • [1] Дворецкий И. X. Древнегреческо-русский словарь / Под ред. С. И. Соболевского. В 2 т. Т. II. 1958. С. 1234.
  • [2] Там же. С. 346.
  • [3] Там же. С. 1546.
  • [4] Там же. С. 1598.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >