Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Акционерное право России

Правовое положение членов совета директоров (наблюдательного совета)

О самостоятельном юридическом статусе можно говорить не только применительно к совету директоров в целом (как корпоративному органу), но и его отдельным членам, имеющим определенные права и обязанности и несущим ответственность за свои действия (бездействие). При этом анализ правового положения членов совета директоров осложняется тем, что вопрос о природе отношений, складывающихся между такими членами и обществом, носит полемичный характер. Общегражданское и акционерное законодательство специально не останавливаются на данной проблеме. Трудовой кодекс РФ определяет, что акты, содержащие нормы трудового права, не распространяются на членов советов директоров (наблюдательных советов) организаций, за исключением лиц, заключивших с данной организацией трудовой договор (ст. 11). Следовательно, трудовое законодательство допускает принципиальную возможность нахождения членов совета директоров в трудовых отношениях с корпорацией (хотя и в порядке изъятия), из чего исходит и практика судов общей юрисдикции (см. п. 1 постановления Пленума ВС РФ от 20.11.2003 № 17 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел по трудовым спорам с участием акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ"). Представляется, однако, что из смысла управленческо-контрольной деятельности совета директоров, исключающей подчинение членов совета правилам внутреннего трудового распорядка, а также приказам и указаниям единоличного исполнительного органа, вытекает недопустимость квалификации исследуемых отношений как трудовых. Неслучайно, что Президиум ВАС РФ занял позицию, в соответствии с которой отношения между советом директоров и обществом есть гражданско-правовые отношения (п. 2 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с взысканием единого социального налога (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14.03.2006 № 106), постановление Президиума ВАС РФ от 26.07.2005 № 1456/05); с учетом этого подхода в основном сформировалась и региональная практика арбитражных судов[1].

Но можно ли считать данные отношения договорными? Думается, что нет. Основанием их возникновения служит не договор, а иной юридический факт – решение общего собрания акционеров об избрании членов совета директоров; корпоративный же акт (а не договор!) выступает обстоятельством, с которым закон связывает возможное вознаграждение за осуществление функций члена совета директоров. К этому выводу приходят многие авторы (см., например: Пушкарев И. П. Порядок одобрения органами управления хозяйственных обществ крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – Челябинск, 2008. – С. 19; Рубеке Г. Л. Правовой статус органов управления акционерных обществ. – М.: Статут, 2007. – С. 125), судебные и иные государственные органы (в частности, см. постановление ФАС Северо-Западного округа от 08.02.2004 № А52/2247/2003/2, письмо Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина России от 10.07.2007 № 03-03-06/1/475).

Свои функции члены совета директоров могут выполнять как возмездно, так и безвозмездно. В первом случае общее собрание акционеров должно:

  • 1) принять решение о выплате вознаграждения и (или) компенсации расходов, связанных с исполнением функций членов совета директоров;
  • 2) установить размер таких вознаграждений и компенсаций (п. 2 ст. 64 Закона об АО).

Закон определяет, что вознаграждения и (или) компенсации могут выплачиваться только в период исполнения членами совета директоров своих обязанностей. Данная норма ставит под сомнение правомерность получивших достаточно обширное распространение выплат на основании решения годового общего собрания акционеров по итогам деятельности совета директоров за отчетный год (ибо здесь выплаты производятся не "в период", а после исполнения обязанностей). Вместе с тем подобный запрет не представляется очевидным и справедливым. Фактором, сдерживающим необоснованные выплаты, является требование к органу, полномочному принимать решение о выплате (исключительно общее собрание акционеров); срок же выплаты сам по себе не затрагивает интересы акционеров и общества. Кроме того, осуществление выплат по итогам годовой деятельности в ряде случаев может быть просто логичным и целесообразным.

Законодательство не отвергает возможность дифференциации размера вознаграждения в отношении различных членов совета (исходя при этом как из персоналий, так и категории члена совета (исполнительный, неисполнительный, независимый директор)). Вместе с тем ККП рекомендует, чтобы вознаграждение было равным (единым) для всех членов (разд. 5 гл. 4).

Осуществление стоящих перед советом директоров задач невозможно без наделения членов совета комплексом прав, основными из которых являются:

  • 1) право участвовать в заседании совета директоров с правом голоса (п. 3 ст. 68 Закона об АО);
  • 2) право требовать созыва заседания совета директоров (п. 1 ст. 68 Закона об АО);
  • 3) право обжаловать незаконное решение совета директоров (п. 5 ст. 68 Закона об АО).

Очень жаль, что из нормативного массива практически "выпало" право на получение информации о деятельности общества, за исключением упоминания о праве потребовать членами совета директоров протоколы заседания коллегиального исполнительного органа (п. 2 ст. 70 Закона об АО).

Отсутствует и четкая регламентация обязанностей членов совета (что, кстати, создает дополнительные сложности при привлечении их к ответственности). Безусловно, в круг важнейших необходимо включить обязанность не разглашать и не использовать в личных корыстных интересах и в интересах третьих лиц конфиденциальную и инсайдерскую информацию об обществе.

При осуществлении своих прав и исполнении обязанностей члены совета директоров должны действовать, во- первых, в интересах общества, во-вторых, добросовестно и, в-третьих, разумно. При нарушении указанных требований может встать вопрос о возложении на членов совета директоров гражданско-правовой ответственности, правила о которой будут обобщены в рамках отдельного параграфа (см. 16.3 учебника).

  • [1] В частности, см.: постановления ФАС Уральского округа от 16.08.2007 № Ф09-6445/07-С2, ФАС Восточно-Сибирского округа от 23.01.2007 № А19-17125/06-24-Ф02-7432/2006-С1. Иногда встречается и квалификация данных отношений как трудовых (см., например, постановление ФАС Северо-Западного округа от 17.04.2006 № А44-2237/2005-16) либо делается вывод об отсутствии как трудовых, так и гражданских отношений (см., например, постановление ФАС Московского округа от 24 марта 2006 № КА-А40/1553-06).
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы