Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Акционерное право России

Ответственность лиц, осуществляющих управление деятельностью акционерного общества

При осуществлении своих прав и исполнении обязанностей лица, имеющие отношение к управлению деятельностью акционерного общества, должны действовать, во-первых, в интересах общества, во-вторых, добросовестно и, в-третьих, разумно. Обозначенные принципы деятельности во многом сходны с признанными в зарубежном корпоративном праве (прежде всего, США и Германии) обязанностями руководителей, традиционно подразделяемыми на две большие группы – лояльности и должной заботливости.

Закон об АО (ст. 71) причисляет к лицам, несущим предусмотренную этим законом ответственность:

  • – членов совета директоров (в том числе представителей публичных образований в совете директоров);
  • – единоличный исполнительный орган (точнее, правда, говорить о лицах, занимающих данную должность, так как органы юридического лица как таковые ответственности не несут);
  • – временный единоличный исполнительный орган;
  • – членов коллегиального исполнительного органа (правления, дирекции);
  • – управляющую организацию или управляющего.

Явной законодательной "огрехой" стало невключение в приведенный перечень членов временного коллегиального исполнительного органа. Поскольку действия временного коллегиального исполнительного органа могут иметь такие же последствия, как и действия коллегиального исполнительного органа (см. абз. 6 п. 4 ст. 69 Закона об АО), положения изучаемой ст. 71 следует трактовать расширительно, распространяя их и на случаи ненадлежащего осуществления прав и исполнения обязанностей членами указанного временного органа.

Законодатель определяет, что "управленцы" несут ответственность:

  • 1) перед обществом или акционерами – за убытки, причиненные виновными деяниями, нарушающими порядок приобретения акций открытого общества, предусмотренный гл. XI.I Закона об АО (данный порядок детально анализировался в гл. 12 учебника);
  • 2) только перед обществом – за убытки, причиненные обществу их иными виновными деяниями (действиями или бездействием), если иные основания ответственности не установлены федеральными законами (следовательно, незаконным будет являться положение устава, произвольно допускающее возложение ответственности на невиновного члена совета директоров). Как правило, поводом для возбуждения судебного разбирательства о возмещении убытков становится совершение сделок на невыгодных для общества условиях (по явно заниженной или завышенной цене и т.п.).

Итак, обязательным субъективным основанием привлечения к ответственности выступает вина, причем в любой форме (прямого или косвенного умысла либо грубой или простой неосторожности), выявить, правда, которую нередко весьма сложно. При определении оснований, а также размера ответственности должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела. В этой связи в ККП (п. 3.1.1 и 6.1.1 гл. 3, п. 6.1.1 гл. 4) отмечается, что привлечение лица, осуществляющего руководство деятельностью общества, к ответственности зависит от того, действовал ли он при исполнении своих обязанностей разумно и добросовестно, т.е. проявил ли он заботливость и осмотрительность, которые следует ожидать от хорошего руководителя, и принял ли он все меры для надлежащего исполнения своих обязанностей; лицо считается действующим разумно и добросовестно, если он лично не заинтересован в принятии конкретного решения и внимательно изучил всю информацию, необходимую для принятия решения; при этом иные сопутствующие обстоятельства должны свидетельствовать о том, что он действовал исключительно в интересах общества. Соблюдение данного подхода, не допускающего ответственность за коммерческие неудачи, исключительно важно, поскольку в противном случае лицо может утратить инициативу и "стать препятствием" для принятия успешного решения.

Помимо вины, должны быть установлены и иные условия привлечения лица к ответственности: противоправность поведения, наличие убытков, причинно-следственная связь между противоправным поведением и причиненными убытками.

Выявление всех обозначенных условий ответственности, как показывает судебная практика (см., например, постановление Президиума ВАС РФ от 22.05.2007 № 871/07), – достаточно тяжелая задача, причем не только по причине трудности сбора соответствующих доказательств, но и вследствие доктринальной непроработанности темы. В частности, существует неопределенность в вопросе о содержании и соотношении противоправности и виновности (близких, но тем не менее различных категорий). Так, недобросовестность и неразумность действий управляющих лиц, исходя из буквального толкования п. 1 ст. 71 Закона об АО, означают неправомерность поведения (ненадлежащее исполнение обязанностей); вместе с тем квалификация действий в качестве недобросовестных и неразумных неизбежно сопряжена с оценкой субъективных моментов (когда обычно говорят о вине).

Спорным является и вопрос (смежный с уже затронутым) о возможности привлечения к ответственности "управленцев" в связи с одобрением (совершением) сделки, которая не признавалась недействительной. На практике и в литературе превалирует подход, при котором поднятый вопрос ставится в прямую зависимость от указанного обстоятельства (см., например: постановления ФАС Восточно-

Сибирского округа от 01.12.2005 № АЗЗ-6285/2005-Ф02- 5960/05-С2, ФАС Северо-Кавказского округа от 17.08.2006 № Ф08-3470/06). Несмотря на это, полагаем, что правомерность возмещения убытков руководящими лицами не должна безусловно "привязываться" к констатации недействительности сделки, ибо условием наступления ответственности по ст. 71 Закона об АО выступает все-таки противоправность деяния управляющего лица.

Специальным основанием для освобождения от ответственности является голосование против решения, которое повлекло причинение обществу или акционеру убытков, либо непринятие участия в голосовании. Неоднозначную оценку получил вопрос о возможности привлечения к ответственности бывшего члена совета директоров (а равно иных бывших "управленцев" – лиц, осуществляющих руководство текущей деятельностью общества); полагаем, что утрата соответствующего статуса не может служить причиной освобождения от ретроспективной ответственности (ибо к ответственности привлекается физическое лицо, совершившее правонарушение при занятии того или иного поста в органе управления, но не орган как таковой).

Возможна ситуация, когда ответственность несут несколько лиц; тогда она является солидарной (а не долевой), что отвечает интересам охраняемых субъектов.

Правом на заявление исков о возмещении убытков наделены общество и акционер. При этом, как следует из буквального толкования норм п. 5 ст. 71 Закона об АО, при причинении убытков в результате действий, нарушающих порядок приобретения акций открытого общества, истцом может стать общество и акционер (независимо от количества принадлежащих акций), непосредственно которым причинены убытки. Поэтому, например, общество, не являющееся потерпевшим, не может "заступиться" за конкретного акционера, которому причинены убытки, равно как акционер, чья имущественная сфера оказалась не затронутой действиями руководящего состава, не вправе обратиться с иском в защиту интересов общества[1].

При причинении же убытков обществу в иных случаях заявителем может быть не только общество (непосредственный потерпевший), но и акционеры, однако уже не любые, а владеющие в совокупности не менее чем 1% размещенных обыкновенных акций (п. 5 ст. 71 Закона об АО). Предъявляемые акционерами при рассматриваемом варианте иски, напомним, получили название косвенных (или производных), поскольку защита интересов участников общества производится опосредованно (присуждение по иску происходит в пользу общества, а не акционера).

Споры о взыскании убытков на основании ст. 71 Закона об АО относятся к корпоративным (а не трудовым) и подлежат рассмотрению в арбитражном суде (см. ст. 225.1, 225.8 АПК РФ; определения ВАС РФ от 21.10.2009 № ВАС-13523/09, от 03.04.2009 № 3990/09).

В завершение отметим, что лица, осуществляющие управление акционерным обществом, могут привлекаться и к иной ответственности различной отраслевой принадлежности – гражданско-правовой, трудовой (дисциплинарной, материальной), административной и уголовной.

  • [1] Последнее положение не совсем логично, тем более что законодатель предусматривает возможность заявления косвенных исков в абз. 1 п. 5 ст. 71.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы