Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Акционерное право России

Порядок избрания и состав совета директоров (наблюдательного совета)

Члены совета директоров избираются по общему правилу годовым общим собранием акционеров в порядке, предусмотренном законом и уставом общества (п. 1 ст. 66 Закона об АО). В качестве исключения возможны и случаи избрания совета директоров на внеочередном общем собрании акционеров (см., например, п. 2 ст. 68 Закона об АО). Избрание членов совета директоров общества, создаваемого путем реорганизации, имеет особенности, установленные ст. 16, 18, 19 Закона об АО, которые были уже проанализированы (см. 9.1 учебника).

В настоящее время выборы членов совета директоров могут производиться только путем кумулятивного голосования (прежде, до внесения в Закон об АО изменений Федеральным законом от 24.02.2004 № 5-ФЗ, кумулятивное голосование было обязательным для обществ с числом акционеров – владельцев голосующих акций более одной тысячи; в иных же обществах кумулятивное голосование применялось в силу специального упоминания об этом в уставе)[1].

При кумулятивном голосовании число голосов, принадлежащих каждому акционеру, умножается на число лиц, которые должны быть избраны в совет директоров (а не на число кандидатов в члены совета!), и акционер вправе отдать голоса полностью за одного кандидата или распределить их между несколькими (двумя и более) кандидатами. Избранными в состав совета директоров считаются кандидаты, набравшие наибольшее число голосов (п. 4 ст. 66 Закона об АО).

Особо стоит остановиться на кумулятивном голосовании дробными акциями. В расчет здесь должно приниматься правило, в соответствии с которым дробная часть голоса, полученная в результате умножения числа голосов, принадлежащих акционеру – владельцу дробной акции, на число лиц, которые должны быть избраны в совет директоров, может быть отдана только за одного кандидата (т.е. дробную часть "дробить" нельзя) (п. 2.14 Положения о собрании акционеров).

Сказанным нормативные предписания о кумулятивном голосовании, к сожалению, ограничиваются, что порождает на практике немало проблем. В частности, полемичными остаются вопросы о том:

  • – может ли признаваться избранным кандидат, хотя и набравший наибольшее число голосов, но не получивший большинства от общего числа голосов участников общего собрания акционеров;
  • – что делать в случае, когда несколько кандидатов набрали одинаковое количество голосов;
  • – вправе ли акционер всеми акциями или их частью проголосовать против одного, некоторых или всех кандидатов либо воздержаться при голосовании (и если да, то как должны учитываться такие голоса).

Постановка последнего вопроса обусловлена тем, что, с одной стороны, из п. 4 ст. 66 Закона об АО следует только один вариант голосования – "за" (одного или нескольких кандидатов), а с другой – п. 4 ст. 60 Закона об АО указывает на обязательность указания в бюллетене для голосования (по любым вопросам!) трех вариантов голосования – "за", "против" и "воздержался". Данная коллизия, требующая немедленного устранения, породила противоречивую корпоративную и судебную практику. Так, нередко суд занимает лояльную позицию к отсутствию граф "против" и "воздержался" (см. постановления ФАС Северо-Западного округа от 19.02.2009 № А56-11294/2008, ФАС Северо-Кавказского округа от 14.02.2006 № Ф08-6310/05), иногда, напротив, исходит из необходимости фиксации разных вариантов голосования (см. постановление ФАС Северо- Западного округа от 27.10.2004 № А05-5534/04-17). Такая неопределенность по принципиальнейшему аспекту недопустима.

Вообще, "процедура кумулятивного голосования была заимствована отечественным законодателем из акционерных законов американских штатов. Впервые она была введена в 1870 году в штате Иллинойс по аналогии с пропорциональным представительством различных групп на политической сцене Америки"[2]. Применение кумулятивного голосования способствует защите прав мелких акционеров, поскольку дает им реальную возможность, скоординировав действия, избрать в орган управления "своего" кандидата, и в конечном счете позволяет предупредить корпоративные конфликты, представить в органе управления интересы (порой, разнонаправленные) множества акционеров (благодаря чему в некоторой мере нейтрализуются негативные последствия доминирования какой-либо группы лиц).

Учеными выработаны формулы и таблицы расчета числа голосов, нужного для гарантированного избрания посредством кумулятивного голосования хотя бы одного члена совета (в частности, подсчитано, что при количественном составе совета в пять человек требуется приблизительно 17% голосов). Стандартная формула выглядит следующим образом: X = Y × N1 / (N + 1), где X – число акций, необходимых для проведения в совет директоров определенного числа своих представителей; N1 – число этих представителей; Y – общее количество акций, голосующих на собрании; N – общее число избираемых членов совета директоров. "Из приведенной формулы следует, что математически возможно установление меньшинством акционеров полного доминирования в совете директоров, но только в случаях, когда влиятельные акционеры допускают серьезные просчеты при голосовании. Классическим примером служит дело Pierce V. Commonwealth, рассмотренное в 1883 г. В акционерном обществе проходили выборы в совет директоров, состоящий из шести человек. Наиболее влиятельная группа акционеров решила провести своих кандидатов на все вакантные места, распылив голоса между шестью претендентами. Менее влиятельная группа акционеров сконцентрировала голоса на четырех представителях. В результате в шестиместный орган управления были избраны четыре представителя от меньшинства акционеров. Суд утвердил итоги выборов" (см.: Ломакин Д. В. Акционерное правоотношение. – М.: Спарк, 1997. – С. 123–124).

Согласно п. 1 ст. 66 Закона об АО члены совета директоров избираются на срок до следующего годового собрания [3] (повторимся, даже если выборы проходят на внеочередном общем собрании незадолго до годового). Причем, если годовое собрание не было проведено в установленные сроки, полномочия совета директоров прекращаются, за исключением полномочий по подготовке, созыву и проведению годового собрания. Аналогичное правило должно применяться и в случае неизбрания кандидатов членами совета, т.е. когда вопрос хотя и рассматривался на годовом собрании (а значит, оно было проведено в установленные сроки), но по нему не было принято решение.

По решению общего собрания акционеров полномочия всех членов совета директоров могут быть прекращены досрочно. Таким образом, решение о досрочном прекращении полномочий может быть принято исключительно в отношении всего состава совета директоров (п. 1 ст. 66 Закона об АО), что вытекает из кумулятивного характера голосования по вопросу о формировании изучаемого органа управления. Оснований для досрочного прекращения полномочий закон не формулирует (следовательно, сложение полномочий может быть и немотивированным).

При определении персонального состава совета директоров должны учитываться следующие законодательные положения.

1. Членами совета директоров могут быть только физические лица (п. 2 ст. 66 Закона об АО), полностью дееспособные.

В настоящее время – это императивное требование закона. Ранее (до включения в Закон об АО такого требования Федеральным законом от 07.08.2001 № 120-ФЗ) вопрос об участии в совете директоров юридических лиц носил дискуссионный характер. В итоге "победу" одержала позиция, озвученная ФКЦБ России в письме от 31.03.2000 № ИК-04/1608 "Об участии юридических лиц в совете директоров" (членом совета директоров, как и кандидатом в члены совета директоров, юридическое лицо быть не может во всяком случае, что вытекает из толкования п. 4 ст. 53 (при внесении предложений указывается имя кандидата) и п. 4 ст. 60 Закона об АО (в бюллетене должны содержаться сведения о кандидате с указанием имени)). Не все ученые соглашаются с такой линией, усматривая в ней отход от принципа юридического равенства субъектов правоотношений и нарушение единообразия правового регулирования на национальном и международном уровне (см., например: Долинская В. В. Акционерное право: основные положения и тенденции. – М.: Волтерс Клувер, 2006. – С. 532–533).

2. В совет директоров не могут входить члены счетной комиссии (п. 2 ст. 56 Закона об АО), а также члены ревизионной комиссии (ревизор) (п. 6 ст. 85 Закона об АО).

В этой связи интересен вопрос о последствиях одновременного выдвижения кандидата на пост члена совета директоров, а также в ревизионную и (или) счетную комиссию. Не вызывает сомнения незаконность пребывания такого субъекта (в случае избрания) в нескольких указанных органах (причем во всех сразу!). Ясно, что обществом должны быть приняты превентивные меры разъяснительного характера во избежание подобных казусов. Однако вправе ли совет директоров не включить одного и того же кандидата в списки кандидатур? Формально, в силу п. 5 ст. 53 Закона об АО, – нет. Вместе с тем в судебной практике встречаются примеры рассмотрения действий такого рода в качестве злоупотребления правом, вследствие чего инициаторам выдвижения отказывают в судебной защите (см., например, постановление ФАС Московского округа от 21.07.2004 № КГ-А41/5215-04).

3. Члены коллегиального исполнительного органа не могут составлять более 1/4 состава совета директоров (п. 2 ст. 66 Закона об АО). В корпоративной практике таких членов совета директоров принято называть исполнительными (в "противовес" неисполнительным директорам – лицам, не имеющим отношения к исполнительным органам общества, а потому менее "пристрастным", как предполагается, в своих оценках, видящим ситуацию со стороны).

Однако законодательство не устанавливает процедуры, обеспечивающей соблюдение обозначенных ограничений при избрании членов совета директоров. Поэтому ККП рекомендует обществу в его внутренних документах предусмотреть меры, которые должны быть предприняты для выполнения требований законодательства (например, положение о том, чтобы до начала выдвижения кандидатов в члены совета директоров акционеры были проинформированы о требованиях законодательства к составу совета директоров и о последствиях их несоблюдения; помимо этого, в списке кандидатов в члены совета директоров относительно каждого кандидата рекомендуется указать, является ли он генеральным директором, членом правления и т.д.) (см. п. 2.3.3 гл. 3).

Отечественный Закон об АО не устанавливает каких- либо иных специальных требований к кандидатам в члены совета директоров[4] в отличие, кстати, от многих иностранных правопорядков. Неоднозначную оценку получил вопрос о юридической возможности и приемлемости с точки зрения обеспечения защиты интересов акционеров установления дополнительных требований к членам совета директоров (как, впрочем, и лицам, входящим в исполнительные органы) во внутренних документах общества. В литературе высказаны аргументы как "за", так и "против" введения таких требований. Стоит заметить, что ККП исходит из правомерности формулирования требований к кандидатам в члены совета директоров: "чтобы совет директоров надлежащим образом выполнял свои обязанности и вносил реальный вклад в управление обществом, члены совета директоров должны обладать знаниями, навыками и опытом, необходимыми для принятия решений, обычно относящихся к компетенции совета директоров, и требуемыми для эффективного осуществления функций совета директоров определенного общества. В этой связи в уставе общества рекомендуется закрепить конкретные требования к членам совета директоров" (п. 2.1.3 гл. 3). Отталкиваясь от предписаний п. 3 ст. 11 Закона об АО, можно утверждать, что включение в устав различного рода цензов для кандидатов в члены совета директоров не носит противоправного характера[5]. Известные сомнения, однако, связаны с допустимостью определения дополнительных требований в иных внутренних документах[6]. Они опосредованы: а) нормой подп. 19 п. 1 ст. 48, в соответствии с которой общее собрание акционеров правомочно утверждать внутренние документы, регулирующие лишь деятельность органов общества (утверждение же требований к членам совета директоров иными органами явно неприемлемо); б) доктринальной и легальной неясностью в вопросе о пределах локального регулирования в акционерной сфере.

Закона об АО особо выделяет независимых директоров, под которыми понимает членов совета, не являющихся и не являвшихся в течение одного года, предшествовавшего принятию решения: а) лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа, членом коллегиального исполнительного органа, лицом, занимающим должности в органах управления управляющей организации общества; б) лицом, супруг, родители, дети, братья и сестры, усыновители и усыновленные которого являются лицами, занимающими должности в указанных органах управления общества, управляющей организации общества либо являющимися управляющим общества; в) аффилированным лицом акционерной компании (кроме члена совета директоров, поскольку член совета директоров автоматически признается аффилированным лицом этого общества). Нетрудно увидеть, что понятия независимого и неисполнительного члена совета директоров не совпадают: первое содержательно уже второго; например, член совета директоров, родственник которого занимает "исполнительную должность", являясь неисполнительным директором, не будет признан независимым. Следует также учитывать, что независимость в рассматриваемом случае трактуется в юридическом, а не фактическом (ситуационном) аспекте (реальная зависимость члена совета директоров, например, от генерального директора и основанная на ней субъективность при принятии конкретных решений не приводит к квалификации такого члена как зависимого).

Правовое значение подразделения директоров на независимых и иных заключается в том, что при принятии советом решений по некоторым вопросам правом голоса могут наделяться только независимые директора. Закон об АО в настоящее время предусматривает только два таких случая, причем в обоих речь идет об обществах с числом владельцев голосующих акций более 1000:

  • – рассмотрение вопроса об определении цены (денежной оценки) имущества (п. 1 ст. 77);
  • – голосование по вопросу об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность (п. 3 ст. 83).

Таким образом, независимости директоров в обществах с числом владельцев голосующих акций 1000 и менее в настоящее время российским законодателем не придается юридического значения.

Выявленное содержательное "наполнение" термина "независимый директор" лишь частично совпадает с критериями независимости, выработанными в корпоративной практике. Так, ККП независимыми директорами рекомендует признавать членов совета директоров:

  • – не являвшихся в течение последних трех лет и не являющихся должностными лицами (управляющим) или работниками общества, а также должностными лицами или работниками управляющей организации общества;
  • – не являющихся должностным лицом другого общества, в котором любое из должностных лиц общества является членом комитета совета директоров по кадрам и вознаграждениям;
  • – не являющихся аффилированными лицами должностного лица (управляющего) общества (должностного лица управляющей организации общества);
  • – не являющихся аффилированными лицами общества, а также аффилированными лицами таких аффилированных лиц;
  • – не являющихся сторонами по обязательствам с обществом, в соответствии с условиями которых они могут приобрести имущество (получить денежные средства), стоимость которого составляет 10 и более процентов совокупного годового дохода указанных лиц, кроме получения вознаграждения за участие в деятельности совета директоров;
  • – не являющихся крупным контрагентом общества (таким контрагентом, совокупный объем сделок общества с которым в течение года составляет 10 и более процентов балансовой стоимости активов общества);
  • – не являющихся представителями государства.

Независимый директор по истечении семилетнего срока исполнения обязанностей члена совета директоров общества не может рассматриваться как независимый. ККП также указывает на то, что с целью реального влияния независимых директоров на решения, принимаемые советом директоров, и обеспечения возможности формирования широкого спектра мнений по обсуждаемым вопросам независимые директора должны составлять не менее одной четверти состава совета директоров (в любом случае в уставе общества рекомендуется предусмотреть, чтобы в совете директоров было не менее трех независимых директоров) (разд. 2 гл. 4).

Полное или частичное следование акционерным обществом рассмотренным рекомендациям ККП (через закрепление соответствующих положений во внутренних документах) необходимо трактовать: при формировании совета директоров – как введение дополнительных требований к членам совета; при голосовании – как изменение общего порядка принятия решений на заседаниях совета, предусмотренного п. 3 ст. 68 Закона об АО.

Безусловно, акционерное законодательство нуждается в совершенствовании по части обеспечения максимальной объективности (нейтральности) членов совета директоров при принятии ими решений, в том числе посредством корректировки правил о независимости. Вместе с тем приходится признать, что и это – не панацея от возможного "мошенничества", что подтверждает и зарубежный опыт. Например, "в истории таких громких дел, как банкротства “Enron”, “WorldCom”, не последнюю роль сыграли советы директоров", причем "из 17 директоров Enron... только два директора были внутренними, остальные 15 директоров формально имели статус независимых" (Кирилин А. В. Совет директоров и исполнительный орган акционерного общества: компетенция и ответственность // Право и экономика. 2005. № 6. С. 25). Несмотря на это, важность "улучшения" правового инструментария, направленного на обеспечение реальной независимости членов совета директоров, диктуется самой логикой самостоятельного существования совета директоров как органа, осуществляющего в том числе надзорные полномочия.

По-разному в отдельные периоды развития акционерного законодательства России (и зарубежных стран) решался вопрос о возможности участия в совете директоров лиц, не являющихся акционерами. Действующий Закон об АО допускает избрание членом совета директоров и неакционера, что в известной степени, как точно замечает Г. Л. Рубеко, "способствует профессионализации управления"[7].

Лица, избранные в состав совета директоров, могут переизбираться неограниченное число раз (п. 1 ст. 66 Закона об АО).

Количественный состав совета директоров определяется уставом или решением общего собрания акционеров (при этом возможно как четное, так и нечетное число членов), однако он не может быть менее:

  • – пяти членов – применительно к любым обществам;
  • – семи членов – для открытых акционерных обществ с числом акционеров – владельцев голосующих акций более одной тысячи;
  • – девяти членов –для открытых акционерных обществ с числом акционеров – владельцев голосующих акций более 10 тысяч (п. 3 ст. 66 Закона об АО).

Вспомним, что в совет директоров общества, в отношении которого государством принято решение об использовании "золотой акции", обязательно включается представитель государства (не избираемый на общем собрании!). Следует принимать в расчет, что он входит в количественный состав совета, а потому его место в данном органе управления не учитывается при выборах членов совета директоров (п. 4 ст. 38 Федерального закона от 21.12.2001 № 178-ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества"), Та же картина имеет место и применительно к представителю государства в ревизионной комиссии.

  • [1] Этот принцип не действует при избрании наблюдательного совета народного предприятия, избираемого с использованием демократического принципа "один акционер – один голос" (п. 1 ст. 10 Закона о народных предприятиях).
  • [2] Ломакин Д. В. Акционерное правоотношение. – С. 123.
  • [3] Наблюдательный совет народного предприятия, в исключение из данного правила, избирается сроком на три года (п. 5 ст. 12 Закона о народных предприятиях).
  • [4] Квалификационные и иные требования, однако, предусматриваются в отношении членов совета директоров отдельных акционерных обществ (например, напомним, кредитных организаций).
  • [5] Не все суды благосклонны к этому выводу, полагая его приводящим в нарушению права акционера быть избранным в орган управления и участвовать таким способом в управлении обществом (см., например, постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.12.2004 № А19-11261/04-9-Ф02-5290/04-С2, ФАС Северо-Кавказского округа от 16.09.2004 № Ф08-3303/04).
  • [6] Противоречиво складывается и судебная практика: сравним, к примеру, определения ВАС РФ от 24.11.2008 № 14923/08 (установление в положении о совете директоров дополнительных требований неправомерно лишает акционеров возможности проголосовать за предложенную ими кандидатуру) и от 11.01.2009 № 15587/08 (отказ во включении кандидатур в список кандидатур для голосования по выборам в совет директоров по причине несоответствия кандидатуры требованиям внутреннего документа не противоречит закону).
  • [7] Рубеко Г. Л. Правовой статус органов управления акционерных обществ. – М., 2007. – С. 113.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы