Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Акционерное право России

Акции: понятие, виды, особенности размещения

Понятие и виды акций

Акция – эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права ее владельца (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть имущества, остающегося после его ликвидации (ст. 2 Закона о РЦБ) .

Видовая дифференциация акций осуществляется по различным критериям. Основная классификация изучаемых ценных бумаг в аспекте корпоративного управления и предоставляемых прав – их подразделение на две категории: обыкновенные [1] и привилегированные акции. Общество безусловно размещает обыкновенные акции и вправе размещать один или несколько типов привилегированных акций; при этом удельный вес привилегированных акций не может быть значительным – номинальная стоимость размещенных привилегированных акций не должна превышать порог в 25% уставного капитала (п. 1 ст. 102 ГК РФ, п. 2 ст. 25 Закона об АО). Неуклонному соблюдению данного требования способствует запрет, содержащийся в Стандартах эмиссии (п. 6.3.10), на одновременное осуществление государственной регистрации "выпуска (дополнительного выпуска) обыкновенных и привилегированных акций, размещаемых путем подписки, если при размещении всех привилегированных акций и неразмещении ни одной обыкновенной акции номинальная стоимость привилегированных акций превысит 25% уставного капитала" (также см. письмо ФСФР России от 12.10.2005 № 05-ВГ-03/16128 "Об одновременном размещении обыкновенных и привилегированных акций"). Благодаря этой запретительной норме даже гипотетически исключается ситуация превышения допустимой доли привилегированных акций в уставном капитале.

Видовое обособление привилегированных акций явилось результатом поиска новых способов привлечения капиталов (помимо выпуска традиционных акций и облигаций). Обычно родиной привилегированных акций считают Англию, где они были распространены в 1849 г. акционерной компанией "Great Northern Railway", хотя по некоторым данным "привилегированные акции были известны во Франции еще в начале 18-го столетия" (см.: Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. – М.: Статут, 2000. – С. 371). Выявляя причины появления рассматриваемых ценных бумаг, И. Т. Тарасов отмечал, что "с одной стороны, только стремление обойти некоторые более или менее тягостные и сложные формальности, связанные с выпуском облигаций, вынудило создать постепенно этот особенный вид акций, с другой же стороны, привилегированные акции обязаны своим появлением, рядом с облигациями, стремлению привлечь капиталы к предприятию, не могущему добыть себе денежные средства путем выпуска облигаций" (Тарасов И. Т. Указ. соч. – С. 373). Сущностная разница между привилегированными акциями и облигациями состоит в том, что оплата первых направлена на формирование уставного, а вторых – заемного капитала общества; владельцы первых становятся участниками, а вторых – обычными кредиторами общества.

Назовем основные принципиальные отличия между обыкновенными и привилегированными акциями. Во-первых, все обыкновенные акции (как первоначального, так и последующих выпусков) имеют одинаковую номинальную стоимость и предоставляют их владельцам одинаковый объем прав (п. 1 ст. 25, п. 1 ст. 31 Закона об АО). Касательно привилегированных акций это правило рассчитано лишь на акции одного типа (например, размер дивиденда по привилегированным акциям разных типов и их номинальная стоимость могут отличаться). Таким образом, для привилегированных акций допустима дифференциация правового режима при размещении нескольких типов данных акций (но не "внутри" акций одного типа!).

Во-вторых, значимые различия кроются в объеме и условиях реализации прав, удостоверяемых ценной бумагой. Акционеры – владельцы обыкновенных акций могут в соответствии с законом и уставом участвовать в общем собрании акционеров с правом голоса по всем вопросам его компетенции, а также имеют право на получение дивидендов, а в случае ликвидации общества – право на получение части его имущества (п. 2 ст. 31 Закона об АО).

Акционеры – владельцы привилегированных акций, наоборот, не имеют права голоса на общем собрании акционеров, если иное не установлено законом (п. 1 сг. 32 Закона об АО). Однако "взамен этого" в уставе должен определяться размер дивиденда и (или) ликвидационная стоимость (т.е. стоимость, выплачиваемая при ликвидации общества) . Названные параметры определяются в твердой денежной сумме или в процентах к номинальной стоимости привилегированных акций; помимо прочего, размер дивиденда и ликвидационная стоимость считаются определенными и тогда, когда уставом установлен порядок их определения

(например, в процентах от чистой прибыли по результатам деятельности общества). Сообразно сказанному можно говорить о трех видах привилегированных акций: 1) по которым определен только дивиденд; 2) по которым определена исключительно ликвидационная стоимость; 3) с определенными дивидендом и ликвидационной стоимостью.

Важно учитывать, что "привилегированный" статус исследуемых акций не делает получение их владельцами дивидендов и (или) ликвидационной стоимости абсолютным, гарантированным. В частности, при непринятии на общем собрании акционеров решения о выплате дивидендов, невозможности выплаты дивидендов в силу законодательных ограничений, недостаточности у ликвидируемого общества имущества держатели привилегированных акций не могут требовать от общества осуществления фиксированных выплат. Привилегия, по сути, сводится к преимуществу в получении дивидендов (ликвидационной стоимости) перед владельцами обыкновенных акций (т.е. последние не могут претендовать на выплаты, если они не произведены в отношении обладателей привилегированных акций) (см. п. 2 ст. 43, п. 1 ст. 23 Закона об АО). Кроме того, в случае непринятия решения о выплате (или принятия решения о неполной выплате) "обещанных" дивидендов вступают в силу правила о наделении владельцев "дивидендных" акций правом голоса на общем собрании акционеров (п. 5 ст. 32 Закона об АО). На обеспечение условий гарантированной выплаты ликвидационной стоимости направлены нормы о необходимости соотнесения ликвидационной стоимости (в совокупности с иными параметрами) с размером чистых активов при решении вопроса о правомерности совершения обществом некоторых действий, сопряженных с уменьшением имущества, а именно: а) уменьшения уставного капитала, сопровождающегося выплатой акционерам денежных средств или передачей им принадлежащих обществу эмиссионных ценных бумаг (п. 4, 5 ст. 29 Закона об АО); б) объявления и выплаты дивидендов (ст. 43 Закона об АО); в) приобретения собственных размещенных акций (ст. 73 Закона об АО).

Если уставом предусмотрены привилегированные акции двух и более типов, по каждому из которых определен размер дивидендов (или ликвидационная стоимость), то учредительным документом должна быть обязательно установлена очередность выплаты дивидендов (либо соответственно ликвидационной стоимости) по каждому из типов; т.е. для акций разных типов, но с аналогичной "привилегией" необходимым является их ранжирование с точки зрения последовательности получения имущества общества.

Особая разновидность привилегированной акции с определенным дивидендом – кумулятивная (от лат. cumulo – собираю, накапливаю) акция, в отношении которой уставом установлено, что невыплаченный или не полностью выплаченный дивиденд накапливается и выплачивается не позднее срока, определенного уставом. Сказанное совершенно не означает, что общество лишено возможности производить выплаты ранее фиксированного срока; однако специальные последствия невыплаты (неполной выплаты) дивидендов (в виде приобретения владельцем кумулятивной акции права голоса) наступят лишь по истечении данного срока. Поэтому установление срока выплаты накопленного дивиденда в учредительном документе общества обязательно, в противном случае привилегированные акции кумулятивными не являются (п. 2 ст. 32 Закона об АО). Например, в уставе можно прописать, что кумулятивная акция дает право на годовой дивиденд в размере 1000 руб., который накапливается и выплачивается не позднее трех лет; вполне очевидно, что приобретатель такой акции будет рассчитывать на получение по истечении установленного срока дивидендов в размере не менее 3000 руб.

Подчеркнем, что упоминавшиеся права, удостоверяемые обыкновенными и привилегированными акциями, являясь главными, базовыми ("натуральными"), не исчерпывают всего объема правомочий, вытекающих из участия в акционерной компании. В орбиту нашего внимания основные и иные права акционеров попадут при изучении правового положения акционеров (см. разд. III учебника).

В-третьих, если обыкновенные акции не конвертируемы в привилегированные акции, облигации и любые иные ценные бумаги (п. 3 ст. 31 Закона об АО), то привилегированные акции могут конвертироваться, хотя и с большими ограничениями: 1) их конвертация (от лат. converto – изменяю, превращаю) правомерна только в акции – обыкновенные и привилегированные иных типов, конвертация в облигации и другие ценные бумаги не допускается; 2) конвертация привилегированных акций допускается лишь:

  • а) в случаях, предусмотренных уставом, при этом возможно установление учредительным документом одного из следующих видов конвертации:
    • – конвертация привилегированных акций по требованию их владельцев (так называемая инициативная конвертация, предполагающая обязательность волеизъявления владельца на замену его акций);
    • – конвертация всех привилегированных акций определенного типа в заданный уставом срок (так называемая безынициативная конвертация, происходящая безотносительно к волеизъявлению владельцев акций, здесь согласие на конвертацию вытекает из самого факта приобретения ценной бумаги).

Стандарты эмиссии также предусматривают дополнительный случай "безынициативной" конвертации – при наступлении обстоятельств, указанных в решении о выпуске (дополнительном выпуске) конвертируемых ценных бумаг (п. 7.1.6). Данное расхождение с Законом об АО нуждается в устранении.

Порядок конвертации (включая количество, категорию (тип) акций, в которые конвертируются акции) и иные ее условия должны быть определены в уставе уже на момент принятия решения, являющегося основанием для размещения конвертируемых привилегированных акций; изменение указанных положений устава в последующем (после принятия решения о размещении) не допускается;

б) при реорганизации акционерного общества (п. 3 ст. 32 Закона об АО); в этом случае уставных указаний о возможности конвертации не требуется (она допустима в соответствии с положениями Закона об АО)[2].

Рассмотренное деление современным российским законодателем акций на обыкновенные и привилегированные "не охватывает всего богатства, предлагаемого зарубежным законодательством и мировой практикой. Легализация в России только так называемых неограниченных обыкновенных акций при игнорировании всех видов ограниченных обыкновенных акций (неголосующие, подчиненные, с ограниченным правом голоса)... соответствует принципам равенства и социальной справедливости. Но, – справедливо замечает B. В. Долинская, – объективный процесс роста численности акционеров с различными интересами в участии в акционерном обществе и нужды управления этим обществом требуют... использования всей палитры привилегированных акций: с дополнительными правами имущественного характера (в отношении активов и дивидендов); с дополнительными правами организационно-имущественного характера (в отношении управления); с правами комбинированного характера" (Долинская В. В. Акционерное право: основные положения и тенденции. – М.: Волтерс Клувер, 2006. – C. 249–250). О целесообразности диверсификации привилегированных акций пишет и А. С. Кушнирук: "...введение... более разнообразных категорий привилегированных акций даст в распоряжение акционерного общества более широкий спектр финансовых инструментов, что позволит им привлекать дополнительные денежные ресурсы для своей деятельности" (Кушнирук А. С. Основные закономерности становления и развития акционерного права в дореволюционной России // Правоведение. 2004. № 1. С. 229).

Следующая классификация акций, генетически связанная с предыдущей, – дихотомичное деление акций на голосующие и неголосующие. Данная "компоновка" носит динамичный (а не статичный, как в случае с подразделением акций на категории) характер. По общему правилу обыкновенные акции являются голосующими, а привилегированные – неголосующими (поэтому размещение привилегированных акций можно оценить как удобный способ привлечения инвестиций без утраты контроля за бизнесом). Но такое положение дел не является безусловным, поскольку в зависимости от содержания рассматриваемого на общем собрании акционеров вопроса и (или) наличия определенных обстоятельств:

во-первых, в ряде случаев обыкновенная акция не предоставляет право голоса, в частности:

  • – до момента ее полной оплаты учредителем, если иное не предусмотрено уставом (п. 1 ст. 34 Закона об АО);
  • – если она принадлежит заинтересованному лицу и голосование осуществляется по вопросу определения цены (денежной оценки) имущества (п. 1 ст. 77 Закона об АО) или вопросу об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность (п. 4 ст. 83 Закона об АО) (детализацию данных положений см. в гл. 19, 20 учебника);
  • – при приобретении такой акции в результате "поглощения" в нарушение правил п. 6 ст. 84.1, а также до даты направления обязательного предложения (п. 6 ст. 84.2 Закона об АО) (подробнее об этом см. 12.2 учебника);
  • – если она принадлежит члену совета директоров (наблюдательного совета) или лицу, занимающему должность в органах управления общества, и на повестке дня стоит вопрос об избрании ревизионной комиссии (ревизора) (п. 6 ст. 85 Закона об АО);
  • – при установлении судом в порядке принятия обеспечительных мер ограничения на голосование в качестве самостоятельной обеспечительной меры либо в рамках наложения ареста на акции (применительно к последнему варианту стоит учитывать необходимость специального отражения в судебном акте указания о запрете на голосование, поскольку введение ареста само по себе означает лишь запрет на распоряжение имуществом) (см. п. 1 Обзора практики принятия арбитражными судами мер по обеспечению исков по спорам, связанным с обращением ценных бумаг (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 24.07.2003 № 72));

во-вторых, в некоторых случаях, прямо установленных законом (но не уставом!), привилегированная акция дает ее владельцу право голоса. В настоящее время Закон об АО предусматривает следующие случаи голосования привилегированными акциями:

  • 1) владельцы привилегированных акций любого типа имеют право голоса при решении вопросов о реорганизации и ликвидации общества (п. 4 ст. 32);
  • 2) владельцы привилегированных акций определенного типа приобретают право голоса при решении вопросов о внесении изменений и дополнений в устав, ограничивающих права владельцев данных акций, например при определении или увеличении размера дивиденда и (или) ликвидационной стоимости, выплачиваемых по привилегированным акциям предыдущей очереди, при представлении владельцам привилегированных акций иного типа преимуществ в очередности выплаты дивиденда и (или) ликвидационной стоимости.

Для защиты прав владельцев рассматриваемых акций установлено правило, согласно которому решение о внесении "дискриминационных" изменений и дополнений считается принятым, если за него отдано не менее чем 3/4 голосов: а) владельцев голосующих акций, принимающих участие в собрании (не принимая во внимание голоса владельцев привилегированных акций, права по которым ограничиваются); б) владельцев привилегированных акций каждого типа, права по которым ограничиваются. Уставом могут быть установлены и иные правила, но только в сторону повышения кворума для принятия решения (п. 4 ст. 32);

3) владельцы привилегированных акций определенного типа с определенным в уставе размером дивиденда (в том числе кумулятивных акций) могут участвовать в общем собрании акционеров с правом голоса по всем вопросам его компетенции, но лишь в случае, когда обществом на соответствующем общем собрании акционеров не было принято решение о выплате дивидендов или было принято решение о неполной выплате дивидендов по данным акциям, при этом причины такого "поведения" общества (нежелание производить выплаты, невозможность выплат в связи с неудовлетворительным финансовым состоянием и т.п.) значения не имеют.

Приобретение права голоса в рассматриваемой ситуации не является абсолютным, ибо ограничивается временными рамками:

  • а) реализация права голоса возможна:
    • – применительно к некумулятивным привилегированным акциям – на собраниях, начиная с собрания, следующего за годовым общим собранием акционеров, на котором не было принято решение о выплате дивидендов или было принято решение о неполной выплате дивидендов. Например, в апреле 2008 г. состоялось годовое собрание, на котором вопрос о распределении прибыли вообще не рассматривался; в июне 2008 г. созывается внеочередное собрание. Владельцы указанных акций, не имея права голоса на апрельском годовом собрании, смогут участвовать в июньском собрании (а равно в последующих) с правом голоса по всем вопросам повестки дня;
    • – применительно к кумулятивным привилегированным акциям – на собраниях, начиная с собрания, следующего за годовым общим собранием акционеров, на котором должно было быть принято решение о выплате по этим акциям в полном размере накопленных дивидендов, но такое решение не было принято или было принято решение о неполной выплате дивидендов. Проиллюстрируем данные положения на примере. Общество в январе 2007 г. разместило кумулятивные акции, дивиденд по которым накапливается и выплачивается не позднее двух лет. В апреле 2008 г. состоялось годовое собрание, на котором вопрос о распределении прибыли не обсуждался; в июне 2008 г. созывается внеочередное собрание. Владельцы кумулятивных акций (в отличие от предыдущего примера) не смогут принять участия с правом голоса в июньском собрании (ибо двухгодичный срок накопления дивидендов не истек);
  • б) право участвовать в общем собрании акционеров прекращается:
    • – применительно к некумулятивным привилегированным акциям – с момента первой выплаты дивидендов в полном размере. К примеру, акция удостоверяет право на получение годового дивиденда в размере 1000 руб.; на годовых собраниях, состоявшихся в 2007 и 2008 гг., дивиденды не объявлялись, в 2009 г. годовое собрание постановило выплатить дивиденды, исходя из 1000 руб. на акцию. После реального получения денежной суммы в размере 1000 руб. (а не 3000 руб. за три года, ибо объявление дивидендов – право, а не обязанность общества!) владелец привилегированной акции утратит право голоса;
    • – применительно к кумулятивным привилегированным акциям – с момента выплаты всех накопленных дивидендов в полном размере. Здесь уже, наоборот, подразумевается необходимость выплаты дивидендов не только за текущий период, а и за прошлое время, что вытекает из смысла кумулятивности (отталкиваясь от условий последнего примера, право голоса прекратится при получении не 1000, а 3000 руб.) (п. 5 ст. 32).

Нельзя не заметить, что разобранные положения не учитывают нововведений Закона об АО в части периодичности выплаты дивидендов. Дело в том, что они рассчитаны только на выплату годовых дивидендов, однако в настоящее время допускается объявление дивидендов и по результатам первого квартала, полугодия и девяти месяцев финансового года (п. 1 ст. 42 Закона об АО). Законодательный пробел восполняют логичные разъяснения Пленума ВАС РФ: в случае непринятия решения о полной выплате дивидендов по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев владельцам привилегированных акций, по которым в уставе определен размер дивидендов по результатам указанных периодов, соответствующие акционеры приобретают право голоса на общем собрании акционеров, начиная с первого собрания, которое будет созвано по истечении установленного законом трехмесячного срока для принятия соответствующего решения (п. 15 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19). Естественно, речь идет лишь о владельцах привилегированных акций, дивиденды по которым определены в уставе за соответствующий период;

4) владельцы привилегированных акций, среди которых в соответствии с решением о реорганизации общества в форме разделения или выделения должны быть размещены обыкновенные (а не привилегированные!) акции соответствующего создаваемого общества, наделяются правом голоса при решении вопроса об избрании совета директоров (наблюдательного совета) этого общества (п. 3.2 ст. 18,19).

Объяснение наделения владельцев привилегированных акций правом голоса кроется в чрезвычайном характере (важности) рассматриваемого высшим органом управления вопроса для всего общества (1-й и 4-й случаи) или этих владельцев (2-й случай) либо в невозможности воспользоваться привилегией в части получения дивидендов (3-й случай).

Изученные положения могут быть лапидарно отражены в табл. 2.

Таблица 2

Голосование акционеров – владельцев привилегированных акций

Типы привилегированных акций, предоставляющих право голоса

Круг вопросов, по которым владельцы привилегированных акций имеют право голоса

Условия приобретения права голоса

Привилегированные акции любого типа

Вопросы о реорганизации и ликвидации общества

Рассмотрение на общем собрании акционеров названных вопросов

Привилегированные акции определенного типа

Вопросы о внесении изменений и дополнений в устав, ограничивающих права владельцев данных акций

Рассмотрение на общем собрании акционеров названных вопросов

Привилегированные акции определенного типа с определенным дивидендом (в том числе кумулятивные)

Все вопросы компетенции общего собрания акционеров

Непринятие на соответствующем общем собрании акционеров решения о выплате дивидендов или принятие решения о неполной выплате дивидендов

Привилегированные акции, владельцы которых участвуют в размещении обыкновенных акций общества, создаваемого в результате реорганизации в форме разделения или выделения

Вопрос об избрании совета директоров (наблюдательного совета) общества, создаваемого в результате реорганизации в форме разделения или выделения

  • 1. Рассмотрение на общем собрании акционеров названного вопроса.
  • 2. Приобретение в соответствии с решением о реорганизации в форме разделения или выделения обыкновенных акций создаваемого в результате реорганизации общества

Необходимо также учитывать, что Закон об АО в прежней редакции (действовавшей до 1 января 2002 г.) предусматривал возможность голосования привилегированными акциями не только в силу закона, но и устава. Предоставляющие в соответствии с уставом право голоса привилегированные акции, размещенные до указанной даты, а также привилегированные акции, "появившиеся на свет" в результате конвертации размещенных до 1 января 2002 г. эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в голосующие привилегированные акции, право голоса сохраняют. Причем данные привилегированные акции могут предоставлять более чем один голос (ст. 84.10 Закона об АО); для иных привилегированных, а также обыкновенных акций действующее законодательство изъятий из принципа "одна акцияодин голос" (кроме кумулятивного голосования при избрании совета директоров) не предусматривает.

Общество в установленных законом случаях может стать владельцем собственных акций. Такие акции вне зависимости от их категории (типа) в период их принадлежности обществу право голоса не предоставляют. Это – императивное требование, не знающее исключений (см. п. 1 ст. 34, п. 3 ст. 72, п. 6 ст. 76 Закона об АО).

ГК РФ, как известно, в зависимости от порядка определения субъекта прав, удостоверенных ценной бумагой, подразделяет все ценные бумаги на именные, ордерные и на предъявителя. В соответствии с п. 2 ст. 25 Закона об АО и ст. 2 Закона о РЦБ все акции общества (и обыкновенные, и привилегированные) являются именными (в отличие, например, от облигаций, которые могут быть также и предъявительскими); тем самым названные нормативные источники реализовали возможность, заложенную в п. 2 ст. 145 ГК РФ ("законом может быть исключена возможность выпуска ценных бумаг определенного вида в качестве именных, либо в качестве ордерных, либо в качестве бумаг на предъявителя"). Будучи именной, соответствующие права по акции принадлежат названному в ней лицу, которое с учетом бездокументарной формы акций фиксируется в реестре акционеров; переход прав на акции и осуществление указанных прав по акции требуют обязательной идентификации владельца.

Иначе решается данный вопрос во многих зарубежных странах: "В США, Великобритании и Японии распространены именные акции, но в обороте имеются и предъявительские. В Германии превалируют предъявительские акции, число именных невелико. Во Франции и Италии распространены и те, и другие" (Файзутдинов И. Виды акций в российском законодательстве и акционерной практике // Справочная правовая система "ГАРАНТ"); разрешается размещение предъявительских акций в Австрии, Греции, Италии, Ирландии (правда, лишь с санкции министерства финансов) и др. Как верно отмечает В. В. Долинская, исключение возможности выпуска акций на предъявителя, "с одной стороны... облегчает учет прав и ценных бумаг, путем формализации процедуры препятствует их незаконному переходу от одних лиц к другим. С другой стороны, это определенный отход от концепции “объединения капиталов”, “анонимности капиталов”, своеобразное ограничение оперативности отчуждения акций" (Долинская В. В. Акционерное право: основные положения и тенденции. – М.: Волтерс Клувер, 2006. – С. 249). Кстати сказать, ранее между положениями Закона об АО и Закона о РЦБ наблюдалось расхождение относительно выпуска акций на предъявителя: Закон о РЦБ (в прежней редакции) в противовес Закону об АО не исключал возможности размещения таких акций.

В силу ст. 16 Закона о РЦБ акции, являясь именными эмиссионными ценными бумагами, могут выпускаться только в бездокументарной форме, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами. Бездокументарная форма предполагает, что установление владельца ценной бумаги осуществляется на основании записи в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг или в случае депонирования ценных бумаг на основании записи по счету депо[3].

С бездокументарной природой акций (не позволяющей причислить их, следуя классическим представлениям, к ценным бумагам как особому виду вещей) переплетается проблема допустимости распространения на них вещно-правового режима. Судебная практика в основном пошла по пути осторожного переноса компонентов такого режима на бездокументарные ценные бумаги, признав в том числе возможность использования норм о виндикационном способе защиты прав на акции (см., например, п. 7 Обзора практики разрешения споров, связанных с размещением и обращением акций (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.04.1998 № 33); определения ВАС РФ от 31.08.2009 № ВАС-11015/09 и от 14.07.2009 № 5194/09; постановления Президиума ВАС РФ от 05.09.2006 № 4375/06, от 29.08.2006 № 1877/06)[4].

Однако Концепция развития гражданского законодательства РФ заняла иную позицию, в соответствии с которой ввиду особенностей юридической конструкции бездокументарной ценной бумаги использование виндикационного иска для защиты прав владельца, утратившего права на такую ценную бумагу, нежелательно (поскольку используемые в этом случае защитные механизмы основаны на традиционных представлениях о защите владения вещью). Восстановление прав предшествующих правообладателей бездокументарных ценных бумаг должно осуществляться посредством иска, предъявляемого лицом, утратившим формальную легитимацию в отношении прав, оформляемых бездокументарной ценной бумагой, к лицам, формально легитимированным посредством записей по счетам. При этом условия удовлетворения данного требования и распределение бремени доказывания должны определяться так же, как и в отношении классических ценных бумаг, с учетом особенностей прав, составляющих содержание бездокументарных ценных бумаг (обращаются ли бумаги на организованном рынке, предоставляют ли они права участия или же являются денежными требованиями и т.д.).

Кроме того, в отношении ценных бумаг, предоставляющих права участия (а акции как раз ими и являются), правила о восстановлении прав на бумаги в случае выбытия их помимо воли собственника (в результате противоправных действий третьих лиц либо лица, ведущего учет прав) следует, с точки зрения авторов Концепции, дифференцировать в зависимости от того, обращаются ли данные бумаги на организованном рынке (в частности, если есть возможность приобретения аналогичных бумаг на бирже, истребование похищенных бумаг у добросовестного приобретателя нецелесообразно) (см. п. 1.1.9,1.1.10 разд. VI).

Закон об АО (ст. 27 и др.) говорит также о размещенных и объявленных акциях. Размещенные акции – это акции, приобретенные акционерами; до своего погашения размещенными являются и акции, приобретенные или выкупленные обществом в установленных законом случаях, а также акции, право собственности на которые перешло к обществу в связи с их неоплатой учредителями. Уставом общества должны быть определены количество, номинальная стоимость, категории (типы) размещенных акций, а также права, ими предоставляемые. С точки зрения периода (способа) размещения закон особо выделяет дополнительные акции, противопоставляя их акциям, распределенным среди учредителей при учреждении общества.

С конструкцией дополнительных акций самым тесным образом взаимодействует институт объявленных акций. Объявленные акции – это акции, которые общество вправе размещать дополнительно к размещенным акциям (т.е. общество их еще не размещало и, в принципе, может никогда и не размещать). Речь, таким образом, не идет о реальных акциях, предоставляющих их владельцам реальные права; объявленные акции, как это странно не звучит, собственно акциями (ценными бумагами) не являются. Включая в устав положения об объявленных акциях (их количестве, номинальной стоимости, категориях и типах, предоставляемых правах), общество тем самым допускает возможность размещения в будущем дополнительных акций (что может иметь сигнализирующее значение для акционеров и третьих лиц), при этом в уставе могут сразу определяться порядок и условия такого размещения. Понятно, что включение в учредительный документ правил касательно объявленных акций (в отличие от положений о размещенных акциях) – право, а не обязанность общества.

Но каков же тогда смысл в конструкции "объявленные акции"? Он предопределяется тем, что: а) при отсутствии в уставе положений об объявленных акциях общество не вправе размещать дополнительные акции; б) при наличии в уставе данных положений компания вправе разместить дополнительные акции, но только в пределах количества объявленных акций. Данные предписания нельзя обойти и посредством размещения эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции (вместо акций): общество не вправе размещать такие ценные бумаги, если количество объявленных акций определенных категорий и типов меньше количества акций этих категорий и типов, право на приобретение которых предоставляют конвертируемые в акции ценные бумаги (п. 4 ст. 33 Закона об АО).

Сказанное вовсе не означает, что общество, не закрепив в уставе положения об объявленных акциях, навсегда лишается шанса увеличить свой уставный капитал посредством размещения дополнительных акций. Однако для этого оно должно будет внести изменения в устав, причем к принятию решения по вопросу об объявленных акциях предъявляются повышенные требования: оно принимается только на общем собрании акционеров и не простым, а квалифицированным большинством в 3/4 голосов акционеров – владельцев голосующих акций, принимающих участие в собрании (п. 2 ст. 29, подп. 5 п. 1 ст. 48, п. 4 ст. 49 Закона об АО). Следовательно, с помощью института объявленных акций законодатель создает необходимые барьеры (препятствия) для произвольного размещения дополнительных акций и дает акционерам юридический инструмент контроля на начальной стадии за этим процессом.

Названные правила приобретают особую актуальность в случае, когда вопрос о размещении дополнительных акций относится в силу устава к компетенции совета директоров (наблюдательного совета), ибо последний, не имея возможности при принятии решения о размещении выйти за пределы количества объявленных акций, лишен и права соответствующим образом откорректировать устав (это – исключительная компетенция общего собрания).

Если же вопрос увеличения уставного капитала входит в компетенцию общего собрания акционеров, то значимость исследуемых правил несколько понижается (хотя и не утрачивается вовсе). Дело в том, что решение вопроса об увеличении уставного капитала путем размещения дополнительных акций может быть принято общим собранием акционеров одновременно с решением о внесении в устав положений об объявленных акциях, необходимых для принятия такого решения, или об изменении положений об объявленных акциях (п. 3 ст. 28 Закона об АО).

Из сказанного следует, что вопрос об объявленных акциях не может быть решен позднее вопроса о размещении дополнительных акций. Удачной демонстрацией этого правила является следующий пример из судебной практики. Арбитражный суд рассмотрел спор о признании недействительным зарегистрированного выпуска дополнительных акций. Решение о их размещении было принято акционерным обществом при отсутствии в уставе необходимых данных об объявленных акциях. Ответчик – акционерное общество, возражая против иска, не отрицал, что в момент принятия общим собранием акционеров решения о размещении дополнительных акций вопрос об объявленных акциях в установленном порядке не был решен, но к моменту выпуска дополнительных акций в устав были внесены изменения и дополнения, предусматривающие увеличение уставного капитала общества на сумму, в пределах которой осуществлена эмиссия акций. Арбитражный суд не внял аргументам ответчика и удовлетворил иск. Это решение Президиум ВАС РФ признал правильным (см. п. 7 Обзора практики разрешения споров, связанных с отказом в государственной регистрации выпуска акций и признанием выпуска акций недействительным (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 23.04.2001 №63)).

Таким образом, отсутствие положений об объявленных акциях не приводит к серьезному усложнению процедуры размещения (проведения дополнительного собрания по поводу внесения изменений в устав не требуется). Вместе с тем для принятия решения о корректировке устава, напомним, необходимо квалифицированное большинство, тогда как вопрос о размещении дополнительных акций решается, за исключением случаев, указанных в п. 3, 4 ст. 39 Закона об АО, простым большинством (т.е. и здесь возможности акционеров, не обладающих квалифицированным большинством голосов, оказываются "скованными").

Закон об АО в действующей редакции (п. 3 ст. 25) допускает существование дробных акций (частей акций), правда, их образование правомерно только в трех случаях: 1) при осуществлении преимущественного права на приобретение акций, продаваемых акционером закрытого акционерного общества; 2) при осуществлении преимущественного права на приобретение дополнительных акций; 3) при консолидации акций.

Конструкция дробных акций применительно к первым двум случаям позволяет соблюсти принцип пропорционального приобретения акций (важнейшее начало реализации преимущественных акционерных прав), а при консолидации акций – исключить возможность выдавливания из общества миноритарных акционеров, обладающих акциями, число которых с учетом коэффициента консолидации недостаточно для получения целой акции. Кстати сказать, именно необходимость защиты прав миноритариев при консолидации акций подвигла законодателя на внедрение в акционерное право института дробных акций. Ранее Закон об АО (п. 1 ст. 74, ст. 77) предусматривал выкуп обществом по рыночной стоимости возникавших при консолидации дробных акций, что нередко использовалось для перераспределения акционерной собственности в пользу крупных акционеров с полным игнорированием интересов миноритарных участников. И несмотря на то что КС РФ в последующем признал данные нормативные положения (уже не действовавшие на момент рассмотрения дела) сами по себе не противоречащими Конституции РФ, ибо они "предполагают учет прав и законных интересов обладателей дробных акций посредством применения надлежащих юридических процедур и эффективный судебный контроль за решениями, принимаемыми советом директоров... и общим собранием акционеров" (Постановление от 24.02.2004 № 3-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона “Об акционерных обществах”, регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании “Кадет истеблишмент” и запросом Октябрьского районного суда города Пензы"), законодатель от идеи дробных акций не отказался.

Вместе с тем легализация дробных акций породила немало теоретических и практических проблем, не все из которых сняты. Так, многие авторы справедливо указывают на то, что институт дробных акций не укладывается в рамки общепринятого подхода к акции как ценной бумаги (а не имущественного права в чистом виде!), наделяющей каждого ее владельца равным объемом прав, благодаря чему обеспечивается свободное обращение акций; кроме того, положения о дробных акциях не вполне согласуются с нормами ГК РФ об объектах гражданских прав (ибо Кодекс говорит только о ценных бумагах, но не их частях). Подробнее об этом, в частности, см.: Дробные акции – практические последствия для рынка // Рынок ценных бумаг. 2002. № 13; Ткаченко Е. Правовая природа дробных акций // Рынок ценных бумаг. 2002. № 13.

Концепция развития гражданского законодательства РФ считает целесообразным отказаться от конструкции дробных акций как особых объектов гражданского оборота, установив соответствующий запрет в ГК РФ. "Понятие “дробная акция”, – подчеркивается в ней, – не соответствует ни основным положениям законодательства, устанавливающим особенности правового режима ценных бумаг, ни гражданско-правовой доктрине в целом и концепции твердого уставного капитала в частности"; поэтому "при “дроблении” акции ее бывшему владельцу должна выплачиваться... денежная компенсация" (п. 4.2.5 разд. III), т.е. предлагается вернуться к прежнему варианту нормирования отношений, связанных с появлением "частей" акции.

Рассмотренный перечень случаев является исчерпывающим; поэтому, например, акционер, владеющий целым числом акций, не может произвести отчуждение части акции, ибо тогда возникнут дробные акции в случаях, не предусмотренных законом.

Дробная акция предоставляет акционеру – ее владельцу права, предоставляемые акцией соответствующей категории (типа), в объеме, соответствующем части целой акции, которую она составляет. Например, если акционеру принадлежит 1,5 обыкновенной акции, а обществом принято решение о выплате дивидендов по каждой обыкновенной акции в размере 100 руб., то акционер вправе претендовать на выплату ему 150 руб.; на общем собрании акционеров такой акционер будет иметь 1,5 голоса.

Касательно права акционера, владеющего дробной акцией, на участие в управлении обществом следует особо учитывать, что при определении наличия кворума и подсчете голосов на общем собрании акционеров части голосов, предоставляемых дробными акциями, суммируются без округления, т.е. в простых дробях (п. 4.15 Положение о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, утв. постановлением ФКЦБ России от 31.05.2002 № 17/пс). По аналогичному принципу (без округления) ведется и учет прав на дробные акции в системе ведения реестра (информационное письмо ФКЦБ России от 26.11.2001 № ИК-09/7948 "Об образовании части акций (дробных акций)"). Для целей же отражения в уставе общего количества размещенных акций все размещенные дробные акции суммируются; если при суммировании образуется дробное число, то и количество размещенных акций в уставе выражается дробным числом.

Дробные акции обращаются наравне с целыми; при этом в случае, когда одно лицо приобретает две и более дробных акции одной категории (типа), они образуют одну целую и (или) дробную акцию, равную сумме этих дробных акций.

  • [1] В Законе об АО используется только данный термин, тогда как в ГК РФ он употребляется наряду с понятием "простые акции" (см. п. 3 ст. 100).
  • [2] Следствием этого является невозможность признания решения о реорганизации недействительным по мотиву несогласия владельцев привилегированных акций с конвертацией их акций в обыкновенные (см., например, постановление ФАС Северо-Западного округа от 07.03.2007 № А05-7610/2006-17).
  • [3] Депонирование имеет место, если акционер прибегнет к помощи депозитария – профессионального участника рынка ценных бумаг, осуществляющего депозитарную деятельность, которой признается оказание услуг по хранению сертификатов ценных бумаг и (или) учету и переходу прав на ценные бумаги (ст. 7 Закона о РЦБ). Обстоятельнее мы будет говорить об этом в гл. 11 учебника.
  • [4] Обзор основных точек зрения по данной проблеме см.: Добровольский В. О практической ценности дискуссии по вопросу о виндикации акций // Акционерный вестник. 2007. № 8. С. 31–41.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы