ИСТОРИЯ ПУТЕШЕСТВИЙ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ТУРИЗМА ХОРВАТИИ

Первичные формы путешествий и туризма на территории Хорватии

0 периоде раннего Средневековья на территории нынешней Хорватии сохранилось очень немного сведений. Согласно одной из версий, хорваты появились на Балканах в начале VII в., вместе с аварскими завоевателями[1]. В VIII в. хорваты закрепились на территории нынешней Далмации, вытесняя романизированное местное население в города на побережье Адриатики. После разгрома Аварского каганата войсками Карла Великого (796 г.) часть славянских территорий входила в состав Королевства франков, а затем — Империи Каролингов, место которой позднее заняла Священная Римская империя германской нации.

Первое государство хорватов с центром в Нине (близ Задара) возникло в Далмации в середине IX в. Как отмечают исследователи, этот регион был привлекателен выгодным географическим положением и наличием дорожной сети, сохранившейся с римских времен[2].

Построенные в правление римлян дороги соединяли находившийся здесь римский военный лагерь с важнейшими поселениями Далмации, включая такие города, как Ядер (нынешний Задар) и Салона (вблизи нынешнего Сплита), который в правление Диоклетиана (с 284 по 305 г.) был объявлен столицей провинции Далмация. Римские дороги строились по принципу «слоеного пирога», мостились гравием и большими каменными плитами, что обеспечивало их прочность и долговечность. Дороги имели тротуары, переходы для пешеходов, а также мильные столбы, возле которых обычно ставили скамью с навесами от дождя для отдыха путешественников. На расстоянии дневного конного перехода на лошади (30—40 км) располагались постоялые дворы и таверны. Эта устройство дорог и средств размещения по римскому образцу, как и традиция устанавливать мильные столбы, сохранялись столетиями после того, как Древнеримская империя прекратила свое существование. В наши дни при путешествии по проселочным дорогам на Балканском полуострове иногда можно увидеть такие памятники.

Знаменитая Эгнатиева дорога (II в.), соединяющая побережье Адриатики с Константинополем и проходившая через северную часть Балканского полуострова, имела ответвления на юг, в Далмацию. Археологические исследования последних лет, проводившиеся при строительстве современной дорожной инфраструктуры, выявили наличие разветвленной дорожной сети, построенной во времена Древнеримской империи. Дороги брали начало в тогдашней столице провинции — городе Салоне, рядом с которым был позднее возведен дворец императора Диоклетиана (284—305 гг.). Каждая из дорог служила определенной цели: для передвижения войск, для транспортировки строительного материала из каменоломен, для доставки традиционных местных товаров (оливкового масла, зерна, сыра и т. п.). В наши дни эти сохранившиеся участки римских дорог являются частью специальных туристских маршрутов. Некоторые маршруты, проходящие чрез горную местность к востоку от Сплита, включают в себя элементы альпинизма и водного туризма. На отдельных участках сохранились раннехристианские захоронения и остатки укрепленных военных лагерей времен Древнеримской империи[3].

При всей скудости достоверных сведений можно предположить, что развитая дорожная сеть способствовала продвижению хорватов на окружающие территории, как, впрочем, и передвижению купцов и миссионеров. Название «Хорватия» впервые упоминается в государственных грамотах князя Трпимира в 825 г. В IX в. хорватские князья создают мощный флот, который позволяет им вести торговлю по всей Адриатике. В правление Трпимира Хорватия (за исключением Истрии) освобождается от вассальной зависимости от Каролингской империи. В 925 г. в Нине состоялась коронация первого хорватского короля Томислава I. В одном из писем папы римского Томиславу появляется титул «Dux Chroatorum», что свидетельствует об официальном признании хорватского государства римской церковью. Хорватское королевство просуществовало около двух веков. В конце X в. после смерти последнего из династии Трпмировичей на хорватский трон был приглашен король Венгрии Ласло I Святой (1046—1095), который присоединил к Венгрии земли, населенные хорватами.

Важно отметить, что становление хорватской государственности происходит параллельно с принятием христианства. Христианизация славянских племен происходит приблизительно с середины VII в. в ходе их расселения на берегах Адриатики, под культурным влиянием городов с романизированным христианским населением. По некоторым сведениям, в этот период папа римский Иоанн IV, сам родом из Далмации, направляет в Истрию и Далмацию миссионеров, которым хорватские князья оказывали поддержку. В то же время византийские источники указывают, что хорватские князья и их народ приняли крещение под влиянием византийского императора Ираклия[4].

После принятия христианства первое время службы и обряды проводились на родном для хорватов языке, а хорватским алфавитом была глаголица — вариант кириллицы, т. е. алфавита, который создали братья Константин (Кирилл) и Мефодий в середине IX в. для христианизации славянских территорий. Город Нин, где состоялась коронация первого короля Хорватии, длительное время оставался центром богослужения на славянском языке. Сторонником славянского богослужения был епископ Гргур (Григорий) Нинский (около 850 — ?), который перевел латинский миссал (собрание молитв с описанием порядка богослужения) на хорватский язык. Богослужебные книги также писались на глаголице. Впоследствии в Хорватии восторжествовало христианство по-западному, латинскому обряду, однако славянское богослужение сохранялось вплоть до XVIII в., и глаголицей пользовались даже после того, как Хорватия окончательно вошла в зону влияния римско-католической церкви. Длительное время, в периоды, когда Хорватия была поделена между разными государствами, глаголица была одним из символов национально-культурной идентичности хорватов.

Поскольку в эпоху зрелого Средневековья территория нынешней Хорватия была частью западного христианского мира, с большой долей вероятности можно утверждать, что здесь были распространены типичные для средневековой Западной Европы практики путешествий, включая путешествия с коммерческими целями, а также образовательные путешествия и паломничества, которые часто включали в себя познавательные мотивы. Об этом можно судить, в частности, по фигуре Германа Далматского (лат. Hermannus Dalmata, 1100—1155) — философа, астронома, астролога и переводчика, который оставил заметный след в истории европейской культуры. Через его переводы в круг чтения европейского образованного класса вошли арабские книги по астрономии XII в., а также философские и естественно-научные труды древних греков

(Аристотеля и Платона), которые до этого были доступны лишь в переводах на арабский язык.

Согласно отрывочным автобиографическим сведениям Герман был родом из Истрии (по другим источникам — со. Корчула). Считается, что он получил начальное образование в Истрии, в школе при одном из бенедиктинских монастырей. Истрия в указанный период входила в состав герцогства Каринтия, занимавшего части нынешних Австрии, Словении и Хорватии. Эти территории были населены преимущественно славянами, говорившими на диалектах хорватского и словенского языков, в то время очень близких друг другу. Ряд источников называет Германа Далматского Германом Каринтийским, а также Германом-славянином, что говорит если не о его славянском происхождении, то о его знании местных славянских диалектов. Позднее он продолжил обучение в школе при Шартрском соборе (Франция). Такие церковные школы, где преподавание велось на латинском языке, были фактически предшественниками университетов. Впоследствии Герман служил в монастырях в Толедо (Испания) и южной Франции (Леон, Тулуза, Безье), где после столетий мусульманского владычества находились наиболее полные собрания рукописей арабских авторов, в том числе переводы Платона и Аристотеля на арабский. По-видимому, арабский язык Герман Далматский изучил во время пребывания в Толедо. Известно, что после ИЗО г. он учился в Париже, а затем отправился в путешествие на Ближний Восток. Путешествие продолжалось четыре года, за это время Герман Далматский побывал в Константинополе и Дамаске, где имел возможность изучить труды современных арабских ученых, которые впоследствии переводил на латынь. Около 1138 г. Герман возвратился в Европу, где продолжил служить при Шартрском соборе.

Первая половина XII в. — это время крестовых походов, которые, с одной стороны, усиливали противостояние христианства и ислама, с другой — способствовали интенсивным межкультурным контактам. По инициативе Петра Достопочтенного (1122—1157), тогдашнего аббата бенедиктинского Клюнийского монастыря, выполняются первые переводы на латинский язык Корана и некоторых других исламских текстов с изложением исламского вероучения. В 1143 г. эта работа, задуманная как часть борьбы «с магометанской ересью» была закончена. Перевод Корана связывается с именем Роберта Кеттонского (около 1110 — около 1160), с которым Герман Далматский познакомился во время пребывания в Париже и вместе с которым путешествовал по Ближнему Востоку. Большая часть других текстов, включая родословную Магомета и изложение учения Магомета (De generatione Mahumet et nutritura eius и Doctrina Mahumet), переведена Германом Далматским. Важно отметить, что жизнь этого выдающегося интеллектуала эпохи Средневековья родом из Хорватии в значительной степени связана с традицией образовательных путешествий.

С развитием общеевропейской торговли и банковского дела, в котором ведущую роль играли венецианцы, а также в эпоху крестовых походов XII—XIII вв., которые венецианцы использовали для проникновения на рынки Византии и мусульманских стран, масштабы торговых путешествий значительно расширяются. При этом усиливается потребность в обмене информацией с описанием тех или иных рынков, маршрутов доставки товаров, «особенностях местного бизнеса» и т. п. Если в период глубокого Средневековья образованный класс представляли практически исключительно служители церкви, то в дальнейшем он пополняется представителями купечества вольных городов. Это дало новый импульс практикам познавательных путешествий. Путевые записки, составленные путешественниками, включали в себя не только сведения, важные с точки зрения коммерции, но и занимательные истории, которые вызывали у читателей готовность исследовать новые земли, невзирая на риски. Важно отметить, что адриатическое побережье Хорватии того времени входило в культурную орбиту итальянского мира. С XIII в. побережье Истрии, а позднее и Далмации, находилось под властью Венецианской республики.

В этом контексте уместно упомянуть имя Марко Поло (1254— 1324) и его знаменитую «Книгу о разнообразии мира», в которой рассказывается о его многолетнем путешествии в Китай, из которого он возвратился в 1291 г. Книга была надиктована им во время пребывания в генуэзской тюрьме, где он оказался в 1298 г. в качестве военнопленного после неудачного для венецианского флота сражения у о. Корчула против генуэзцев. Книга Марко Поло рассматривается большинством исследователей как характерный для того времени документ: записки купца о местах для покупки товаров, маршрутах их продвижения и обстоятельствах жизни в этих странах. Тот факт, что эта книга многократно переписывалась, говорит о том, что такой вид литературы о путешествиях был в те времена важным источником информации для коммерсантов и способом расширения кругозора. В свою очередь, в книге Марко Поло содержатся данные, полученные явно «из вторых рук», например, сведения о России или описания тех территорий Китая и прилегающих земель, в которых автор заведомо быть не мог. Эти описания довольно точно согласуются с современным знанием об описанных территориях. Кроме того, в книгу Марко Поло включены фрагменты о жизни в экзотических странах, известные в то время из других источников. Судя по всему, и сам Марко Поло, и его сокамерник Рустикелло (Рустичано), сочинитель, точнее, компилятор рыцарских романов, составленных из разных источников, который записал историю его странствий, были довольно начитаны в различных

200

жанрах литературы путешествий своего времени, и это также можно считать составной частью культуры путешествий.

Традиционно считается, что Марко Поло происходил из венецианской купеческой семьи, которая занималась торговлей ювелирными изделиями и пряностями. Однако документальных свидетельств об этом не сохранилось. Поэтому в XIX в., в период движения за национальное и культурное возрождение Хорватии, эта версия была оспорена хорватскими исследователями, которые утверждают, что первые свидетельства пребывания семейства Поло в Венеции относятся ко второй половине XIII в., где оно именуется Poli di Dalmazia (семейство Поло из Далмации). Есть версия, что семейство Поло перебралось в Венецию из далматского города Шибеник (итал. Се- бенико) в 1033 г. В то время Шибеник входил в состав венгерско- хорватского королевства, позднее он вошел в состав Венецианской империи[5]. В Хорватии считается, что до 1430 г. семейство Поло владело домом в Корчуле, на одноименном острове у далматинского побережья Хорватии. Согласно местной традиции Марко Поло родился именно в г. Корчула в 1254 г. В местном краеведческом музее часть экспозиции посвящена семейству Поло.

Независимо от того, какая версия о происхождения знаменитого путешественника верна, все они лишний раз подтверждают общность культурных традиций, включая традиции путешествий, Северной Италии и торговых городов на адриатическом побережье Хорватии. В таких городах, как Дубровник, Задар, Сплит, Трогир, Шибеник и других, действовало городское самоуправление по образцу итальянских городов-коммун. Среди них особое положение занимал Дубровник, где к середине XIV в. сформировалась аристократическая торговая республика. Благодаря умелой политике использования конкуренции между сильными соседями город сохранял фактическую независимость, формально признавая в разные периоды суверенитет Венецианской республики, Венгерского, Неаполитанского или Боснийского королевства. В XVI в. часть территории Хорватии была захвачена Османской империей, а часть славянского населения приняла ислам. Под угрозой турецкого завоевания Хорватия в 1527 г. обратилась за покровительством к Габсбургам, и континентальная часть Истрии, а также земли к востоку от нее вошли в состав Австрийской империи. При этом Дубровник, признав себя вассалом Османской империи и выплачивая дань османам, оставался фактически единственной независимой хорватской территорией. В город стекается славянское население, мигрировавшее с захваченных турками территорий, и с этого времени в этническом составе населения начинает преобладать славянский элемент, хотя официальным языком городской администрации по-прежнему остается итальянский язык, который в конце XV в. заменил латынь. В этот период Дубровник пользуется торговыми привилегиями, будучи агентом Османской империи в средиземноморской торговле. Купцы из Дубровника открывают представительства во всех крупных портах Средиземноморья и в турецких городах, торгуют в Египте, Сирии, Испании, их суда заходят в Черное море, закрытое турками для кораблей других стран. Все это способствует, кроме прочего, интенсивному межкультурному обмену. Есть версия, что купцы-христиане, которые были поданными Османской империи, внесли значительный вклад в проникновение «кофейной культуры» в Центральную Европу. В частности, австрийская исследовательница А.-М. Зайбель показывает, что торговля между Османской и Австрийской империями шла через купцов-христиан, которых в Вене называли обобщающим именем «греки», но значительная их часть были славянами с Балкан[6].

Развитие морского судоходства имело значение не только для торговли, но и для такого вида средневековых путешествий, как паломничества. Через порты на адриатическом побережье Италии и Хорватии проходил морской путь паломников из континентальной Европы в Святую Землю. Из портов Адриатики паломники на кораблях следовали в Египет и далее сухим путем — в Палестину. С XI в., после обращения венгров в христианство, для паломников из Центральной Европы более популярным становится сухопутный маршрут через Балканы. Паломники из Германии продвигались по течению Рейна, потом путь шел вдоль Дуная через Венгрию и Балканы к побережью Мраморного моря, в Константинополь, и далее на юг — в Восточное Средиземноморье[7].

Традиция паломничества оставила свой след в истории и культуре Хорватии. Здесь, начиная с XV в., когда постоянная угроза со стороны турок, а также противостояние между католиками и протестантами способствовали формированию особенно сильных религиозных настроений и чувств, возникают легенды, связанные с сюжетами о чудесном спасении от турецкого нашествия или о чудесных исцелениях. Обычно эти чудеса приписываются заступничеству Девы Марии, которая особенно почитается в Хорватии. Приток паломников во все времена способствовал становлению традиций платного гостеприимства в данной местности, это включало в себя услуги размещения, питания и торговлю предметами культа. Вместе с тем, как уже было сказано, документальных свидетельств о практиках путешествий и гостеприимства периода Средневековья и более позднего времени осталось немного. Причинами утраты многих документов и артефактов стали постоянные нападения турок, которые продолжались с XV до XVIII в., религиозные конфликты, войны между Австрийской империей и венецианцами, а также набеги ускоков, как называли славян, бежавших («ускакавших») с территорий, занятыми турками, и объединявшимися в вооруженные отряды. Австрийские власти снабжали их оружием и припасами, чтобы использовать в войнах против Венеции и Турции, но в мирное время ускоки часто промышляли грабежом. К этому следует добавить землетрясения и пожары. Так, землетрясение в апреле 1667 г. почти полностью разрушило Дубровник, погибло несколько тысяч человек, в том числе и ректор (избранный правитель города). В результате таких бедствий уничтожались архивы, и их далеко не всегда удавалось восстановить. Тем не менее ряд фактов, известных в историографии Италии и Австро-Венгрии, а также легенды позволяют получить некоторое представление о традициях паломничества в Хорватии.

Старейший из ныне существующих центров паломничества — это Трсат, ныне район портового города Риека в Северной Далмации. На холме Трсат находится базилика Девы Марии, или Богоматери Трсатской (XV в.), — один из семи соборов Хорватии в статусе «малой базилики» (лат. Basilika minor). Этот статус, который подчеркивается также особой атрибутикой в убранстве церкви, получают особо почитаемые соборы, что, в частности, дает их священникам право полного отпущения грехов и, в свою очередь, привлекает паломников. Согласно легенде, в 1291 г. при отступлении крестоносцев из Палестины под натиском арабов ангелы перенесли на это место из Назарета дом Богородицы. Об этом, по преданию, рассказала местному епископу сама Богородица, которая явилась ему в видении. Затем, опять же руками ангелов, дом был перенесен в Лорето (Италия), и над ним была воздвигнута «базилика Святого дома» (итал. Santuario della Santa Casa), которая стала одним из самых популярных паломнических центров католической Европы.

Вероятнее всего, эта чудесная история опирается на исторические факты. Дом Богородицы, с которым связывалось чудо Благовещения и Непорочного зачатия, в Византийской империи стал местом поклонения еще при жизни апостолов. При завоевании Палестины арабами в VII в. он был разрушен. Крестоносцы его восстановили, но в 1291 г. вынуждены были отступить после неудач в войнах с мусульманами. Скорее всего, Святой дом (или его части), как и многие другие христианские святыни, был вывезен из Палестины «рыцарями Святого Креста» в крепость на горе Трсат у порта Фьюмо (нынешняя Риека), где хранился три года, потом был перевезен в Лорето, а народная молва приписала все это ангелам.

Паломники продолжали посещать место, где находился Святой дом, и после того, как он был вывезен в Лорето. В 1367 г. по поручению папы Урбана V папский легат, монах-францисканец Бонифаций, доставил в Трсат икону Богоматери, написанную, по преданию, св. Лукой, что должно было компенсировать для благочестивых местных жителей утрату Святого дома. Икона стала предметом почитания и получила имя «Мария — царица Адриатики». Для иконы на средства хорватских князей Франкопанов была построена часовня, а в середине XV в. — церковь и монастырь, который был передан францисканскому ордену. В последующие столетия церковь, построенная в стиле ренессанс, неоднократно перестраивалась. В конце XVII — начале XVIII в. были добавлены детали интерьера (мраморный алтарь, решетка сокровищницы, фрески) в стиле барокко. Свой окончательный облик церковь обрела в 1824 г. В 1715 г. образ Богородицы с младенцем Иисусом был украшен золотыми коронами, доставленными из Рима. Это был первый случай коронации изображения Марии за пределами Италии. Сегодня в церкви находятся захоронения представителей княжеского рода Франкопанов, а также гробница Петара Кружича (погиб в 1537 г.), национального героя Хорватии, полководца, который длительное время успешно защищал крепость Клис близ Сплита от превосходящих сил турецкой армии. Ему же приписывается сооружение в 1531 г. лестницы из 561 ступеней, которые должны преодолеть паломники, чтобы подняться к базилике Марии Трсатской. В здании монастыря находится богатое книжное собрание и дарохранительница, в которой хранятся многочисленные пожертвования Богородице. Важно отметить, что Мария Трсатская привлекала паломников не только из Хорватии.

Один из самых известных центров паломничества в континентальной Хорватии — это Мария Бистрица (архиепископство Загреб). Название этого местечка, расположенного в 27 км к северу от Загреба, связано со статуей Девы Марии, хранящейся в местной церкви, и названием речки Бистрицы, протекающей через селение. Церковь, которая изначально носила имя Петра и Павла, впервые упоминается в 1209 г. как владение короля Венгрии Андра- ша II (около 1175—1235). Легенда о чудодейственном образе Марии на р. Бистрице возникла в 1545 г., когда некий священник замуровал деревянную статую Марии в стене, чтобы уберечь ее от грозящего турецкого нашествия. После его смерти об этом забыли, но в 1588 г. чудодейственный образ был обретен заново, после того как во время уборки после вечерней службы заметили свет, исходящий из стены. Образ Марии освободили из заточения, и он стал предметом поклонения. В 1650 г. его снова замуровали из-за угро-

204

зы нового турецкого нашествия, в 1684 г. снова извлекли на свет. С этого времени начинаются коллективные паломничества, привлекающие многие тысячи верующих. С 1723 г. церковь носит имя Девы Марии. Сегодняшнее здание было построено в 1882 г. в стиле неоренессанс. В 1923 г. папа Пий XI присвоил церкви титул «малая базилика». В 1935 г. загребский архиепископ возложил на статую Марии с младенцем Иисусом золотые короны и торжественно провозгласил ее «королевой Хорватии». Что касается самой статуи, которая с XV в. многократно описана в различных документах, то она исполнена в стиле поздней готики и представляет собой тип так называемой черной мадонны, распространенный в католических странах. Не обладая выдающимися художественными достоинствами (мастер неизвестен), образ в силу исторических обстоятельств (чудесное спасение от угрозы турецкого нашествия) приобрел значение национальной святыни, и этот его статус не смогли поколебать даже десятилетия коммунистической диктатуры[8].

Со сходными обстоятельствами связано поклонение чудодейственной иконе Синъской Богоматери из г. Синь в Далмации (первое упоминание в 1402 г.). В 1530 г. город, находившийся во владении хорватских князей, был завоеван турками. В конце XVII в. эту территорию отвоевали у турок венецианцы, которые построили здесь форт Камичак. В это же время церковь Богоматери Синьской, где хранится икона «Черной Богородицы», которая, по преданию, была привезена из Рима в XV в., начинает привлекать паломников.

События, которые сделали икону одной из национальных святынь, произошли в августе 1715 г., когда Синь с малочисленным гарнизоном чудесным образом отразил нападение многократно превосходящих сил турецкой армии. В ожидании решающего штурма, в ночь на 15 августа (день Успения Богородицы) множество горожан молились перед алтарной иконой «Богоматерь умиления». По преданию, утром, в Успение Богородицы, на небе появился лик Матери Божьей в белом одеянии, сошедший с чудотворной иконы. Как гласит легенда, вид богородицы привел турецкое войско в смятение, и турки бежали из-под стен города. На самом же деле, в турецком лагере внезапно разразилась эпидемия, которая сделала турецкое войско небоеспособным. Турки в смятении отступили, а горожане сочли, что турецкое нападение было отражено благодаря заступничеству Богоматери. После этого приходская церковь с чудотворной иконой Синьской Богоматери стала важнейшим региональным центром паломничества. Каждый год 15 августа здесь устраивают крестный ход с иконой, на который собираются паломники со всей Далмации[9]. С 1715 г. в первое воскресенье августа в память о героической защите города здесь проводится также рыцарский турнир «Синьска алка»[10].

В целом, паломничества в центры на территории Хорватии (их в наши дни насчитывается более 20) или в других странах длительное время оставались важнейшим видом мобильности, которой были присущи черты современного познавательного туризма. Такие путешествия предпринимались в свободное время, не были связаны с коммерческим интересом, и их участники часто руководствовались не только религиозными, но и эстетическими, а также познавательными мотивами. Наиболее почитаемые центры паломничества получали особую поддержку Рима и местных властей, что выражалось, кроме прочего, в привлечении лучших мастеров и крупных финансовых вложений для украшения церквей. Вокруг таких центров со временем складывались традиции коллективных ритуалов, приуроченных к определенным церковным праздникам. При этом церковные ритуалы нередко дополнялись празднествами и зрелищами, которые, собственно, не имели религиозного характера (как, например, «Синьска Алка»), но привлекали большое количество гостей и участников. Люди, которые занимались подготовкой, проведением и обслуживанием тех или иных видов путешествий к святым местам, образовывали своего рода профессиональное сообщество. В него входили братства мирян при местной церкви, которые помогали организации коллективных шествий, устраивали турниры, как в Сине, или религиозные мистерии со сценами из Страстей Христовых, а также трактирщики, которые должны были кормить и размещать гостей. Отметим также, что в этот вид деятельности были вовлечены и представители творческих профессий. Сюда относились, например, художники, резчики по дереву и другие ремесленники, которые с разным уровнем профессионализма и таланта работали над заказами прихожан, желавших оставить церкви какой-либо дар (муляжи исцеленных частей тела, картины с изображением сцен чудесного спасения или исцеления, подсвечники, ювелирные украшения и т. п.). Все это роднит традицию паломничества с событийным туризмом Нового и Новейшего времени.

Как уже отмечалось, мощный импульс познавательным путешествиям дали процессы в интеллектуальной жизни Европы, связанные с идеями эпохи ренессанса и гуманизма, которые распространялись среди читающей публики благодаря книгопечатанию. В конце XV в. в Хорватии существуют типографии в целом ряде городов (Копар, Мотовун и Бузет). Первая хорватская книга (миссал на глаголице) была напечатана в 1483 г. в Истрии. Таким образом, на территории нынешней Хорватии достаточно рано сложились условия для распространения разных жанров литературы путешествий в печатном виде.

В этом контексте следует упомянуть имя знаменитого картографа Ивана Клобучарича из Риеки (1545—1605), ученого монаха-ав- густинца, который знал хорватский, немецкий, итальянский языки и считался одним из лучших знатоков латыни своего времени. По- видимому, благодаря своим способностям он обратил на себя внимание высших церковных и светских властей. В 1572 г. Клобучарич был рукоположен в священники в Риеке, а затем призван в Рим, где, вероятно, обучался искусству живописи и графики. Возвратившись в Риеку после трехлетнего пребывания в Риме, он стал приором (настоятелем) августинского монастыря. Впоследствии Клобучарич посещал с различными поручениями от церковных и светских властей монастыри августинского ордена на территории нынешней Австрии и Хорватии, а также Рим, где он какое-то время был в услужении у папы Григория XIII.

Клобучарич оставил после себя несколько десятков произведений живописи и графики, в том числе пейзажи, ведуты (виды городов), а также примерно 500 топографических чертежей и эскизов, которые использовались для составления топографических карт и панорамных изображений. Среди его самых известных работ — цветной рисунок Риеки и окрестностей (1579 г.), на котором город изображен с высоты птичьего полета. Манера рисунка, который сейчас хранится в Картографической коллекции военного архива в Вене, говорит о влиянии итальянской школы пейзажной живописи[11].

Во время пребывания в Австрии (августинский монастырь в Фюрстенфельде) в 1603 г. Клобучарич по поручению эрцгерцога Фердинанда начинает работать над созданием панорамной карты всех южных владений эрцгерцога, включая хорватские территории, с целью создания карты всей австрийских провинций. В последующие годы он проводит топографические измерения и создает панорамные эскизы ландшафтов в Штирии (в нынешней Австрии), Словении, Истрии и Далмации (т. е. большей части хорватского побережья Адриатики), но смерть (1605 г.) помешала ему завершить работу. Полностью были завершены карты северной Фриули (ныне регион Фриули-Венеция-Джулия в северной Италии), графства Гориция и Градишка (пограничного региона между Фриули и Словенией), а также Австрийской Истрии (до р. Соча).

Деятельность Клобучарича вполне можно ассоциировать с традицией исследовательских путешествий, которая складывается в Европе того времени. В середине XV в. началась эпоха Великих географических открытий, что вызвало всплеск интереса к картографии, этому в значительной степени способствовало и книгопечатание. Отметим также, что интерес к картографии поддерживался сложившейся в конце XVI в. традицией познавательно-развлекательных путешествий молодых аристократов (Grand Tour, или «Большое турне»). Эта традиция вызвала к жизни особый жанр литературы путешествий, который в современных культурологических исследованиях называется «Ars apodemica» («Искусство путешествия»). Речь идет о книгах, назначение которых состояло в том, чтобы научить читателей правильно путешествовать, т. е. правильно составлять маршруты, правильно выбирать и осматривать достопримечательности, подбирать правильное снаряжение для путешествия и т. п. Частью важных навыков, необходимых для путешествия, было изучение карт[12].

Важно отметить, что выдающийся хорватский картограф являлся духовным лицом. В той части Хорватии, которая не относилась к Венеции, длительное время сохранялись архаичные общественные отношения, когда католическая церковь оставалась не только идеологическим, но и образовательным институтом. В континентальной Хорватии первая гимназия и академия были основаны иезуитами в Загребе лишь в 1669 г. Вообще говоря, священнослужители в Хорватии в силу своего духовного авторитета могли задавать образцы поведения и тем самым способствовать распространению тех или иных культурных практик. Это относилось и к культуре путешествий. Так, например, начало туризма в Брелах (городок на Макар- ской Ривьере в Далмации) в местной традиции связывается с именем епископа макарского Николы Биянковича (1645—1730), который похоронен в кафедральном соборе Св. Марка в г. Макарска. Епископ, при котором в Брелах была построена часовня Св. Филипа Нерия и церковь Богородицы от Кармела, настолько полюбил местную природу, что в свое свободное время часто сюда наведывался для отдыха и медитации в тени сосен над морским берегом. Сосну, под которой он отдыхал, местные жители назвали его именем «Би- янковичев бор» (сосна Биянковича), и это место стало центром притяжения для любителей отдыха на природе[13].

В XVII—XVIII вв., когда познание окружающего мира стало одним из мотивов путешествий образованного класса, представители местной аристократии благодаря тесным культурным связям с Италией, вполне усвоили поведенческие образцы и культурные ценности итальянского Ренессанса. Аристократы Далмации и Истрии, побывав в Венеции, Риме или Неаполе, обустраивали свои родовые имения по итальянским образцам. При этом практики «Большого турне», судя по всему, не получили распространения на территории самой Хорватии, прежде всего, из-за постоянной угрозы со стороны Османской империи[14]. Юные аристократы из Германии или Австрии в ходе «Большого турне» эпохи ренессанса и барокко предпочитали Англию, Италию, Францию и Нидерланды, где находились важнейшие университеты, наиболее известные достопримечательности, центры культурной, интеллектуальной, светской и политической жизни.

Из известных персонажей той эпохи в Хорватии побывал знаменитый авантюрист Джакомо Казанова (1725—1798). Если верить его мемуарам, в 1741 г. и 1745 г. он дважды останавливался в городке Врсаре (Орсар). В своей книге он описывает встречу с местным лекарем во время второй остановки в Врсаре по пути на о. Корфу, куда он отправился, нанявшись на военную службу. Лекарь приглашает его в гости, угощает завтраком и местным вином рефоско в благодарность за то, что Казанова во время первого визита наградил венерическим заболеванием одну из местных дам, которая передала его мужу, а тот дальше по цепочке, что в итоге изрядно обогатило лекаря, который успешно пролечил несколько десятков пациентов. Очевидно, что увлекательное описание той или иной местности или достопримечательности в литературе, вызывающей интерес читающей публики, потенциально способствует росту числа посетителей. В этом смысле мемуары Казановы, впервые изданные в 1821 г. и пользовавшиеся в свое время огромной популярностью, можно считать одним из тех источников, которые могли привлечь интерес и к Хорватии[15].

Отметим, что Хорватия, как и другие территории Балкан, изначально не были теми целями, которые исторически присутствовали в сознании европейца со времени Возрождения, книгопечатания и эпохи Великих географических открытий. Их известность за пределами Австро-Венгрии начала формироваться в романтическую эпоху благодаря популярным авторам путевых заметок и литераторам, которые сделали явлением массового сознания балканские пейзажи и фольклорные либо литературные сюжеты.

После Великой французской революции, на рубеже XVIII— XIX вв., когда политические потрясения привели в движение всю Европу, Адриатика и Балканы были одной из важных площадок «политического театра» и привлекали внимание политиков и литераторов. В период Наполеоновских войн территории Истрии и Далмации (т. е. части нынешней Хорватии), а также Словении на некоторое время вошли в состав Французской империи под названием Иллирийские провинции (1808—1813 гг.). Это был первый опыт сосуществования балканских народов в составе единого государства, своего рода опытный образец будущей Югославии. Дипломаты, военные, ученые-этнографы и публицисты пишут о Балканах аналитические записки, путевые заметки, статьи и пр. Джордж Г. Байрон (1788—1824), который в 1823 г. отправился на Балканы, чтобы принять участие в освободительной борьбе греков против турок, некоторое время провел в Дубровнике и назвал его, как утверждают дубровчане, «жемчужиной Адриатики». Правда, черногорцы утверждают, что Байрон сказал те же слова о Черногории. Ни те, ни другие не приводят ссылок на первоисточник. Как бы то ни было, в период стабильности, установившейся в Европе после Наполеоновских войн, Хорватия, переданная, согласно решениям Венского конгресса 1815 г. империи Габсбургов, начинает привлекать внимание туристов. Среди посетителей преобладают представители австрийской аристократии и состоятельные англичане, которые в то время устойчиво удерживали позиции ведущей туристической нации.

Вовлечение балканских территорий Хорватии в орбиту международного туризма с середины XIX в. во многом было связано с формированием некоего «культурного мифа», т. е. с теми представлениями, которые складывались о них в сознании западных европейцев (а именно западная Европа была поставщиком туристов), и ожиданиями от путешествий. Одним из примеров такой литературы можно считать приключенческий роман Жюля Верна «Матиас Шандор» (опубликован в 1885 г.). В романе, сделанном по лекалам «Графа Монте-Кристо», описан замок Пазин, возвышающийся над знаменитым Пазинским каньоном (хорв. Pazinska jama). Главный герой, борец за независимость Венгрии и участник антиправительственного заговора, совершает побег из тюрьмы замка, проплыв через подземный туннель, промытый рекой, в Лимский фьорд, вдающийся на 10 км в скалистое побережье к северу от г. Ровиня, и добирается до города. Популярность романов Жюля Верна в свое время во многом способствовала формированию туристского интереса к описан-

210

ным в них пейзажам и делала связанные с ними сюжеты, независимо от достоверности последних, фактом массового сознания. При этом следует отметить, что на момент публикации романа «Матиаш Шандор» тема борьбы венгров за независимость уже не была актуальна, т. е. политические элиты Венгрии в результате соглашения 1868 г. о распределении полномочий внутри Австро-Венгрии получили от центральной власти приемлемый для себя объем автономии.

В наши дни на Адриатическом побережье Хорватии доминирует отпускной туризм с отдыхом на море, но такое положение сложилось далеко не сразу. Первые посетители интересовались скорее уединенными уголками природных ландшафтов и памятниками культуры, и лишь постепенно средиземноморский климат, солнце и чистое море заняли высокое место на шкале ценностей привилегированных классов. Это происходило на фоне перемен в политике, социальной жизни и экономике. После либерально-демократической революции 1848 г. в империи Габсбургов проводятся реформы, которые предоставляли определенные права национальным меньшинствам и отменяли ряд ограничений на занятие предпринимательством для тех или иных сословий и этносов. В Хорватии было отменено крепостное право. По соглашению 1868 г. о распределении полномочий между Габсбургской империей и Венгерским королевством Хорватия была признана частью Венгрии, но Истрия и Далмация остались под прямым управлением Австрии.

  • [1] Алимов Д. Е. Хорваты в Далмации в VII—IX вв.: формирование этнополитической общности // Ранние формы политических систем. СПб., 2012. С. 285.
  • [2] Алимов Д. Е. Хорваты в Далмации... С. 310. 196
  • [3] URL: https://www.dalmatia.hr/de/romerstrasse/romerstrassen// (дата обращения: 09.10.2019).
  • [4] Константин Багрянородный. Об управлении империей. См. гл. 31. О хорватахи о стране, в которой они живут в настоящее время. 198
  • [5] Бергрин Л. Марко Поло: от Венеции до Ксанаду. (Гл 1. Венецианские купцы.).URL: https://litresp.ru/chitat/ru/ Б /bergrin-lourens/marko-polo-ot-venecii-do-ksanadu(дата обращения: 17.10.2019).
  • [6] Seibel А. М. Die Bedeutung der Griechen fur das wirtschaftliche und kulturelleLeben in Wien. Am Beispiel der Famile Zevarovich. S. 19.
  • [7] Лучицкая С. И. Паломничество: словарь средневековой культуры. URL: http://cult-lib.ru/doc/dictionary/medieval-culture/articles/60/palomnichestvo.htm (дата обращения: 09.10.2019). 202
  • [8] В наши дни Мария Бистрица (жупания Крапина-Загорье) является самымпопулярным местом паломничества в Хорватии. В начала апреля по конец октября здесь проходят около 50 процессий, за год количество посетителей составляетдо 800 тыс. (по данным сайта католической церкви Германии). URL: https://www.katholisch.de/artikel/18294-das-sind-die-groessten-marienwallfahrtsorte-der-welt (датаобращения: 17.10.2019).
  • [9] MarinicJ. Gebrauchsanweisung fur Kroatien. Miinchen, 2015. S. 221—222.
  • [10] Название турнира, участники которого, соревнуясь в искусстве владения копьем, стараются попасть на скаку в кольцо, происходит от турецкого слова «алка»(тур. halka), что означает кольцо. 206
  • [11] URL: http://ppmhp.hr/5-die-stimrnen-der-erbe// (дата обращения: 09.10.2019).
  • [12] См.: Лазарев А. В. Париж иностранцев эпохи Ars Apodemica (1570—1640 гг.) //Одиссей 2009. М., 2009. С. 149. URL: http://www.academia.edu/1899945 (дата обращения: 09.10.2019).
  • [13] URL: https://brela.hr/ru/39/istoriia-turizma (дата обращения: 09.10.2019). 208
  • [14] В записках П. А. Толстого о путешествии в Рим с дипломатической миссиейчерез территории на Балканах и Адриатике (1698 г.) описана встреча с турецкимипиратами при поездке морем в Дубровник (запись от 10 июня), когда дело едване дошло до боевого столкновения. См.: Путешествие стольника П. А. Толстогопо Европе (1697—1699). URL: http://az.lib.rU/t/tolstoj_p_a/text_0020.shtml (датаобращения: 09.10.2019).
  • [15] Казанова Дж. История моей грешной жизни. Т. 2. Гл. 4. Корфу — Константинополь. 1741—1745.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >