BIM-технологии в архитектурном образовании

В современном мире без цифровых технологий, интегрированных в строительную отрасль, полноценное развитие проектного потенциала невозможно [114]. Будущее за BIM-технологиями, которые могут кардинально трансформировать архитектурное образование, а также все смежные специальности, связанные с вопросами проектирования знаний, взаимоотношений строителей и других участников строительной отрасли, задействованных в реализации строительных проектов в единый строительный продукт. В этой статье рассматривается основа для интеграции BIM как акроним цифровой среды в архитектурном образовании, а также в проектном управлении строительством.

28 июля 2017 г. в России распоряжением Правительства РФ № 1632-р утверждена программа «Цифровая экономика Российской Федерации», где сказано, что «численность подготовки кадров и соответствие образовательных программ нуждам цифровой экономики недостаточны. Имеется серьезный дефицит кадров в образовательном процессе всех уровней образования. В процедурах итоговой аттестации недостаточно применяются цифровые инструменты учебной деятельности, процесс не включен целостно в цифровую информационную среду» [115].

Программа предусматривает и целевое финансирование развития цифровой среды в вузах, когда стратегия BIM, будучи элементом и инструментом цифровой среды, рассматривается как одна из самых амбициозных и продвинутых правительственных программ для внедрения использования BIM во всех проектах общественного строительства, финансируемых централизованно.

  • 19 июля 2018 г. Президент России В. В. Путин дал Поручение председателю Правительства Д. А. Медведеву в срок до 1 июля 2019 г. реализовать программу по внедрению BIM как наиболее перспективную систему информационного моделирования в строительстве [116]. В поручении простыми, но очень выверенными словами дано поручение обеспечить:
    • — переход к системе управления жизненным циклом объектов капитального строительства (далее — система управления) путем внедрения технологий информационного моделирования;
    • — применение типовых моделей системы управления (проектной, строительной, эксплуатационной и утилизационной) в первоочередном порядке в социальной сфере;
    • — утверждение показателей эффективности системы управления;
    • — принятие стандартов информационного моделирования, а также гармонизацию ранее принятых нормативно-технических документов с международным и российским законодательством;
    • — формирование библиотек типовой проектной документации для информационного моделирования;
    • — подготовку специалистов в сфере информационного моделирования в строительстве;
    • — стимулирование разработки и использования отечественного программного обеспечения для информационного моделирования зданий и сооружений.

Впервые на столь высоком уровне поднят вопрос о внедрении технологии, а главное, о подготовке кадров для работы в BIM-среде. Это практическое указание Министерству образования и науки активно включаться в решение вопроса по существу, а для вузов информационное моделирование становится такой же важной задачей, как и показатели по успеваемости и всевозможные рейтинги. В целом Поручение предполагает участие в решении указанных вопросов многих ведомств и министерств, но в основном Минстроя России. Теперь Минстрой просто обязан уже в своих внутренних документах раскрыть суть показателей финансирования программ. И если контроль назначен ровно через год, понятно, что внедрить за такой срок BIM как цифровую среду невозможно, но вполне реально полноценно запустить начало реализации, а главное, переломить ситуацию относительно включения технологии в учебный процесс.

Но кроме очень важных правительственных поручений необходимо понять роль архитектуры и архитектурного менеджмента в специализированном образовании. Если учесть, что архитекторы обеспечивают центральную роль в продвижении и популяризации BIM-моделирования в частном и государственном секторе строительной индустрии, то основной задачей становится срочная адаптация всех учебных программ подготовки кадров для В1М-среды и специалистов новой формации. Для этих целей нужно определиться, чем является BIM — программным продуктом или процессом производства архитектурно-строительного проектирования, создания проектного продукта?

Дело в том, что в академическом сообществе наблюдается сопротивление активному внедрению цифровой новации. Можно нередко слышать, что учебные планы подготовки архитекторов и так перегружены и нет места для нового учебного контента, что методология BIM не совместима с творческим процессом архитектурного мышления. Нередко можно услышать и то, что BIM основан на технических навыках, а не творческих началах.

Однако это далеко не так. Процесс создания геометрической формы в плоской, двухмерной или трехмерной проекции совершенно одинаковый. Разница только в инструментах переноса придуманной формы из ментальной карты автора на другой носитель, доступный для визуализации. Классика — это карандаш, бумага и законы перспективы, позволяющие представить двухмерные изображения в трехмерном виде. BIM-моделирование сразу объединяет технический навык воспроизводства геометрических форм в трехмерные модели и дает возможность сохранить информацию о геометрии на протяжении всего жизненного цикла проекта — от задумки до вывода строительного объекта из эксплуатации. Поэтому представление о BIM как о исключительно программном, прикладном продукте является очень поверхностным подходом. Новая технология дает практическую возможность моделировать как геометрическую, так и негеометрическую информацию о проекте сразу после переноса мысли в цифровую среду.

Мыслительный процесс приносит максимальную эффективность, если представления о геометрической форме моделируются и визуализируются должным образом и основное внимание сосредотачивается на принципах, в основе которых лежит концепция «интегрированного проектирования и реализации проекта», поэтому изменения в учебной программе не будут устаревать каждый раз, когда разрабатывается новая технологическая версия BIM. Соответственно, учебные планы как концептуально, так и технологически органично будут встраиваться в существующие педагогические программы архитектурного образования.

Исходя из выше сказанного, можно сформулировать, что BIM — это информационный строительный проект, или цифровое представление о физических и функциональных характеристиках строительного объекта, создающее общий ресурс знаний для получения информации о нем, а также для принятия решений в течении всего жизненного цикла строительного продукта — от эскизного концептуального предложения до сноса здания или сооружения.

Однако остается открытым вопрос о том, что является мотиватором и основанием для интенсивного перехода архитектурного образования в цифровую среду BIM. Как, не ломая сложившийся на протяжении столетий процесс научения архитекторов, обеспечить переход в новую, трехмерную цифровую среду моделирования?

Скорее всего дело в том, что, когда образ ментально уже готов и устоялся, перенос его на любой носитель зависит от навыков и цены. Сегодня уже никто не будет спорить с тем, что BIM технологично автоматизирует сам процесс переноса и формирования необходимого объема документации, достаточной для строительства и эксплуатации строительных объектов. Значит, дело не в BIM-технологии при создании проектной документации, а в BIM-рефлексии творческой личности, осуществляющей «придумывание» того, что называется «новым архитектурным образом». Именно в этой плоскости находится сращивание «ментального образа и визуального образа», между технологической цифровой средой и творческой цифровой средой. Кроме того, сегодняшнее неприятие BIM педагогами-архитекторами связанно с устоявшимся мнением, что искусственный интеллект лишен творческого начала, а творчество и связанное с ним сомнение — прерогатива человека. Нет смысла спорить, но прогресс идет вперед, и технологическая составляющая сегодня значительно опережает педагогическую науку в архитектуре [117].

Другими словами, человек, в силу своего доминирования над искусственным интеллектом, в процессе технологической трансформации активно сопротивляется на подсознательном уровне в пользу скептики в отношении к применению BIM в архитектурном образовании. В ход идут аргументы о сложности и неоправданной дороговизне образовательной инфраструктуры и об отсутствии квалифицированных педагогических кадров, о том, что все и так хорошо, зачем же менять.

Но никто уже не спорит с тем, что BIM сегодня является единственным предложением по технологическому решению проблем строительной отрасли в снижении затрат на производство строительного продукта [118]. И задача отраслевой педагогической науки — обеспечить подготовку кадров для реализации перехода в цифровую экономику. С точки зрения автоматизации процесса проектирования, осмечивания и даже управления строительством особых вопросов о целесообразности BIM не возникает. Проблема в организации обучения с использованием новой цифровой среды BIM именно среди архитекторов. Это скорее методологический аспект проблемы о внедрении инноваций в образовании, упомянутый Георгием Щедровиц- ким в работе «Педагогика и логика» [119]. Вслед за Щедровицким И. Н. Семенов в статье «Развитие системодеятельностной методологии и ее воздействие на психологию рефлексии» проанализировал проблему с точки зрения современных вызовов [120]. В работе впервые с системно-науковедческих позиций ставится и конструктивно решается проблема периодизации в российской философско-психо- логической мысли, разработки методологической проблематики психологического познания. Предлагается концептуальная схематизация истории российской методологии в виде системы этапов и достижений ее поступательного развития. Обобщается опыт разработки современной психологии и рассматривается на материале как методологического анализа истории изучения творческого мышления, так и концептуального синтеза методологических средств экспериментального исследования рефлексивности мыслительной деятельности с помощью специально разработанных в Московском методологическом кружке оригинальных исследовательских методов.

Это, конечно, очень важные и глубокие выводы, но они не отвечают на главный вопрос: а что же такое архитектурное BIM- образование? Как наладить образовательные процессы, связанные с обработкой и созданием моделей, перегруженных информацией? Как найти новые способы работы с другими заинтересованными сторонами архитектурного образования, такими как сопромат или организация строительства, когда требуется переориентация дисциплинарных ролей и обязанностей в возможности для новых дополнительных ролей среди архитекторов? Очевидно, что эти изменения уже становятся серьезными проблемами, связанными с обучением и образованием архитекторов, которые не могут быть решены просто путем добавления нового контента и новых навыков в существующую учебную программу на архитектурном факультете. Просто переписать рабочие учебные программы недостаточно. Требуется переосмысление всего подхода к подаче учебного материала уже на рефлексивном уровне между студентом и преподавателем.

Хотя в современной российской и международной практике существует много инновационных и успешных внедрений В1М-технологий в проектирование и управление в строительстве, архитектурное образование медленно реагирует на новшество. Можно предположить, что есть два блока сопротивления педагогическим инновациям. Один из них связан с системой ценностей, глубоко встроенных в его профессиональную культуру. Другой основан на характере архитектурного образования как сложившегося комплекса культурного и интеллектуального капитала. Соответственно, профессиональное образование в архитектуре не только обеспечивает необходимый эпистемологический и культурный контекст для архитекторов, но также помогает определить социальный и профессиональный контекст, в котором архитекторы создают творческие новации в строительной отрасли. Хотя и существуют различные позиции, которые занимают различные школы архитектуры, всегда существовали невысказанные, почти анонимно принятые культурные нормы и кодексы относительно того, как архитекторы ассоциируются с остальной частью строительной отрасли и внутри общества в целом[1].

Несомненно, это означает, что BIM — не просто новая технология. Если бы это был еще один САПР или еще одна технология, то преподаватели-архитекторы, благодаря своему высокому творческому потенциалу и опыту проектирования, уже первыми приняли бы и отстаивали бы новации вычислительного «программного обеспечения для цифрового проектирования» как на практике, так и в разных школах архитектуры. Но BIM имеет неявное противоречие относительно того, как сектор должен или может быть перестроен, реструктурирован и работать вместе с обучением творчеству. Это, вероятно, лежит в основе одной из причин сопротивления педагогов-архитекторов. То есть новая формация В1М-архитекторов еще не сложилась и не была зафиксирована в методологии образовательного процесса. Но BIM не является фиксированной или законченной концепцией или методологией. Это технология, которая постоянно обновляется и развивается для удовлетворения потребностей строительной отрасли, уступая место появлению новых концепций и идей на постоянной основе.

Не менее обоснованной причиной сопротивления повсеместного внедрения цифрового проектирования в архитектурном образовании является вопрос о том, как интегрировать то, что еще теоретически и практически не осмысленно. Образовательная система подготовки архитекторов исторически основана на установленных теоретических и дискурсивных моделях подготовки кадров высокого уровня. Существуют различные вопросы, на которые невозможно дать ответ с помощью только управленческих решений на уровне вуза.

  • — Как изменится статус вуза в процессе аккредитации и не помешает ли новация уже запущенным процессам?
  • — Каким образом нынешний ППС будет адаптироваться к новым навыкам и знаниям, необходимым для быстрого и специфичного перехода на новые формы подачи учебного материала?
  • — Может ли творческое художественное выражение архитектурной мысли сосуществовать совместно с практикой BIM- образования?
  • — Может ли вуз сохранить и защитить наработанные десятилетиями культурные и профессиональные ценности в новом цифровом плюрализме?
  • — Не приведет ли обилие компромиссов к ослаблению архитектурной школы СПбГАСУ?
  • — Не потеряется ли культура архитектурного проектирования в среде, где господствуют цифры, время и деньги?

Исходя из поставленных вопросов, можно предположить, что полноценная интеграция BIM-технологий в учебный процесс подготовки архитекторов — это не просто новая модная тема, которая должна быть добавлена к существующей учебной программе. BIM как архитектурное образование должно быть встроено на основе концепции постепенной и прогрессивной интеграции, а не подходом «добавить и перемешать». Она должна быть связана с остальной частью учебного плана, и ППС должен иметь возможность принять этот новый метод и технологию в непрерывном режиме дискуссии, повышения квалификации в цифровой среде проектирования. Преподаватели должны идентифицировать информацию относительно того, как дела обстояли в прошлом, как они идут теперь и как они поменяются с помощью новых инструментов и методов работы [121].

Чтобы полноценно запустить процесс цифровизации образования в деле подготовки архитекторов, ППС должен быть уверенным в собственной компетентности и в своих возможностях в качестве архитектора, а главное, понимать потенциальные возможности от внедрения новых технологий. Единственный существующий алгоритм — это научная дискуссия посредством задания темы в научных публикациях, конференциях и только потом перенос нового метода и технологии в учебный процесс архитектурного образования. Будет ли архитектурное образование использовать В1М-технологии как тренд исключительно в качестве бенефициара или станет одной из движущих сил в этой трансформации отрасли, зависит от позиции руководства вуза и общего фона заинтересованности ППС. Сегодня у архитекторов действительно есть шанс с помощью BIM вернуть статус первичного и главного мастера-строителя, как это было всегда на границе техники и эстетики, строительной науки и социологии.

  • [1] Дискуссия о BIM. Режим доступа: URL: http://papers.cumincad.org/cgi-bin/works/Show?_id=ecaade2013_034 (дата обращения: 22.09.2018).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >