Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Акционерное право России

Уставный капитал, активы и чистые активы акционерного общества

Уставный капитал акционерного общества: понятие, правовая природа, функции, соотношение с активами и чистыми активами

Одной из краеугольных, системообразующих категорий акционерного права, отражающей сущность акционерного общества и его место в системе юридических лиц, является понятие уставного капитала. "Для выяснения особенностей этой формы предприятия, – точно подчеркивал А. И. Каминка, – необходимо раньше всего обратиться к вопросу об особенностях капитала"[1].

Согласно п. 1 ст. 99 ГК РФ и п. 1 ст. 25 Закона об АО уставный капитал акционерного общества составляется из номинальной стоимости его акций, приобретенных акционерами. Опираясь на данное нормативное положение, уставный капитал можно определить как величину в денежном выражении, равную суммарной номинальной стоимости акций общества, приобретенных акционерами. И в этом контексте уставный капитал не может быть рассмотрен как имущество (либо часть имущества) акционерного общества: собственно имуществом выступают денежные и натуральные вклады, вносимые в оплату акций, уставный же капитал лишь отображает их совокупную денежную оценку, причем с известной долей условности, ибо, во-первых, оценка привязана к конкретному временному периоду – моменту внесения вклада и, во-вторых, рыночная стоимость имущества может и не совпадать с номинальной стоимостью "полученных за него" акций. Поэтому, в частности, последующее отчуждение обществом переданного акционерами имущества (а равно его утрата, уничтожение и т.п.) само по себе не приводит к изменению уставного капитала (не являющегося имуществом как таковым!).

В свете изложенного в литературе уставный капитал обоснованно квалифицируется как "постоянный бухгалтерский шифр... выражающий имущество, которое должно существовать, а не то, что действительно существует" (Батиста Р. Т. Правовое регулирование акционерных обществ в Панаме: автореф, дис. ... канд. юрид. наук. – М., 1978. – С. 80), как "денежный эквивалент объектов гражданского права, переданных в собственность хозяйственного общества в виде вкладов для обеспечения его хозяйственной деятельности" (Слипченко О. А Правовое регулирование формирования и оценки составляющих уставного капитала хозяйственных обществ: автореф, дис канд. юрид. наук. – Екб., 2006. – С. 9), правда, последнее определение нуждается в уточнении, которое учитывало бы возможность формирования уставного капитала не только за счет вкладов акционеров, а и за счет внутренних источников компании (см. п. 5 ст. 28 Закона об АО).

Вместе с тем, поскольку формирование уставного капитала почти всегда сопряжено с пополнением реальной имущественной базы юридического лица (приобретением обществом конкретных вещей и прав), нередким является рассмотрение уставного капитала как составной части имущества организации. Данное словоупотребление, акцентирующее внимание на юридическом основании поступления определенного имущества в общество, имеет "право на жизнь", но с известными оговорками (ибо оно расходится с выявленным буквальным значением термина "уставный капитал": денежная оценка имущества и само имущество – явления хотя и тесно переплетающиеся, но не однопорядковые, существующие в совершенно различных смысловых плоскостях).

Также необходимо иметь в виду, что имущество, вносимое в оплату уставного капитала, является лишь одной из составляющих материальной базы акционерной компании (более того, как мы видели, общество может по самым разным причинам лишиться внесенного участниками имущества). Учетно-бухгалтерской категорией, наиболее приближенно отображающей реально имеющееся у общества имущество (а точнее, его стоимость), является понятие активов, под которыми понимается валюта баланса общества, т.е. сумма оборотных и внеоборотных активов по данным бухгалтерского баланса (см. информационное письмо ФКЦБ России от 16.10.2001 № ИК-07/7003 "О балансовой стоимости активов хозяйственного общества").

Активы (а также уставный капитал) не следует путать с чистыми активами, которые в самом общем, упрощенном виде, можно определить как активы, свободные от обязательств. Именно через установление величины чистых активов (а не уставного капитала!) формируется мнение о реальном финансовом состоянии общества и степени рисков для его кредиторов.

Стоимость чистых активов (в отличие от размера уставного капитала) имеет переменное значение и определяется расчетным путем: она оценивается по данным бухгалтерского учета в порядке, устанавливаемом Минфином России и федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг (п. 3 ст. 35 Закона об АО). Последнее положение, явившееся предметом конституционного разбирательства, признано не противоречащим Конституции РФ, поскольку оно "по своему конституционно-правовому смыслу не препятствует арбитражным судам оценивать финансовое состояние акционерного общества с учетом экономических критериев на основе принципа состязательности" (Постановление КС РФ от 18.07.2003 № 14-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 35 Федерального закона “Об акционерных обществах”, статей 61 и 99 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданина А. Б. Борисова, ЗАО “Медиа-Мост” и ЗАО “Московская независимая вещательная корпорация”"). Следовательно, выводы о стоимости чистых активов на основе разработанной властными органами методики не имеет абсолютной (неоспоримой) силы для судебных органов.

В настоящее время подавляющее большинство акционерных обществ (исключение – общества, осуществляющие страховую и банковскую деятельность, для которых действуют специальные правила) должны руководствоваться Порядком оценки стоимости чистых активов акционерных обществ, утв. приказом Минфина России и ФКЦБ России от 29.01.2003 №10н, 03-6/пз. Этот нормативный акт устанавливает, что стоимость чистых активов есть величина, определяемая путем вычитания из суммы активов общества, принимаемых к расчету (в состав учитываемых активов входят внеоборотные активы, а также оборотные активы, кроме суммы фактических затрат на выкуп собственных акций и задолженности участников по взносам в уставный капитал), суммы пассивов, принимаемых к расчету (а именно: долгосрочных обязательств, краткосрочных обязательств по займам и кредитам, кредиторской задолженности, задолженности участникам по выплате доходов, резервов предстоящих расходов, прочих краткосрочных обязательств). Информация о стоимости чистых активов обязательно раскрывается в промежуточной и годовой бухгалтерской отчетности.

Категориальная значимость уставного капитала может быть раскрыта через определение его функций. Наиболее общепринятым является выделение следующих трех главных функций.

Во-первых, вносимое в оплату уставного капитала имущество (но не сам уставный капитал!) служит материальной основой деятельности компании прежде всего на стадии ее первоначального существования (неслучайно данную функцию нередко именуют стартовой). Однако привлечение капиталов в общество через размещение акций (сопровождающееся увеличением уставного капитала) является важнейшим способом укрепления имущественного положения общества и в дальнейшем, поэтому функцию уставного капитала как инструмента, позволяющего формировать материальную базу общества, более точно, полагаем, обозначать, например, как базообразующую, или материально-обеспечительную[2].

Во-вторых, через уставный капитал определяется доля участия акционера в акционерном обществе (исходя из его размера выявляется процентное соотношение акций, принадлежащих каждому участнику, учитываемое при реализации многих акционерных правомочий), в том числе в "дележе" его прибыли. Это так называемая корпоративная (или распределительная) функция.

Наконец, третьей, стержневой функцией уставного капитала является гарантийная: уставный капитал определяет минимальный размер имущества общества, гарантирующего интересы его кредиторов (п. 1 ст. 99 ГК РФ, п. 1 ст. 25 Закона об АО). В свою очередь, законодателем вводятся требования к минимальному размеру уставного капитала, которые зависят от типа общества: для открытого он должен составлять не менее 1000-кратной, а для закрытого – не менее 100-кратной суммы минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом на дату государственной регистрации общества [3] (ст. 26 Закона об АО). На текущий момент в силу ст. 5 Федерального закона от 19.06.2000 № 82-ФЗ "О минимальном размере оплаты труда" для определения минимального размера оплаты труда в целях применения названных положений в расчет принимается базовая сумма, равная 100 руб. Итак, соблюдение требования к минимальному размеру проверяется на дату государственной регистрации общества. Поэтому если на момент создания общества размер уставного капитала соответствовал уровню, установленному действовавшими в тот период правовыми актами, то при регистрации изменений, вносимых в устав, либо регистрации устава в новой редакции государственный орган, осуществляющий такую регистрацию, не вправе отказывать в ее проведении по мотиву несоответствия уставного капитала минимальному размеру, действующему на дату регистрации изменений (исключение составляют лишь случаи внесения изменений в связи с уменьшением размера уставного капитала по инициативе общества). Отказ в регистрации изменений по изложенному основанию может быть оспорен в судебном порядке (п. 8 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19).

Итак, следуя европейской правовой традиции, отечественное законодательство руководствуется концептом "твердого" уставного капитала. Необходимость сохранения такого подхода декларируется в Концепции развития гражданского законодательства РФ, выдвигающей одновременно блок рекомендаций, направленных на обеспечение выполнения уставным капиталом гарантийной и иных функций, прежде всего, предложения о резком увеличении минимального размера капитала акционерных обществ до 2 млн руб. и об ограничении видов неденежных вкладов (см. п. 4.2.1– 4.2.3 разд. III).

Чрезвычайно важно учитывать, что рассматриваемая гарантийная функция проявляется опосредованно, ибо из выясненного ранее разграничения терминов "уставный капитал" и "имущество общества" вытекает, что уставный капитал "...в действительности... не свидетельствует о фактической стоимости имущества общества и никогда не отражает реальной стоимости имущества, находящегося на балансе общества... он представляет собой лишь совокупную номинальную стоимость размещенных акций общества"[4]. Как верно замечает Ю. А. Тарасенко, "...размер уставного капитала еще не свидетельствует о экономической надежности общества, а тем более о возможности исполнения собственных обязательств"; однако "наличие уставного капитала создает определенный юридический механизм контроля за состоянием реального имущества общества"[5]. Квинтэссенция гарантийной роли уставного капитала заключается в том, что общество, объявив соответствующую величину уставного капитала (причем не ниже минимального размера), должно обеспечивать наличие имущества в размере, стоимость которого равняется либо превышает данную величину. Основным же показателем принадлежности обществу "бездолгового" имущества, финансовой состоятельности компании, как отмечалось, является стоимость чистых активов, сведения о которой должны отражаться в ЕГРЮЛ (вследствие чего акционерные общества обязаны ежеквартально представлять в регистрирующий орган соответствующее заявление – п. 1 ст. 5, п. 5 ст. 17 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей").

Вопрос о соотношении чистых активов и уставного капитала не имеет решающего юридического значения при оценке результатов только первого для общества финансового года. По окончании же второго и каждого последующего финансового года стоимость чистых активов не должна оказаться меньше уставного капитала. Это продиктовано тем, что "нормальное финансовое состояние акционерного общества предполагает, что его чистые активы, стоимость которых представляет собой разницу между балансовой стоимостью активов (имущества) и размером обязательств... с течением времени растут по сравнению с первоначально вложенными в уставный капитал средствами. Уменьшение стоимости чистых активов без тенденции их увеличения свидетельствует о неудовлетворительном управлении делами общества" (Постановление КС РФ от 18.07.2003 № 14-П). С учетом сказанного законодатель предусматривает "череду" взаимосвязанных последствий снижения стоимости чистых активов информационного, организационно-корпоративного и охранительного плана (п. 4–12 ст. 35 Закона об АО)[6].

Прежде всего, об ухудшении финансовых показателей должны узнать участники общества и третьи лица (действительные и потенциальные контрагенты организации), поэтому:

  • а) если по окончании второго финансового года или каждого последующего финансовго года стоимость чистых активов окажется меньше уставного капитала, совет директоров (наблюдательный совет) при подготовке к годовому общему собранию акционеров обязан включить в состав годового отчета общества специальный раздел о состоянии его чистых активов; содержание данного раздела детализировано в п. 5 ст. 35 Закона об АО (закон указывает на необходимость не только констатации изменения стоимости чистых активов, но и, в частности, отражения перечня мер по приведению стоимости чистых активов в соответствие с величиной уставного капитала);
  • б) если стоимость чистых активов окажется меньше уставного капитала более чем на 25% по окончании трех, шести, девяти и двенадцати месяцев финансового года, следующего за вторым финансовым годом или каждым последующим финансовым годом, по завершении которых стоимость чистых активов общества стала меньше его уставного капитала, общество дважды с периодичностью один раз в месяц обязано поместить в средствах массовой информации, в которых опубликовываются данные о государственной регистрации юридических лиц, уведомление о снижении стоимости чистых активов с указанием в нем информации, оговоренной в п. 8 ст. 35 Закона об АО. Таким образом, названное уведомление подлежит размещению только тогда, когда, во- первых, размер уставного капитала превысил стоимость чистых активов более чем на четверть и, во-вторых, превышение имеет место по истечении хотя бы одного квартала после завершения второго финансового года или каждого последующего финансового года.

Понятно, что информирование (причем неадресное) само по себе не защищает кредиторов. "Заботясь" об их интересах, законодатель наделяет кредиторов правом потребовать от общества досрочного исполнения соответствующих обязательств, а при невозможности досрочного исполнения – прекращения обязательств и возмещения связанных с этим убытков. "Обретение" кредиторами такого рода прав – типичный вариант нормирования, преследующий целью охрану интересов контрагентов юридических лиц (см. также п. 2 ст. 60, ст. 562, ст. 657 ГК РФ, ст. 30 Закона об АО).

"Сдерживающими" моментами, однако, выступают законоположения, в соответствии с которыми:

  • а) речь идет не о любых кредиторах, а лишь тех, права требования которых возникли до опубликования уведомления о снижении стоимости чистых активов, так как после обнародования информации предполагается, что кредиторы уже могут определиться, стоит ли им вступать в отношения с обществом (законодатель не указывает, какое – первое или повторное – уведомление подразумевается; полагаем, что имеется в виду первое уведомление);
  • б) требования могут быть заявлены непосредственно обществу не позднее 30 дней с даты последнего опубликования указанного уведомления;
  • в) срок исковой давности для обращения в суд с требованиями является сокращенным – шесть месяцев со дня последнего опубликования уведомления. Более того, суд вправе отказать в их удовлетворении, если общество (ответчик) докажет, что:
    • – в результате снижения стоимости чистых активов права кредиторов не нарушаются (например, если размер чистых активов, несмотря на снижение, все равно остается высоким);
    • – обеспечение, предоставленное для надлежащего исполнения обязательства, является достаточным.

Помимо прочего, в определенных случаях общество обязано в шестимесячный срок принять экстраординарные управленческие решения:

  • – если по окончании второго финансового года или каждого последующего финансового года стоимость чистых активов окажется меньше предусмотренной законом величины минимального уставного капитала, – решение о ликвидации общества;
  • – если по окончании финансового года, следующего за вторым финансовым годом или каждым последующим финансовым годом, по завершении которых стоимость чистых активов оказалась меньше уставного капитала, но не ниже величины минимального уставного капитала (проще говоря, через год после "неудачного" финансового года), – решение об уменьшении уставного капитала общества до величины, не превосходящей стоимости его чистых активов, либо о ликвидации юридического лица.

Не проясненным остается вопрос о санкциях в случае фактического неуменьшения уставного капитала, несмотря на принятое обществом во исполнение п. 6 ст. 35 Закона об АО решение. Общество не просто обязано объявить уменьшение уставного капитала, но и осуществить определенный комплекс мероприятий (см. 7.3.2 учебника) . Однако Закон об АО устанавливает последствия (в виде возможности заявления соответствующих требований, в том числе о ликвидации общества) лишь непринятия решения, оставляя без комментария ситуацию невыполнения корпоративного акта.

Надлежащее выполнение обществом изученных обязанностей (по принятию корпоративных актов и опубликованию уведомления о снижении стоимости чистых активов) "стимулирует" то обстоятельство, что в противном случае:

  • кредиторы вправе потребовать досрочного исполнения обязательств, а при невозможности такого исполнения – прекращения обязательства и возмещения убытков (это логично, ибо иначе компании было бы выгодно не публиковать уведомление о снижении стоимости чистых активов);
  • – орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, иные управомоченные законом государственные органы или органы местного самоуправления могут предъявить в суд требование о ликвидации общества.

Многие ученые и практики сомневаются в действенности и целесообразности гарантийной функции уставного капитала. Так, Ц. В. Церенов и С. А. Троценко полагают, что "российская концепция уставного капитала практически не действует, а закрепленные ею нормы являются не совсем рыночными и только ослабляют финансовое положение предприятий" (Деренов Ц. В.,

Троценко С. А. Российская концепция уставного капитала // Законодательство. 1999. № 6); критическое отношение к законодательным положениям о "гарантиях прав кредиторов" высказывается и иными авторами (см., например: Ершов Ю. Зачем нужен уставный капитал // ЭЖ-ЮРИСТ. 2005. № 31. С. 4). Любопытно, что в свое время анализ понятия и функций уставного капитала, проведенный американскими юристами, привел к тому, что из Примерного закона о предпринимательских корпорациях США 1984 г. было совсем исключено понятие уставного капитала; по их мнению, уставный капитал сам по себе не может служить надежной защитой кредиторов и акционеров общества. Поэтому, в частности, в большинстве американских штатов можно создать корпорацию, имея один доллар. Подробнее по этому поводу см.: Сыродоева О. Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ). – М.: Спарк, 1996. – С. 9 и др.; Тарасенко Ю. А. Уставный капитал акционерного общества. Анализ арбитражной практики. – М.: ЮРКНИГА, 2005. – С. 75–82.

Концепция развития гражданского законодательства РФ, как отмечалось, наоборот, обосновывает необходимость сохранения категории уставного капитала в российском праве.

Гарантийная функция уставного капитала проявляется и в иных моментах. Так, с ней коррелируют положения о том, что:

  • 1) до оплаты 50% акций общества, распределенных среди его учредителей, общество не вправе совершать сделки, не связанные с учреждением общества (п. 3 ст. 2 Закона об АО);
  • 2) до полной оплаты уставного капитала не допускается:
    • – принимать решение об уменьшении уставного капитала, предусматривающее передачу имущества акционерам (п. 4 ст. 29 Закона об АО);
    • – объявлять о выплате дивидендов (п. 1 ст. 43 Закона об АО);
    • – осуществлять приобретение обществом размещенных им акций (ст. 73 Закона об АО);
    • – выпускать облигации (п. 3 ст. 33 Закона об АО) и опционы (ст. 27.1 Закона о РЦБ).

К сожалению, нет однозначного ответа на вопрос о том, имеется ли в виду в перечисленных в рамках второй группы случаях полная оплата уставного капитала, формируемого лишь на стадии учреждения, либо также и при его увеличении. Считаем, что речь должна вестись о полном исполнении обязанностей по оплате акций учредителями, так как фиксация нового размера уставного капитала в уставе по результатам размещения дополнительных акций производится уже после завершения дополнительной эмиссии и оплаты размещаемых акций (см. п. 2 ст. 12 Закона об АО).

В литературе выделяются и иные функции уставного капитала. В частности, О. А. Слипченко говорит о корпоративной функции, заключающейся в концентрации вкладов физических и юридических лиц с целью их объединения для создания корпорации в виде хозяйственного общества (Слипченко О. А. Правовое регулирование формирования и оценки составляющих уставного капитала хозяйственных обществ: автореф, дис канд. юрид. наук. – Екб., 2006. С. 9). Ионцев М. Г. делает особый акцент на характеристике уставного капитала как своеобразного индикатора эффективности хозяйственной деятельности общества (данная функция раскрывается через соотношение со стоимостью чистых активов – т.е. через аспект, который мы отнесли к проявлению гарантийной функции) (см.: Ионцев М. Г. Акционерные общества. Часть I: Правовые основы. Имущественные отношения. Защита прав акционеров. – М.: Ось-89,2000. – С. 32). Тарасенко Ю. А. наряду с гарантийной указывает на контрольную функцию: "...если гарантийная роль уставного капитала в том, что акционерное общество должно иметь в наличии реальное имущество в размере не ниже величины уставного капитала, то контрольная функция... означает, что общество должно поддерживать наличие определенного минимума на необходимом уровне для обеспечения нормального функционирования организации" (см.: Тарасенко Ю. А. Уставный капитал акционерного общества. Анализ арбитражной практики. – М.: ЮРКНИГА, 2005. – С. 80); однако выделенные автором грани настолько взаимосвязаны, что более логичным нам показалось не их обособление, а объединение в рамках одной – гарантийной – функции.

  • [1] Каминка А. И. Акционерные компании. Юридическое исследование. – СПб., 1902. Т .1. – С. 2.
  • [2] См.: Долинская В. В. Акционерное право: основные положения и тенденции. – С. 215.
  • [3] Для народных предприятий минимум определяется, как для открытых обществ (п. 7 ст. 4 Закона о народных предприятиях). Для отдельных организаций (кредитных, страховых и пр.), повторимся, законодательством могут повышаться требования к минимальному размеру уставного капитала.
  • [4] Правовое регулирование деятельности акционерных обществ (Акционерное право): учеб. пособие / под ред. Е. П. Губина. – М.: Изд- во "Зерцало", 1998. – С. 58–59.
  • [5] Тарасенко Ю. А. Уставный капитал акционерного общества. Анализ арбитражной практики. – М.: ЮРКНИГА, 2005. – С. 12.
  • [6] Правила п. 4–12 ст. 35 Закона об АО не распространяются на кредитные организации. Порядок приведения в соответствие величины их уставного капитала и стоимости чистых активов устанавливается федеральным законом о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций (п. 13 ст. 35 Закона об АО).
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы