Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Акционерное право России

Порядок одобрения крупной сделки и последствия его несоблюдения

Крупная сделка подлежит одобрению уполномоченным органом акционерной компании по правилам ст. 79 Закона об АО, при этом одобрение может быть как предварительным, так и последующим. Несмотря на это, во избежание риска признания сделки недействительной и порождения тем самым нестабильности в отношениях общества с контрагентами ККП обоснованно рекомендует, чтобы одобрение носило предварительный характер.

В роли органа, полномочного принимать решение об одобрении крупной сделки, может выступить:

  • 1) совет директоров (наблюдательный совет), но только если предметом сделки является имущество, стоимость которого составляет от 25 до 50% балансовой стоимости активов общества. Решение принимается всеми (а не только присутствующими) членами совета единогласно, при этом не учитываются голоса выбывших членов;
  • 2) общее собрание акционеров, если:
    • а) предметом сделки является имущество, стоимость которого составляет более 50% балансовой стоимости активов корпорации. Решение в этом случае принимается квалифицированным большинством в 3/4 голосов акционеров – владельцев голосующих акций, участвующих в собрании;
    • б) предметом сделки является имущество, стоимость которого хотя и составляет от 25 до 50% балансовой стоимости активов, однако единогласие совета директоров (наблюдательного совета) не было достигнуто, в связи с чем вопрос об одобрении крупной сделки был вынесен советом на решение общего собрания. Здесь уже решение принимается не квалифицированным, а простым большинством голосов акционеров – владельцев голосующих акций, участвующих в собрании.

Закон предъявляет достаточно строгие требования к содержанию решения об одобрении крупной сделки.

"Осознанность" вынесения акта одобрения предполагает, что в решении обязательно указываются:

  • а) лицо (лица), являющееся стороной (сторонами) сделки;
  • б) лицо (лица), являющееся ее выгодоприобретателем (выгодоприобретателями);
  • в) цена сделки. При этом определение данной цены (с соблюдением специальных правил, о которых будет сказано в гл. 20 учебника) отнесено к компетенции совета директоров (ст. 77, п. 2 ст. 78 Закона об АО); поэтому, если решение об одобрении крупной сделки принимается общим собранием акционеров, акционеры не вправе изменить цену имущества, определенную советом директоров (при несогласии с ценой они лишь могут проголосовать против одобрения сделки);
  • г) предмет сделки и иные ее существенные условия.

Нарушение требований к крупной сделке влечет возможность ее признания недействительной как сделки, не соответствующей правовым актам (ст. 168 ГК РФ). Формальный анализ положений абз. 1 п. 6 ст. 79 Закона об АО и ст. 168 ГК РФ свидетельствует о том, что такая сделка является оспоримой, а следовательно:

  • – с иском о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности вправе обратиться не любые заинтересованные лица, а прямо названные в законе – само общество и акционеры (независимо от количества и категории (типа) принадлежащих им акций). Тем самым контрагенты общества не могут инициировать судебное разбирательство, не вправе применить последствия недействительности и суд по собственной инициативе;
  • срок исковой давности по указанному требованию является специальным (сокращенным) и составляет один год, исчисляемый со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признании сделки недействительной (п. 2 ст. 181 ГК РФ, п. 36 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19). Более того, Закон об АО теперь содержит правило о недопустимости восстановления срока исковой давности по требованию о признании крупной сделки недействительной в случае его пропуска (что согласуется с положениями п. 2 ст. 197 ГК РФ, в соответствии с которыми предписания кодификационного акта об исковой давности, в том числе в части восстановления срока защиты гражданских прав, распространяются на специальные сроки исковой давности, если законом не установлено иное). При этом нельзя не заметить безусловность данного положения, в отличие от ситуации обжалования решений коллегиальных органов управления общества, когда срок обжалования корпоративного акта подлежит восстановлению, правда, как мы помним, лишь в одном случае – если акционер не подавал соответствующее заявление под влиянием насилия или угрозы (см. п. 7 ст. 49, п. 6 ст. 68, п. 3 ст. 70 Закона об АО). Разница в подходах, по-видимому, продиктована различной продолжительностью разбираемых сроков (сроки обжалования весьма короткие – три месяца с момента, когда акционер узнал или должен был узнать о принятом решении и об обстоятельствах, являющихся основанием для признания его недействительным).

Серьезным нововведением явилось включение в Закон об АО (п. 6 ст. 79) перечня обстоятельств, при наличии которых суд отказывает в удовлетворении требования о признании крупной сделки недействительной, несмотря на ее совершение в "обход" законодательных положений. Это – обоснованный шаг законодателя, отреагировавшего на "вал" исков о признании сделок, совершенных акционерными обществами, недействительными и выявившего тенденцию частого злоупотребления акционерами своим правом на оспаривание сделок.

"Конструкции крупных сделок и сделок с заинтересованностью, – справедливо подчеркивается в Концепции развития гражданского законодательства РФ, – формально предназначенные для сохранения имущества хозяйственного общества, в действительности широко используются для отказа от совершенных и даже полностью или частично исполненных сделок. Это подрывает имущественный оборот и находится в резком противоречии с имущественными интересами контрагентов (кредиторов) акционерных обществ" (п. 4.2.6 разд. III). Существовавшее положение дел, делавшее акционерные общества "очень опасными" (ЭрделевскийА. Очень опасные общества // Бизнес-адвокат. 2001. № 12), критически оценивалось учеными и практиками. Более того, многие авторы даже заявили о целесообразности исключения положений о крупных сделках из корпоративного законодательства (см., например: Телюкина М. В.,

Тарасов В. И. Целесообразность существования института крупных сделок в корпоративном и конкурсном праве // Законодательство. 2002. № 11).

К числу "реабилитирующих" Закон об АО относит следующие обстоятельства:

1) голосование акционераистца не могло повлиять на результаты голосования.

Данный факт имеет правовое значение, естественно, лишь тогда, когда с иском о признании крупной сделки недействительной обращается не общество, а его акционер, и решение об одобрении крупной сделки принимается общим собранием акционеров (а не советом директоров); реальное же участие (или неучастие) акционера в голосовании юридически безразлично. Полемику, пожалуй, может породить вопрос о том, "скован" ли суд позицией сторон, не затрагивающих аспект голосования (например, при признании иска ответчиками); полагаем, что при выявлении рассматриваемого обстоятельства, по смыслу предписаний п. 6 ст. 79 Закона об АО, суд обязан отказать в удовлетворении иска (невзирая на согласие ответчиков с исковыми требованиями);

2) не доказано, что совершение оспариваемой сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков обществу или акционеру, обратившемуся с иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них.

Таким образом, законодатель устанавливает презумпцию отсутствия неблагоприятных последствий, опровержение которой вменяется в обязанность истца;

  • 3) к моменту рассмотрения дела в суде представлены доказательства последующего одобрения сделки по правилам, предусмотренным Законом об АО;
  • 4) при рассмотрении дела в суде доказано, что другая сторона по крупной сделке не знала и не должна была знать о ее совершении с нарушением предусмотренных Законом об АО требований к ней. Из указанной формулировки вытекает презумпция осведомленности контрагента акционерного общества о нарушении закона при совершении сделки.

Изученное положение, направленное на минимизацию рисков кредиторов, связанных с корпоративными механизмами принятия решений о совершении "экстраординарных" сделок, делает во многом идентичными условия признания недействительными крупных сделок (в точки зрения субъективных оснований): а) при нарушении Закона об АО – в соответствии со ст. 168 ГК РФ (в совокупности с п. 6 ст. 79 Закона об АО); б) при несоблюдении уставных ограничений – в силу ст. 174 ГК РФ (которая предусматривает обязательность выявления недобросовестности контрагента для признания сделки недействительной по причине ограничения полномочий органа юридического лица учредительными документами). Коренное же отличие состоит в том, что при нарушении требований устава бремя доказывания того, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об ограничениях полномочий органа юридического лица, возлагается на истца, заявившего иск о признании оспоримой сделки недействительной (см. п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 № 9 "О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок"), В Концепции развития гражданского законодательства РФ предлагается применить данный подход и к случаям признания недействительной крупной сделки (а также сделки, в совершении которой имеется заинтересованность), совершенной с нарушением требований закона (т.е. бремя доказывания своей добросовестности должно лежать на истце) (п. 4.2.6 разд. III).

Таковы "реабилитирующие" обстоятельства, препятствующие признанию крупной сделки недействительной и образующие исчерпывающий перечень. Особо следует указать на то, что они являются альтернативными: для отказа в удовлетворении иска достаточно наличия любого из них.

Специального нормирования резонно заслужили вопросы, охватываемые проблематикой автономности обжалования корпоративных актов и оспаривания совершенных на их основании сделок. Анализ Закона об АО приводит к заключению об отсутствии между обжалованием и оспариванием абсолютной корреляции, поскольку:

  • – признание соответствующего решения органа управления (в том числе об определении цены совершаемой сделки) недействительным в случае обжалования такого решения отдельно от оспаривания сделки не влечет за собой автоматического признания последней недействительной (п. 9 ст. 49, п. 7 ст. 68, п. 3 ст. 70, п. 4 ст. 77);
  • – в ряде случаев (отсутствие кворума и пр. – см. п. 10 ст. 49 и п. 8 ст. 68) решение общего собрания акционеров или совета директоров (наблюдательного совета) не имеет силы независимо от его обжалования в судебном порядке, а следовательно, вопрос о правомерности решения об одобрении крупной сделки иногда может быть разрешен судом и без предъявления заявления собственно об обжаловании корпоративного акта.

Следует учитывать, что крупная сделка может одновременно являться и сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность (понятие "заинтересованной" сделки – см. гл. 19 учебника); правила же об одобрении "заинтересованной" сделки отличаются от требований к одобрению крупной сделки. Поэтому во избежание коллизий закон определяет, что при совершении такой сделки обществу надлежит руководствоваться только положениями гл. XI Закона об АО об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность[1].

Важной гарантией прав акционеров, не согласных с совершением крупной сделки, является рассмотренные ранее (см. 13.2.2 учебника) правила о выкупе акций. Напомним, что в силу ст. 75 Закона об АО акционер, голосовавший против или не принимавший участия в голосовании по вопросу об одобрении крупной сделки на сумму свыше 50%-ной балансовой стоимости активов общества (т.е. когда должно иметь место одобрение со стороны общего собрания), вправе потребовать выкупа обществом всех или части принадлежащих ему акций. Дискуссии вызывает вопрос о действии института выкупа акций при совершении сделки, являющейся и крупной, и "заинтересованной". Полагаем, что, несмотря на формальную несогласованность положений п. 1 ст. 75 (отсылающей к п. 3 ст. 79) и п. 5 ст. 79 (исключающей применение норм об одобрении, закрепленных, в том числе, в п. 3 ст. 79), общество не освобождается от обязанности соблюдения правил о выкупе акций.

  • [1] Сложности возникают в ситуации, когда на совершаемую сделку в силу п. 2 ст. 81 Закона об АО правила гл. XI не распространяются. При буквальном толковании п. 5 ст. 79 Закона об АО можно утверждать, что она вообще не подлежит одобрению со стороны совета директоров или общего собрания акционеров. Вместе с тем в литературе обосновывается и иной подход (см.: Маковская А. Крупные сделки и сделки, в совершении которых имеется заинтересованность в акционерном обществе // Корпоративное право и ценные бумаги: актуальные вопросы правоприменительной практики. – М.: Европейская комиссия, 2006. – С. 153).
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы