Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Акционерное право России

УПРАВЛЕНИЕ И КОНТРОЛЬ В АКЦИОНЕРНОМ ОБЩЕСТВЕ

Управление и контроль в акционерном обществе: понятие и общая характеристика

Управление акционерным обществом: понятие, основные начала и субъекты осуществления

Непреложным элементом (функцией) всякой организованной системы, в том числе социальной (в нашем случае – акционерного общества как корпорации), обеспечивающей ее сохранение и устойчивое развитие, является управление. "Управление, – указывает С. Д. Могилевский, – тождественно упорядочивающему воздействию (приведению в порядок); такая его характеристика цементирует понятие управления в... универсальном варианте, годном для любых управляемых систем. ...Там, где есть управление, всегда имеются в виду организация и осуществление целенаправленного воздействия, приведение системы[1].

В последнее время вопросам корпоративного управления во всем мире уделяется повышенное внимание, что неудивительно, ибо к ним в итоге сходятся все основные аспекты функционирования корпорации (реализация участниками своих прав, взаимодействие с инвесторами и иными третьими лицами и др.); при этом проблематика корпоративного управления носит не только весьма широкий (с содержательной точки зрения), но и комплексный характер: в ней соединяются моменты юридического, социально-экономического и этического порядка.

Краеугольными являются данные вопросы в ККП, в котором по результатам обобщения отечественного и международного опыта сформулированы коренные начала, которые должны лежать в основе формирования, функционирования и совершенствования системы корпоративного управления хозяйственных обществ (принципы корпоративного поведения). Практика корпоративного поведения с позиции ККП, призвана обеспечивать:

  • 1) реальную возможность акционеров осуществлять свои права, связанные с участием в обществе;
  • 2) равное отношение к акционерам, владеющим равным числом акций одной категории (типа), а также получение эффективной защиты в случае нарушения их прав;
  • 3) осуществление советом директоров стратегического управления деятельностью общества и эффективный контроль с его стороны за деятельностью исполнительных органов общества, а также подотчетность членов совета директоров его акционерам;
  • 4) возможность исполнительным органам общества разумно, добросовестно, исключительно в интересах общества осуществлять эффективное руководство текущей деятельностью общества, а также подотчетность исполнительных органов совету директоров общества и его акционерам;
  • 5) своевременное раскрытие полной и достоверной информации об обществе, в том числе о его финансовом положении, экономических показателях, структуре собственности и управления в целях обеспечения возможности принятия обоснованных решений акционерами общества и инвесторами;
  • 6) учет прав заинтересованных лиц, в том числе работников общества (а также активное сотрудничество общества и заинтересованных лиц в целях увеличения активов общества, стоимости акций и иных ценных бумаг общества, создания новых рабочих мест);
  • 7) эффективный контроль за финансово-хозяйственной деятельностью общества с целью защиты прав и законных интересов акционеров.

Модели корпоративного управления, правовые основы которых вырабатываются правопорядками различных стран, напрямую связаны с особенностями социально-экономического развития той или иной страны (что отражается на типичной структуре акционерного капитала, степени "вовлеченности" государства в рыночную экономику, "открытости" обществ перед инвесторами и т.д.). В литературе выделяют аутсайдерскую (США, Великобритания, Канада и др.) и инсайдерскую (Япония, Германия, Франция и др.) модели (системы) корпоративного управления. Особенности первой (акцент на защите прав миноритарных акционеров, жесткость требований к раскрытию обществом информации и др.) предопределяются "распыленностью" (дисперсностью) акционерного капитала, с чем связан основной конфликт интересов в корпорациях аутсайдерской модели – между интересами участников и менеджеров. Наоборот, инсайдерская модель (превалирующая и в России), предполагающая концентрацию капитала в "одних руках", наличие сильной, доминирующей группы акционеров (а потому главный источник конфликтов здесь – несовпадение интересов мажоритарных и миноритарных акционеров), характеризуется ориентированностью на поддержание баланса интересов всех участников, нейтрализацию отрицательных последствий инсайдерской деятельности. Подробнее, в частности, см.: Долинская В. В. Акционерное право: основные положения и тенденции. – М.: Волтерс Клувер, 2006. – С. 423–439.

В управлении акционерным обществом принимают участие акционеры (право на участие в управлении – неотъемлемое акционерное право), но это участие имеет опосредованный, а не прямой характер: "члены... участвуют в волеобразовании своей организации путем участия в общих собраниях и других непредставительных органах и избрания исполнительных (представительных) органов... Однако они непосредственно не участвуют во внешней деятельности юридического лица, т.е. деятельности, обращенной к третьим лицам"; сделочные волеизъявления могут исходить только от органов компании или ее уполномоченных представителей[2].

Одна из тенденций развития крупных корпораций – утрата акционерами реальных управленческих рычагов. Показательным в этом смысле стало появление в 1930-х гг. социально-правовой теории отделения собственности от управления. Ее авторы – А. Беркли-мл. и Г. Минз – доказывают, что акционеры в настоящее время превратились в обычных вкладчиков, управленческие функции перешли к наемным исполнительным органам (а следовательно, произошло отделение собственности от управления).

Непосредственное управление, а также реализация правосубъектности акционерного общества осуществляются его органами. Орган акционерного общества, как и всякий орган юридического лица, представляет собой структурно обособленную (организационно оформленную) часть юридического лица, образованную в установленном законом и учредительными документами порядке, обладающую определенными полномочиями (компетенцией), через реализацию которых происходит формирование или изъявление во вне воли юридического лица[3].

В органах недопустимо видеть представителей юридического лица (в значении, придаваемом ст. 182 ГК РФ). "Разумеется, – указывал по этому поводу Б. Б. Черепахин, – в известном смысле можно считать, что орган представляет юридическое лицо, которое в его лице совершает правомерные юридические действия... Однако ни в коем случае нельзя сказать, что орган представительствует от имени юридического лица"[4]. Орган, как отмечалось, – это часть юридического лица (не являющаяся самостоятельным субъектом гражданских правоотношений, что необходимо для "функционирования" в роли представителя). Данный, получивший наибольшее признание в литературе подход отражен и в судебной практике (см., например, постановление Президиума ВАС РФ от 09.02.1999 № 6164/98); его последовательное применение приводит к невозможности прямого распространения на действия органа юридического лица правил гражданско-правового института представительства (гл. 10 ГК РФ).

Объективности ради следует сказать, что иногда высшие судебные органы отступали от обозначенной линии (см. п. 13 Обзора практики разрешения споров, связанных с размещением и обращением акций (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.04.1998 № 33)). Кроме того, позиция разграничения органов и представителей встречала и встречает оппозицию в научном мире. Так, с точки зрения Г. В. Цепова, "директор не является и не может являться частью общества, поскольку противостоит обществу в правоотношении по наделению полномочиями действовать от имени и в интересах акционерного общества. Следовательно, лицо, выполняющее функции директора, допустимо считать особым представителем общества (представитель в широком смысле)" (Цепов Г. В. Акционерные общества: теория и практика: учеб, пособие. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – С. 188).

Корпоративное управление в акционерном обществе (как, впрочем, и во многих иных юридических лицах) имманентно предполагает наличие сложной структуры органов – "единиц" управления; при этом каждый из органов занимает свое особое место в процессе осуществления управленческой деятельности. Функциональное же назначение той или иной структурной части юридического лица, ее связи субординационного и координационного характера с другими органами анализируются прежде всего с помощью понятия компетенции (от лат. competentia – принадлежность по праву), обычно используемого для отражения предмета ведения (круга решаемых вопросов), а также полномочий (прав и обязанностей) того или иного образования.

Посредством распределения компетенции между органами "выстраивается" своеобразная система управления акционерной компанией, базирующаяся на принципе "разделения властей". В конечном счете наличие системы органов управления, обладающих соответствующей компетенцией, выступает решающей характеристикой организационного единства юридических лиц (включая хозяйственные общества), управляемых и выступающих в обороте через формируемые в установленном порядке органы.

Роль органов в процессе образования воли юридического лица и изъявления ее во вне различна. С учетом данного обстоятельства общепринятой является группировка органов на волеобразующие (общее собрание акционеров и др.) и волеизъявляющие (единоличный исполнительный орган). Вместе с тем следует принимать во внимание условность такого деления, поскольку: а) волеизъявляющие органы одновременно являются и волеобразующими (так, директор, подписывая от лица компании договор с третьими лицом, т.е. изъявляя волю общества, прежде формирует ее (определяет, совершать сделку или не совершать, если да – то на каких условиях)); б) результаты деятельности органов, традиционно причисляемых к волеобразующим (прежде всего, имеется в виду общее собрание акционеров), в отдельных случаях сводятся не только к волеобразованию, но и к волеизъявлению (об этом мы уже писали, когда рассуждали о природе корпоративных актов, – см. 4.3 учебника) . К рассмотренной компоновке тесно примыкает деление органов на представительные и непредставительные. Представительным, т.е. представляющим юридическое лицо во вне при совершении правомерных юридических действий, в акционерных обществах является единоличный исполнительный орган (п. 2 ст. 69 Закона об АО).

Классификация органов акционерного общества может быть проведена и по другим критериям, в частности:

1) в зависимости от функционального назначения и содержания (характера) полномочий следует вычленить органы управления (общее собрание акционеров, совет директоров, исполнительные органы), органы контроля (ревизионная комиссия), а также иные, вспомогательные органы (счетная комиссия).

С учетом иерархического места в управленческой организационной структуре общества органы управления можно подразделить на руководящие (общее собрание, совет директоров) и исполнительные органы;

2) по признаку обязательности создания (функционирования) различаются обязательные и факультативные органы: первые (общее собрание акционеров, единоличный исполнительный орган, ревизионная комиссия) должны функционировать в безусловном порядке, вторые (в акционерном праве – коллегиальный исполнительный орган) – по усмотрению общества. Данная классификация опять же несколько условна: некоторые органы (для акционерных обществ это совет директоров и счетная комиссия) в одних случаях создаются на обязательной, а в других – на факультативной основе (см. п. 1 ст. 64, п. 1 ст. 56 Закона об АО).

Принимая в расчет обозначенные положения, можно говорить об организационных структурах (моделях) управления акционерным обществом:

  • – трехзвенной (общее собрание акционеров – совет директоров – исполнительные органы);
  • – двухзвенной (общее собрание акционеров – исполнительные органы), т.е. не включающей совет директоров.

Использование двухзвенной модели ограничено: она исключена в обществах с числом акционеров – владельцев голосующих акций 50 и более (п. 1 ст. 64 Закона об АО). Каждая из моделей допускает вариативность, связанную с возможностью образования не только единоличного, но и коллегиального исполнительного органа;

  • 3) по составу (конструкции) органы классифицируют на единоличные (директор, ревизор) и коллегиальные (общее собрание акционеров, совет директоров и др.). Единоличные органы принимают решения единолично; принятие актов коллегиальными органами, естественно, более сложное и связано с соблюдением определенных процедурных моментов (наличие кворума и т.п.);
  • 4) исходя из порядка формирования различают назначаемые, выборные (избираемые) и формируемые иным образом органы. Назначение в отличие от избрания предполагает безальтернативность при формировании органа. В Законе об АО предусмотрено образование в порядке избрания таких органов, как совет директоров (п. 1 ст. 47, подп. 4 п. 1 ст. 48, ст. 66), ревизионная комиссия (п. 1 ст. 47, подп. 9 п. 1 ст. 48, п. 1 ст. 85), счетная комиссия (подп. 13 п. 1 ст. 48). Исполнительные органы, по терминологии Закона об АО (подп. 8 п. 1 ст. 48, п. 3 ст. 69), образуются; следовательно, они могут быть как назначаемыми, так и выборными. Механизмы избрания и назначения не используются при определении состава участников общего собрания акционеров (они устанавливаются на основании данных реестра).

Принимая во внимание особые правила формирования, действующие в отношении высшего органа управления, критически стоит оценить положения п. 1 ст. 53 ГК РФ, в которых говорится только о назначении и избрании органов юридического лица. Это, кстати, "потворствует" сомнениям некоторых ученых в обоснованности рассмотрения общего собрания акционеров как органа юридического лица (см.: Блэк Б., Крэкман Р., Тарасова А. Комментарий Федерального закона "Об акционерных обществах" / под общ. ред. А. С. Тарасовой. – М.: Лабиринт, 1999. – С. 294).

  • [1] Могилевский С. Д. Органы управления хозяйственными обществами: Правовой аспект: монография. – М.: Дело, 2001. – С. 143.
  • [2] См.: Черепахин Б. Б. Волеобразование и волеизъявление юридического лица // Черепахин Б. Б. Труды по гражданскому праву. – М.: Статут, 2001. – С. 301, 302.
  • [3] См.: Ломакин Д. В. Очерки теории акционерного права и практики применения акционерного законодательства. – С. 95; Могилевский С. Д. Указ. соч. – С. 107.
  • [4] Черепахин Б. Б. Органы и представители юридического лица // Черепахин Б. Б. Труды по гражданскому праву. – М.: Статут, 2001. – С. 472.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы