ИСТОРИЯ ТУРИСТСКОГО БИЗНЕСА В ТУРЦИИ И ЕГО СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ

Зарождение туризма в Турции

Турция является страной, привлекающей внимание своим неповторимым историческим и культурным наследием. С доисторических времен и на протяжении веков на территории Анатолии существовали цивилизации хеттов, ассирийцев, вавилонцев, персов. Произведения искусства и архитектурные памятники, оставшиеся после того периода, способствовали возникновению интереса туристов к этой стране. Многие достижения в развитии путешествий дотюркских цивилизаций Анатолии и Балкан, где сформировалась турецкая народность, были освоены переселившимися сюда кочев- никами-тюрками. Сами турки происходят как народ из двух основных пластов: из тюрков, пришедших на новые земли из Центральной и Средней Азии, и местного населения, частично смешавшегося с ними.

Образование ядра турецкой народности, а в дальнейшем и формирование турецкой нации происходило в Анатолии[1]. Анатолия — естественный мост, соединяющий Балканы со странами Ближнего и Среднего Востока. Такое положение всегда благоприятствовало ее экономическому и культурному развитию: через нее шло большинство путей сообщения между Востоком и Западом, что способствовало, в числе прочих причин, развитию путешествий. В древние времена территория Турции была единственным доступным сухопутным путем из Европы в Азию и обратно. По этим землям ходили: цари Персии — Дарий (550—486 гг. до н. э) и Ксеркс (521 или 519 г. до н. э. — 465 г. до н. э.), Александр Великий (356— 323 гг. до н. э.), герои троянской войны — Ахиллес, Гектор, Агамемнон и Одиссей, римские полководцы — Помпей Великий (106— 48 гг. до н. э), Юлий Цезарь (100—44 гг. до н. э.) и Марк Антоний (83—30 гг. до н. э.), полководец Марк Красе (115 или 114 — 53 гг. до н. э.), участники крестовых походов, в том числе король Ричард Львиное Сердце (1157—1199 гг.), и многие другие.

Развитию межкультурных коммуникаций и расширению географии путешествий активно способствовала культура Турции, развитие которой сопровождалось появлением новых целей путешествий и развитием традиций гостеприимства. Фактически первыми путешественниками были купцы и ремесленники. В VII в. до н. э. греки начали колонизировать западное побережье современной Турции. Они основали множество городов, переплыв Эгейское море, и надолго обосновались в западной части полуострова. Умелые мореходы-колонизаторы, греки стремительно осваивали плодородные и богатые полезными ископаемыми земли, омываемые не только волнами Средиземного моря, но также Черного и Эгейского. В остальной части Турции в те времена располагались различные государства, самым крупным из которых было Лидийское царство. В VI в. до н. э. сюда пришли персы, империя которых на тот момент была самой большой в мире. Эти земли стали плацдармом на пути в Грецию, покорение которой всегда было целью персов. В это время отмечались интенсивные торговые перемещения купцов и ремесленников. Их плавания не только развивали обмен обычными товарами, но и способствовали работорговле. Отсюда следует, что миграция и торговля стали основной причиной путешествий в данный период.

После смерти Александра Великого, его империю начали делить его полководцы — диадохи. Восточная Турция досталась Селевку (ок. 358—281 гг. до н. э.), а западная часть — Лисимаху (ок. 361 — 281 гг. до н. э.). Эти государства просуществовали до завоевания этих земель римлянами. Римская империя начала терпеть упадок и разделилась на Западную и Восточную в IV в. Место, на котором находился город Византий, позднее переименованный в Константинополь, а ныне известный как Стамбул, стало столицей возникшей Византийской империи. Город имеет очень выгодное положение у проливов Босфор и Дарданеллы — единственного пути из Черного моря в Средиземное. Византийская империя процветала, в ее руках находились самые важные торговые пути между Азией и Европой. Империя просуществовала долгое время, то увеличиваясь в размерах, то теряя территории.

В первой половине XIII в. угроза завоевательных походов Чингисхана вынудила большую массу жителей Средней Азии, Ирана, Закавказья, Северного Причерноморья переселиться в Анатолию, что сыграло значимую роль в развитии путешествий. Основой этого миграционного потока были кочевники, которым вообще свойственны большая подвижность и готовность к освоению новых территорий. Наряду с ними бежали и многие оседлые жители, земледельцы и горожане. Поскольку волна беженцев захватила преимущественно районы тюркоязычного населения в Юго-Западной Азии, именно тюрки оказались вовлечены в процесс миграции в наибольшей степени, хотя вместе с ними в движение пришли и другие этнические общности (иранцы, курды, арабы и т. д.). Новой чертой миграционного движения во второй половине века можно считать переселение в Анатолию ряда монгольских племен, например, карататар.

Согласно свидетельствам европейских и восточных путешественников, посетивших Конийский султанат в первой половине XIII в., наблюдалось заметное оживление хозяйственной деятельности на большей части Анатолии. Прекращение междоусобиц и утверждение сильной центральной власти способствовало подъему экономики страны. Современники отмечали обширные площади обрабатываемых земель, они писали также о железно-рудных, медных, серебряных рудниках, соляных разработках и особенно о добыче квасцов, широко применяемых в средневековом текстильном производстве и при выделке кож и потому пользовавшихся повышенным спросом у итальянских и иных торговцев Средиземноморья. Рассказы о жизни городов Малой Азии часто упоминают ремесленников, которые изготавливали шелковые и хлопчатобумажные ткани, обрабатывали металлы, дерево и камень, занимались производством керамики и выделкой ковров[2]. Работы анатолийских мастеров до сих пор привлекают путешественников, желающих полюбоваться сохранившимися от сельджукской эпохи коврами, парадными одеждами, изделиями из меди и серебра, облицовочной плиткой из монохромного фаянса, инкрустированным оружием. Появление целой сети караван- сараев на основных караванных путях, пролегавших через Конийский султанат, и многочисленных торговых помещений — ханов — в городах является свидетельством существования достаточно интенсивных торговых отношений, установленных как между отдельными районами страны, так и с различными государствами Азии и Европы, ставших залогом последующего роста путешествий в империи.

В XI в. на территории современной Турции появляются турки- сельджуки. В ходе многолетних войн ими была отвоевана почти вся территория полуострова, а размеры Византийской империи сузились до размеров самого города Константинополя, взятого турками в 1453 г. На территории Турции возникла Османская империя. За время своего существования Османская империя оказала огромное влияние на все аспекты жизни покоренных народов. Многие народы приняли мусульманскую веру, по всей империи распространились блюда турецкой кухни, турецкие сладости.

Постепенно шло накопление сведений о мире. Путешествие в Турцию становится важным средством формирования научных знаний, что особенно отчетливо видно на примере деятельности различных путешественников, которые оставляли потомкам большое количество интересных сведений о жизни древних турок. Мотивом путешествий также являлось удовлетворение познавательного интереса и насыщение впечатлениями от дорожных приключений, новых мест, ситуаций и встреч с разными людьми. В XIV в. арабским путешественником и купцом Ибн Баттутой (1304—1377 гг.) было совершено путешествие в Анатолию, где в этот период турки имели небольшие княжества — бейлики. Красота этих мест поразила путешественника, имевшего опыт посещения многих стран: «В Лазкии я сел на корабль одного генуэзца и отправился в Анатолию. Благодаря попутному ветру мы были в Анатолии спустя 10 дней. Первым городом, который я увидел в Анатолии, была Аланья. Края эти чрезвычайно прекрасны. Жители этих мест доброжелательны и гостеприимны. Живут они зажиточно. Кухня в этих местах превосходная». Ибн Баттута часто отмечает в своих заметках гостеприимство анатолийцев. Пишет он и об ахах — представителях ремесленных цехов, наперебой приглашавших его в гости: «На второй день пребывания в городе один из ахи подошел к моему другу Шеха- беддину и заговорил с ним по-турецки. Одет был этот человек в старую изношенную одежду. На голове у него была войлочная шапка. Сказанного им я понять не смог по причине невладения турецким. Шехабеддин спросил меня: “Ты понимаешь, что говорит этот достойный человек?44 Я ответил отрицательно. И тогда мой друг сказал, что человек в отрепье приглашает всех нас к себе на обед. Я возразил, что идти вряд ли следует, ибо этому человеку вряд ли будет по силам угостить всю нашу группу. На что Шехабеддин, улыбаясь, сказал, что возможностей у человека предостаточно, ибо он стоит над двумястами ремесленниками и является главой цеха ахи, в связи с чем наш визит никакого ущерба ему не нанесет». Похожая история приключилась в Ладике. Здесь две группы ахи буквально вступили друг с другом в единоборство, стремясь пригласить к себе арабских путешественников. Вот как описывает эту ситуацию Ибн Баттута: «Когда мы проезжали мимо рынка, оттуда выскочили какие-то люди, схватившие наших коней за уздцы. Другая группа попыталась помешать первой группе в их начинании, ввиду вышла драка. Я подумал было, что люди эти — грабители с большой дороги. К счастью, мимо проходил человек, говоривший по-арабски. Он-то и разъяснил нам, что дело совсем в другом: люди эти принадлежали к различным группам ремесленников, соревновавшихся за право приветить нас». Мехмет Айдыноглу (ум. в 1334 г.) был одним из беев, правивших в те времена в Анатолии. Он тоже посчитал за честь принять такого просвещенного человека, как Ибн Баттута. Вот что пишет последний о визите к Мехмету Айдыноглу: «Под ореховым деревом был накрыт великолепный пиршественный стол. Мы пообедали вместе с беем. Последний, увидев, что на столе нет овощей и пряностей, велел наказать своего казначея и поменять кушанья. После трапезы мы поднялись с беем по высокой лестнице и оказались в большом прекрасном зале с бассейном посередине. На каждом углу бассейна были установлены фигуры бронзовых львов, из пасти которых текла вода. У всех четырех стен зала были установлены тахты, обитые парчой. Несмотря на наличие в зале трона бея, он уселся вместе с нами на тюфяки, разложенные на тахтах. Вслед за этим нам сюда принесли золотые, серебряные и керамические сосуды с шербетом».

Ибн Баттуте удалось то, чего не удавалось сделать многим мусульманским путешественникам — посетить Стамбул. Один из беев, у которого Ибн Баттута побывал до посещения Стамбула, был женат на дочери византийского императора. Вот что пишет в этой связи арабский путешественник: «Въехали мы в Стамбул незадолго перед закатом солнца. Повсюду звенели колокола. Перед вратами в императорский дворец находилось множество слуг. Они стали кричать: “Сарацины, сарацины“ (т. е. “мусульмане, мусульмане". — Лет.), — и воспрепятствовали нашему проезду во дворец. Однако после того, как Билон Хатун разъяснила императору то, что мы ее сопровождающие, нас пустили во дворец. Нам дали комнату. Кроме того, по всему городу объявили, что мы можем посещать любую часть его». Ибн Баттута был принят императором, на которого путешественник произвел хорошее впечатление. В результате нашему герою дали возможность посетить любое облюбованное им место. И это при том, что в те времена иностранцы не могли разгуливать по городу так, как им заблагорассудится.

Путешественник пишет: «Император стал задавать нам вопросы о тех местах, где мы побывали — об Иерусалиме, священных местах, Египте, Ираке и так далее... Ввиду того, что рассказанное нами пришлось ему по вкусу, император отдал приказ дать нам охрану и хорошее помещение. Мне был также выдан прекрасный конь и один из личных телохранителей императора. Кроме того, была удовлетворена и моя просьба о предоставлении мне гида». Среди прочих достопримечательностей Стамбула Ибн Баттута посетил и Ая Софию. Правда, внутрь его не допустили. Тем не менее, путешественник сумел описать увиденное вокруг церкви: «Я просил дать мне особого провожатого для осмотра города. Мое желание исполнили, и несколько дней ходил я везде, осматривая все редкости. Самая большая церковь здесь Ая София, но я видел ее только снаружи, ибо перед дверьми ее находится крест, и каждый приходящий обязан целовать его, а без того не пустят в церковь. Говорил мне, что сию церковь основал Асаф, сын Варахия и племянник Соломона. Церквей, монастырей и других мест богослужения в Константинополе столько, что им нет числа»[3].

Странствия сопровождались рядом трудностей и опасностей, поэтому путешественники воспринимались как отмеченные и оберегаемые Богом люди. К любому странствию готовились основательно, а непосредственно перед походом обязательно проводились сложные обряды, уберегающие странников от всех бед. С формированием основных религиозных течений паломничество быстро становится массовым явлением, и зарождается один из популярных современных видов туризма — путешествие с религиозными целями. Группы паломников, совершающие шествия к храмам великих богов, и миссионеры, распространяющие собственное вероучение, органично вписались в культурный ландшафт древнего мира. Турция пользовалась невероятным успехом среди многочисленных паломников. Религиозные убеждения побуждали людей путешествовать к святыням, в места поклонения им.

В древней колыбели цивилизации Турции можно наблюдать и зарождение оздоровительного туризма. Уже в I в. до н. э. жителям было известно о чудодейственных силах местных источников. В это время в Турции особого расцвета достигла медицина, что привело к появлению и широкому распространению путешествий с целью лечения различных заболеваний, привлекавших европейских путешественников, ищущих исцеления. Так, с незапамятных времен люди использовали и целебные свойства грязей. Например, в древнем городе Каунос во времена Римского правления была построена грязелечебница. Лечение грязями пользовалось популярностью в древнем мире.

С начала XV в. страна служит примером растущего самосознания турецкого народа, пытающегося осмыслить свое место в жизни человечества и получить доступ к знаниям и достижениям во всех сферах жизни, как турецкого, так и иностранного происхождения, что в свою очередь прививало интерес к путешествиям и положительно повлияло на развитие туризма. Поскольку анатолийские эмиры и их приближенные, как правило, знали лишь родной язык, ими поощрялась переводческая деятельность, что способствовало появлению большого количества переводной литературы, причем не только религиозного или художественного содержания, но и научной. Можно отметить выполненные для Умур-бея Айды- ноглу (1309—1348 гг.), второго эмира эмирата Айдын, переводы арабских назидательных историй «Калила и Димна», сокращенное изложение поэмы персидского поэта Саади (ок. 1219—1293 гг.) «Бустан», сочинение арабского ветеринара XIII в., в котором систематизированы данные о травах и способах лечения ими лошадей. Среди сохранившихся в библиотеках Турции рукописных книг того времени особенно много медицинских трактатов, трудов по философии и теологии, юридических сочинений и дидактических наставлений для правителей, что свидетельствует о широте интересов представителей правящей элиты и их стремлении приобщиться к достижениям культуры античной эпохи и современного им мусульманского мира.

Таким образом, уже в эпоху Древнего мира путешествия в Турции получили распространение. В этот период расширяются познания населения Турции об окружающем их мире, развивается интерес к странствиям, зарождаются первые формы туризма. В становлении и развитии туризма и путешествий в Турции сыграли заметную роль межкультурные контакты эпохи древнейших цивилизаций. С усовершенствованием хозяйственной деятельности усложнялась социальная структура первобытных коллективов, менялась мотивация миграций. Но сами миграции в Турции были составной частью образа жизни в эпоху древнего мира.

На протяжении всего Средневековья существовал еще один тип странствий — паломничество. Религиозные убеждения явились одним из главных мотивов путешествий, хотя Турция считается мусульманской страной, и большинство жителей здесь исповедуют исламскую религию. Но христиане здесь тоже есть, хотя их немного. В то время на территории турецких земель находилась православная Византийская империя, откуда христианство пришло на Русь. До нашего времени сохранилось немало доказательств возникновения и существования христианской религии на турецких землях. Территория современной Турции содержит еще не до конца изученные сокровища духовного наследия древней Византии, являющиеся свидетельством мастерства храмостроительства и церковно-прикладного искусства, жизни и подвигов многих православных святых первых веков христианства.

Приморский город Анталья, расположенный на южном побережье Малой Азии, назывался в библейские времена Атталией, которая входила в подвластную с 103 г. до н. э. римлянам провинцию Памфилию (Деян. 27 : 5), занимавшую в южной части Малой Азии узкую полосу земли между Киликией на востоке и Ликией на западе. Ее пересекали отроги Тавра и орошали горные реки. Памфилийцы — это смешанный народ, состоящий из киликийцев, финикийцев и греков. Известно, что иудеи из Памфилии посещали Иерусалим, чтобы принять участие в празднике Пятидесятницы и послушать проповедь Петра и других апостолов (Деян. 2 : 10). В районе Калеичи находятся развалины древней византийской церкви («Панагии», V в.), на фундаменте которой в XII в. мусульманами была построена мечеть Джума (Пятничная), а рядом возвели минарет.

«Деяния святых Апостолов» повествуют о двукратном посещении апостолом Павлом порта Атталии во время своего первого миссионерского путешествия (Деян. 14:25).

Апостол Павел сыграл ключевую роль в проповеди христианства в Малой Азии и на Западе. К этому его подтолкнула, как считают историки Церкви, в 33 г. чудесная и перевернувшая всю его жизнь встреча с воскресшим Иисусом Христом по дороге в Дамаск.

В первое миссионерское путешествие родившийся в Тарсе Павел отправился в 45 или 46 г. из Селевкии (Селевкии Пиерии) — портовой гавани Антиохии Сирийской, в настоящее время расположенной на территории Турции, недалеко от границы с Сирией. Вместе с Павлом на Кипр отплыли Варнава и его племянник Иоанн Марк (Деян. 13:4), позже отставший от них во время этого путешествия.

Варнава (Бар Набба), «сын утешения» — таково было прозвище родившегося на Кипре левита по имени Иосия — христианина, состоявшего членом иерусалимской общины. Узнав об успешном распространении Слова Божия в Антиохии, эта община послала туда щедрого и добросердечного Варнаву, чтобы он посодействовал в Антиохии новым христианам. Варнава отправился в расположенный на Киликийской равнине город Таре с намерением попросить о помощи новообращенного Павла, вернувшегося в отеческий дом после своего обращения в Дамаске. Варнава ввел Павла в среду апостолов (Деян. 9 : 26) и позднее привел его из Тарса в Антиохию, где они пробыли приблизительно до 45 г.

Родной город апостола Павла — Таре — обозначен на современной карте Турции как Тарсус (тур. Tarsus). Он расположен на реке Тарсус-чай (в древности — Кидн) в 16 км от Средиземного моря в южной провинции Мерсин. Основанный ассирийским царем Сеннахирибом (705—681 гг. до н. э.) Таре в древности был главным городом Киликии. Иудеи этой земли имели свою собственную синагогу в Иерусалиме (Деян. 6 : 9). На родину Павла, в Таре Киликийский, христианство пришло из Антиохии Сирийской. По преданию, одним из первых христиан этого города был Иасон — один из 70 апостолов, ученик св. апостола Павла. Он также происходил из Тарса и был поставлен в нем своим учителем во епископа. История Тарса связана и со священномучеником Иулианом Ана- заврским, или Тарсийским (ум. между 305 и 311 гг.), пострадавшем в Антиохии Сирийской при императоре Галерии Максимиане (305—311 гг.). Сохранились сведения, что уже в первые века христианства мощи почитаемого Православной и Католической Церквами священномученика Иулиана прославились чудесами.

В истории Церкви известны также христианский подвижник из этого города, преподобный Адолий Тарсянин, или Иерусалимский (IV в.), и пострадавший при императоре Диоклетиане (284—305 гг.) мученик Диомид Тарсянин (ум. в 311 г.), лечивший не только от телесных, но и от душевных болезней. Он просветил верой во Христа и крестил многих язычников. Его память отмечается в календаре 16/29 августа.

В городе Тарсе родилась и св. Пелагея (Пелагия), также пострадавшая за Христа в 287 г. во время правления императора Диоклетиана.

Пергия на реке Кестрос, была первым городом, который по прибытии в порт Атталии посетили Павел, Варнава и сопровождавший их Иоанн Марк. Город стоял на торговом пути, ведущем из Киликии через Атталию в Писидию. Пергия, где апостол Павел начал свою евангельскую проповедь на территории Малой Азии, неоднократно упоминается в книге «Деяния святых апостолов». На обратном пути в Антиохию они проповедовали здесь Евангелие (Деян. 14 : 25). Святой апостол посетил Пергию также во время своего второго миссионерского путешествия, на этот раз вместе с апостолами Силой и Тимофеем.

В 333 г. до н. э. Пергия была захвачена Александром Македонским, а после его смерти — селевкидами и пергамцами. Во II в. Пергия попала под влияние Римской империи и в IV в., подчинившись Византии, приняла христианство. В древности в Пергию можно было въехать с трех сторон. Развалины главных южных ворот, по соседству с которыми находились две базилики, сохранились до наших дней. В Пергию приезжают туристы, чтобы полюбоваться сохранившимися древним зданием стадиона, на арене которого, по мнению экспертов-историков, «приносились в жертву христиане», зданием театра, где «мог проповедовать апостол Павел», а также алтарной стеной христианского храма, воздвигнутого в VI в. и освященного во имя св. апостола Павла, но разрушенного в Средние века.

Как уже отмечалось выше, в свое первое путешествие Павел, Варнава и Марк сначала отплыли на Кипр (Деян. 13 : 4) из древней Селевкии (Селевкии Пиерии), руины которой находятся в современной турецкой провинции Хатай на месте приморского поселка Чевлик (?evlik), вблизи города Самандаг (Samandag). Морские путешествия в новозаветные времена сопровождались такими же трудностями, как и в библейские. Средиземное море контролировалось римлянами. Предположительно, Павел и его спутники плыли на корабле с зерном или другими продуктами, отправившемся в путь в конце сентября или начале октября, следуя относительно безопасному морскому маршруту (Деян. 13 : 4). Сами рассказы о морских путешествиях, приведенные в «Деяниях святых Апостолов», читаются словно вахтенный журнал. По мнению экспертов, они являются самыми захватывающими повествованиями о путешествиях во всей древней литературе.

Селевкия (ныне Силифке), построенная в 300 г. до н. э. Селев- ком I Никатором — основателем династии Селевкидов — и названная им в свою честь, была морским портом сирийской столицы Антиохии (Антиохии Великой), прилегающей к устью реки Оронт (ныне Эль-Аси). Селевкия Пиерия была рано обращена в христианство. Сохранились сведения, что во времена походов крестоносцев этот известный в Малой Азии портовый город назывался «Святой Симеон». Такое название связано с тем, что в окрестностях

Антиохии находится так называемая Дивная гора, где подвизался родившийся в 521 г. в Антиохии преподобный Симеон Столпник (Младший, Дивногорец). Туристов здесь привлекают сохранившиеся развалины древнего монастыря, построенного, по преданию, св. Симеоном на Дивной горе. Возле Силифке 10 июня 1190 г. при переправе реки Селиф упал с коня участвовавший в Третьем крестовом походе в Святую Землю император Священной Римской империи Фридрих I Гогенштауфен (1122—1190 гг.), имевший прозвище «Барбаросса». Император упал с коня, был подхвачен течением реки и захлебнулся в воде. В других источниках встречается, впрочем, другие названия реки Селиф — Гёксу и Каликадн. Город знаменит еще и находящейся в его окрестностях пещерной церковью, где, согласно церковному преданию, долгие годы жила преследуемая языческими жрецами раннехристианская святая, почитаемая в лике равноапостольных, первомученица Фёкла (30-е гг. I в. — II в.). По другой легенде, пещера св. Фёклы расположена в небольшом сирийском городе Маалула в 55 км к северо-востоку от Дамаска.

Почти на самой юго-западной границе Турции с Сирией находится Антиохия Сирийская (в древности Антиохия-на-Оронте) — самый знаменитый из 16 городов эллинистического мира, носивших имя Антиохия. В настоящее время — это город Антакъя, центр турецкого ила Хатай. При римлянах Антиохия была административным центром Сирии и третьим по величине городом Римской империи после Рима и Александрии. Здесь была крупная иудейская община, город являлся также культурным центром. После гибели первомученика Стефана гонимые христиане бежали из Иерусалима в Антиохию. С этого момента и начинается история одной из самых крупных и деятельных раннехристианских Церквей. Здесь многие местные жители были обращены в христианство. Именно в эту митрополию неизменно возвращался Павел после своих миссионерских путешествий (Деян. 15 : 35). Из Атталии морем возвратились Павел и Варнава в Антиохию, откуда и начали свое первое путешествие. Они собрали в городе все общество христиан и поведали ему, «что сделали не они сами, а Бог через них». Больше года Павел и Варнава наставляли здесь новообращенных.

По сказаниям, сохранившимся у древних церковных писателей Евсевия Кесарийского (ок. 265—340 гг.), Софрония Евсевия Иеронима (342—419 или 420 гг.), Феофилакта Симокатты (580—630 гг.), в Антиохии родился сподвижник апостола Павла — св. апостол и евангелист Лука. В городе жил и учитель Симеон, «называемый Нигер» (Деян. 13 : 1) — учитель Антиохийской Церкви. Вероятно, он был африканцем и, может быть, тем самым Симоном Киринея- нином, который нес крест Иисуса Христа. Известен был и другой учитель Антиохийской Церкви — Манаил, бывший совоспитанник четвертовластника Ирода Антипы (Деян. 13 : 1).

Славу этому городу добавили епископ Антиохийской Церкви, св. Игнатий Богоносец (ум. в 107 г.) и почитаемый в лике препо- добномучеников пресвитер Лукиан Антиохийский (ум. в 312 г.), создавший известную богословскую школу. Из Антиохийской Церкви вышли многие святые: родившийся в Антиохии святитель Иоанн Златоуст (ум. в 407 г.); преподобный Иоанн Дамаскин (ум. ок. 780 г.); преподобный Иларион Великий (ум. ок. 371 г.); преподобный Ефрем Сирин (ум. ок. 373 г.) и мн. др.

В 268 г. на Антиохийском соборе был осужден епископ Павел I Самосатский (ум. в 275 г.), отрицавший божество Иисуса Христа. С 451 г. Антиохийская Церковь приобрела статус Патриархата, в конце V — начале VI в. она была ослаблена монофизитской смутой. С 637 г. Церковь попала под власть арабов, а в начале XVI в. — турков. Однако Антиохийская Православная Церковь существует до сих пор, но ее центр еще в Средние века был перенесен в Дамаск.

В 526 г. древняя Антиохия была уничтожена сильным землетрясением. В 1098—1268 гг. город стал столицей созданного крестоносцами Антиохийского княжества. После его падения и сама Антиохия пришла в упадок, после завоевания турками в 1516 г.

Одной из самых известных достопримечательностей окрестных мест современного города является церковъ-грот св. апостола Петра, устроенная на склоне горы Сетирис. По преданию, именно здесь в новозаветные времена «учили немалое число людей» Варнава и Павел, проповедовал апостол Петр. В турецких справочниках-путеводителях эта церковь-грот значится как «самая первая христианская церковь»; якобы слово «христиане» впервые вошло в употребление тоже именно здесь. Первое известное упоминание термина (в значении — последователи Иисуса Христа) в контексте священных писаний можно обнаружить в «Деяниях святых апостолов» (11 : 26), где говорится: «...ученики в Антиохии в первый раз стали называться Христианами».

Многочисленные паломники и сейчас посещают достопримечательности страны, памятники давно минувшей эпохи, православные святыни. Во времена Византийской империи Константинополь был городом с особым духовным смыслом. Здесь паломники посещают монастырь св. Георгия Победоносца и резиденцию Константинопольского Патриарха Варфоломея в историческом районе Фанар, названного в честь некогда находившегося здесь главного маяка столицы Византийской империи. Патриарший храм, где хранятся многочисленные святыни — столб бичевания Иисуса Христа, мощи св. Евфимии, святителей Григория Богослова и Иоанна Златоуста, блаженной царицы Феофании, чудотворные иконы Богородицы — собирает тысячи паломников со всего света. Здесь, по преданиям, был прикован Иисус Христос перед пытками, часть кольца на колонне так и продолжает там находиться, являясь свидетельством мучений Спасителя. В храме можно поклониться мощам св. Евфимии, Соломонии, Феофании, погибших за святую веру. Рядом расположенный Живоносный источник притягивает целительной силой своей воды, и если к самому ручью пускают лишь по праздничным датам, то в притворе храма всегда стоят бутылки с животворной водой, болящие и страждущие приходят сюда за здоровьем и умиротворением.

Недалеко находится Влахернская церковь Богородицы, построенная над источником в V в., знаменитая тем, что в ней хранились часть пояса, риза и головное покрывало Пресвятой Богородицы. Восточное христианство в особенности почитает эту церковь, в ней происходили явления Богоматери, защищавшей город, а самой иконе Богоматери приписывается неоднократное спасение жителей во время осады вражескими войсками. Кроме того, риза Богоматери, погруженная в море в 864 г. во время нападения руссов, вызвала шторм и отбросила их корабли, обратив их в бегство.

Софийский собор, превратившийся из церкви в мечеть, до сих пор остается почитаемым, христианство признает его значимость; эта святыня, какой бы вере ни принадлежала, несет в себе историю народа. До 1204 г. сюда съезжались паломники, чтобы припасть к так называемой Туринской плащанице. Богато украшенная росписями, фресками и мозаиками, сохранившими христианские мотивы далекого прошлого, мечеть и сейчас является популярным местом, паломничество сюда считается важной и сокровенной миссией. «Плачущая колонна», прикосновение к которой, по преданию, осуществит загаданное желание, и «холодное окно», около которого всегда прохладно, интригуют туристов и паломников.

Местом паломничества в Турции является и древний город Эфес. Именно здесь находился один из первых мировых центров христианства. В Эфесе проповедовал любимый ученик Христа, апостол Иоанн, которому церковная традиция приписывает авторство одного из четырех канонических текстов Евангелия. Из Эфеса он руководил жизнью христианских общин в городах Малой Азии — Смирне, Пергаме. Согласно легенде, апостол Иоанн окончил свои дни в Эфесе, когда ему исполнилось 99 лет. Как-то в воскресенье он по заведенному порядку собрал людей в церкви, построенной в его честь. После проповеди Иоанн попросил выкопать яму рядом с алтарем, а вырытую землю вынести из храма. Когда его пожелание было исполнено, он спустился в яму, простер руки к небу и прочитал молитву. Внезапно на Иоанна снизошел небесный свет, и он исчез. На месте кончины Иоанна действительно существовала небольшая базилика, перестроенная в VI в. по приказу императора Юстиниана. Развалины храма сохранились до наших дней. Их можно увидеть в близлежащем городе, Сельчуке, у холма, на вершине которого высится крепость византийских времен.

Еще одним местом паломничества в районе Эфеса является домик Девы Марии. Он находится в 4 км от древнего Эфеса, на высоте 358 м. По преданиям, сохранявшимся с давних времен у жителей Эфеса, именно в этих местах завершила свой земной путь Богоматерь. У местных христиан существовал обычай посещать спрятанную в горах часовню в день праздника Успения Пресвятой Богородицы.

История распространения христианства оставила в Эфесе еще одно свидетельство. Это памятник христианским мученикам, который называют «Семь спящих юношей». В легенде рассказывается, как при императоре Деции в Эфесе семь юношей были брошены в подземелье на долгую мучительную смерть. Когда через 200 лет, при Феодосии II, темницу открыли, то обнаружили, что юноши остались живы. Все это время они спали.

Паломничество, которое во многих религиях является важным элементом, дало дальнейший стимул к развитию путешествий и росту предприятий гостеприимства. Со временем, в связи с массовыми путешествиями купцов, ремесленников, а также многочисленными в средневековье паломниками, появились новые мотивы путешествий и снова начали развиваться разнообразные формы предоставления приюта. Религиозные путешествия и сегодня играют важную роль в системе международного и внутреннего туризма Турции, поскольку в этой стране сохранились культурнорелигиозные центры, которые естественно привлекают паломников и путешествующих с религиозными целями как места сосредоточения святынь.

В эпоху Нового времени ослабляются религиозные мотивы, и усиливается индивидуальный характер и образовательная направленность путешествий. Представители привилегированного класса совершают лечебные путешествия к целебным источникам. С этого времени возрождается популярность известных с древности минеральных источников.

В XIV—XVII вв. развитию туризма способствовали морские путешествия и великие открытия. Крупные произведения были созданы турецкими авторами в области морской географии. Турецкий мореплаватель, поэт и писатель Сиди Али-реис является автором законченного в 1554 г. труда с сокращенным названием «Мухит» («Океан»). В нем дано описание Индийского океана. Свой труд Сиди Али-реис создал, пользуясь сочинениями широко известных до него арабских мореплавателей и географов Ахмада ибн Маджида и Сулеймана. Вместе с тем Сиди Али-реис добавил к ним много оригинальных сведений, черпая их из своего богатого опыта мореплавателя в морях Турции. Ему же принадлежит и другой географический труд — «Мират ал-малик» («Зеркало стран»), в котором описаны его четырехлетние скитания по странам Востока (Индии, Афганистану, Астрахану, Ирану и т. д.).

Еще большее значение для географической науки, притом не только турецкой, но и мировой, имели труды другого турецкого мореплавателя — Пири-реис. Его имя точно не известно. Предполагают, что его звали Мухиддин бен Мехмед. Пири — его литературный псевдоним, а слово «рейс» говорит о том, что он был морским капитаном. Уже в конце XV в. он принимал участие в морских сражениях, а в начале XVI в. как командир турецкого флота оспаривал у Венеции господство на Средиземном море, называвшемся тогда морем Турции. Пири-реис прославился морским атласом «Бахрийе», который был закончен в 1523 г. и преподнесен султану Сулейману Кануни. «Бахрийе» содержит описание на турецком языке Средиземного и Эгейского морей: всех берегов, бухт, гаваней, проливов, крепостей, построек и др. Этот морской атлас был необходимым справочником для парусного плавания из Турции по Эгейскому и Средиземному морям, а также по турецкому Черному морю. Для своего труда Пири-реис использовал венецианские карты, но не слепо, а критически; он внес в них и в сопровождавшие их тексты исправления и добавления, основываясь на собственном богатом опыте. Венецианские карты, использованные Пири-реи- сом, не дошли до нас, поэтому его труд ценен еще тем, что сохранил для науки достижения итальянских мореплавателей.

Велико значение и другого картографического труда Пири- реиса — карты мира, составленной им в 1513 г. и поднесенной в 1517 г. султану Селиму Грозному. Сохранилась только половина этой карты, охватывающая Атлантический океан с Америкой и западный край Старого Света. При составлении своей карты мира автор использовал 14 карт, в том числе четыре португальские, из которых одна принадлежала Христофору Колумбу. Последняя попала к Пири-реису в 1501 г. вместе с военной добычей с захваченного им в турецком Средиземном море корабля. Карта Колумба не сохранилась и стала достоянием науки лишь благодаря Пири- реису.

Имя турецкого мореплавателя Пири-реиса в числе немногих турецких имен вошло в историю мировой географический науки. Необходимо отметить, что труды Пири-реиса указывают на связь турецкой географической науки того времени не только с арабской, но и с западной традицией.

В 1598 г. было закончено крупное турецкое географическое сочинение «Маназир ал-авалим» («Зрелище миров»). Его автор, Мехмед Ашык, родившийся в Трабзоне в семье учителя в 1555 г., объездил Румелию и Анатолию, бывал и за пределами своей страны, а в 1596 г. обосновался в Дамаске, предварительно оплыв все моря, омывающие Турцию. Его труд — типичное средневековое мусульманское сочинение по космографии, построенное в основном на арабских источниках. Все достижения географии Запада оста- зо лись чужды автору. Он даже не упоминает о великих географических открытиях.

В XVII в. Турция дала географической науке двух крупных своих представителей — Хаджи Халифу и Эвлия Челеби. Хаджи Халифа (1609—1657) оставил большой географический труд «Джиханнума» («Зеркало мира»; другое название, предложенное академиком И. Ю. Крачковским, — «Всеобщая космогония»). Это труд по всеобщей географии, содержащий также описание различных районов и городов Османской империи. В его основу легли главным образом арабские источники, но с привлечением западных. Этот труд не был закончен. Он носит компилятивный характер, но все же имеет большое историко-культурное значение. Даже на Западе тогда не предпринималось попыток сопоставить географические данные европейской и мусульманской науки. Труд ценен также сведениями по географии Османской империи, в том числе впервые представлены сведения о Мертвом море в Турции, которые изложил Хаджи Халифа на основании собственных наблюдений. За свои географические труды Хаджи Халифа признан крупнейшим географом Ближнего Востока XVII в.

По мере развития Турции в XVIII — начале XIX в. все чаще путешествующие предпринимали туры с целью отдыха и образования. Однако, несмотря на различные цели путешествий, они объективно расширяли географические и научные познания человека. Отличительными чертами путешествий до середины XIX в. можно назвать примитивизм средств передвижения; тот факт, что путешествия были не самоцелью, а необходимым условием и средством для достижения собственно цели, например, успехов в торговых делах, расширения образовательного кругозора, лечения, паломничества.

  • [1] С V—IV вв. до н. э. вся Малая Азия носила название «Анатолия».
  • [2] См.: Еремеев Д. Е. История Турции в Средние века и Новое время. М., 1992.
  • [3] Ибн Баттута. Подарок наблюдающим диковинки городов и чудеса путешествий: путешествия по Золотой Орде и Средней Азии // Арабские источники XIII—XIV вв. по этнографии и истории Африки южнее Сахары. Т. 4. / отв. ред. В. А. Попов.М. : Восточная литература, 2002.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >