Литература путешествий и становление туризма в начале XIX в.

В конце XVIII — начале XIX в. в словенских землях, несмотря на неудобства и опасности, побывало значительное количество путешественников с познавательными целями. Путники передвигались на конных повозках или почтовых каретах, нередко пешком, рассчитывая на гостеприимство местных жителей. В лесистых горах многие дороги были непреодолимы для гужевого транспорта, а в некоторых местах можно было наткнуться на грабителей или волчью стаю. Чаще всего путешественники следовали через словенские территории транзитом (с севера в Триест или Венецию), либо оставались там на некоторое время[1].

В общегерманской культурной традиции путешествий эпохи Просвещения и романтизма была укоренена практика познавательных путешествий «образованного бюргерства». Для нее характерно, что импульс к путешествиям любознательные читатели получали через публикации о ранее неизведанных явлениях природы, о технических открытиях или новых явлениях общественной жизни. По подсчетам современного английского исследователя Тревера Шоу (Trever Shaw) в одном только регионе Карст в период с XVI в. по 1900 г. побывало около 100 авторов, чьи путевые заметки впоследствии были опубликованы[2]. Большинство публикаций того времени — это заметки английских путешественников, которых прежде всего интересовали карстовые пещеры и ртутные рудники в Идрии.

Заметки о Карсте публиковали также немцы, французы, итальянцы, чехи, хорваты и русские. Среди них заслуживает упоминания «Дневник путешествия на побережье Адриатического моря» немецких ботаников Д. Хоппе и К. Хорншу[3]. Они рассказывают, в частности, о хозяине постоялого двора, который на свой страх и риск много лет исследовал карстовые пещеры, и бескорыстно помогал им в их экспедициях в качестве проводника. Для русской публики важным источником сведений о Словении стали заметки морского офицера В. Б. Броневского «Путешествие от Триеста до С.-Петербурга в 1810 г.», изданные в 1828 г.[4] После заключения Тильзитского мира (1807 г.) с Францией и присоединения России к континентальной блокаде Англии некоторые экипажи российской эскадры были вынуждены отправиться в Россию сухим путем через словенские земли, которые в то время входили в состав так называемых Иллирийских провинций под французским протекторатом. Российская колонна двигалась по согласованному с французскими и австрийскими властями маршруту, но Владимир Броневский использовал любую возможность, чтобы познакомиться с местными достопримечательностями. Он описывает, в частности, окрестности Постойнской пещеры и Церкнишское озеро, причем по характеру заметок можно сделать вывод, что, по меньшей мере, Церкнишское озеро ему на тот момент уже известно по рассказам или из других источников[5]. Как и многие другие авторы, Броневский обращает внимание на контраст между горной частью Крайны на западе Словении («дурная дорога, бедные хижины... угрюмая дикость») и равнинной частью, начинающейся за р. Савой на пути к г. Целье («прекрасное шоссе, окруженное обработанными полями и... красивыми домиками»)[6]. В заметках содержится множество наблюдений, характеризующих отношение словенцев к русским и французам, а также сведения исторического, экономического и этнографического характера, добавленные, видимо, при подготовке к печати.

Немецкий путешественник и автор путевых заметок Иоганн Готфрид Зойме (Johann Gottfried Seume, 1763—1810) описал в книге «Прогулка в Сиракузы в 1802 г.» (нем. Spaziergang nach Syrakus im Jahre 1802)[7] начальные формы «неорганизованного туризма» в Постойне. Местные жители за умеренную плату готовы составить путешественнику компанию и показать разведанные части По- стойнской пещеры («у входа к нам присоединились несколько местных, которые с удовольствием пользуются случаем, чтобы лишний раз увидеть прекрасную игру природы в гроте, при этом перетряхнуть свои старые истории и подзаработать несколько грошей»)[8].

Характерно, что в своей книге Зойме неоднократно ссылается на другого немецкого автора — Карла Кюттнера (Carl Gottlob Kdttner,1755—1805), который незадолго до этого описал достопримечательности словенской Крайны в путевых заметках, вышедших в 1801 г. в четырех томах под названием «Путешествие по Германии, Дании, Швеции, Норвегии и части Италии в 1797,1798,1799 годах» (нем. Reise durch Deutschland, Ddnemark, Schweden, Norwegen und einem Theil von Italien, in den Jahren 1797, 1798, 1799).

Это лишний раз говорит о том, что на тот момент литература путешествий работала как некий самозаводящийся механизм, воспроизводивший познавательный интерес к Словении: путешественники, привлеченные путевыми заметками их предшественников, отправлялись к описанным достопримечательностям и в свою очередь публиковали путевые заметки, которые побуждали к путешествиям новых читателей.

Один из самых ярких персонажей в когорте путешественников- исследователей — выдающийся британский ученый Хэмфри Дэви

(1778—1829), который побывал в Словении, по меньшей мере, четыре раза (в 1818, 1819, 1827 и 1828 гг.)[9]. Его предсмертная книга «Утешение в путешествии, или последние дни философа» (англ. Consolations in travel or the last days of a philosopher), которую он надиктовал, возвращаясь из своего последнего путешествия в Словению, была издана в Лондоне в 1830 г. и неоднократно переиздавалась. Она представляет собой философский трактат о вечных вопросах бытия и познания, но в то же время включает в себя подробное описание подземного мира региона Карст со ссылками на сочинения Вальвасора, а также других исследователей[10].

В последнем путешествии Деви его сопровождал крестник, врач Джон Тобин (John James Tobin), который впоследствии написал об этом книгу[11]. Во время своего последнего путешествия Деви, по свидетельству Тобина, думал, скорее, о том, как поправить здоровье, и посвящал свое время, главным образом, охоте на птиц на Цер- книшском озере. Тобин, который закончил медицинский факультет в Гейдельберге и свободно говорил по-немецки, в свою очередь постарался увидеть как можно больше достопримечательностей карстового ландшафта. В частности, он посетил малоизвестную на тот момент Крестовую пещеру (словен. Krizna jama, нем. Heilger Kreuz). Судя по его описаниям, в то время для местного населения уже становится привычным делом сопровождать иностранцев, желающих посетить памятники природы. Так, в деревне, которая находилась в 10 км от Крестовой пещеры, ему рассказывали о ней, как о местной достопримечательности, и один из местных жителей принес ему готовые факелы и предложил свои услуги в качестве гида[12].

Следует отметить, что уже в описываемое время Постойнская пещера стала признанным туристским объектом европейского значения. В апреле 1818 г., при подготовке к визиту императора Австрии Франца I (1768—1835) с супругой был обнаружен проход в новую область пещеры общей протяженностью более 20 км, с гротами и природными туннелями в известковых породах красивейших форм и красок. После это начались последовательные исследования новых гротов, туннелей и работы по благоустройству пещеры. В 1819 г. она была открыта для широкой публики. В 1823 г. был введен регламент посещения, и за вход в пещеру начали взимать плату[13]. В одном из гротов был устроен «Концертный зал», где выступали оркестры и устраивались танцы. Большая часть подземных помещений расположена горизонтально, что позволяло путешествовать по ним с максимальными удобствами. Состоятельные посетители могли даже нанять носильщиков, которые переносили их в портшезах[14].

Тот факт, что вокруг Постойнской пещеры уже в первой трети XIX в. сложились элементы инфраструктуры, характерные, скорее, для организованного туризма, объясняется ее известностью во всех европейских странах благодаря многократным публикациям в разных жанрах. Визиты коронованных особ всегда были хорошей рекламой[15]. Это в полной мере относилось и достопримечательностям Словении.

Помимо региона Карст путешественников в первой половине XIX в. привлекали словенские Альпы с ледниковыми озерами Блед и Бо- хинъ. Кроме того, как уже было показано, с XVII в. пользовались известностью целебные источники в долине р. Соча и Сава и водопады. По некоторых описаниям того времени можно получить представление о зачаточных элементах рекреационного и познавательного туризма, о популярных тогда маршрутах и сопутствующих услугах.

Один из самых подробных источников описываемого периода — «Вспоминания о путешествиях по Крайне» (нем. Reiseerinnerungen aus Krain) Генриха Коста (1799—1870)[16], изданные в 1848 г. в Любляне на немецком языке. По замыслу автора, эта книга должна была «послужить путеводителем для путешественников по земле Крайны, полной чудес, но недостаточно известной и прославленной»[17]. Данная книга примечательна тем, что описывает период, предшествующий строительству железных дорог. В первой половине XIX в. до начала «транспортной революции» путешествия в свободное время с рекреационными целями уже были распространенной культурной практикой, но не достигли еще коммерческих масштабов и оставались во многом предприятием с непредсказуемым исходом, так как путешественникам никто не мог гарантировать достойного уровня услуг и комфорта. В описании самых посещаемых достопримечательностей Крайны Коста опирается на собственные впечатления, а также на публикации других авторов (в том числе Вальвасора).

Коста оставил также дневник 1821 г. с описанием Любляны, которую он характеризует как центр культуры и цивилизации «с типографиями, книжными лавками и антикварными магазинами для ценителей искусства, фабриками, местами развлечений»[18]. Престижу Любляны (нем. Лайбах) во многом способствовал Лайбахский конгресс Священного Союза[19], который проходил здесь в 1821 г. в течение девяти месяцев (с января по май). На это время Любляна стала дипломатической столицей Европы, и здесь побывали практически все европейские государи, в том числе российский император Александр I[20], король Пруссии Фридрих Вильгельм III, неаполитанский король Фердинанд IV и другие царствующие особы, которых в качестве хозяина принимал австрийский император Франц I.

Хотя конгресс Священного союза был, прежде всего, политическим событием, нельзя недооценивать его туристический аспект. Город, который на тот момент насчитывал около 20 тыс. жителей, привлекал все это время многочисленных гостей. Общее число всех министров, дипломатов, высокопоставленных светских и церковных сановников, а также их многочисленной свиты составляло в разные периоды до 500 человек. Кроме того, в Любляну на это время прибывали многие торговцы, банкиры, театральные труппы и просто любопытные, что в разы увеличивало число посетителей. Город хорошо подготовился к конгрессу. Для всех гостей нашлись места в соответствии с их рангом, а сверх того предлагались и разнообразные развлечения: театральные представления, балы, концерты, прогулки на лодках по р. Люблянице и пр.[21]

Коста описывает, употребляя немецкие названия, также По- стойнскую пещеру («Адельсбергский грот», нем. Adelsberger Grotte,), Идрию, Нижнюю Крайну, замок Туряк в одноименном городке (нем. Auersperg), Кочевье (нем. Gottsch.ee), оз. Блед (нем. Veldes).

Он рассказывает о восхождениях на гору Триглав, о паломниках и туристах. Отдельная глава посвящена исследовательскому путешествию короля Саксонии Фридриха Августа, ботаника-любителя, который в 1841 г. посетил альпийский регион Крайнска Гора в поисках редкого цветка, останавливался в Бледе, а потом отправился в Идрию. Книга снабжена иллюстрациями с видами Любляны, знаменитого Предъямского замка (нем. Lueg), городка Ново Место (нем. Neustadtl) в юго-восточной части Словении и оз. Блед.

В 1840-е гг. основной категорией посетителей озера и города Блед были не туристы, а паломники, которые прибывали сюда в дни церковных праздников и оставались на ночевку в городе, прежде чем отправиться на остров к почитаемой церкви, посвященной Богородице. Гостиница, в которой остановился Коста, принадлежала двум коммерсантам из Любляны. Из беседы с ними Коста узнал, что до его приезда среди постояльцев были двое ученых-натуралистов, в том числе инспектор «Королевского естественноисторического кабинета» из Копенгагена. Для них, со слов хозяев, большим неудобством было отсутствие европейских газет. При этом красота и богатство местной природы произвели на них такое впечатление, что они вместо трех дней остались почти на четыре недели. Что касается термальных источников, то купальни находились на тот момент в запущенном состоянии (последний ремонт был за 25 лет до описываемого времени). Несмотря на это, целебные свойства местной воды привлекали гостей[22].

Из разных источников известно, что посетители тех или иных достопримечательностей или курортов прибывали в места назначения «на перекладных», пользуясь почтовыми каретами или наемными экипажами. После того как в 1849 г. Южная железная дорога из Австрии была проложена до Любляны, число посетителей таких мест значительно возросло. Например, от вокзала в Любляне до оз. Блед оставалось проехать 50 км на конной повозке.

Для поездки в Бохинь Коста с друзьями наняли четыре одноконные повозки. Бохинь и окрестности, по словам автора, напомнили ему известный курорт Альтаусзее с одноименным озером в австрийской Штирии. Он описывает прогулку на лодке по озеру, поездку к водопаду Савица (ныне — наряду с озерами Блед и Бохинь — одна из самых популярных достопримечательностей природного парка Триглав)[23], посещение деревень, церквей, железоплавильных заводов и пр. Примечательно, что другие туристы ему в этой поездке не встретились[24].

Камник (24 км к северо-западу от Любляны) в Камнишских Альпах, средневековый город, по замечанию Косты, благодаря близости к Любляне располагал к экскурсиям выходного дня. В то же время, по его словам, в 1840-е гг. очень немногие семьи выбирались туда для летнего дачного отдыха (нем. Sommerfrische), практики которого в то время были уже распространены среди состоятельных горожан в Австрии[25].

Трудно судить, насколько часто пользовались тогда посетители Крайны такими или другими путеводителями. Судя по разным свидетельствам, после прибытия на словенские земли туристы получали информацию, главным образом, от трактирщиков, хозяев постоялых дворов или других путешественников, с которыми случайно встречались в пути.

В описываемый период пользовались известностью термальные курорты в Нижней Штирии, где исторически доминировал немецкий язык: Добрна при Целъе (нем. Bad Neuhaus bei Cilli), Римске Топлице (нем. Romerbad) и Тополъшица (нем. Topolschitz). Они упоминаются уже во время наполеоновских войн, когда получившие ранения офицеры направлялись сюда на излечение.

Считается, что в Добрне в 1810 г. лечился Людовик Бонапарт (1778—1846), брат Наполеона I[26]. Римске Топлице посещали представители дворянства и состоятельной городской буржуазии из ближних провинций Габсбургской империи, в первую очередь — из Триеста, Венгрии и Хорватии. Менее известен был термальный источник в Тополыпице, который, однако, упоминается уже в документах XVI в. Он стал доступен широкой публике в 1838 г.

Говоря о начальном этапе развития туризма, следует упомянуть также горные восхождения. Первыми восходителями на словенские Альпы были безымянные охотники и пастухи-сыроделы, которые проводили в горах на альпийских лугах весь летний сезон. В XVIII в. словенские Альпы привлекли внимание ученых-ботаников и геологов. Среди них были уже упомянутый Б. Аке, автор исследования по минералогии, и Карел Цойс (Karel Zois, 1756—1799), ученый-ботаник, который неоднократно совершал исследовательские походы в горы и открыл несколько эндемических видов растений, названных его именем.

Во второй половине XVIII в. начались восхождения на Триглав, высочайшую вершину Юлийских Альп высотой 2864 м. Коста пишет в своей книге и об этом, упоминая первое восхождение 1778 г.[27], а также ряд восхождений первой половины XIX в.[28] Можно предположить, что такие описания побуждали и других путешественников к восхождениям на горные вершины Словении в Юлийских и Кам- нишских Альпах. Отметим, что в это время словенские Альпы уже заняли устойчивое место в сознании культурной публики благодаря многочисленным описаниям в художественной литературе. Красоту горной природы воспевали, в частности, Валентин Водник (1758— 1819), поэт и издатель первого журнала на словенском языке, а также выдающийся словенский поэт Франце Прешерен (1800—1849), который считается создателем современного словенского литературного языка.

  • [1] См.: Jansa-Zorn О. Der Tourismus in den slowenischen Alpen vom Ende des 18.
  • [2] Shaw T. R. Foreign Travellers in the Slovene Karst 1500—1900. Ljubljana, 2008.
  • [3] Hoppe D. F.,Hornschuh C. F. Tagebuch einer Reise nach den Kiisten des adriatischenMeeres. 1818.
  • [4] В. Б. Броневский (1784—1835) —участник средиземноморской экспедицииадмирала Д. Н. Сенявина 1805—1810 гг., позже стал членом Российской академиинаук, Общества истории и древностей российских.
  • [5] Броневский В. Б. Путешествие от Триеста до С.-Петербурга в 1810 году. Ч. I. М.,1828. С. 9—11.
  • [6] Броневский В. Б. Путешествие от Триеста до С.-Петербурга... С. 34.
  • [7] В этом путешествии Зойме шел пешком из Дрездена через Прагу, Вену, территории Штирии, Каринтии и словенской Крайны, чрез Любляну, Триест, Венециюи далее на юг Италии и Сицилию.
  • [8] Seume J. G. Spaziergang nach Syrakus im Jahre 1802 // Prosaschriften. Koln 1962,S. 226—232. URL: http://www.zen0.0rg/Literatur/M/Seurne,+Johann +Gottfried/Reisebeschreibungen/Spaziergang-I-nach+Syrakus + im+Jahre + 1802/Prewald (датаобращения: 07.10.2019). 316
  • [9] Хэмфри Дэви (Humphry Davy) — британский химик, физик и геолог; член(с 1820 г. — президент) Лондонского королевского общества и множества другихнаучных организаций, в том числе иностранный почетный член Петербургскойи Французской академии наук (1826 г.).
  • [10] Одна из глав «Утешения путешествием» под названием «Протей или бессмертие» (The Proteus or Immortality) написана в форме беседы трех участников в карстовой пещере. Один из собеседников (alter ego автора) рассказывает о своих прежнихпутешествиях по словенской Крайне и о поисках протея, живущего в подземныхпещерах. Название главы соотносится со средневековой легендой о бессмертиипротея и с учением Платона о бессмертии души, к которому X. Деви обращаетсяв предсмертной книге. Протей и пещера становятся символами для философскихреминисценций. См.: Shaw Т. R. Foreign Travellers in the Slovene Karst 1500—1900.P. 137.
  • [11] Tobin J. J. Journal of a tour made in the years 1828—1829 through Styria, Carniolaand Italy, with accompanyng the late Sir Haumphry Davy. London, 1833.
  • [12] Cm.: Shaw T. R. Foreign Travellers in the Slovene Karst 1500—1900. P. 139.
  • [13] См.: Непомнящий Н. Н. Сюрпризы карста.
  • [14] Marr-Bieger L. Slowenien. S. 237.
  • [15] Характерно, что И. Г. Зойме — со слов проводника — упоминает, что Великий князь Константин Павлович (1779—1831), который участвовал в Итальянском и Альпийском походе А. В. Суворова, посетил Постойнскую пещеру. См.:Seume J. G. Spaziergang nach Syrakus im Jahre 1802. S. 228.
  • [16] Генрих Коста (Heinrich Costa) — уроженец Любляны, немецкоязычный публицист, автор исторических биографий, романов и путеводителей по достопримечательностям Словении.
  • [17] Costa Н. Reiseerinnerungen aus Krain. Laibach, 1848. URL: https://archive.org/details/bub_gb_sYNXAAAAcAAJ_2/page/nll (дата обращения: 17.10.2019). 318
  • [18] Дневник Г. Косты, который он вел во время Лайбахского конгресса(Tagebuch gefiihrt wahrend des Congresses in Laibach von Heinrich Costa (15.12.1820—22.05.1821) опубликован в книге словенской исследовательницы Евы Хольц. См.:Holz Е. Ljubljanski kongres — Laibacher Kongress 1821. Ljubljana, 1997.
  • [19] Страны, входившие в антинаполеоновскую коалицию, а также те, которыеприсоединились к ней после разгрома Наполеона.
  • [20] По воспоминаниям словенского чиновника, записанным Аксаковым в 1861 г.«все офицеры русские, вся свита свободно понимала крайнцев, а они русских». См. Кириллина Л. А., Пилько Н. С., Чуркина И. В. История Словении. С. 149.
  • [21] Jansa-Zorn О. Der Tourismus in den slowenischen Alpen... S. 139.
  • [22] Costa Н. Reiseerinnerungen aus Krain. S. 159—160.
  • [23] В главе о «ботаническом путешествии» короля Саксонии в 1841 г. Коста упоминает, что тот также посещал оз. Бохинь и водопад Савица. См.: Jansa-Zorn О.Der Tourismus in den slowenischen Alpen.... S. 134.
  • [24] Jansa-Zorn O. Ibid. S. 134—135. 320
  • [25] См.: Туристское страноведение: Центральная Европа. (Раздел III.)
  • [26] Jansa-Zorn О. DerTourismus in den slowenischen Alpen... S. 137.
  • [27] Имена первых восходителей, которыми были военный врач Лоренц Вил-ломитцер и три его проводника из местных — Лука Корошец, Матия Кос и Штефан Рожич — навсегда вписаны в историю словенского альпинизма. В нашидни об этом напоминает памятник, установленный в городке Бохинь. См.: Магг-Bieger L. Slowenien. S. 133.
  • [28] Среди «покорителей» Триглава (1837 г.) был Генрих Фрайер (нем. HeinrichFreyer, 1802—1866), уроженец Идрии, фармацевт, ботаник, геолог, с 1832 г. смотритель Лайбахского краеведческого музея, автор ряда публикаций по растительномумиру и минералогии словенской Крайны, опубликованных на немецком языке.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >