Поводы и основание для возбуждения уголовного дела

Поводы для возбуждения уголовного дела

Повод для возбуждения уголовного дела — это источник информации о совершенном или готовящемся преступлении, которому закон придает значение юридического факта, обязывающего компетентные государственные органы рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела.

В соответствии с ч. 1 ст. 140 УПК поводами для возбуждения уголовного дела являются: 1) заявление о преступлении; 2) явка с повинной; 3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников; 4) постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании.

Содержащийся в законе перечень поводов основан на неограниченном виде источников сведений о преступлении и носит открытый характер. Первоначальная информация о преступном деянии может быть получена различным путем: посредством устного или письменного обращения граждан в правоохранительные органы, по телефону, обнаружена лично должностным лицом при выполнении служебных задач, почерпнута из средств массовой информации и т.д. Наличие информации о преступлении всегда означает появление повода для возбуждения уголовного дела: либо в виде заявления о преступлении, либо в виде явки с повинной, либо в виде сообщения, полученного из иных источников. Поводом для возбуждения уголовного дела о преступлениях, предусмотренных ст. 198—1992 УК, служат только те материалы, которые направлены налоговыми органами в соответствии с законодательством о налогах и сборах для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Заявление о преступлении — это сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, которое может исходить как от частного, так и от должностного лица. Поводом для возбуждения уголовного дела будет сообщение, сделанное лицом, пострадавшим от преступления, или любым иным лицом, которому стало известно о совершенном или готовящемся преступлении.

Заявление о преступлении может быть сделано в устном или письменном виде (ч. 1 ст. 141 УПК). Основное требование к заявлению — оно должно быть подписано лицом, его подавшим, т.е. инициатором уголовного преследования (ч. 2 ст. 141 УПК).

Анонимное заявление о преступлении не может служить поводом для возбуждения уголовного дела (ч. 7 ст. 141 УПК). Такие заявления, за исключением тех, в которых содержатся признаки совершенного или готовящегося террористического акта, без регистрации передаются в соответствующие подразделения для возможного использования в ОРД.

Устное заявление о преступлении подлежит занесению в протокол, который подписывается заявителем и должностным лицом, его принявшим. Протокол должен содержать данные о заявителе (фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, гражданство, место жительства, работы или учебы), а также о документах, удостоверяющих его личность (ч. 3 ст. 141 УПК). Единственное требование, которое предъявляет закон к письменному заявлению, — оно должно быть подписано заявителем (ч. 2 ст. 141 УПК). Подпись, поставленная под таким сообщением, должна позволять удостовериться в личности заявителя.

Если устное сообщение о преступлении сделано при производстве следственного действия или в ходе судебного разбирательства, то оно заносится соответственно в протокол следственного действия или протокол судебного заседания (ч. 4 ст. 141 УПК).

Лицо, обратившееся с устным заявлением, предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со ст. 306 УК, о чем в протоколе делается отметка, которая удостоверяется его подписью (ч. 6 ст. 141 УПК). Представляется целесообразным разъяснять ответственность за заведомо ложный донос и в случае поступления письменного сообщения. Это может быть сделано путем отобрания соответствующей подписки. Не будет противоречить закону и составление отдельного протокола разъяснения положений ст. 306 УК. Заметим, что когда с заявлением обращается несовершеннолетний, не достигший 16-летнего возраста, то он не должен предупреждаться об уголовной ответственности за заведомо ложный донос. По аналогии с ч. 2 ст. 191 УПК таким лицам достаточно в доступной форме разъяснить необходимость говорить правду.

К форме и содержанию заявления потерпевшего по делам частного обвинения, направляемому мировому судье, предъявляются особые требования (ч. 5 и 6 ст. 318 УПК). Необходимо также помнить, что в соответствии с ч. 2 и 3 ст. 20 УПК дела частного и частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе, как по заявлению потерпевшего (его законного представителя). А для возбуждения уголовного дела, предусмотренного гл. 23 УК, в определенных законом случаях требуется заявление руководителя организации (ст. 23 УПК). Подача заявления о таких преступлениях лицом, не являющимся пострадавшим, порождает обязанности, связанные с проверкой информации о преступлении. Однако отсутствие заявления потерпевшего в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК влечет отказ в возбуждении уголовного дела.

В случае, когда о преступлении заявляется по телефону, телефаксу, через Интернет, такое сообщение о совершенном или готовящемся преступлении будет являться поводом, предусмотренным п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК, и оформляется рапортом об обнаружении признаков преступления в порядке, определенном ст. 143 УПК.

Заявление о явке с повинной — это добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении (ст. 142 УПК).

Явка с повинной предполагает: 1) совершение лицом преступления; 2) заявление лица о своем участии в нем. Обязательными признаками такого заявления являются указания в нем, во-первых, на действия собственные, а во-вторых, на действия преступные; 3) обращение лица в правоохранительные органы, уполномоченные осуществлять уголовное преследование по факту преступления, — в орган дознания, дознавателю, следователю, прокурору. Представляется, что в отдельных случаях такое обращение может быть адресовано и другому должностному лицу, но при этом гражданин должен преследовать цель передать себя в руки правосудия.

Заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменном, так и в устном виде. Устное заявление принимается и заносится в протокол в порядке, установленном ч. 3 ст. 141 УПК для заявлений о преступлении.

Сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, чем указанные в ст. 141 и 142 УПК, принимается лицом, получившим данное сообщение, о чем составляется рапорт об обнаружении признаков преступления.

Сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, предусмотренное в качестве повода для возбуждения уголовного дела в п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК, охватывает прочие случаи получения сведений о преступлении, кроме тех, что поступили в виде заявления о преступлении или заявления о явке с повинной. К иным источникам информации относятся: материалы, собранные в результате служебной, в том числе оперативно-разыскной деятельности, правоохранительных органов; информация граждан, представителей общественных организаций и должностных лиц, поступившая по телефону (телефаксу), телеграфу, посредством радиосвязи, через сеть Интернет, включая сообщения персонала лечебных учреждений об обращении граждан с телесными повреждениями, происхождение которых может быть результатом преступных действий; статьи, заметки и письма, опубликованные в средствах массовой информации, содержащие сведения о преступлениях; сведения из иных источников об авариях, пожарах, эпизоотиях, стихийных бедствиях, несчастных случаях с людьми и других событиях, угрожающих личной и общественной безопасности.

Однако по смыслу п. 43 ст. 5, ч. 1 ст. 144, ч. 4 ст. 146 УПК процессуальной проверке подлежит сообщение о преступлении, к которому отнесен рапорт, а не информация о преступлении, полученная из иных источников.

Из текста закона не ясно, когда должностному лицу надлежит составлять рапорт — при получении сообщения о преступлении либо при обнаружении в связи с поступившим сообщением признаков преступления. В ситуациях, когда поступившая информация требует проверки, не вполне понятен момент начала уголовно-процессуальных отношений.

Возможны разные подходы к решению этого вопроса:

  • 1. Рапорт должен составляться по факту поступления сообщения о преступлении. Такой подход не предполагает "отсева" сведений, которые не имеют отношения к уголовному судопроизводству (например, ложное срабатывание охранной сигнализации, действия "телефонных хулиганов" и т.п.). Это может привести к неоправданному отвлечению сил и средств, поскольку наличие повода для возбуждения уголовного дела предполагает процессуальное разрешение вопроса.
  • 2. Составление рапорта по итогам проверки первоначального сигнала о преступлении инициирует вопрос о правовой природе деятельности, направленной на уточнение обстоятельств деяния, указанного в сообщении.

Постановление прокурора о направлении материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании. Данный повод появляется в случаях, когда в результате осуществления прокурорского надзора выявлены факты нарушения уголовного законодательства (п. 2 ч. 2 ст. 37 У11 К).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >