РЕФОРМЫ 60—70-Х ГОДОВ XIX ВЕКА

Крестьянская реформа

Отдавая должное правительству Александра II, освободившему крестьян от вековых оков крепостничества, мы не можем рассматривать проведение крестьянской реформы 1861 года, обусловившей остальные великие реформы, как акт проявления великой государственной мудрости. Правительство было исторически обречено на проведение реформы. Решение об отмене крепостного права было продиктовано всем ходом исторического развития России, нарастанием революционной ситуации, позором поражения в Крымской войне, обнаружившим во всем неприглядном виде экономическую отсталость внешне могущественной империи, отсталость, связанную прежде всего с господством сковывавших поступательное движение феодально-крепостнических отношений. Приведем яркое высказывание по этому поводу профессора Демидовского юридического лицея А. А. Исаева, прозвучавшее в его публичной лекции «Освобождение крестьян от крепостной зависимости»: «Унизительный для России Парижский трактат был естественным последствием негодности общественного строя России. Наше отечество было исполином, но исполином на глиняных ногах»[1].

В этой же лекции, прочитанной в здании Ярославской городской думы в 1881 г. по случаю двадцатилетия крестьянской реформы, профессором дана емкая характеристика структуры законодательного акта 19 февраля 1861 года: «Законодательный акт 19 февраля распадается на 3 отдела: 1) один обнимает юридическую сторону преобразования, содержит перечисление тех личных прав, которые получили освобожденные крестьяне, другой — хозяйственную, касающуюся отношений крестьян к земле и к помещикам, 3) и третий — административную: он устанавливает самоуправление в среде освобожденных поселян»[2].

Положения крестьянской реформы получили детальное изложение в 17 документах. Среди них: Манифест 19 февраля 1861 года; Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости; Положение о выкупе крестьянами, вышедшими из крепостной зависимости, их усадебной оседлости и о содействии правительства к приобретению самими крестьянами в собственность полевых угодий; Положение о губернских по крестьянским делам учреждениях; Правила о порядке приведения в действие положений о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости; Местное положение о поземельном устройстве крестьян, водворенных на помещичьих землях в губерниях великоросских, новороссийских и белорусских и др. Особыми местными положениями регламентировалось поземельное устройство крестьян отдельных губерний Правобережной, Левобережной Украины, Литвы и Белоруссии.

В «Манифесте», подписанном Александром II, признавалось, что право дворян на владение крепостными крестьянами не было строго определено Законом и во многом основывалось на обычае, иными словами говоря, на помещичьем обычном праве. Императором отнюдь не осуждался сам порядок властвования помещиков над крестьянами (он был удобен государству), в «Манифесте» лишь отмечалось, что «при уменьшении простоты нравов, при умножении разнообразия отношений, при уменьшении непосредственных отеческих отношений помещиков к крестьянам, при впадении иногда помещичьих прав в руки людей, ищущих только собственной выгоды, добрые отношения ослабевали и открывался путь к произволу, отяготительному для крестьян и неблагоприятному для их благосостояния».

«Манифест» предусматривал освобождение крестьян с землей, но за выкуп как усадебной оседлости, так и полевых наделов. С момента опубликования актов реформы полной свободы крестьяне, однако, не получали. Устанавливался двухлетний переходный период, в течение которого по каждому сельскому обществу или имению должны быть составлены и утверждены уставные грамоты, определяющие количество выделяемой в постоянное пользование крестьянам земли и размер их повинностей в пользу помещиков. Крепостные крестьяне переходили в положение временнообязанных, что означало сохранение их зависимости от помещиков, продолжение выполнения феодальных оброчно-барщинных повинностей. Правда, «Правилами о порядке приведения в действие положений о крестьянах» предусмотрены некоторые «облегчения в барщинной повинности». Женская барщина ограничивалась двумя днями в неделю. Отменялись добавочные сборы с крестьян «сельскими произведениями, как-то: птицею, баранами, маслом, яйцами, ягодами, грибами...». Запрещены переводы с оброка на барщину. Однако крестьяне могли быть освобождены и без выкупа, если соглашались ограничиться получением «дарового» или «четвертного» надела в размере примерно десятины на душу. Около полумиллиона крестьян воспользовались такой возможностью.

Дворовые люди помещиков на основании особого о них положения освобождались без выкупа, поскольку не имели права на поземельный надел, но и на них распространялся двухлетний переходный период, ю в течение которого помещики имели возможность эксплуатировать их, правда, с некоторыми ограничениями, как крепостных.

В отношении временнообязанных крестьян за помещиками сохранялось право вотчинной полиции, а вплоть до введения волостных судов и право вотчинной юстиции, т. е. судебного разбирательства по малозначительным делам и проступкам. В надзор помещиков за временнообязанными крестьянами вкладывался смысл «попечительства». Временнообязанное состояние крестьян повсеместно было прекращено только в 1881 году.

Манифестом 19 февраля 1861 года учрежден институт мировых посредников, которые выступали в роли арбитров по разрешению споров, возникавших между помещиками и крестьянами, в основном поземельных, при введении положений реформы. На них возлагалось утверждение составленных помещиками уставных грамот. Мировой посредник после соответствующего разбирательства («поверки») мог и в случае несогласия с ней крестьян утвердить уставную грамоту, если находил, что она составлена с соблюдением закона, норм крестьянского землепользования, установленных для данной местности. На него возлагалось также судебно-полицейское разбирательство споров: по найму землевладельцами людей на различные работы, по найму земель, по потравам полей, лугов, по порубкам в лесах. Решение мирового посредника могло быть обжаловано в уездный мировой съезд. Жалобы на мировые посреднические учреждения разрешались губернскими по крестьянским делам присутствиями, открытыми в соответствии с Манифестом 19 февраля. Положением от 27 июня 1874 года институт мировых посредников был упразднен, некоторые их функции по надзору за крестьянами передавались вновь созданным уездным по крестьянским делам присутствиям.

При всей своей ограниченности реформа восстанавливала крестьянина в элементарных человеческих правах, предоставляла ему личную свободу. Он переставал быть крещеной собственностью помещика. Крестьянин освобождался от унизительной необходимости испрашивать у барина разрешение на вступление в брак, от вмешательства помещика в его семейные дела. Он мог выступать в суде от своего имени, получал права на занятия торговой и промышленной деятельностью, записываться в цехи, вступать в купеческие гильдии, отдавать своих детей в общие учебные заведения и т. д.

Реформой предусматривалось создание органов общественного крестьянского самоуправления, сельских и волостных. В масштабе сельских обществ такими органами становились сельские сходы и сельские старосты. Сельские сходы составлялись из крестьян домохозяев и выборных сельских должностных лиц. Их ведению подлежали: раскладка казенных податей, земских и мирских денежных сборов и натуральных повинностей, переделы общинных земель, разрешение семейных разделов, назначение опекунов и попечителей, увольнение из общества его членов и принятие новых, «приговоры об удалении из общества вредных и порочных членов», выборы сельских должностных лиц и т. д. На сельского старосту возлагалось обеспечение общественного порядка на территории селения или селений, входивших в состав сельского общества, созыв сельских сходов.

Органами волостного управления являлись: волостной сход, волостной старшина с волостным правлением и волостной крестьянский суд.

Волостной сход составлялся из уполномоченных от всех селений волости по одному от каждых десяти дворов и из сельских и волостных должностных лиц. К компетенции схода относились хозяйственные и финансовые дела волостного значения, выборы волостных должностных лиц (старшины, его помощников) и судей волостного суда. Ежегодно избиралось от четырех до двенадцати очередных судей. На волостного старшину возлагалась ответственность за «сохранение общего порядка, спокойствия и благополучия в волости».

Волостное правление состояло из старшины, всех сельских старост или помощников старшины. Последние избирались в тех волостях, которые состояли из одного сельского общества, и обязанности его старосты исполнялись волостным старшиной. Письмоводство возлагалось на волостного писаря. Волостной суд судил крестьян за малозначительные проступки, разбирал крестьянские споры и тяжбы с ценой иска до 100 рублей.

  • [1] Исаев А. А. Освобождение крестьян от крепостной зависимости // ВременникДемидовского юридического лицея. Ярославль, 1881. Кн. 28. С. 3.
  • [2] Там же. С. 12.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >