Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Акционерное право России

Типы и виды акционерных обществ

Типы акционерных обществ

Отечественное законодательство подразделяет акционерные компании на два типа – открытые и закрытые общества (ст. 97 ГК РФ, ст. 7 Закона об АО). Указание на тип должно содержаться в фирменном наименовании и уставе акционерного общества, а равно в его круглой печати (п. 7 ст. 2, п. 1 ст. 7, п. 3 ст. 11 Закона об АО).

Дифференциация на типы производится по следующим взаимосвязанным параметрам. Прежде всего, различие кроется в особенностях размещения акций, т.е. отчуждения ценных бумаг первым владельцам (подробнее об этом см. 6.1): если открытое общество вправе проводить как открытую подписку на выпускаемые им акции (и их свободную продажу на условиях, устанавливаемых законом и иными правовыми актами), так и закрытую подписку (хотя возможность проведения последней может быть ограничена уставом или требованиями правовых актов РФ[1]), то в закрытом обществе акции распределяются только среди учредителей или иного заранее определенного круга лиц (например, среди акционеров или работников корпорации), а потому такое общество не вправе проводить открытую подписку на выпускаемые акции либо иным образом предлагать их для приобретения неограниченному кругу лиц.

Не совпадают и режимы обращения акций. Акционеры и открытого, и закрытого общества могут отчуждать принадлежащие им акции без согласия других акционеров, однако если участники закрытого общества (а в силу устава – и сама организация) имеют преимущественное право приобретения продаваемых другим участником акций, то в открытом обществе установление преимущественного права как акционеров, так и самого общества в принципе не допускается.

Обозначенная сравнительная трактовка открытых и закрытых обществ в настоящее время является общепризнанной. При этом нельзя не заметить, что она стала результатом сложного толкования достаточно бессистемно изложенных и двусмысленных нормативных предписаний. В ст. 97 ГК РФ указывается, что открытым признается "общество, участники которого могут отчуждать акции без согласия других акционеров"; тем самым логичным завершением разделения должно было бы стать признание закрытым такого общества, акциями которого можно распоряжаться с согласия других акционеров. Однако законодатель определяет закрытое общество как "общество, акции которого распределяются только среди заранее определенного круга лиц" (симптоматично, что в первые годы применения ГК РФ и Закона об АО неоднозначную оценку вызывал вопрос о том, к чему относится выведенный в дефиниции признак закрытого общества – к обращению и (или) размещению акций; косвенной иллюстрацией этого служит дело, представленное в п. 9 Обзора практики разрешения споров, связанных с размещением и обращением акций (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.04.1998 № 33).

Таким образом, нормы о закрытых обществах в противовес положениям об открытых направлены на обеспечение относительной стабильности состава участников, контролируемости (хотя бы частичной) его изменения. "Конструкция открытого общества, – точно подмечает Д. В. Ломакин, – оптимально подходит для решения задачи привлечения средств неограниченного числа инвесторов, а модель закрытого общества призвана обеспечить устойчивый контроль над деятельностью общества путем ограничения обращения акций"[2]. Однако такое ограничение, как мы видели, имеет весьма "усеченный" характер в отличие, скажем, от обществ с ограниченной ответственностью.

В литературе и корпоративной среде продолжает вестись полемика по поводу целесообразности сохранения конструкции закрытого акционерного общества. Основными аргументами ее противников являются ссылки: а) на дублирование во многих значимых аспектах института общества с ограниченной ответственностью; б) необоснованность умаления оборотоспособности акций (ибо это идет вразрез с сутью акционерной формы соединства, предназначенной обеспечивать не стабильность субъектного состава, а максимизацию притока капиталов). Так, В. А. Белов считает существование закрытого акционерного общества "...не только бесполезным (излишним), но и вредным, порочащим юридическую конструкцию акционерного общества" (Белов В. А, Пестерева Е. В. Хозяйственные общества. – М.: АО "Центр ЮрИнфоР", 2002. – С. 50). Не все ученые занимают столь радикальную позицию; иного взгляда на целесообразность сохранения закрытого акционерного общества (отличающегося от общества с ограниченной ответственностью по ряду параметров, например в плане возможности выхода участников) придерживается, в частности, Г. С. Шапкина: по ее мнению, "исходя из права учредителей самостоятельно решать вопросы экономической целесообразности создания хозяйственного общества того или иного вида... следует признать более правильным сохранение существующих разновидностей хозяйственных обществ" (см.: Шапкина Г. С. Некоторые вопросы применения корпоративного законодательства // Вестник ВАС РФ. 1999. № 5. С. 87). В Концепции развития корпоративного законодательства на период до 2008 г., утв. Правительством РФ 18.05.2006, предлагается закрепление в акционерном законе единой модели акционерного общества (без деления на открытое и закрытое) с одновременным введением дифференцированной системы регулирования в зависимости от того, в каком порядке привлекается акционерный капитал и где обращаются акции.

Сходные идеи высказаны и в Концепции развития гражданского законодательства РФ: во-первых, об отказе от "искусственного выделения типов акционерных обществ", во-вторых, о "закреплении особенностей функционирования публичных акционерных обществ (известных немецкому, английскому и американскому корпоративному законодательству), которыми признаются акционерные общества с момента государственной регистрации проспекта их акций, подлежащих размещению среди неограниченного круга лиц по открытой подписке" (п. 4.1.5, 4.1.6 разд. III). Симптоматично, что украинский законодатель уже легализовал деление акционерных обществ на публичные и частные, избрав в качестве основных критериев группировки способ размещения акций и численность акционеров (см.: Щербина Е. Новый закон об акционерных обществах в Украине. Что важно знать юристу российской компании // Юрист компании. 2009. № 10. С. 41–42).

Названные различия, имеющие сущностный (фундаментальный) характер, во многом опосредуют иные (в значительной степени формальные) специфические характеристики открытых и закрытых обществ:

  • – в открытом обществе число акционеров не ограничено (от одного и более), в закрытом – не может быть больше 50. При превышении данного предела закрытое общество в течение одного года должно преобразоваться в открытое (из этого, заметим, вовсе не следует вывод о том, что такому обществу до изменения типа надлежит руководствоваться правилами об открытом обществе!); при нарушении требования о преобразовании организация должна быть ликвидирована в судебном порядке. Необходимо учитывать, что в двух случаях количественный состав участников закрытого общества может выходить за рамки указанного порога: 1) если закрытое общество было создано до введения в действие Закона об АО (п. 4 ст. 94 Закона об АО); 2) если закрытое общество возникло в результате преобразования в него общества (товарищества) с ограниченной ответственностью, численный состав которого на момент введения в действие Закона об ООО превышал 50 лиц (п. 3 ст. 59 Закона об ООО);
  • – по-разному решается вопрос об обязательном раскрытии компанией информации: открытое общество обязано ежегодно публиковать для всеобщего сведения годовой отчет, бухгалтерский баланс, счет прибылей и убытков, а также раскрывать иные сведения в объеме, случаях, порядке и форме, предусмотренных нормативными актами РФ; обязанность же по раскрытию информации возлагается на закрытое общество лишь в исключительных случаях, в частности при публичном размещении облигаций и иных ценных бумаг (кроме акций) (см. ст. 97 ГК РФ, ст. 92 Закона об АО);
  • – не одинаковы положения о размере минимального уставного капитала: для открытых обществ установлены повышенные требования – минимальный уставный капитал здесь должен составлять не менее 1000-кратной суммы минимального размера оплаты труда, тогда как в закрытых обществах – не менее 100-кратной суммы минимального размера оплаты труда (при этом размер оплаты труда определяется на дату регистрации общества) (см. ст. 26 Закона об АО).

Итак, одной из главных (сущностных) характеристик закрытой акционерной компании, отграничивающей данный тип общества от открытого, является наличие у акционеров преимущественного права приобретения акций, продаваемых другими участниками [3] (п. 3 ст. 7 Закона об АО). Поэтому институт названного права требует скрупулезного рассмотрения.

Субъектами преимущественного права могут быть акционеры и само общество, причем акционерам оно принадлежит в силу закона (т.е. имеет императивный характер и не может быть ограничено договором о создании акционерного общества, его уставом либо иным внутренним документом), само же общество обладает правом лишь в случае, когда это предусмотрено уставом. Более того, реализация исследуемого права компанией носит дополнительный по отношению к акционерам характер: общество может воспользоваться им тогда, когда акционеры не использовали свое преимущественное право. Уступка преимущественного права не допускается.

На практике встал вопрос о применимости требований ст. 72 Закона об АО о порядке и условиях приобретения обществом собственных акций (подробнее об этом см. в 13.2.1 учебника) к случаям покупки акций обществом, использующим преимущественное право. Учитывая специальную направленность положений ст. 7 и 72 Закона об АО, кардинальную разницу между ситуациями, в ними описываемыми, стоит признать данные нормы "непересекающимися". Данный вывод получил однозначную поддержку Президиума ВАС РФ, разъяснившего, что:

  • – при реализации обществом преимущественного права приобретения собственных акций положения ст. 72 Закона об АО не применяются;
  • – однако при этом должны соблюдаться ограничения, установленные в интересах кредиторов общества и его акционеров в ст. 73 Закона об АО: "Неприменение этих ограничений, – подчеркнул суд, – означало бы нарушение интересов указанных лиц, поскольку появилась бы возможность обхода соответствующих требований Закона об АО" (п. 11 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами споров о преимущественном праве приобретения акций закрытых акционерных обществ (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.06.2009 № 131)) (далее по тексту настоящего параграфа – Обзор № 131).

Законодательной лакуной (пробелом) следует считать и отсутствие правил относительно того, как должно общество поступить с приобретенными акциями; в порядке аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК РФ) здесь надобно руководствоваться п. 3 ст. 72 (общество может распорядиться акциями только путем их продажи по цене не ниже рыночной стоимости не позднее года с даты приобретения) (см. п. 11 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19).

На акционера, намеренного продать свои акции третьему лицу, возлагается обязанность письменно известить об этом через общество остальных акционеров, а также само общество с указанием цены и других условий продажи. Извещение осуществляется за счет акционера, намеренного продать свои акции, если иное не предусмотрено уставом.

Принципиальным является вопрос о правомерности квалификации извещения в качестве оферты. Формально-логический анализ ст. 435 ГК РФ свидетельствует о невозможности такой квалификации: офертой признается лишь предложение, выражающее намерение оферента считать себя заключившим договор с адресатом – конкретным лицом (лицами); акционеры же извещаются о желании продавца заключить договор с третьим лицом (а не адресатом). К такому же заключению (извещение не есть оферта) пришел и Президиум ВАС РФ (см. п. 10 Обзора № 131).

Вообще, поставленная проблема носит универсальный характер, она затрагивает не только преимущественное право приобретения акций закрытого акционерного общества, но и преимущественные права в иных случаях, например права участников общей долевой собственности. В этой связи отметим взгляд Л. М. Минкиной, вполне приложимый и к нашей ситуации. Ученый справедливо пишет, что "...воля продавца направлена на заключение договора купли-продажи доли не с сособственниками, а с посторонним лицом. Именно этим обстоятельством обусловлено возникновение у сособственников преимущественного права покупки. ...Если продавец решил оставить долю за собой, сособственники не вправе требовать заключения с ними договора купли- продажи доли" (Минкина Л. М. Преимущественное право покупки доли в праве собственности и его защита // Актуальные вопросы частного права: межвузовский сб. науч. трудов / отв. ред. Ю. С. Поваров, В. Д. Рузанова. – Самара, 2004. – С. 116–117).

Тем не менее с позиции обеспечения интересов других участников более "привлекательным" является признание извещения офертой (ибо оферта, в отличие от простого уведомления, юридически связывает оферента). Показательно, что в Закон об ООО внесены изменения, в соответствии с которыми извещение участника общества о намерении продать долю в уставном капитале третьему лицу прямо обозначается в качестве "оферты, адресованной остальным участникам и обществу" (п. 5 ст. 21).

Порядок осуществления преимущественного права сводится к следующим основным постулатам:

  • – приобретение акций осуществляется по цене предложения третьему лицу и на прочих условиях, сформулированных в извещении;
  • – приобретены должны быть все акции, предлагаемые для продажи;
  • – в "стандартной версии" акционеры вправе приобрести акции пропорционально количеству акций, принадлежащих каждому из них, однако иное может быть предусмотрено уставом (например, в зависимости от времени подачи соответствующего заявления). При этом, если приобретение акционером целого числа акций невозможно, образуются дробные акции (п. 3 ст. 25 Закона об АО). Известные затруднения вызывает вопрос о том, что является арифметической базой при подсчете количества акций, которые вправе приобрести акционеры, желающие воспользоваться преимущественным правом (исходя из принципа пропорциональности): полагаем, что за основу (на языке математики – знаменатель) должна приниматься сумма акций акционеров, которые воспользовались преимущественным правом; в противном случае если хотя бы один акционер откажется от своего права, то акции могут быть проданы третьему лицу (а это сводит на "нет" эффективность предписаний ст. 7 Закона об АО);
  • – если акционеры не использовали преимущественное право, им может воспользоваться само общество (как отмечалось, когда это допускается уставом).

Срок осуществления преимущественного права –два месяца со дня извещения акционеров и общества, если более короткий срок не закреплен уставом; при этом сокращенный уставом срок не может быть менее 10 дней. Важно знать, что исчисление срока ведется от даты получения обществом соответствующего извещения акционера, продающего акции; именно такое разъяснение, отвечающее интересам продавца и корреспондирующее правилу о том, что извещение акционеров производится через общество, дано в подп. 6 п. 14 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19.

Позиция ВАС РФ несколько корректируется в Обзоре № 131. Дополнительным обстоятельством, которое подлежит учету при оценке обоснованности требования лица, чье преимущественное право нарушено, является наличие (либо отсутствие) в уставе положений о порядке извещения акционеров:

  • – если уставом не предусмотрено требование, обязывающее акционера направить рассматриваемое извещение не только обществу, но и непосредственно акционерам, то неисполнение обществом обязанности по извещению акционеров не предоставляет последним права требовать перевода на себя прав и обязанностей покупателя;
  • – в случае же, когда уставом оговорено, что извещение должно быть направлено акционером не только через общество (как это установлено Законом об АО), но и напрямую остальным акционерам, и продавец в нарушение устава направит извещение лишь обществу, а общество не направит его далее остальным акционерам, то порядок извещения других акционеров не будет считаться соблюденным, а значит, требования лица, чье преимущественное право нарушено, подлежат удовлетворению (п. 8, 9 Обзора № 131).

Закон указывает, что изучаемый срок прекращается, если до его истечения от всех акционеров получены письменные заявления об использовании или отказе от использования преимущественного права. К сожалению, законодатель не учел того, что преимущественное право может принадлежать и обществу. Думается, что в ситуации, когда устав наделяет общество преимущественным правом, даже если все акционеры, например, заявили о неиспользовании преимущественного права, срок его осуществления не может считаться автоматически прекращенным.

При нарушении преимущественного права любой акционер и (или) общество (если уставом предусмотрено преимущественное право общества) могут в течение трех месяцев с момента, когда акционер или общество узнали или должны были узнать о нарушении преимущественного права, обратиться в суд с требованием о переводе на них прав и обязанностей покупателя акций (но не о признании сделки недействительной! – см. п. 13 Обзора № 131). Трехмесячный срок является исковой давностью, а значит, к нему применяются правила ГК РФ о приостановлении, перерыве и восстановлении срока исковой давности (п. 16 Обзора № 131). Надлежащими ответчиками по иску о переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи акций считаются продавец и покупатель (п. 17 Обзора № 131).

Наконец, следует учитывать, что сфера применения преимущественного права ограничена. Данное право рассчитано на все случаи продажи акций закрытого общества третьим лицам (включая добровольную продажу акционером принадлежащих ему акций на торгах – см. п. 6 Обзора № 131) . Вместе с тем осуществление преимущественного права при продаже акций на торгах, проводимых в рамках исполнительного производства или в ходе конкурсного производства, имеет свою специфику: преимущественное право в таких ситуациях может быть реализовано акционером путем участия в торгах и заявления о согласии приобрести акции по цене, сформированной в ходе торгов (п. 7 Обзора № 131) .

Однако преимущественное право, причем независимо от уставных положений, не действует:

а) при возмездном отчуждении акций третьим лицам по иным, нежели купля-продажа, договорам (например, по договору мены);

В литературе вопрос о том, "работает" ли преимущественное право при отчуждении акций по договору мены, являлся предметом дискуссий. По мнению отдельных ученых, для этого оно должно быть предусмотрено уставом; другие авторы исходят из того, что преимущественное право возникает при мене независимо от положений устава; наконец, существует и позиция, в соответствии с которой мена акций не предполагает соблюдение норм об анализируемом праве. Именно последнюю точку зрения поддержал ВАС РФ, сначала косвенно (отметив в подп. 9 п. 14 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19, что "преимущественное право действует при отчуждении... акций только путем продажи"), затем непосредственно (четко указав на неприменение положений о преимущественном праве при заключении договора мены в п. 1, 2 Обзора № 131). Считаем, что при такой постановке вопроса преимущественное право не возникает и при передаче акций в качестве вклада в уставный капитал.

Но нельзя не обратить внимание на то, что совершенно иная тенденция в судебной практике наблюдается в части действия преимущественного права в случае заключения соглашения об отступном: в п. 7 Обзора практики применения арбитражными судами статьи 409 Гражданского кодекса РФ (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 102) делается вывод о том, что квалификация спорных отношений не как отношений купли-продажи не является безусловным основанием для неприменения положений о преимущественном праве (хотя указанный вывод касается преимущественного права, предусмотренного ст. 250 ГК РФ, но он без "натяжек" может быть экстраполирован и на нашу ситуацию).

  • б) при безвозмездном отчуждении акций третьим лицам (по договору дарения). Однако, если будет доказано, что фактически акции отчуждены на возмездной основе, договор в силу п. 2 ст. 170 ГК РФ является ничтожной (притворной) сделкой, в силу чего может быть заявлено требование о переводе прав и обязанностей покупателя акций (но, опять же, не о реституции!). Вопрос об обоснованности нераспространения норм о преимущественном праве на случаи дарения акций поднимался в КС РФ, который в итоге пришел к выводу о том, что предложенная законодателем регламентация не может рассматриваться как нарушение конституционных прав (см. Определение от 12.07.2006 № 303-0 "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества “Автоколонна 1107” на нарушение конституционных прав и свобод положением пункта 3 статьи 7 Федерального закона “Об акционерных обществах”");
  • в) при переходе акций в собственность другого лица в порядке универсального правопреемства;
  • г) при отчуждении акций участнику общества, а равно при приобретении обществом собственных акций, поскольку ни участник, ни общество в контексте положений п. 3 ст. 7 Закона об АО третьими лицами не являются (см. подп. 8–10 п. 14 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19; п. 1–5 Обзора № 131).

В завершение стоит особо указать на то, что рассмотренные типы относятся к одной организационно-правовой форме юридического лица (акционерное общество); поэтому, в частности, изменение типа не является реорганизацией (термин "преобразование", используемый для описания процесса трансформации закрытого общества в открытое в п. 2 ст. 97 ГК РФ и п. 3 ст. 7 Закона об АО, имеет иную содержательную нагрузку, нежели понятие преобразования как формы реорганизации юридического лица). Преобразование акционерного общества одного типа в акционерное общество другого типа осуществляется по решению общего собрания акционеров с внесением соответствующих изменений в устав (утверждением устава в новой редакции) и государственной регистрацией их в установленном порядке (см. п. 23 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 №19).

Следует также иметь в виду, что законодательство может содержать запрет на создание отдельных организаций в форме акционерного общества определенного типа. Например, только как открытые существуют акционерные инвестиционные фонды (п. 1 ст. 2 Федерального закона от 29.11.2001 № 153-ФЗ "Об инвестиционных фондах"), а также общества, учредителями которых выступают в случаях, установленных законами, публичные образования (за исключением обществ, образованных в процессе приватизации) (п. 4 ст. 7 Закона об АО).

  • [1] Вспомним об акционерных инвестиционных фондах, для которых по общему правилу допускается только открытая подписка (п. 1 ст. 4 Федерального закона от 29.11.2001 № 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах").
  • [2] Ломакин Д. В. Очерки теории акционерного права и практики применения акционерного законодательства. – М.: Статут, 2005. – С. 48.
  • [3] Дискуссионность в течение длительного времени сохраняет вопрос о природе преимущественных прав (в аспекте их места в системе субъективных прав, отграничения от смежных явлений – различного рода преимуществ и привилегий). По данному вопросу, в частности, см.: Белов В. А. Основы учения о преимущественных правах // Вестник МГУ. Серия 11, Право . 2001. № 6; Кузнецова Л. В. Преимущественные права в гражданском праве России: монография. – М.: Ось-89, 2007.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы