Старение населения и оптимизация пенсионного страхования

В большинстве стран мира к наиболее значимым социальным событиям XX в. эксперты относят изменения в возрастном составе населения. Особенно заметно это стало во второй половине XX в. В ЭРС в 1970-е гг. существенно снизилась катастрофическая смертность, отодвинулась смертность от хронических заболеваний в более старшем возрасте, увеличилась продолжительность жизни в старших возрастах. Суженное нижнее основание «возрастной пирамиды» дополнилось ее расширенным верхним основанием, пирамида приобрело форму урны. Этот процесс получил название «старение сверху». Люди старших возрастов — наиболее быстрорастущая группа населения.

Авторы доклада «Старение населения мира: 1950—2050 годы», подготовленного Демографическим комитетом ООН, отмечают: «Процесс демографического старения населения в большинстве экономически развитых и развивающихся стран приобрел беспрецедентные масштабы, которые не имеют аналогов за всю историю человечества»1. Практически все развитые страны мира находятся именно на этом этапе демографического старения (табл. 8.6).

Таблица 8.6

Динамика ожидаемой продолжительности жизни людей в возрасте 60 лет в ряде стран мира

Регион /страна

Ожидаемая продолжительность жизни в возрасте 60 лет (мужчины)

Ожидаемая продолжительность жизни в возрасте 60 лет (женщины)

Вторая половина 1970-х гг.

2005— 2010 гг.

Вторая половина 1970-х гг.

2005— 2010 гг.

Австрия

16,2

20

20,4

24

Великобритания

15,8

20

20,4

23

Германия

16,0

19

20,2

24

Испания

17,1

20

20,6

25

Италия

16,5

21

20,3

25

Канада

17,2

21

22,0

25

Норвегия

17,7

21

21,9

24

Португалия

15,6

19

19,6

23

Финляндия

15,7

19

20,5

24

Франция

17,1

20

22,1

26

Швейцария

16,7

21

20,4

26

1 См.: United Nations, Department of Economic and Social Affairs, Population Division (2013). World Population Prospects: The 2012 Revision, CD-ROM Edition. POP/DB/WPP/Rev.2012/POP/F05. URL: http://esa.un.org/unpd/wpp/Excel-Data/ population.htm.

Регион/стра-

на

Ожидаемая продолжительность жизни в возрасте 60 лет (мужчины)

Ожидаемая продолжительность жизни в возрасте 60 лет (женщины)

Вторая половина 1970-х гг.

2005— 2010 гг.

Вторая половина 1970-х гг.

2005— 2010 гг.

Швеция

17,8

21

22,0

24

Япония

18,5

22

22,1

27

Источники: Demographic Yearbook 1980. UN. — New-York, 1982; Population Ageing 2006. UN. Department of Economic and Social Affairs. Population Division. URL: www.un.org/esa/population/publications/ageing/ageing2006.html.

Увеличение продолжительности жизни имеет свою цену. Нынешнему поколению пожилых людей требуется намного больше финансовых ресурсов на «старость», нежели предыдущим поколениям в начале и середине XX в. По мнению экспертов журнала «The Economist», к 2020 г. вызов старения станет глобальной экономической проблемой номер один: треть населения ЭРС будет пенсионного возраста, а каждый десятый перешагнет порог 80 лет1.

Следствием изменяющейся структуры населения становится существенное увеличение затрат на выплаты пенсий. Согласно прогнозным оценкам экспертов ОЭСР, расходы на пенсии в ближайшие десять лет увеличатся в 1,5 раза и к 2025 г. в Германии и Франции достигнут 21,6 % ВВП, в Австрии — 23,7 % ВВП, в Италии — 25,6 % ВВП2.

В России, как и в ЭРС, в последние 30 лет наблюдается устойчивая тенденция к увеличению продолжительности жизни и удельного веса пожилых людей в общей численности населения (табл. 8.7).

Таблица 8.7

Динамика изменения структуры населения России по основным возрастным группам с 2010 по 2025 г. (средний вариант прогноза)

2010 г.

2015 г.

2020 г.

2025 г.

млн

чел.

%

млн

чел.

%

млн

чел.

%

млн

чел.

%

Все население

141,8

100

141,7

100

141,5

100

140,8

100

Население в трудоспособном возрасте

88,3

62,3

83,3

58,8

78,6

55,5

76,7

54,5

  • 1 Забудьте слово «пенсия» — свежая новость дня. 1 июля 2009. URL: http:// www.Newsland.ru/News/Detail/id/381114/cat/87.
  • 2 Роик В. Д. Пенсионная система России: вызовы XXI века и пути модернизации. СПб. : Питер, 2012. С. 56—58.

2010 г.

2015 г.

2020 г.

2025 г.

млн

чел.

%

млн

чел.

%

млн

чел.

%

млн

чел.

%

Лица старше трудоспособного возраста

30,7

21,6

33,6

23,7

36,6

25,9

38,2

27,2

Лица моложе трудоспособного возраста

22,8

16,1

24,7

17,5

26,3

18,6

25,8

18,3

Источник: Демографический ежегодник России : статистический сборник / Росстат. — Москва, 2009. — С. 503.

Согласно прогнозам, продолжение процесса старения населения в большинстве стран, включая Россию, будет сопровождаться:

  • — сохранением тенденций к увеличению средней продолжительности жизни;
  • — увеличением численности пожилого населения (в абсолютном и относительном выражении) и потребности в финансовых ресурсах, требующихся для организации жизнедеятельности пенсионеров;
  • — ростом пенсионной нагрузки на трудоспособное население, что потребует повышения страховых тарифов на пенсионное и медицинское страхование при текущем сокращении рабочей силы;
  • — возрастанием спроса на товары и услуги, связанные с потребностями пожилых людей (например, на оздоровление в гериатрических центрах и на услуги в домах престарелых), что создает условия структурных изменений в экономике, формируя так называемую серебряную экономику (которая в ряде стран — Чехии, Италии, Германии, Испании и т. д. — уже занимает видное место);
  • — повышением нормы сбережений для обеспечения пенсий, что может привести к снижению объема капитализируемых пенсионных средств и уменьшить инвестиции, что приведет к снижению темпов экономического роста.

В ЕС в 2004 г. работало 26 % граждан в возрасте 60—64 лет и 9 % в возрасте 65—69 лет. В 2014 г. их стало 35,3 и 11,7 %. В ОЭСР доля работающих выросла в первой из возрастных групп с 34,5 до 43,6 %, во второй — с 15,7 до 20,2 %.

В Германии за последнее десятилетие прошлого века в возрастной группе 55—64 года работало в среднем около 37 % человек. В 2000 г. доля работающих составляла 37,6 %. Но затем были проведены реформы рынка труда, сокращены социальные выплаты, и в 2007 г. работающих ветеранов стало 51,3 %. В 2014 г. их доля в возрасте 55—64 лет составляла 65,6 %. Таким образом, за 15 лет этот показатель вырос в 1,7 раза.

К трудовой деятельности в различных странах относятся по- разному. Так, в Испании пенсионерам разрешается работать неполный рабочий день и при условии, что они подадут соответствующую заявку в органы социального страхования. При этом размер выплачиваемой им пенсии сокращается.

В Италии, наоборот, предусматривается стимул для тех, кто согласен работать и после достижения пенсионного возраста: пенсия им увеличивается на 30 %.

В США пенсия рассчитывается с учетом того, сколько дней человек работал. Пожилые люди живут очень по-разному, одни — безбедно, а другим приходится подрабатывать. При этом возможность трудиться они воспринимают как шанс оставаться «на плаву».

В сопоставимых возрастах уровень занятости пожилых в России ниже, чем в странах ЕС и ОЭСР. Так, в 2013 г. в группе 60—64 года он составлял в нашей стране, согласно данным Росстата, 30 %, в группе 65—72 года — 11 %. По-видимому, можно говорить о возможности повышения экономической активности и занятости пожилых россиян с учетом имеющихся у них объективных ограничений, препятствующих трудовой деятельности (табл. 8.8).

Таблица 8.8

Прогноз демографических показателей, характеризующих уровень старения населения в ряде стран мира (2006—2050 гг.)

Регион /страна

Доля населения в возрасте старше 60 лет в общей численности населения, %

Коэффициент

демографической

поддержки

2006 г.

2050 г.

2006 г.

2050 г.

Весь мир

11

22

9

4

Наиболее развитые страны

20

32

4

2

Менее развитые страны

8

20

11

4

Наименее развитые страны

5

10

17

10

Великобритания

21

29

4

3

Германия

25

35

3

2

Греция

23

37

4

2

Дания

21

28

4

3

Испания

22

40

4

2

Италия

26

41

3

1

Нидерланды

20

31

5

2

Норвегия

20

30

4

2

Португалия

23

36

4

2

США

17

26

5

3

Финляндия

22

33

4

2

Регион /страна

Доля населения в возрасте старше 60 лет в общей численности населения, %

Коэффициент

демографической

поддержки

2006 г.

2050 г.

2006 г.

2050 г.

Франция

21

33

4

2

Швеция

24

31

4

2

Япония

27

42

3

1

Бразилия

9

25

11

3

Индия

8

21

12

5

Китай

11

31

9

3

Россия

17

31

5

3

Источник: Population Ageing 2006. UN. Department of Economic and Social Affairs. Population Division. URL: www.un.org/esa/population/publications/ ageing/ageing2006.html.

Если в ЭРС доля пожилых в общей численности населения, по прогнозам, увеличится в 1,6 раза, то в менее развитых странах — в 2—2,5 раза. Особенно непростая ситуация может сложиться в странах с быстро развивающейся экономикой. Например, в Китае доля пожилых вырастет за предстоящие 50 лет с 11 до 31 %, в Бразилии — с 9 до 25 %, а коэффициенты демографической поддержки, соответственно, снизятся с 9 до 3 в Китае и с 11 до 3 в Бразилии[1]. При этом процесс старения населения в этих странах будет происходить одновременно и «снизу», и «сверху».

Высокие темпы старения населения в развивающихся странах сокращают время, отпущенное на адаптацию социальных систем к изменяющимся условиям. В то же время ситуация осложняется тем, что базовый уровень социально-экономического развития и возможности маневра в них значительно ниже. Все варианты реформирования пенсионных систем связаны с мероприятиями:

  • — либо по повышению доходов пенсионного страхования за счет увеличения страховых тарифов; периодов страхования; круга страхуемых работников и самозанятого населения,
  • — либо по их сокращению — благодаря снижению отдельных видов пенсий, уменьшению круга получателей пенсий, повышению пенсионного возраста.

Большинство стран использует комбинированный подход. Они избрали тактику корректирующих мер (параметрических изменений) и частичной (избирательной по характеру) модернизации отдельных сегментов пенсионных систем. Для этого, например, были предоставлены более широкие возможности для развития дополнительных профессиональных пенсионных систем и индивидуального пенсионного страхования.

В последние годы в ЭРС наблюдается тенденция к обеспечению более тесной увязки размеров пенсий с объемами фактически уплаченных страховых взносов. Такой подход позволяет усилить страховой характер пенсионных систем, создать механизм, мотивирующий застрахованных к участию в финансировании системы, и снизить возможность уклонения от уплаты страховых взносов.

Достижению цели служит увеличение периода, заработки за который принимаются в расчет при определении размера пенсии. Идеальным вариантом является учет заработков за весь страховой период, что позволяет говорить если не об эквивалентности вклада в финансирование системы и прав на получение пенсии, то, по крайней мере, об очень тесной зависимости между этими двумя показателями. Застрахованный в этом случае понимает, что чем больше он сам или в его пользу было внесено взносов в течение жизни, тем на большую пенсию он может рассчитывать.

Реформы пенсионных систем проводятся в Германии, США, Италии, Франции, Венгрии, Польше, Чехии, Швеции, Японии (ссылка 1 к гл. 8).

Они сводятся к различным комбинациям следующих мер:

  • — плавного повышения пенсионного возраста;
  • — снижения величины отдельных видов пенсий;
  • — увеличения размеров страховых взносов и периодов страхования;
  • — обособления институтов страхования и социальной помощи;
  • — ограничения практики досрочного выхода на пенсию;
  • — стимулирования создания частных пенсионных фондов (табл. 8.9).

Таблица 8.9

Меры, принимаемые различными странами в целях сокращения финансовых нагрузок на национальные пенсионные системы

Повышение размеров финансовых поступлений

Увеличение взносов работников и (или) работодателей; увеличение предела заработной платы, подлежащей страховому обложению

Специальные взносы (включая акцизы на алкоголь, табак и т. д.)

Увеличение общих перемещений дохода в пенсионную кассу

Более жесткие критерии вступления в систему

Сокращение мотивов, побуждающих к выходу на досрочную пенсию

Повышение размеров финансовых поступлений

Почти все страны ОЭСР

США, Франция, Швейцария

ФРГ,

Австрия,

Дания,

Франция,

Нидерланды

ФРГ,

Австрия,

Дания,

Новая

Зеландия

Австрия, Бельгия, США, Франция

Сокращение размеров пенсий

Увеличение среднего периода, за который учитывается заработок для пенсии

Изменение формулы корректировки пенсий и периодичности корректировки

Более жесткие критерии при определении доходов

Откладывание возраста выхода на пенсию

Привязка размера пенсии к ожидаемой продолжительности жизни и изменениям в демографической ситуации

Австралия, Испания, Великобритания

ФРГ, Австрия,

Дания, США, Финляндия, Греция, Великобритания, Нидерланды

ФРГ, Франция

Дания,

США,

Япония

Франция, Италия, Швеция

Источник: Роик, В. Д. Зарубежный опыт организации и модернизации пенсионных систем. Негосударственный пенсионный фонд «Благосостояние» / В. Д. Роик, Б. Г. Степанов, Е. В. Эченикэ. — Москва, 2007. — С. 27—45.

В настоящее время в большинстве ЭРС расходы на пенсию составляют 12—16 % ВВП[2]. В условиях устойчивой тенденции старения населения для сохранения сегодняшнего уровня пенсий России потребуется обеспечить рост ресурсов в объеме 0,2—0,4 % ВВП в год.

Устоявшейся практикой в большинстве ЭРС являются совместное участие в финансировании социального пенсионного страхования работодателей и работников и достаточно высокая совокупная составляющая их платежей (в отдельных случаях до 40 % и более от размеров заработной платы) (табл. 8.10).

Таблица 8.10

Величины и пропорции распределения страховой нагрузки в системах социального страхования стран ЕС и России

Страна

Страховые взносы, в % от заработной платы

Верхняя граница заработной платы, выше которой стра- ховые взносы не взимаются, тыс. евро в год

работодатели

работники

всего

Австрия

25,1

17,2

42,3

36,0

Германия

21,2

19,8

41,0

51,0

Греция

28,2

15,4

43,6

Отсутствует

Италия

35,1

9,5

44,6

20,5 — для медицинского страхования

Нидерланды

29,4

25,6

55,0

37,7 — для страхования инвалидов

Франция

38,9

12,5

51,4

25,6

Россия (2017)

30,2

30,2

12,6

Источник: Финансовое обеспечение пенсионных систем / Международная организация труда. — Издание: Бюро МОТ в Москве, 2001. — С. 69—86.

В настоящее время в России страховую нагрузку несут исключительно работодатели, что порождает деформации в общественном сознании по поводу самого предмета социального страхования, а также приводит к искажению ролевых обязанностей работников и работодателей.

Фактический возраст выхода на пенсию в большинстве экономически развитых стран ниже общеустановленного. Так, к 60 годам прекращает работать большая часть мужчин в Австрии, Бельгии, Франции, Венгрии, Люксембурге. Вместе с тем в некоторых странах (например, в Исландии, Японии, Швейцария) фактический возраст выхода на пенсию выше 65 лет.

В большинстве ЭРС пенсионный возраст устанавливается с учетом возможности для большинства населения доживать до пенсионного возраста и получать пенсию на протяжении периода, равного примерно 50—70 % от продолжительности страхового стажа; то есть 43—45 лет страхового стажа и 18—20 лет и более получения пенсии. Он установлен в диапазоне 63—67 лет для мужчин и женщин, что позволяет в сочетании с другими мерами по упорядочению пенсионных выплат смягчить снижение коэффициента замещения (рис. 8.2).

В то же время условия и нормы пенсионного обеспечения во многих странах предусматривают и возможность получения пенсии до достижения общеустановленного пенсионного возраста, как правило, на 2—3 года. Так, к 60 годам прекращает работать большая часть мужчин в Австрии, Бельгии, Франции, Венгрии, Люксембурге. В то же время наблюдается и противоположная тенденция: в семи странах ОЭСР фактический возраст выхода на пенсию выше 65 лет, включая Исландию, Японию и Швейцарию[3].

Динамика коэффициента замещения пенсий в системе обязательного пенсионного страхования в странах Западной Европы в 1950—2010 гг. и прогнозные

Рис. 8.2. Динамика коэффициента замещения пенсий в системе обязательного пенсионного страхования в странах Западной Европы в 1950—2010 гг. и прогнозные

оценки его изменения

Источник: разработка автора по данным Международной ассоциации социального страхования. Social Security Programs Throughout the World-2000—2015 гг. US Social Security Administration.

В этой связи необходимость большей гибкости в отношении пенсионного возраста получила в последние несколько десятилетий все большее признание, особенно применительно к трудящимся, которые платили страховые взносы в течение значительного периода. При этом это влечет за собой пропорциональное актуарно обоснованное сокращение размера пенсий на 3,5—7 % за каждый недоработанный год и повышается на 4,0—8,4 % при продолжении работы после достижения общеустановленного возраста. В каждом конкретном случае решение принимает сам работник, взвешивая свои финансовые интересы, состояние здоровья и трудоспособности.

В России нагрузка пенсионной системы на работающих по найму будет расти, к началу 2030-х гг. численность получателей трудовой пенсии фактически сравняется с численностью основных плательщиков — наемных работников: численность населения в трудоспособном возрасте составит 77,7 млн человек, т. е. на 100 пенсионеров по возрасту будет приходиться 167 трудоспособных граждан (сноска 2 к гл 8).

Впоследствии данная методика, доработанная с учетом исследований в области профессиональных заболеваний учеными Института гигиены труда и профессиональных заболеваний Академии медицинских наук СССР, получила название «Гигиеническая классификация условий труда». В 1983—1989 гг. она использовалась при установлении доплат к тарифной части заработной платы работников, занятых во вредных и неблагоприятных условиях труда.

Однако попытка применить названную методику для упорядочения системы досрочных пенсий не удалась. Во многом это связано с тем, что для обоснования пенсионного возраста требуется оценка не только работоспособности (способности человека выполнять конкретную деятельность в рамках заданных временных лимитов и параметров эффективности), но и трудоспособности — состояния здоровья, позволяющего человеку выполнять работу определенного объема и качества. В частности, именно так определяется право на пенсию по инвалидности, которая устанавливается на основе показателей «индивидуальной утраты постоянной трудоспособности».

Что же касается предоставления страховой пенсии по старости на так называемых общих основаниях, то, поскольку фиксация возраста выхода на пенсию базируется на публично-правовых механизмах исходя из единообразного подхода, индивидуальная трудоспособность конкретного человека не учитывается.

Использование такого универсального подхода основывается на принципах социального страхования, что, как правило, исключает индивидуализацию рисков в отношении отдельных лиц. Поэтому в пенсионном страховании принимаются во внимание только усредненные показатели состояния здоровья и трудоспособности.

На наш взгляд, пенсионный возраст следует устанавливать с учетом того, что современный труд у многих профессиональных групп связан с высокой ответственностью при эксплуатации сложной техники и оборудования. Например, у операторов пультов управления сложными станками и технологическими линиями, электростанций и конвейерных производств, диспетчеров авиарейсов и морских лайнеров, летчиков и машинистов электропоездов наблюдается значительное увеличение физиологического и психического утомления, которое можно компенсировать отдыхом только в молодом и среднем возрасте.

Пожилые люди попросту не выдерживают таких нагрузок, не проходят многочисленных тестов на профессиональную пригодность, поэтому зачастую уже в 50—55 лет вынуждены переходить на менее интенсивную и напряженную работу. С подобными проблемами сталкиваются и работники многих других профессий. Например, для учителей, врачей, работников социальных служб характерно так называемое психологическое выгорание.

При решении вопроса о том, трудиться или выходить на пенсию, пожилые люди руководствуются не только общеустановленными нормами, но и собственными ощущениями и установками. Что касается работодателей, то им требуются объективные критерии определения возможностей пожилого человека к дальнейшей трудовой деятельности. По ряду профессий и специальностей используются профессиональные тесты[4]. В некоторых случаях можно применять методы, которые используются при определении инвалидности (ра- бочая/нерабочая группа).

Ощутимо утрата трудоспособности проявляется на седьмом и особенно на восьмом десятилетии жизни; большинство из этих людей не только не в состоянии трудиться, но и нуждаются в услугах по уходу. В этой связи отечественное пенсионное законодательство предусматривает выплату дополнительной социальной пенсии 80-летним, предназначение которой состоит в оплате дополнительных расходов на оплату посторонних услуг по уходу.

В России, помимо старения населения, с 2010 г. наблюдается устойчивая тенденция к снижению численности граждан трудоспособного возраста. Прогнозы свидетельствуют, что уже в ближайшей перспективе (к 2021 г.) произойдет сокращение экономически активного населения более чем на 7 млн человек, а к 2050 г.— на 11 млн человек; к 2050 г. доля россиян в возрасте 20—60 лет будет едва превышать половину общей численности населения.

Столь серьезные демографические изменения приведут к продолжительному периоду дефицитов федерального и территориальных бюджетов, а также бюджетов пенсионного фонда и фонда медицинского страхования. Если не принять соответствующих мер (представляется настоятельно необходимым реформирование пенсионной системы и здравоохранения, рынка труда, системы заработной платы), то коэффициент замещения к 2030 г. может снизиться до 30 %, а к 2040 г. — до 25 % (рис. 8.3).

Динамика коэффициента замещения пенсий в системе обязательного пенсионного страхования в России в 1950—2010 гг. и прогнозные оценки его изменения

Рис. 8.3. Динамика коэффициента замещения пенсий в системе обязательного пенсионного страхования в России в 1950—2010 гг. и прогнозные оценки его изменения

Повышение пенсионного возраста позволит несколько замедлить развитие кризиса пенсионной системы, но уже после 2025 г. его воздействие на пенсионную систему изменится и будет носить отрицательное воздействие. Так, по оценкам Ю. М. Горлина, В. Ю. Ляшок и Т. М. Малевой, повышение пенсионного возраста сможет в среднесрочной перспективе затормозить долгосрочную тенденцию снижения коэффициента замещения: «К 2030 г. этот параметр снизится с 33,5 до 29 % без повышения пенсионного возраста и до 32,7 % с повышением пенсионного возраста»[5].

Что касается оценок возможности повышения размеров пенсий, покупательная способность которых позволяла бы приобретать 2,5 набора потребительской корзины, что предусмотрено Стратегией долгосрочного развития пенсионной системы до 2030 г., то данный рубеж, по мнению экспертов, также не будет достигнут (ссылка 3 к гл. 8)[6].

На фоне продолжающегося демографического старения, фрагментарного и недостаточного по своей емкости рынка труда и т. д. все более необходимой представляется модернизация отечественной системы пенсионного страхования. Это можно обеспечить только на основе кардинального изменения механизмов распределения доходов населения, применяя для этого модель оптимизации оплаты труда и резервирования ее части на протяжении всего периода трудовой деятельности. Системными препятствиями для этого являются низкая емкость рынка труда и архаичная система заработной платы, которая за весь постсоветский период так и не вышла на уровень минимальных стандартов МОТ, позволяющих наемным работникам финансово участвовать в пенсионном страховании. Ее состояние с позиции возможности применения института социального пенсионного страхования меньше необходимой величины примерно в два раза.

Для большинства работающих страховые взносы, уплачиваемые работодателями в их пользу, составляют не более 6,5 тыс. руб. в месяц, что позволяет за средний по продолжительность период трудовой деятельности накопить пенсионных прав для пенсии, размер которой можно оценить в величину не более 1,3—1,5 прожиточного минимума пенсионера. В то же время для получения пенсии в размере 2,0—2,5 ПМП необходимо вносить не менее 9,5—11,0 тыс. руб. в месяц, что сегодня возможно только для тех, кто входит в группу трех верхних децилей.

Повышение пенсионного возраста важно дополнить системой других мер, направленных на расширение емкости рынка труда и повышение размеров заработной платы. Расчеты показывают, что при существующей величине заработной платы 30 % работающих россиян за весь период своей трудовой деятельности не смогут заработать себе пенсию на уровне прожиточного минимума, а еще 30 % заработают себе пенсию, размер которой не превысит 1,2— 1,4 ПМП.

Статистические данные и социологические обследования свидетельствуют, что 70 % россиян получают весьма низкую заработную плату (до 36 тыс. руб. в месяц) и не располагают возможностями для индивидуального страхования или личных сбережений на случай старости или инвалидности.

Доля фиксируемой заработной платы, являющейся базой для начисления страховых пенсионных взносов, в США и Великобритании составляет соответственно 60,5 и 54,5 % ВВП[7], а России — только 28 %. Это порождает низкие объемы страховых взносов (страховой взнос в размере 22 % составляет 6,1 % ВВП) и, соответственно, страховых ресурсов (рис. 8.4)

Динамика изменения покупательной способности пенсий (соотношение среднего размера пенсии и прожиточного минимума пенсионера)

Рис. 8.4. Динамика изменения покупательной способности пенсий (соотношение среднего размера пенсии и прожиточного минимума пенсионера)

Источники: Индикатор уровня жизни населения Российской Федерации. — Москва : Госкомстат, 1995; Россия в цифрах. — Москва : Госкомстат, 2003. — С. 97; Социально-экономическое положение России. — Москва : Госкомстат, 2005 // Материалы ПФР. — 2016.

На фоне продолжающегося демографического старения, фрагментарного и недостаточного по своей емкости рынка труда и т. д. все более необходимой представляется модернизация отечественной системы пенсионного страхования. Это можно обеспечить только на основе кардинального изменения механизмов распределения доходов населения, применяя для этого модель оптимизации оплаты труда и резервирования ее части на протяжении всего периода трудовой деятельности. Системными препятствиями для этого являются низкая емкость рынка труда и архаичная система заработной платы, которая за весь постсоветский период так и не вышла на уровень минимальных стандартов МОТ, позволяющих наемным работникам финансово участвовать в пенсионном страховании. Ее состояние с позиции возможности применения института социального пенсионного страхования меньше необходимой величины примерно в два раза.

Для большинства работающих страховые взносы, уплачиваемые работодателями в их пользу, составляют не более 6,5 тыс. руб. в месяц, что позволяет за средний по продолжительности период трудовой деятельности накопить пенсионные права для пенсии, размер которой можно оценить в величину не более 1,3—1,5 ПМП. В то же время для получения пенсии в размере 2,0—2,5 ПМП необходимо вносить не менее 9,5—11,0 тыс. руб. в месяц, что сегодня возможно только для тех, кто входит в группу трех верхних децилей.

Высокой остается дифференциация заработной платы, что затрудняет формирование надежной институциональной основы пенсионного страхования. Представляется, что введение прогрессивного налогообложения заработной платы и доходов от капитала помогло бы решить и эту задачу.

Что касается государства, то его ответственность, на наш взгляд, главным образом связана с предоставлением ресурсов на частичную компенсацию последствий социальных рисков, которые носят объективный характер, — северных рисков, рисков профессионального труда. Назрел вопрос законодательного введения пенсионного страхования по уходу за одинокими пенсионерами, инвалидами и другими категориями населения, нуждающимися в регулярной и систематической помощи на дому[8]. ФРГ и Япония еще десять лет назад сформировали такой вид социального страхования.

На наш взгляд, заслуживает обсуждения вопрос о переходе от существующей упрощенной универсальной пенсионной системы к системе специализированных пенсионных институтов, позволяющих страховать различные группы трудящихся и граждан от специфических видов профессиональных, северных и других социальных рисков (табл. 8.11).

Таблица 8.11

Предлагаемое распределение страховых взносов в системе обязательного социального страхования и дополняющих его видов страхования социальных рисков безработицы и старости (вновь создаваемых), % от зарплаты

Вид страхования

Работодатели

Работники

Государство

Всего

Пенсионное страхование старости, инвалидности и утраты кормильца

18

3

2 (социальные пенсии)

23,0

Страхование в связи с безработицей

1

1

1

3,0

Обязательное медицинское страхование

4

1

1

6

Социальное страхование в связи с временной утратой трудоспособности

2,5

0,5

0,5

3,5

Страхование профессиональных, региональных досрочных пенсий и пенсий за выслугу лет

в среднем 2 (тариф гибкий: от 0,1 до 10,0)

1 (шахтеры, горняки и др. работающие в экстремальных условиях)

4,0

Страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний

ОД-

8,5 (средний тариф 0,5)

0,5

Медицинское страхование рисков тяжелых и хронических заболеваний в старших возрастах и страхование по уходу

2,0

0,5

1,0

5,0

Итого

30,0

6,0

6,5

42,5

Источник: предложение В. Д. Ройка.

Наличие развитых страховых систем, действующих в ЭРС, — результат сложных и длительных, занявших более сотни лет поисков, которые привели к нахождению баланса интересов работников, работодателей и государства, что выражается в распределении страховой финансовой нагрузки между ними. Финансирование пенсионных расходов исключительно за счет государственного бюджета не под силу ни одной стране. Требуется финансовое участие еще двух основных субъектов — работодателей и работников. Поэтому обеспечение финансовой устойчивости пенсионной системы возможно исключительно на основе пенсионного страхования, вовлечения в этот процесс самих работников и установления жестких законодательных правил по увязке объема взносов и размеров пенсий. В нахождении такого консенсуса между российскими субъектами социального страхования видится выход из тупика бесконечного пенсионного реформирования.

  • [1] Более благоприятная ситуация складывается в Индии, где не наблюдается катастрофического сокращения рождаемости.
  • [2] Согласно Конвенции МОТ № 102, при наличии страхового стажа у застрахованного лица размер средней пенсии должен составлять не менее 40 % от среднейзаработной платы. При наличии страхового стажа в 40 лет размер пенсии в большинстве стран составляет 50 % от средней заработной платы и более, что увеличивает расходы на пенсионное страхование на четверть и при удельном весе пенсионеров 22—24 % от общей численности населения составляет примерно 12—16 %ВВП.
  • [3] См.: Whiteford. Р., Whitehouse Е. Pension Challengers and Pension Reforms in OECDCountries / Oxford Review of Economic Policy. 2012. Vol. 22. № 1. P. 83.
  • [4] Например, если оператор электростанции был на больничном пару недель,то он не допускается к работе, пока не пройдет тренинг на рабочем месте (при этомне играет роли большой стаж работы), потом проводится тестирование, и толькозатем он вправе выходить на смену.
  • [5] Горлин Ю. М., Ляшок В. Ю. Повышение пенсионного возраста: пейзаж после...М. : Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2019. С. 6, 7; Горлин Ю., Ляшок В., Малеева Т. Повышение пенсионного возраста: позитивные эффекты и вероятные риски //Экономическая политика. Т. 13. № 1. Февраль 2018. С. 172, 173.
  • [6] Горлин Ю. М., Ляшок В. Ю. Повышение пенсионного возраста: пейзаж после...С. 7.
  • [7] К реформе социального обеспечения: принципы и прагматизм. Бюро МОТв Москве. 1999. С. 98.
  • [8] Специфика современной урбанизированной жизни в малых семьях объективно повышает ответственность общества за тех, кто по той или иной причине не может рассчитывать на поддержку и защиту со стороны семьи или какой-либо инойсоциальной сети, что определяет необходимость создания специальных механизмовсоциального страхования по уходу за пожилыми людьми.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >