Сложные предложения усложненного типа

Общее понятие

Многочленные сложные предложения, или сложные предложения усложненного типа, не образуют особой синтаксической единицы, которая противопоставлялась бы сложному целому, состоящему из двух предикативных единств. В синтаксическом плане они принципиально не отличаются от двучленных сложных структур[1]. Но из этого не следует, что подобные конструкции не представляют интереса для синтаксиса. Наоборот, они требуют к себе самого серьезного внимания, но уже — с точки зрения стилистического синтаксиса.

Если при изучении минимального сложного предложения в цетр выдвигаются общеграмматический аспект, проблемы, связанные с выявлением его синтаксического статуса, структуры, то сложное предложение усложненного типа требует смещения акцентов в направлении к стилистике: в общеграмматическом плане оно изоморфно обычному, элементарному сложному целому.

Одна из задач синтаксической стилистики — это установить наиболее частый и распространенный в разных формах и стилях языка тип усложненных конструкций, который можно было бы принять за среднюю норму для соответствующих периодов в истории языка в его функционально-стилистической дифференциации. Это дало бы возможность, с одной стороны, проследить динамику в функционировании самой этой средней нормы по данным письменных памятников разных жанров, а также творчества отдельных писателей, литературных направлений и т. д., а с другой — выявить периоды активного употребления, эстетическую нагрузку сверхсложных конструкций, их связь с историей литературного языка, историей словесно-художественной культуры, общей стилистики в целом.

Структурные типы и поэтические функции усложненных конструкций в пословицах

Возможности использования сложных предложений усложненного типа в пословицах ограничены узкими рамками жанра. Тем не менее материал позволяет говорить о типологии и способах соединения предикативных единств в одну усложненную пословичную форму.

  • 1. Наиболее типична для пословиц четырехчленная конструкция, легко распадающаяся на две композиционные части, каждая из которых, в свою очередь, включает в себя по два предикативных единства, объединенных однотипными синтаксическими отношениями. Если композиционные части пословицы обозначить как компоненты сложного предложения первого уровня, то для них обычны сопоставительно-противопоставительные отношения, реализуемые без привлечения связующих скреп, ср.: Будешь сладокживьем проглотят; будешь горекпроклянут (Даль, 252); Даютбери, бранятбеги (Даль, 263); Бей того, кто плачет; жури того, кто слушает! (Даль, 306); Кто родитсякричит; кто умираетмолчит (Даль, 280); Живешьне оглянешься, помрешьне спохватишься (Даль, 279). Компоненты второго уровня соединяются между собой с помощью союзов, союзных слов или бессоюзной связью. Бессоюзно связываются только те компоненты, которые выражают условно-следственные отношения. Отношения между компонентами второго уровня, связанными между собой союзными средствами, так же разнообразны, как и в минимальном сложном предложении: Богатый есткак захочется, убогийкак доведется (Даль, 103); Не жалей того, кто скачет; жалей того, кто плачет (Даль, 128); Где баба, там рынок; где две, там базар (Даль, 350); Дитя падаетбог перинку подстилает, стар падаетчерт борону подставляет (Даль, 354); Молодой стареетумнеет; старый стареетглупеет (Даль, 354); Молодые дерутсятешатся, старые дерутсябесятся (Даль, 354); В девках сиженоплакано; замуж хоженовыто (Даль, 362); Кто говорит, тот сеет; кто слушаетпожинает (Даль, 408). Компоненты всех уровней в подобных конструкциях строятся на основе синтаксического параллелизма.
  • 2. Конструкции, в которых компоненты первого уровня связаны отношениями пояснения, причины, развертывания того, что касается содержания предыдущего или предыдущих предикативных единств. Так как поясняемая и поясняющая части (компоненты первого уровня), в свою очередь, строятся по-разному, то эта группа структур включает в себя ряд подгрупп, различающихся составом и строением компонентов второго уровня:
    • а) поясняемая и поясняющая части включают в себя соответственно по два предикативных единства, строящихся так же, как части минимального сложного предложения: Не плачь, девка, что отдают за парня: плакать бы ему, что берет беду (Даль, 362); Кряхти да гнись: упрешьсяпереломишься (Даль, 208); Не покупай у ямщика лошади, а у вдовы не бери дочери: у ямщика лошадь изломана, у вдовы дочь избалована (Даль, 361); Не только свету, что в окне: на улицу выйдешь, больше увидишь (Даль, 122); Не смейся, горох, не лучше бобов; размокнешь, надуешьсялопнешь (Даль, 125);
  • б) поясняемой части, представленной одним предикативным единством, в поясняющей соответствует два предикативных единства; причем поясняемая часть эквивалентна главным образом: простому предложению из именного подлежащего и сказуемого в форме предикативного сравнительного оборота: Мошна, что квашня: как в нее прибывает, так ее прикисает (Симони, 122); Клевета что уголь: не обожжет, так замарает (Даль, 186); Животычто голуби: где хотят, там и сидят (Даль, 94); именному предложению тождества: Мир дело велико: как всем миром воздохнут, так и временщик издохнет (Симони, 123); именному отрицательному предложению: Грязь не сало: потер, оно и отстало (Даль, 152); Аркан не таракан: хоть зубов нет, а шею ест (Симони, 75); Береза не угроза: где она стоит, там и шумит (Симони, 81); односоставному обобщенно-личному предложению с главным членом в форме 2-го лица ед. числа повелительного накл.: Не тужи: перемелетсявсе мука будет (Даль, 153); Корми сына до поры: придет порасын тебя покормит (Даль, 386); другим типам предложений (это малораспространенная форма): Страшно видится: стерпитсяслюбится (Даль, 361); Бесприданницабезобманщица: что есть, то и есть (Даль, 365); Язык мягок: что хочет, то и лопочет (Даль, 410).
  • 3. Трехчленные конструкции, укладывающиеся в схему «одно главное + два придаточных»; место главного не фиксировано: Взялся за гуж, не говори, что не дюж! (Даль, 249); Не хочешь слушать, как люди врут, - ври сам! (Даль, 201); Пока под чужой крышей не побываешь, своя, где течет, не узнаешь (Даль, 327); Не тут вор крадет, где много, там, где плохо (Симони, 126); Не за то волка бьют, что он сер, за то, что съел (Симони, 126).
  • 4. Конструкции, вторая композиционная часть которых заключает в себе вывод о том, о чем говорится в первой части. В основном они трехчленны, асимметричны; компоненты второго уровня выделяются только в первой части; четырехчленные конструкции с подобными отношениями — редкость: Уж чему быть, тому бытьтолько бы конец видать (Даль, 121); Нам добро, и всем таковото законное житье (Даль, 126); Один говорит пьян, другой говорит пьянподи ложись спать (Даль, 265); Гуляет, погуляетустанет, перестанет (Даль, 258).
  • 5. Конструкции, в которых предикативные единства нанизываются друг на друга, создавая эффект амплификации: Голь хитра, голь мудрена, голь на выдумки горазда (Даль, 92); Нужда скачет, нужда пляшет, нужда песенки поет (Даль, 93); Счастье мать, счастье мачеха, счастье бешеный волк (Даль, 77); Шелк не рвется, булат не сечется, красное золото не ржавеет (Даль, 80); Глаза видят, брюхо просит, язык скажет, руки сгребут (Даль, 235); Тело государево, душа божья, спина барская (Даль, 218); Первая жена от бога, вторая от человека, третья от черта (Даль, 377); В потраве не хлеб, в долгах не деньги, в приданом не животы (Даль, 364). В этих и подобных конструкциях в синтаксической форме перечисления реализуется нарастающе-градационное противопоставление, тем самым типизированная форма и вкладываемое в нее содержание как бы оппозитивны. Так актуализируется и ирония, и меткая народная оценка соответствующих жизненных ситуаций. А в следующей пословице те же отношения подаются уже по принципу кумулятивной сказки: Врун, так и обманщик; обманщик, так и плут; плут, так и мошенник; а мошенник, так и вор (Даль, 207).

Подведя краткий итог, заметим, что: 1) в целом сложные предложения усложненного типа относятся к периферии синтаксиса пословиц, они не образуют в нем активного звена; 2) среди отмечаемых в пословицах многочленных структур более активны те, которые воспроизводят основные признаки и свойства минимальных сложных конструкций в соответствии с требованиями и композиционными принципами жанра: компактность, взаимозависимость частей, симметричность; к таким относятся четырехчленные конструкции с параллелизмом частей, а также трехчленные конструкции с парными поясняющими компонентами.

  • [1] См. также: Белошапкова В. А. Сложное предложение в современном русском языке(Некоторые вопросы теории). С. 59—60.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >