Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Акционерное право России

Единоличный и коллегиальный исполнительные органы

Образование и досрочное прекращение полномочий исполнительных органов (и единоличного, и коллегиального) осуществляются по решению общего собрания акционеров, если уставом общества решение данных вопросов не отнесено к компетенции совета директоров (подп. 8 п. 1 ст. 48, подп. 9 п. 1 ст. 65, п. 3 ст. 69 Закона об АО). Таким образом, это по общему правилу вопросы альтернативной компетенции.

Споры по заявлению о признании недействительными решений общего собрания акционеров или совета директоров об избрании исполнительных органов составляют весомую долю среди судебных дел. При этом остро стоит дискуссионный вопрос касательно последствий удовлетворения такого заявления, в частности, должно ли оно влечь недействительность сделок, ранее совершенных обществом в лице исполнительного органа (избрание которого признано незаконным). В основном суды руководствуются правилом (и, думается, небеспочвенно), согласно которому признание формирования исполнительного органа неправомерным само по себе не является основанием для признания недействительным (либо незаключенным) договора, совершенного до вступления в силу судебного акта (см., например, постановление Президиума ВАС РФ от 24.07.2007 № 3259/07).

Исходя из принципиальной значимости деятельности единоличного исполнительного органа, "в целях упрочения системы корпоративного управления российских хозяйствующих субъектов"[1] законодатель предлагает механизм преодоления тупиковой ситуации, когда совет директоров, уполномоченный уставом решать вопрос об образовании единоличного исполнительного органа или о досрочном прекращении его полномочий, оказывается не способным выработать соответствующее решение: в этом случае допустимо прибегнуть к помощи высшего органа управления (п. 5–9 ст. 69 Закона об АО). Таким образом, несмотря на то, что обозначенный вопрос в силу устава будет отнесен к компетенции совета директоров, для его решения может быть привлечено общее собрание акционеров, правда, лишь при наличии совокупности следующих юридических и фактических условий.

Во-первых, заданный уставом кворум для проведения заседания совета директоров должен составлять более чем половину от числа избранных членов данного органа и (или) для решения рассматриваемого вопроса в соответствии с уставом или внутренним документом необходимо большее число голосов, чем простое большинство голосов членов совета директоров, принимающих участие в заседании; тем самым имеются в виду ситуации, когда уставом вводятся повышенные требования к правомочности заседаний и решений органа общего руководства деятельностью общества, что потенциально может осложнить принятие советом директоров решения.

Во-вторых, уставом не должны предусматриваться иные (специальные) последствия (обязательное проведение очередного заседания совета директоров, снижение требований к кворуму для проведения такого заседания и пр.), нежели последствия, предусмотренные законом и допускающие перераспределение компетенции между органами управления общества. Следует знать, что иные последствия могут быть предусмотрены и условиями акционерного соглашения: однако само по себе это не приводит к невозможности вынесения вопроса о единоличном исполнительном органе на общее собрание акционеров (поскольку иные последствия, как отмечалось, должны определяться уставом!); вместе с тем неисполнение или ненадлежащее исполнение соответствующих обязательств по акционерному соглашению не является основанием для освобождения от ответственности или от реализации мер по обеспечению исполнения обязательств, предусмотренных соглашением.

Наконец, в-третьих, соответствующее решение должно быть не принято советом директоров:

  • а) применительно к вопросу об образовании единоличного исполнительного органа – на двух проведенных подряд заседаниях либо в течение двух месяцев с даты прекращения или истечения срока действия полномочий ранее образованного единоличного исполнительного органа;
  • б) применительно к решению по вопросу о досрочном прекращении полномочий единоличного исполнительного органа – на двух проведенных подряд заседаниях.

Если наличествуют перечисленные условия, на корпорацию возлагается обязанность по информированию о непринятии решения, при этом:

  • – общества, осуществляющие раскрытие информации в соответствии с законодательством РФ о ценных бумагах, обязаны раскрыть соответствующую информацию в порядке, предусмотренном законодательством РФ о ценных бумагах;
  • – остальные общества должны уведомить о непринятии решения всех акционеров в порядке, предусмотренном законом для сообщения о проведении общего собрания акционеров, с учетом специальных правил абз. 1 п. 6 и абз. 1 п. 7 ст. 69 Закона об АО касательно срока информирования (15 дней) и составления списка акционеров, которым направляется уведомление.

Особое значение надлежащее информирование акционеров имеет в случае непринятия советом директоров решения по вопросу об образовании единоличного исполни тельного органа, поскольку после направления уведомления акционерам (осуществляемого от имени общества председателем совета директоров) или после раскрытия информации от имени общества действует председатель совета директоров (выполняя тем самым функции единоличного исполнительного органа), пусть и временно – до момента образования временного единоличного исполнительного органа общества.

Дальнейшее развитие "сценария" связано с реализацией акционерами (независимо от количества принадлежащих им голосующих акций) права на предъявление требования о созыве внеочередного общего собрания акционеров для решения соответствующего вопроса; срок заявления требования – не позднее 20 дней с момента возникновения изученной обязанности общества осуществлять раскрытие информации. Если к указанной дате требования получены от акционеров или акционера, владеющих не менее чем 10% голосующих акций общества, то совет директоров в течение пятидневного срока (исчисляемого с даты окончания срока для предъявления требований акционерами) обязан принять решение:

  • – о созыве внеочередного общего собрания акционеров (логично, что в случае предъявления двух и более требований принимается решение о созыве одного внеочередного общего собрания акционеров);
  • – применительно к случаям непринятия советом директоров решения по вопросу об образовании единоличного исполнительного органа – также и об образовании временного единоличного исполнительного органа общества.

Названное решение принимается советом директоров: а) простым большинством голосов членов, принимающих участие в заседании, б) при наличии кворума, составляющего не менее чем половину от числа избранных членов. Это – императивные предписания, совпадающие с положениями о "стандартном законном режиме" проведения заседаний совета директоров и принятия решений на нем (см. п. 2, 3 ст. 68 Закона об АО).

Созыв общего собрания акционеров, внесение вопросов в его повестку дня и выдвижение кандидатов в исполнительные органы производятся в общем порядке (см. ст. 53, 55 Закона об АО); при этом акционеры (акционер), являющиеся в совокупности владельцами не менее чем 2% голосующих акций, вправе предложить кандидата на должность единоличного исполнительного органа общества в срок не менее чем за 30 дней до даты проведения внеочередного общего собрания акционеров, если уставом общества не установлен более поздний срок (п. 2 ст. 53 Закона об АО). Но поскольку проведение внеочередного собрания есть "реакция" на непринятие советом директоров решения по основополагающему вопросу функционирования общества (что свидетельствует, по сути, о неработоспособности органа общего руководства в существующем составе), имеется некоторая специфика в части формирования повестки дня собрания:

  • – формулировки вопроса, подлежащего включению в повестку дня собрания, и вопроса, ранее включенного в повестку дня заседания совета директоров, не должны различаться;
  • – в повестку дня созываемого собрания должен быть включен вопрос о досрочном прекращении полномочий членов совета директоров (как не "оправдавшего надежд" акционеров) и об избрании нового состава совета директоров.

Если в течение установленного срока совет директоров необоснованно не принимает решение о созыве (либо принимает решение об отказе в созыве) внеочередного общего собрания, оно может быть созвано в соответствии с п. 8 ст. 55 Закона об АО на основании решения суда. * 1

Рассмотренные положения о привлечении общего собрания акционеров к решению вопроса об образовании (досрочном прекращении полномочий) единоличного исполнительного органа инкорпорированы в Закон об АО сравнительно недавно – Федеральным законом от 19.07.2009 № 205-ФЗ. Несмотря на позитивную оценку нововведений в целом, стоит сделать ряд критических ремарок:

  • 1) нет абсолютной ясности по поводу возможности совета директоров созвать внеочередное общее собрание акционеров по собственной инициативе, при отсутствии требований о созыве собрания со стороны акционеров. Думается, что из предписаний п. 6, 7 ст. 69 Закона об АО вытекает недопустимость такого созывы (хотя при данном подходе умозрительно можно предположить казус, связанный с неопределенностью срока полномочий председателя совета директоров действовать от имени общества, раскрывшего информацию о непринятии советом директоров решения относительно единоличного исполнительного органа, при отсутствии условий для формирования временного единоличного исполнительного органа по абз. 4 п. 6 (получение требований о созыве собраний от акционеров) и п. 4 ст. 69 Закона об АО);
  • 2) слишком коротким, пожалуй, является срок на предъявление требований акционерами о созыве внеочередного собрания (20 дней) с учетом того, что он исчисляется не с момента раскрытия информации о неизбрании исполнительного органа (непрекращении его полномочий), а с момента возникновения обязанности общества осуществлять раскрытие такой информации;
  • 3) следовало, наверное, как и в случае с временными исполнительными органами (п. 4 ст. 69 Закона об АО), прямо предусмотреть возможность ограничения уставом компетенции председателя совета директоров, действующего от имени общества (в настоящее же время не исключается применение аналогии закона по затронутому аспекту);
  • 4) поскольку совету директоров не запрещено после раскрытия информации выносить решение об образовании единоличного исполнительного органа и закон не предусматривает непроведение общего собрания акционеров в данных обстоятельствах, возможно появление двух нетождественных, но легитимных решений разных органов управления по одному вопросу (чего быть, конечно же, не должно).

Законодатель не предъявляет требований к лицам, занимающимся текущим руководством, запрещая лишь, как отмечалось, выступать в роли единоличного исполнительного органа председателю совета директоров. Поэтому указанными лицами могут быть любые дееспособные физические лица, в том числе не являющиеся акционерами.

Закон хранит молчание и по поводу срока, на который избираются исполнительные органы. Однако из легально закрепленной возможности "досрочного" прекращения полномочий следует, что осуществление функций по текущему руководству должно носить срочный характер. В силу п. 3 ст. 11 Закона об АО и ст. 275 ТК РФ срок полномочий может быть определен уставом либо трудовым договором. Надлежащим, думается, будет и установление срока решением уполномоченного органа общества (естественно, не в противоречие с уставом). Истечение обозначенного в уставе или решении органа управления срока должно означать прекращение полномочий исполнительных органов (ибо в противном случае утрачивается смысл в срочности наделения лица соответствующими полномочиями).

С лицами, осуществляющими руководство текущей деятельностью (единоличным исполнительным органом и членами коллегиального исполнительного органа), заключается договор, подписываемый от имени общества председателем совета директоров или лицом, уполномоченным советом директоров (п. 3 ст. 69 Закона об АО). Полагаем, что незаключение договора в письменной форме с единоличным исполнительным органом и членами коллегиального исполнительного органа хотя и расходится с законоположениями, само по себе не означает отсутствие у них соответствующих полномочий вести дела от имени корпорации; основанием возникновения данных полномочий служит все-таки решение уполномоченного органа общества об избрании. Иначе обстоит дело с управляющей организацией (управляющим): закон прямо указывает на обязательность договорного механизма передачи полномочий управляющей организации (управляющему) (абз. 3 п. 1 ст. 69 Закона об АО), вследствие чего для возникновения полномочий у управляющей организации (управляющего) решения общего собрания акционеров недостаточно (требуется совокупность юридических фактов – корпоративного акта и договора).

В литературе длительное время ведется дискуссия по поводу правовой сущности изучаемого договора. Отдельные авторы считают возможным увидеть в нем гражданско-правовое соглашение, некоторые ученые обращают внимание на его комплексную природу – сочетание условий трудового и имущественного характера. Большинство же исследователей исходят из того, что договор с единоличным исполнительным органом (членами коллегиального исполнительного органа) имеет трудоправовую природу. Последний подход, думается, в наибольшей степени отвечает сути отношений, складывающихся между лицами, занимающими названные должности, и обществом как самостоятельным (противостоящим этим лицам) субъектом и заключающихся в личном выполнении за плату трудовой функции с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка. Однозначно усматривается он и в ТК РФ (гл. 43) и поддерживается КС РФ, указывающим, что "правовой статус руководителя организации (права, обязанности, ответственность) значительно отличается от статуса иных работников, что обусловлено спецификой его трудовой деятельности, местом и ролью в механизме управления организацией: он осуществляет руководство организацией, в том числе выполняет функции ее единоличного исполнительного органа, совершает от имени организации юридически значимые действия"; "в силу заключенного трудового договора руководитель организации в установленном порядке реализует права и обязанности юридического лица как участника гражданского оборота, в том числе полномочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом организации, а также права и обязанности работодателя в трудовых и иных, непосредственно связанных с трудовыми отношениях с работниками, организует управление производственным процессом и совместным трудом" (Постановление от 15.03.2005 № 3-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального закона “Об акционерных обществах” в связи с запросами Волховского городского суда Ленинградской области, Октябрьского районного суда города Ставрополя и жалобами ряда граждан"). Другое дело, что нельзя отрицать и серьезного влияния гражданского (акционерного) права при формулировании договорных условий. Именно общегражданское и акционерное законодательство определяют порядок ведения дел исполнительными органами от имени юридического лица в отношениях с третьими лицами, очерчивают контуры взаимодействия с иными органами компании и ее участниками (прежде всего, через закрепление компетенции); тем самым задается и трудовая функция руководящих работников. И в этом смысле, как справедливо замечает В. В. Долинская, "сегодня правовой статус руководителя организации является комплексным и отношения, в которые он вступает с организацией и третьими лицами, регулируются, в первую очередь, трудовым и гражданским правом"[2].

Поэтому ключевое значение приобретает решение задачи "размежевания" гражданского (акционерного) и трудового законодательства при регламентации вопросов, касающихся функционирования исполнительных органов. Ситуация отягощается тем, что Закон об АО устанавливает свой приоритет по отношению к трудовому законодательству: согласно п. 3 ст. 69 Закона об АО на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом и (или) членами коллегиального исполнительного органа действие законодательства о труде распространяется в части, не противоречащей положениям Закона об АО. Данная норма не согласуется со ст. 5 ТК РФ, закрепляющей приоритет кодификационного акта при регулировании трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений. Это – абсолютно ненормальное положение дел, свидетельствующее о бессистемности построения нормативного массива по изучаемому вопросу.

Затронутая проблема правовой сущности отношений между единоличным исполнительным органом и членами коллегиального исполнительного органа, с одной стороны, и обществом – с другой, имела и имеет чрезвычайно важное практическое значение. Так, долгое время спорным оставался вопрос об основаниях расторжения договора (ответ на него в том числе зависел от того, какого взгляда следует придерживаться на природу договора). Дело в том, что в силу п. 4 ст. 69 Закона об АО полномочный орган общества (либо общее собрание акционеров, либо совет директоров) вправе в любое время принять решение о досрочном прекращении полномочий единоличного исполнительного органа, членов коллегиального исполнительного органа (т.е. вроде бы и без обоснования); однако ранее действовавшее законодательство о труде не предусматривало возможность немотивированного увольнения.

Принятие ныне действующего ТК РФ в значительной мере сняло остроту проблемы. Согласно п. 2 ст. 278 ТК РФ, помимо специальных оснований, предусмотренных законом, трудовой договор с руководителем организации может прекратиться в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица решения о досрочном прекращении трудового договора, т.е. без объяснения причин, подтверждающих необходимость прекращения трудового договора (следовательно, ТК РФ, как и Закон об АО в п. 4 ст. 69, допускает немотивированное прекращение полномочий лица, осуществляющего текущее руководство деятельностью общества).

Конституционность предписаний п. 2 ст. 278 ТК РФ, а равно п. 4 ст. 69 Закона об АО получила подтверждение со стороны КС РФ, указавшего, что по своему правовому смыслу в системе действующего нормативно-правового регулирования они предполагают, что расторжение трудового договора в данном случае не является мерой юридической ответственности (Постановление от 15.03.2005 № 3-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального закона “Об акционерных обществах” в связи с запросами Волховского городского суда Ленинградской области, Октябрьского районного суда города Ставрополя и жалобами ряда граждан"). Полномочия же по управлению имуществом, которыми наделяется руководитель, и предъявляемые к нему в связи с этим требования предполагают в качестве одного из необходимых условий успешного сотрудничества собственника с лицом, управляющим его имуществом, наличие доверительности в отношениях между ними. Поэтому правомочия собственника расторгнуть трудовой договор с руководителем организации, который осуществляет управление его имуществом, не обосновывая при этом необходимость принятия такого решения, направлено на реализацию и защиту прав собственника владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом, в том числе определять способы управления им единолично или совместно с другими лицами, свободно использовать свое имущество для осуществления предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, т.е. установлено законодателем в конституционно значимых целях.

Стоит, правда, учитывать, что возможности безмотивного прекращения полномочий руководителя не безграничны, на что также обратил внимание КС РФ:

  • 1) увольнение не допускается без выплаты справедливой компенсации, размер которой определяется трудовым договором, но согласно ст. 279 ТК РФ не может быть ниже трехкратного среднего месячного заработка[3];
  • 2) законодательное закрепление права досрочно прекратить трудовой договор с руководителем организации без указания мотивов увольнения не означает, что "собственник" (в лице общего собрания акционеров) обладает неограниченной свободой усмотрения при принятии такого решения и вправе действовать произвольно вопреки целям предоставления указанного правомочия, не принимая во внимание законные интересы организации, а руководитель организации лишается гарантий судебной защиты от возможного произвола и дискриминации. Поэтому руководитель вправе оспорить увольнение, если он считает, что решение о досрочном прекращении трудового договора с ним фактически обусловлено такими обстоятельствами, которые свидетельствуют о дискриминации, злоупотреблении правом.

Помимо прочего, необходимо знать, что в силу ст. 81 ТК РФ трудовой договор с руководителем акционерного общества не может быть расторгнут в период временной нетрудоспособности или пребывания в отпуске (п. 50 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации").

Права и обязанности лиц, осуществляющих текущее руководство, определяются, во-первых, правовыми актами РФ, во-вторых, заключаемым с ними договором (п. 3 ст. 69 Закона об АО). ККП (п. 2.2.2 гл. 4) обоснованно советует включение в договор с генеральным директором и членами правления максимально подробного перечня прав и обязанностей этих лиц, рекомендуя среди прочего закрепление обязанности заблаговременно уведомлять общество об увольнении по собственному желанию, процедуры передачи дел вновь назначаемому генеральному директору (члену правления), обязанности не разглашать конфиденциальную и инсайдерскую информацию во время работы в обществе и после увольнения, возможности занятия должностей в иных организациях в период исполнения обязанностей генерального директора (члена правления) общества.

С целью соблюдения принципа лояльности по отношению к акционерному обществу совмещение лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа, и членами коллегиального исполнительного органа должностей в органах управления других организаций допускается только с согласия совета директоров (п. 3 ст. 69 Закона об АО). Законодательство не указывает на последствия несоблюдения данного требования, снижая тем самым его "ценность". Но во всяком случае рассматриваемое нарушение само по себе не должно трактоваться как повод для признания недействительными совершенных обществом сделок.

Особый акцент в Законе об АО сделан на вопросах функционирования коллегиального исполнительного органа. Он действует на основании устава, а также утверждаемого общим собранием внутреннего документа общества (положения, регламента и т.д.), в котором должны устанавливаться сроки и порядок созыва и проведения заседаний, а также порядок принятия решений (п. 1 ст. 70 Закона об АО). Обозначенными корпоративными документами должен определяться и кворум для проведения заседания рассматриваемого органа, однако он не может составить менее половины числа избранных членов.

Как и в случае с советом директоров, передача права голоса членом правления (дирекции) иному лицу, в том числе члену данного исполнительного органа, не допускается.

На заседании ведется протокол, который подписывается лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа, и предоставляется членам совета директоров, ревизионной комиссии (ревизору) и аудитору по их требованию (п. 2 ст. 70 Закона об АО).

Решения коллегиального исполнительного органа, согласно п. 3 ст. 70 Закона об АО, могут быть обжалованы акционерами на условиях и в порядке, предусмотренных для обжалования акционерами решений совета директоров (см. 16.1.4 учебника). Правом на обжалование члены правления (дирекции) законом не наделяются (в отличие от членов совета директоров, которые, как мы знаем, "способны" обратиться в суд с заявлением о признании решения совета директоров недействительным).

  • [1] Борисов А. Н. Комментарий к Федеральному закону от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (постатейный) // СПС "КонсультантПлюс".
  • [2] Долинская В. В. Акционерное право: основные положения и тенденции. – С. 545.
  • [3] то – адекватная защитная мера от последствий, к которым приводит потеря работы. Положения контрактов в США, предусматривающие специальное вознаграждение, выплачиваемое компанией в случае досрочного увольнения менеджера без совершения виновных действий, получили название "золотого парашюта" (см.: Долинская В. В. Акционерное право: основные положения и тенденции. – С. 557).
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы