Бедность, социальное неравенство и жизненные шансы населения в постсоветской России

По мнению испанского ученого М. Кастельса, в XX в. человечество жило в основном при двух господствующих способах производства: капитализме и этатизме[1]. В XXI в. капитализм сохраняет свои формациообразующие особенности — наемный труд и конкуренцию, но под влиянием современных информационных технологий появляется такая его разновидность, как информационный капитализм, который после ликвидации этатизма как системы менее чем за десятилетие пышно расцвел во всем мире[2].

Как считает Э. Кастельс, социальные отношения между трудом и капиталом претерпевают коренные преобразования: «Капитал по самой своей сути носит глобальный характер, а труд, как правило, — локальный. Историческая реальность развития информационных технологий такова, что ведет к концентрации и глобализации капитала, причем именно благодаря непреодолимому децентрализующему воздействию сетевых структур. Труд оказывается расчлененным в зависимости от осуществляемых операций, раздробленным по организационному признаку, диверсифицированным в аспекте наличия или отсутствия работы, раздельным в условиях коллективной деятельности. ...Труд теряет свою коллективную самобытность, становится все более индивидуализированным с точки зрения возможностей работников, условий труда, заинтересованности в нем и перспектив на будущее»1.

В России в структуре занятых по секторам экономики абсолютная численность наемных работников и их низкий удельный вес в высокотехнологических отраслях экономики свидетельствуют о существенных резервах в повышении доли наукоемких производств, численность занятых в которых в 2015 г. не превышала 25 % от общей (табл. 7.2).

Таблица 7.2

Численность занятых по секторам экономики в 2010—2030 гг., млн человек

2010 г.

2015 г.

2020 г.

2025 г.

2030 г.

Численность занятых, всего

67,6

63,2

63,8

65,8

68,2

В том числе:

сельское и лесное хозяйство, охота и рыболовство

6,8

5,5

4,4

3,5

2,8

добыча полезных ископаемых

1,2

1,2

1,2

1,2

1,2

высокотехнологичные отрасли

0,3

0,3

0,3

0,4

0,4

среднетехнологичные отрасли высокого уровня

3,9

3,4

3,4

3,6

3,9

среднетехнологичные отрасли низкого уровня

2,9

2,6

2,5

2,5

2,6

низкотехнологические отрасли обработки

3,5

3,2

3,2

3,4

3,6

производство и распределение электроэнергии, газа и воды

2,1

2,2

2,4

2,5

2,6

строительство

5,3

5,9

6,8

7,3

7,6

1 См.: Кастельс М. Становление общества сетевых структур (The Rise of the Network Society. Malden (Maq.). Oxford : Blackwell Publishers, 1996) // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антропология / под ред. В. Л. Иноземцева. М. : Academia, 1999. С. 501, 502.

2010 г.

2015 г.

2020 г.

2025 г.

2030 г.

оптовая и розничная торговля, ремонт

11,9

8,4

7,0

7,6

8,2

гостиницы и рестораны

1,3

1,4

1,7

1,9

2,0

транспортировка и хранение

4,5

4,6

5,0

5,2

5,4

связь и телекоммуникация

1,2

1,4

1,5

1,7

1,8

финансы и страхование

1,2

1,2

1,2

1,3

1,4

операции с недвижимым имуществом, предоставление услуг

1,7

1,8

2,1

2,3

2,4

исследования и разработки

1,0

1,1

1,3

1,4

1,5

другие предпринимательские услуги

2,3

2,4

2,7

3,0

3,2

государственное управление, оборона

3,7

3,5

3,3

3,3

3,2

образование

5,6

5,4

5,3

5,2

5,1

здравоохранение

4,3

4,6

5,0

5,3

5,6

другие общественные, социальные и частные услуги

3,0

3,2

3,4

3,6

3,7

Источники: Ивантер, В. Требования к промышленной политике в инвестиционном сценарии / В. Ивантер, М. Узяков, А. Широв // Экономист. — 2013. — № 5. — С. 17; расчеты Института народнохозяйственного прогнозирования РАН.

Что касается трудовых доходов россиян, то они существенно снизились по сравнению с уровнем, достигнутым в советское время. Так, характеристики заработной платы к концу 1980-х гг. позволяют оценить ее как весьма скромную по размерам, но в то же время достаточно упорядоченную систему в отличие нынешней. На закате советской власти заработная плата (к 1990 г.) поднялась до 4,52 ПМ; в 1990—2000-е гг. средняя реальная заработная плата снизилась и составила 2 и менее ПМ[3].

Начиная с 2000-х гг. усиливается дифференциация населения по доходам и доступу к качественным системам образования и медицинской помощи. Во многом это связано с изменением структуры занятости: существенно уменьшились абсолютная численность и удельный вес занятых в промышленности, строительстве, на транспорте, т. е. снизилась доля квалифицированного труда. Так, удельный вес численности промышленных рабочих в России сократился на 7 млн человек, составив около 30 млн человек (не более 40 % всего экономически активного населения)1. В полной мере это касается разбалансированной системы доходов населения и трудностей, связанных с созданием механизмов их регулирования, прежде всего заработной платы, а также малоэффективными институтами пенсионного и медицинского страхования.

Постсоветской дестабилизации экономики способствовали в том числе обвальная приватизация государственной собственности и потеря рынков в странах бывшего социалистического лагеря. Значительно выросла безработица, ВВП сократился на 62 %, в три раза увеличилась бедность населения. Снижение реальной заработной платы сопровождалось ростом ее дифференциации — соотношение между крайними децилями с 1 : 4 достигло 1 : 26 раз.

Налогово-бюджетная политика и система социальных трансфертов способны снизить уровень дифференциации заработной платы. Так, применение прогрессивной шкалы применительно к подоходному налогу и взносам на социальное страхование позволяет существенно сглаживать неравенство в распределении доходов населения. В отличие от России в ЭРС налогообложение богатых по сравнению со средними и тем более бедными слоями работоспособного населения остается высоким.

Это способствует выравниванию доходов населения, уменьшению поляризации и снижению уровня бедности, что подтверждается при сравнении данных по первичным и окончательным показателям распределения личных доходов населения (табл. 7.3).

Таблица 73

Показатели отношения уровней дохода наиболее бедного и наиболее богатого децилей населения в развитых странах и России в 2015 г.

Страна

Отношения крайних децилей населения по доходам, в разах

при первичном распределении личных доходов

при окончательном распределении личных доходов

Австралия

12,7

3,9

Австрия

7,6

3,0

Англия

13,6

4,1

Бельгия

7,8

3,2

Германия

6,9

3,7

1 Трушков В. В. Современный рабочий класс России в зеркале официальной статистики // Социс. 2002. № 2. С. 45—52.

Страна

Отношения крайних децилей населения по доходам, в разах

при первичном распределении личных доходов

при окончательном распределении личных доходов

Голландия

9,0

3,2

Греция

9,8

4,7

Дания

8,2

2,7

Италия

11,7

4,6

Канада

10,6

3,7

Норвегия

6,0

3,0

США

15,7

5,5

Финляндия

5,7

2,8

Франция

9,0

3,4

Швеция

6,2

2,7

Япония

4,5

3,3

Россия

21,5

16,5

Источник: Материалы Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений и Высшей школы экономики по состоянию на январь 2016.

Как видно из табл. 7.3, после перераспределения личных доходов показатели разрыва в уровнях личных доходов, исчисленные как отношение крайних децилей, концентрируются в диапазоне 3—4 раз. Эти цифры и рассматриваются западными экспертами как наиболее приемлемые стандарты в сфере неравенства личных доходов.

В России величина составляет 16,5 раз, что является недопустимым фактом ни с каких позиций. Комитет по социальным правам Совета Европы, комментируя ст. 4 Европейской социальной хартии (которую Россия ратифицировала), подчеркивает, что соотношение минимальной и средней заработной платы (за вычетом налогов) не должно быть ниже 60 %. Для того чтобы выйти на указанное соотношение, в России существующий размер минимальной заработной платы требуется увеличить в два раза.

Несложно спрогнозировать, что даже в среднесрочной перспективе (до 2025 г.) данное соотношение (при разных вариантах развития экономики и сферы заработной платы) в России не достигнет величин, рекомендуемых МОТ. В лучшем случае его относительная величина составит около 35 %, что в итоге не позволит создать сбалансированную рыночную модель заработной платы.

Важными показателями дифференциации уровня заработной платы являются доли совокупной ее величины, приходящиеся на различные группы работников, как правило, для анализа используются 10, 50 и 75 % группы работников. С помощью данных соотношений определяется несоответствие между удельным весом работников и приходящимся на эту группу доходом (табл. 7.4).

Таблица 7.4

Совокупное распределение заработной платы в ряде стран Западной, Центральной и Восточной Европы, демонстрирующее неравенство в объемах заработной платы, приходящейся на различные удельные группы работающих в 2015 г., %

Страны

Совокупное распределение заработной платы по удельным группам работающих

нижние 10 %

нижние 50 %

нижние 75 %

верхние 25 %

верхние

10%

Бельгия

4,4

34,1

59,7

40,3

20,5

Болгария

3,5

24,1

46,6

53,4

32,0

Великобритания

2,7

24,5

49,1

50,9

29,9

Венгрия

3,9

26,7

48,8

51,2

30,2

Греция

4,6

32,5

57,2

42,8

23,6

Испания

4,0

29,8

54,9

45,1

23,3

Италия

4,0

32,1

57,5

42,5

22,9

Латвия

3,5

22,9

47,1

52,9

29,9

Литва

3,6

25,2

50,8

49,2

26,7

Норвегия

3,5

31,9

57,5

42,5

22,5

Польша

3,7

28,5

54,1

45,9

24,7

Португалия

3,7

24,7

47,0

53,0

30,4

Румыния

3,2

23,7

46,8

53,2

31,4

Словакия

4,0

29,8

53,9

46,1

26,2

Финляндия

4,8

34,8

60,1

39,9

20,3

Франция

4,3

31,6

55,7

44,3

24,4

Чехия

3,7

29,8

54,7

45,3

25,4

Швеция

4,8

35,0

59,6

40,4

21,7

Эстония

3,3

27,0

51,8

48,2

26,7

Европа

3,6

29,1

53,9

46,1

25,5

Российская Федерация

3,0

27,6

53,2

46,8

24,8

Источник: Доклад «Заработная плата в мире в 2016—2017 гг. Неравенство в оплате труда на предприятиях» / Группа технической поддержки по вопросам достойного труда и Бюро МОТ для стран Восточной Европы и Центральной Азии. — Москва : МОТ, 2017. — С. 41, 42.

Данные табл. 7.4 иллюстрируют не только степень дифференциации заработной платы в странах Европы, но и степень социальной справедливости. По мнению автора, при определенных превышениях в объемах доходов между крайними децилями можно судить о качестве социальной политики государства и степени зрелости социума, достигнутых согласием и социальной сплоченностью по распределению доходов.

Например, возможным рубежом социальной справедливости можно определить средние данные по Европе. Если соотношения в объемах доходов между крайними децилями ниже семи раз, то страну можно квалифицировать как успешную в области распределения доходов. Как видно из табл. 7.4, в круг таких стран, входят Бельгия, Греция, Испания, Италия, Польша, Норвегия, Словакия, Чехия, Швеция, Франция и Финляндия. Напротив, если соотношение составляет восемь и более раз, то такие социумы трудно отнести к социально справедливым и социально сплоченным.

Важные положения, относящиеся к заработной плате, имеются в Конвенции № 117 «Об основных целях и нормах социальной политики»[4] (1962). Так, государства должны принимать необходимые меры для обеспечения выплаты надлежащим образом всей заработной платы, а от предпринимателей требуется ведение учета выдаваемой заработной платы и доведение до трудящихся сведений о ее выплате[5].

Наряду с этим система государственного регулирования заработной платы предусматривает гарантии получения работником заработной платы в случае прекращения деятельности работодателя и его неплатежеспособности (не всегда соблюдающиеся в реальной жизни), а также ограничение оплаты труда в натуральной форме.

В этой связи для решения крупной задачи государственного масштаба по повышению и оптимизации доли заработной платы наемных работников и доходов самозанятого населения в ВВП целесообразно предусмотреть следующие меры:

  • — повышение размера минимальной заработной платы до величины не ниже 40 % от средней заработной платы по региону;
  • — повышение совокупной величины заработной платы в стране к концу второго десятилетия XXI в. до уровня не менее 35—40 % ВВП;
  • — формирование полноценной системы обязательного социального пенсионного страхования, обеспечивающей для наемных работников возможность зарабатывания пенсий (после 35—40 лет страхового стажа) в размерах не менее 50—60 % от их заработной платы.
  • 1990. С. 1321—1329.

В качестве инструментария комплексной оценки стоимости затрат на рабочую силу, позволяющей говорить о достойном труде на национальном уровне, МОТ рекомендует использовать набор следующих показателей:

  • — долю занятых и уровень безработицы;
  • — долю расходов заработной платы в ВВП;
  • — государственные расходы на социальное обеспечение и социальное страхование, круг охвата обязательным социальным страхованием.

Важнейшей методологической установкой определения достойных заработной платы и пенсии при этом выступает стоимость потребительских товаров и услуг, необходимых для воспроизводства рабочей силы, включая семейную нагрузку. Заработная плата и пенсия позволяют в условиях рыночных отношений покрыть весь необходимый набор потребностей человека в рамках не только потребительской корзины, но и платных услуг образования и здравоохранения, полную оплату жилья и коммунальных услуг.

  • [1] Этатизм (фр. etat — государство) — идеология и практика, утверждающиеведущую роль государства в политической и экономической жизни и подразумевающие подчинение интересов как отдельных людей, так и социальных групп интересам государства, политика активного вмешательства государства во все сферыобщественной и частной жизни. В экономике «этатистскими» называют концепциии модели, построенные на жестком государственном регулировании экономики,что зачастую реализуется с помощью авторитарного политического строя. Нарядус термином «этатизм» употребляется термин «этакратизм», который означает государственный способ производства, основанный на государственной собственности.
  • [2] По мнению Э. Кастельса, глобальная сеть, явившись результатом революциив области информационных технологий, создала материальную основу глобализации экономики, т. е. появления новой, отличной от ранее существовавшей экономической системы. См.: Information Age: Economy, Society and Culture. Vol. I—III.Oxford : Blackwell Publishers, 1996—1998. P. 53, 54.
  • [3] Данные Госкомстата РФ: Российский статистический ежегодник. 1997. С. 152;Уровень жизни населения России, 1996. С. 40; Социально-экономическое положение России. Январь — апрель 1994. С. 68.
  • [4] Российской Федерацией не ратифицирована.
  • [5] Конвенции и рекомендации. Международная Организация Труда. 1957—
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >