Программа и результаты пилотажного исследования

Целью пилотажного исследования стала проверка основных положений генеральной гипотезы — выявление особенностей проявления тревожности как первичного условия развития депрессивных состояний у подростков.

Предположили, что личностная тревожность, которая понимается как хроническая предрасположенность эмоционально реагировать в ситуациях незначительной угрозы и напряжения, может рассматриваться как один из предикторов депрессивных состояний у подростка.

Эмпирические задачи пилотажного исследования формулировались следующим образом:

  • 1) провести анализ выраженности депрессивных состояний у подростков разного возраста и пола;
  • 2) выявить различия в личностной и ситуативной тревожности в группах подростков с разной выраженностью депрессивных состояний и в группе школьников без признаков депрессии;
  • 3) определить характер связи между разными видами тревожности и выраженностью депрессивных состояний у школьников.

Методики пилотажного исследования. Для выявления выраженности депрессивных состояний у подростков разного возраста и последующей их классификации по данному признаку применялась методика «Children’s Depression Inventory» (CDI) (Ковач в адаптации Подольского и др., 2004). С целью определения уровней личностной тревожности — методика Тейлор (Teylor) «Личностная шкала проявлений тревоги». Для анализа проявлений ситуативной тревожности применяли методику Прихожан (2000).

Выборка. В пилотажном исследовании приняли участие школьники: 6-х (54 чел.), 7-х (54 чел.), 8-х (30 чел.) и 9-х (56 чел.) классов. Всего 194 человек. Из них 106 девочек и 88 мальчиков.

Результаты пилотажного исследования. После опроса по методике CDI была выделена группа подростков с максимальной выраженностью исследуемого состояния (по количеству набранных баллов), которые могут быть рассмотрены как «депрессивные». В нее вошли 24 учащихся: 6-х — 12 человек; 7-х — 4 человека; 8-х — 2 человека; 9-х классов — 6 человек. Причем девочек (7 чел.) в данную группу вошло меньше, чем мальчиков (17 чел.). Поскольку исследователи отмечают связь между неустойчивой, заниженной самооценкой и склонностью к депрессивности, то полученные данные вызывают особый интерес. Известно, что девочки в сравнении с мальчиками чаще демонстрируют повышенную эмоциональность, неустойчивость самооценки. Поэтому выявленный факт может быть рассмотрен с точки зрения видов ситуативной тревожности школьников, связанной с выполнением последними социальных ролей в школе, дружеских объединениях и пр. Если уровень ситуативной тревожности, выявляемый в ходе исследования, у мальчиков будет выше, чем у девочек, то наше предположение подтвердится.

Участие в исследовании подростков разного возраста показало, что высокий уровень депрессивности продемонстрировали в основном 11—12 и 15-летние школьники, обучающиеся в 6-х и 9-х классах соответственно. Данная ситуация может быть объяснена как с позиции специфики социальной ситуации развития, в том числе особенностей межличностных отношений в классе, социально-психологического климата, так и возрастных особенностей развития респондентов. Для учащихся 9-х классов типично демонстрировать высокий уровень тревоги в связи с ситуацией ранней профориентации. Им необходимо принять решение либо об уходе из школы в другое образовательное учреждение, либо о продолжении обучения в школе. При этом возникает потребность в самоопределении не только профессиональном, но и личностном, и даже — экономическом. Так, в работах Филинковой (2009), к примеру, было показано, что современные подростки раньше определяются с видом экономической деятельности (бизнес, производство, банковская деятельность, реклама, PR и т. п.), чем с собственно выбором конкретной профессии. Однако склонность к высокой депрессивности 6-классников сложно определить затянувшейся адаптацией к новой системе обучения. Данная ситуация характерна для 5-го класса. Тем не менее именно ранние подростки (11—12 лет) характеризуются эмоциональной неустойчивостью, двигательной расторможенностью, склонностью к конфликтам. Причем мальчики в этом возрасте, как показывают исследования, в большей степени, чем девочки, склонны к конфликтам, поскольку на втором этапе формирования половой идентичности усваиваются не только нормы, стереотипы, но и гендерные роли.

Итак, остальные школьники, набравшие меньшее количество баллов, распределились на три группы, условно названные нами как «субдепрессивные» (24 чел.); «с легким снижением настроения» (68 чел.) и «недепрессивные» (78 чел.). Поскольку снижение настроения не может быть рассмотрено как психическое нарушение, то данная категория детей может быть отнесена в дальнейшем к группе «норма».

Проверка на нормальность эмпирического распределения по критерию Колмогорова — Смирнова (при р > 0,05) показала его отличие от нормального по большинству переменных, поэтому в дальнейшем использовали непараметрические методы анализа данных.

С целью выявления различий по видам ситуативной и личностной тревожности в группах подростков с разной выраженностью депрессии и без ее признаков (группа «недепрессивные») применяли непараметрический аналог ANOVA — однофакторный дисперсионный анализ Краскала — Уоллеса для независимых выборок, а также медианный анализ.

Результаты исследования продемонстрировали различия в группах «депрессивные» и «субдепрессивные» (при р < 0,05) по следующим переменным (табл. 1): самооценочная, межличностная и общая — все относятся к категории ситуативной тревожности и во многом связаны с ведущей деятельностью подросткового возраста — общением. При этом школьники данных групп обнаруживают сходство по школьной и магической тревожности. По медиане значения данного вида тревожности в обеих группах не столь высокие, как предполагалось ранее.

Таблица 1

Различия в выраженности тревожности у школьников из групп «депрессивные» и «субдепрессивные»

Школьная тревожность

Самооценочная

тревожность

Межличностная

тревожность

Магическая

тревожность

Общая

тревожность

Личностная

тревожность

Хи-квад-

рат

1,18

12,75

13,17

0,42

8,48

3,69

Уровень

достоверности

0,27

0,000

0,000

0,52

0,004

0,052

Примечание: полужирным выделены показатели значимых различий.

Медианный анализ показал, что высокие значения по шкалам самооценочной и межличностной тревожности чаще демонстрируют школьники из группы «депрессивные», чем «субдепрессивные». Возможно, степень нарастания состояния депрессии определяется усилением именно данного вида тревожности.

Интересно, что по такой переменной, как личностная тревожность, данные подростки (из групп «депрессивные» и «субдепрессивные») различаются очень мало. По критерию Краскала — Уоллеса была обнаружена только тенденция (р = 0,05). Поскольку состояние субдепрессии рассматривается как пограничное к депрессивному, то можно предположить, что на большей выборке данные различия могут отсутствовать совсем.

Возможно, личностная тревожность может быть рассмотрена здесь как более «чувствительный» критерий возникновения состояния депрессивности, чем ситуативная. Данное предположение может найти подтверждение при дальнейшем анализе полученных данных.

Однако наибольший интерес на пилотажном этапе работы представляют данные, полученные при сравнении тревожности в разных состояниях депрессии, субдепрессии и недепрессивном.

Результаты показали, что школьники, объединенные по результатам CDI в условные группы «недепрессивные» и «депрессивные» отличаются по всем видам тревожности, изучаемым в работе, кроме магической (табл. 2). Последний вид тревожности (точнее, форма) определяется тем, что человек как бы «заклинает злые силы» с помощью постоянного проигрывания в уме наиболее тревожащих его событий, постоянных разговоров о них, не освобождаясь, однако, от страха перед ними, а еще более усиливая его. Магическую тревожность рассматривают как специально «культивируемую» личностью тревожность, так как она осознается и переживается как ценное для личности качество, позволяющее ей добиваться желаемого. В нашем случае она может быть рассмотрена как личностная характеристика, присущая любому человеку, привычка возвращаться к травмирующим событиям, переживать их и для одних — разрешать, а для других — усиливать свое эмоциональное состояние. Этим объясняется отсутствие различий по данной переменной.

Таблица 2

Различия в выраженности тревожности у школьников из групп «депрессивные»

и «недепрессивные»

Школьная

тревожность

Самооце-

ночная

тревожность

Межличностная

тревожность

Магическая

тревожность

Общая

тревожность

Личностная

тревожность

Хи-квадрат

12,50

19,05

21,96

0,89

16,55

157,65

Уровень

достоверности

0,006

0,000

0,000

0,83

0,001

0,000

Примечание: полужирным выделены показатели значимых различий.

При сравнении тревожности в группах «субдепрессивные» и «недепрессивные» (табл. 3), выясняется, что респонденты продемонстрировали сходство по всем видам тревожности, кроме личностной. В группе «недепрессивные» значения личностной тревожности (по медианному анализу) ниже, чем в группах «депрессивные» и «субдепрессивные». Следовательно, подтверждается гипотеза о том, что именно данный вид тревожности является тем критерием, который позволяет различать возникновение депрессивного состояния вне зависимости от степени его выраженности.

Таблица 3

Различия в выраженности тревожности у школьников из групп «субдепрессивные»

и «недепрессивные»

Школьная

тревожность

Самооце-

ночная

тревожность

Межличностная

тревожность

Магическая

тревожность

Общая

тревожность

Личностная

тревожность

Хи-квадрат

8,6

1,86

3,65

0,28

1,56

143,15

Уровень

достоверности

0,15

0,81

0,52

0,86

0,46

0,000

Примечание: полужирным выделены показатели значимых различий.

Наличие ситуативной тревожности в таком случае не является обязательным условием возникновения депрессии, скорее оно усиливает эффект и приводит к более выраженному состоянию. Возможно, следует говорить о первичности и вторичности влияния ситуативной и личностной тревожности на возникновение и выраженность депрессивности у подростков. Еще один аспект, на котором следует остановиться и подробно изучить в основном исследовании, это характер взаимоотношения между изучаемыми видами тревожности как предиктор депрессивности. На этапе пилотажного исследования можно определять данные связи как дополнение, усиление влияния личностной тревожности ситуативной. Причем, в первую очередь, как показало исследование, значимыми являются те виды ситуативной тревожности, которые характеризуют специфику ведущей деятельности, а именно — общения.

Анализ взаимосвязи тревожности и депрессивности осуществляли с помощью корреляционного и регрессионного анализа. Данные виды анализа отличаются тем, что второй из них дает нам представление не о связи зависимой переменной с независимой, а о том, в какой мере зависимая переменная связана с совокупностью независимых переменных.

Результаты корреляционного анализа на всей выборке респондентов показали наличие связей между разными видами тревожности и показателями депрессивности (табл. 4).

Таблица 4

Взаимосвязь показателей тревожности и депрессивности у подростков разного возраста (при

р< 0,001)

Депрессивность / виды тревожности

Школьная тревожность

Самооце- ночная тревожность

Межличностная тревожность

Общая

тревожность

Личностная

тревожность

Выраженность

депрессивности

0,322

0,236

0,243

0,275

0,731

Примечание: в таблице приведены данные по всей выборке.

При этом наиболее выражена связь между личностной тревожностью и депрессивностью. Однако аналогичный анализ, выполненный только в группе депрессивных подростков, не показал никаких корреляций между исследуемыми феноменами. Возможно, это связано с тем, что выраженность депрессивности, измеряемая в баллах, в группе только депрессивных школьников не имеет больших различий и не определяется только тем или иным видом тревожности. Поэтому в дальнейшем применяли регрессионный анализ (табл. 5).

Таблица 5

Предсказание зависимости депрессивности от показателей тревожности (коэффициенты

множественной регрессии)

Коэффициент

множественной

корреляции

Коэффициент множественной детерминации

Р-критерий

P-уровень достоверности

0,684

0,468

2,925

0,05

Результаты показали, что совокупность общей, личностной и школьной тревожности влияют на проявление депрессивности у подростков. Причем наибольший вклад в модель показала личностная тревожность (табл. 6).

Таблица 6

Вклад независимых переменных в оценку зависимой (группа «депрессивные»)

t

Р

Р

Школьная тревожность

2,49

0,021

1,76

Общая тревожность

-2,75

0,012

0,92

Личностная тревожность

-2,79

0,011

2,29

Школьная тревожность, проявляемая в ситуациях школьной жизни — взаимодействие с учителями, проверка знаний, ожидания и требования учителей и т. п. — присутствует у всех школьников, но в разной степени. Если «недепрессивные» подростки способны справиться с теми травмирующими ситуациями, которые существуют в школе, то, по всей видимости, высокий уровень личностной и общей тревожности «депрессивных» подростков предопределяет их неактив- ность для преодоления и разрешения, в том числе и школьных проблем.

Таким образом, результаты пилотажного исследования показали наличие возрастных периодов у подростков, характеризуемых как «сен- зитивные» для формирования депрессивных состояний, — это младший подростковый (6 класс — 11 лет) и старший подростковый (9 класс — 15 лет) возраст. Данный факт будет учитываться в дальнейшем при формировании выборки основного исследования. Наряду с этим определили, что личностная тревожность может рассматриваться как наиболее «чувствительный» психологический предиктор по отношению к возникновению состояний депрессии. Тревожные переживания, вызванные ситуациями общения, обучения в школе, носят вторичный характер и усиливают выраженность депрессии у подростков разного возраста. Пилотажное исследование также показало, что мальчиков с депрессивными состояниями (с 5 по 9 класс) больше, чем девочек. Однако этот факт может быть рассмотрен только как подтверждение предположения о половых различиях в выраженности депрессивности у подростков, так как говорить о какой-либо закономерности, то есть у девочек или у мальчиков больше выражена депрессивность, на этапе пилотажного исследования не представляется возможным. В целом полученные результаты согласуются и с данными других авторов. Так, Подольский с соавторами (Подольский, Идобаева, Хейманс, 2004) обнаружили, что депрессивные состояния варьируются в зависимости от пола и возраста подростка, для девочек исследованных ими возрастов (учащиеся 7-х, 9-х и 11-х классов) более характерно проявление депрессивных состояний, чем для мальчиков, для 16-летних подростков в большей степени, чем для 14-летних.

Данные результаты были учтены при построении программы основного исследования, формулировке цели, гипотез и эмпирических задач.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >