Умение привлечь и использовать в своих целях самый широкий культурный контекст

Здесь имеется в виду не только важнейшая и очевидная связь культуры русского слова с поэтическим, вокальным, театральным искусством, что при современных технических средствах обучения вполне доступно для реализации в классе.

Поскольку по своей природе язык — универсальное средство передачи любой информации, то учитель родного языка может работать в тесном содружестве практически с любым предметником школы, гимназии, лицея, и в этом плане нет предела его творческой фантазии. Например, если среди учеников пользуется популярностью и хорошо работает географический кружок, то нельзя пренебрегать возможностью привлечь детей и подростков к топонимической работе, а путешествия по родному краю связать с изучением тех или иных сторон местной речи. Участников биологического кружка, например, можно заинтересовать составлением словаря зоонимов (русские клички собак, кошек и других животных и птиц, возможно, и с указанием их родословной). При этом желательно под руководством учителя совместно выработать и пропагандировать эстетические и культурно-исторические принципы выбора зоонимов.

Безусловно перспективны в школьном преподавании русской филологии живые межпредметные связи с курсами отечественной истории и культурологии. В этом плане, в частности, особенно благодатно знакомство с книжно-славянской палеографией, с рукописными истоками русской книжности.

Изучение древней рукописной традиции — это посвящение в огромную область знаний об отечественной культуре. История рукописи — это не только история ее оформления, техники создания, внешней судьбы, но и еще история текста, его бытования в различных редакциях, вариантах и списках, история отношения к тексту его многочисленных редакторов и переписчиков.

Несмотря на то что до нашего времени сохранилась лишь малая часть (около 3 %) обращавшихся в Древней Руси книг[1], они содержат достаточно материала для суждения об основных закономерностях развития русской книги XI—XVII вв. Как отмечает известный палеограф Н. Н. Розов, оформление книги обязательно было связано с ее предназначением: быть предметом религиозного культа, пособием при богослужении или же источником информации. «Поэтому, — пишет Н. Н. Розов, — представляется совершенно невозможным изучать историю русской книги XI—XVI вв., как, впрочем, и историю средневековой книги любой страны, понимая ее иначе, чем продукт синтеза словесного, прикладного и изобразительного искусства»[2].

Рукописная книга отразила в себе высокую талантливость народа- созидателя и лучшие достижения древней культуры как материальной (прежде всего уровень развития ювелирного, кожевенного, ткацкого, переплетного мастерства), так и духовной (в искусстве каллиграфии, живописи и миниатюры, в развитии языка и литературы, в переводческой деятельности древних полиглотов, в законодательном и историко-хроникальном творчестве наших предков, в первых успехах отечественной науки).

Для учителя-словесника немаловажно то, что идет десятый век истории русской литературы и нынешнее поколение отмечает крупнейшую юбилейную дату — ее тысячелетие.

Само возникновение восточнославянской литературы отражало общий подъем народного самосознания с конца X в. Этим подъемом объясняется высокий патриотический пафос старейших памятников русской литературы, ставших источниками начальной русской летописи, и произведений первых известных по именам русских писателей — митрополита Иллариона, Кирилла Туровского, Феодосия Печерского, Нестора-летописца. Хранителем и распространителем памятников русской историографии и литературы более восьми веков была рукописная книга.

В истории русской книги рукописный период имеет особое значение. Ведь книгопечатание появилось у нас на сто с лишним лет позднее, чем в Западной Европе, и первые полтораста лет обслуживало почти исключительно профессиональные нужды. Поэтому недопустимо забывать, что вся русская литература до середины XVIII в. — литература рукописная.

Творческое использование рукописной традиции в средней школе не только развивает любовь к отечественной истории на прекрасных образцах духовной культуры нашего народа, но и воспитывает величайшее уважение к исторической памяти любого народа, воплощенной в книге. Оно учит ценить книгу как завоевание длительной историко- культурной традиции и формирует сознательное чувство национального достоинства, воспитывая глубокий научный интерес и высокую духовность.

Каждый школьник обязательно должен подержать в руках факсимильное (фототипическое) издание рукописи, увидеть и почувствовать строгую и торжественную красоту геометрически правильного древнерусского устава с его гармоническими пропорциями столбцов и полей, легкость и гибкость полууставного почерка, обычно XIV—XV вв., изощренную вычурность летящей скорописи, датируемой более поздним временем — XVI—XVIII вв. Не только богатое внешнее оформление книги (резные оклады, чеканка, скань, инкрустация, украшение драгоценными камнями), но и выцветшие от времени чернила, пожелтевшие листы истонченного пергамента, стертая кожа переплета, покосившиеся угловые жуковины, досадные осыпи золотой и серебряной краски, наконец, тщательный учет владельцев уникальной рукописи (на ее последнем листе или форзаце) — все это дает возможность ощутить «дыхание» далекой эпохи.

Следует подробно ознакомить школьников с художественным оформлением лицевой (иллюстрированной) рукописи: обратить их внимание на типичную начальную миниатюру фронтисписа с символическим изображением храма (или раскрывающихся царских дверей), на изображения сидящих евангелистов, их атрибуты и символы, на заставки, концовки глав, красочные инициалы (буквицы), полевые и страничные миниатюры. Большой интерес у детей вызывает сопоставление орнаментальных стилей, богато представленных и сменяющих друг друга в отечественной рукописной традиции, — старовизантийского, тератологического, нововизантийского, растительного («травного») орнаментов. Никого не оставит равнодушным причудливая фантазия древних художников, изобретавших неповторимые графические образцы — инициалы, всегда направленные вниз от открываемой «красной строки», как бы цементируя несколько строк новой рубрики. Так, например, используя рекомендованную литературу, можно показать детям инициал «Р» из знаменитого Остромирова евангелия XI в., в который художник искусно вписал напоминающее фреску профильное изображение головы старика с большими черными глазами и длинной закручивающейся бородой, отмеченной пробелами на голубой краске, а также инициал «В» из той же рукописи с изображением фантастической полуптицы-полузверя (предполагаемого славянского божества Симаргла). Буквицы «В» и «Б» из Псковского евангелия 1409 г. представляют собой полные стремительного движения и силы загадочные человеческие фигуры, оплетенные по рукам и ногам жгутами и бессильные разорвать эти узы. Другой пример — в новгородской Псалтыри XIV в. из собрания Фролова (ныне ГПБ им. Салтыкова-Щедрина) привлекают внимание буквицы «У» и «О» с изображением фантастических чудовищ, изрыгающих причудливо изогнутые змееподобные существа. Там же имеется великолепный инициал «М» с изображением двух рыбаков, волочащих сети (разработка евангельского мотива); инициал «X» в виде человека, пьющего из рога и держащего в отставленной правой руке кувшин; инициал «Г» с изображением охотника, который держит на вытянутой руке ловчую птицу, а в опущенной руке — крыло своего охотничьего трофея. Для сопоставления желательно продемонстрировать буквицу «М» из Смоленской псалтыри 1395 г., контуры которой составлены двумя драконами с завязанными хвостами, а также изумительные анималистические инициалы «В», «Р», «С», «3» художников московской школы миниатюры с необычайно выразительным рисунком и мягкой живописной манерой, отличающейся использованием нежно-голубой и нежно-зеленой красок (некоторые специалисты атрибутируют здесь художественный почерк великого Андрея Рублева). Не меньшее восхищение детей вызовет и более поздний растительный орнамент с изысканными завитушками нежных побегов или с красочным объемным изображением бесконечно разнообразных листьев, цветов, трав (см., например, травный инициал «П» из Евангелия XVI в., приведенный в рекомендуемой ниже книге А. Н. Свирина).

Очень полезно поручить ученикам, которые хорошо рисуют, скопировать ту или иную буквицу, миниатюру, надпись и т. д. Пройдя через этот титанический труд, дети получают не только урок художественного воспитания, вглядываясь в нежные краски, гармоничные ряды букв и причудливые сплетения жгутов в древнем орнаменте, но и урок терпения, настойчивости, урок труда по созданию книги.

При этом трудно переоценить роль шедевров древнерусского книжного искусства в воспитании эстетического вкуса самой высокой пробы. В условиях активного наступления денационализированных образцов «легкого» искусства всех жанров, более всего развлекающих детей и отвлекающих от серьезного духовного общения с книгой, новизна и занимательность этой мало знакомой области духовной культуры народа захватывают очень многих детей (как и студентов).

Для успеха в развитии их познавательного интереса и эстетического вкуса особенно важно иметь в школьной или домашней библиотеке учителя доступные факсимильные издания рукописей. (Например: Свирин А. Н. Искусство книги Древней Руси XI—XVII вв.; Вздорнов Г. И. Искусство книги в Древней Руси. Рукописная книга Северо-Восточной Руси XII — начала XV в. М., 1980; Вздорнов Г. И. Киевская псалтырь. М., 1978; см. также серию «Памятники литературы Древней Руси» (издание 1980—1990-х гг., составление и общая редакция Л. А. Дмитриева и Д. С. Лихачева), учебники В. Н. Щепкина, Л. В. Черепнина, М. Н. Тихомирова по русской палеографии и др.). Учитель-словесник должен держать тесный контакт со школьным библиотекарем и учителями рисования и труда и совместно решать многие вопросы оформления кабинета и школьной библиотеки.

В работе учителя русского языка и литературы по пропаганде знаний древней книжной культуры можно выделить несколько направлений.

I. Работа на уроке. Очень эффективно использование сведений о рукописной традиции книги в качестве дидактического материала для упражнений, грамматического разбора, изложений, диктантов. Большие возможности имеются у преподавателя для включения палеографических сведений при изучении лексики и фразеологии (например, азбука, рубрика, перо, буква, инициал, почерк, миниатюра, фронтиспис, гравюра; с красной строки, от доски до доски, знать на ять, прописать ижицу или же школярские шутки ротик фитою, носик глаголем; сам оником, ручки фертом, ножки прописным азом и т. п). По рассмотренным материалам можно подготовить высококачественные наглядные пособия для IV класса (при повторении азбуки), для IX класса (при изучении «Слова о полку Игореве») и в других случаях.

II. Оформление кабинета русского языка. Украшением любого школьного кабинета могут стать красочно оформленные витрины: «История нашего письма», «Славянская азбука», «Мертва безбуковна душа во человецех», «Биография нашей письменности», «Древние каллиграфы», «О почерке», «Берестяные грамоты древнего Новгорода», «Как Онфим учился писать», «Что такое красная строка» и др. Любому филологу несложно подобрать нужный и ценный материал для таких лингвистических стендов, оформленных в стиле лицевой древнерусской рукописи, как например: «Язык и время», «История слова», «В мире слов», «Праздник славянской письменности», «“Слово о полку Игореве”: 8 веков», «Слово русское» и т. д.

Помимо указанной выше литературы, учитель может использовать и другие источники: Моисеев А. И. Буквы и звуки. О современном письме. Л., 1964; Ильин М. Черным по белому. М., 1960; Лихачев Д. С. «Слово о полку Игореве» и культура его времени. М., 1985; Искусство Древней Руси (альбом). Памятники XI—XVII вв. М., 1991; Истрин В. А. Возникновение и развитие письма. М., 1963 и др. Всегда доступен учителю журнал «Русская речь», содержащий не только интересные сведения по истории письменности на Руси, но и популяризирующий древнюю миниатюру и каллиграфию. Неоценимую помощь учителю может оказать ежемесячный, богато иллюстрированный болгарский журнал «За буквите» («О письменах») с подзаголовком «Кирило-методиевски вестник».

III. Оформление уголка книголюба. Учитель-словесник может и должен помочь библиотекарю (возможно, вместе с учителем рисования) профессионально оформить уголок книголюба. Примерные заголовки: «Общество книголюбов», «Библиофил», «О почитании книжном», «Что читали наши предки», «Книга на Руси», «Об уважении к книге» и т. д. Эпиграфами могут служить, например, такие изречения о книге (их можно дать в адаптированном виде):

«Велика бывает польза от учения книжного... мудрость бо обретаем и воздержание от книжных словес: се бо суть реки напаяющи вселенную, се суть исходища мудрости. Книгам бо есть неисчетная глубина, сими бо в печали утешаемы есми, си суть узда воздержанию» (Изборник Святослава 1076 г.).

«Не составит бо ся корабль без гвоздия, ни праведник без почитания книжного. Красота воину оружие и кораблю ветрило, тако и праведнику почитание книжное» (Изборник Святослава 1076 г.).

«Аще кто не имея книги мудрует, таковый подобен оплоту без подпор стоящу: аще будет ветер, падется, — тако и мудр, а не книжен... падет не имый подпора словес книжных» (Иоанн Златоуст).

«... Яко пчела, падая по различным цветам и совокупляя медвяны соты, тако и аз, по многим книгам избирая сладость словесную и разум, и совокупи аки умех воды морские» (Даниил Заточник).

Для подборки подобных материалов можно использовать «Слово о книге: Афоризмы, изречения, литературные цитаты» (М., 1981). Очень увлекательной и полезной может стать совместная работа учителей со школьниками по оформлению газет, стендов, уголков, эмблем, объявлений с использованием традиционных элементов древней рукописной и старопечатной книги.

IV. Внеклассная работа. На кружковых и факультативных занятиях учитель может провести серию бесед по материалам русской рукописной книги, каждый раз учитывая возраст ребят и уровень их развития. Примерная тематика бесед: «Истоки книжной культуры на Руси»,

«Книга — национальное богатство», «Почерк как показатель уровня культуры», «Как славяне научились писать», «Первоучители славян», «История книгопечатания», «Написанное пером — живет вечно» и т. д. Разумеется, успех таких бесед во многом обусловливается возможностями учителя в демонстрации фототипических изданий рукописей, отдельных страниц, буквиц, соответствующих слайдов, копий и т. д. Для этого надо хорошо знать все возможности школьной, районной, городской библиотеки.

Весьма интересным делом может стать для учащихся ведение рукописной летописи — истории класса. При этом помесячные записи можно организовать на конкурсной основе, с общим обсуждением каждой «статьи». Начинать летопись лучше с более раннего времени, с IV класса, и продолжать ее из года в год.

При изучении «Слова о полку Игореве» учитель может организовать вечер по этому уникальному памятнику древнерусской литературы. Тематика вечера может не выходить за рамки произведения (например: живые сцены по «Слову» и конкурс знатоков его поэтической фразеологии[3]), а может быть расширена, охватывать несколько шедевров древнерусской литературы в контексте становления древнерусского книжного искусства.

Другой вид целенаправленной и регулярной работы словесника — кружок библиофилов. В его тематику может входить, к примеру, история славянского письма, в том числе история графики и орфографии, или же древняя российская словесность. Деятельность кружка можно расширить, заинтересовывая и привлекая весь класс, например, для участия в конкурсе «загадочных инициалов», в конкурсе чтецов и писцов устава, полуустава, вязи. Это будет огромная не только познавательная, но и коллективно-творческая работа по изучению культурного мира письменного русского слова.

Без культурной преемственности поколений невозможна, как замечательно точно выразился Д. С. Лихачев, «духовная оседлость» личности. Учителя родного языка в ответе за нее, быть может, более всех.

Русский язык в русской школе надо учить так, чтобы ребенок вырос русским человеком. Чтобы в последующей взрослой жизни для него не было верхом жизненного счастья и успеха обучать собственных детей в далеких зарубежных колледжах. Чтобы он понимал не только очевидные приобретения, но и невосполнимые потери воспитания человека в культурном пространстве чужого слова. Чтобы мысль о своем будущем для него не замыкалась шкалой потребления и была неотделима от боли за судьбу России.

Очень важно, что с умения знать и ценить собственные исторические корни начинается не мнимое и поверхностное, а подлинное и глубокое уважение к другим культурам, воспитывающее русскую интеллигентность в самом высоком смысле этого слова. И с этой точки зрения перед учителем русской словесности стоят огромные не только профессионально-учебные, но и нравственные задачи.

Оздоровление современной русской школы, возрождение истинной духовной свободы общества невозможно без самопознания, без воспитания полноценной языковой личности и экологического сознания. Именно оно устанавливает непосредственную форму мысли человека в гармонии с органичной и цельной системой миропонимания, а следовательно, и с образом мыслей нашего народа, создавшего великую мировую многонациональную цивилизацию.

  • [1] См. об этом: Жуковская Л. П. Сколько книг было в Древней Руси? // Русская речь,1971, № 1, с. 73—80.
  • [2] Розов Н. Н. Книга Древней Руси. М., 1977. С. 121.
  • [3] Один из вариантов такого вечера см. в журнале «Литература в школе», 1955, № 4.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >