Мерные основания регулирования частной жизни

Во всем нужна мера.

Солон

Регулирование — сложный и во многом противоречивый процесс, который можно рассматривать с теоретической и с практической точек зрения. В обиходной речи термин «регулирование» применяется в характеристике самых различных видов деятельности: говорят о регулировании автодорожного движения, температуры и освещения в помещениях, частной жизни и т. д. Стоит отметить, что на обыденном уровне характеристика регулирования во многих случаях вполне заменима другими родственными понятиями: «воздействие», «упорядочение», «сохранение».

Безусловно, применительно к различным отраслям знания трактовка понятия «регулирование» осуществляется по-разному[1]. В нашем исследовании будем понимать регулирование как процесс воздействия на человека, результатом которого является упорядочение его поведения во взаимодействии с другими людьми, а также внешним миром.

Из данного определения можно вывести следующие признаки регулирования.

Во-первых, регулирование представляет собой процесс. Известно, что процесс это и последовательная смена явлений, состояний, изменений в развитии чего-либо, и совокупность последовательных действий, направленных на достижение определенных результатов [263, с. 276].

Процесс складывается из определенных этапов, или стадий. В регулировании можно усмотреть следующие стадии:

  • а) первичное воздействие на сознание регулирующего фактора (влияние природы, социально-психологических факторов, знакомство с текстом нормы, приказом начальника и т. п.);
  • б) восприятие и осознание регулирующего фактора (уяснение воздействия и определение возможных последствий в результате его учета либо игнорирования в поведении человека;
  • в) принятие решения и корректировка поведения.

Во-вторых, регулирование представляет собой воздействие

на поведение человека, которое может быть разноплановым: это и стихия природы (вспомним цунами в Таиланде), и личные естественные потребности, и социальные детерминанты.

Воздействие может быть целенаправленным, т. е. может предполагать заранее предусмотренный результат, например индивидуальное предписание. Целенаправленное воздействие может повлиять и на поведение субъекта, на который оно не было рассчитано. Скажем, государственные реформы в России, направленные на монетизацию льгот, оказали регулирующее воздействие и на членов семей.

Регулирование это и результат воздействия на человека. Следует обратить внимание на следующее: даже если лицо пытается игнорировать воздействие, регулирование все равно присутствует. Думается, что регулирующие последствия воздействия на лицо предопределены.

В пользу данного вывода могут свидетельствовать некоторые иллюстрации. Скажем, если человек не учел надвигающуюся непогоду и не взял зонт, то он скорее всего промокнет и будет вынужден действовать — переодеться или высушиться. Другой пример: за нарушение правовой нормы может последовать юридическая ответственность.

Целенаправленное воздействие может привести не к тем результатам, которые предусматривал его автор. К примеру, антиалкогольная компания в нашей стране не только не победила, но и породила экономический кризис и рост алкоголизма и наркомании.

В-третъих, регулирование обусловливает поведение человека по отношению к другим людям во всех сферах деятельности (на работе, в частной жизни и т. д.). Человек выстраивает свои взаимоотношения с другими людьми на основе базовых стереотипов поведения, заложенных программой социализации и воспитания и корректируемых индивидуально-ситуативными моментами. Например, юноша с детства воспринял норму, утверждающую уважение к пожилым людям, и в результате он уступит место в троллейбусе старушке, даже если сам находится в состоянии усталости.

В-четвертых, посредством регулирования обеспечивается поведение человека во взаимоотношениях с внешним миром. Особенностью регулирования данных взаимоотношений является то, что оно носит односторонний характер. Например, формулируя инструкцию по поведению человека в условиях стихийных бедствий, можно предусмотреть влияние только на поведение человека. На стихию в данном аспекте человеческой деятельности повлиять нельзя, можно только предугадать ее поведение, основываясь на научном прогнозе и предшествующем опыте.

В-пятых, регулирование, как следует из предлагаемого определения и рассмотренных признаков, может быть дифференцировано на различные виды.

Видовой состав может подразделяться по разным основаниям в зависимости от нужд исследования, например от объекта воздействия (механическое, физическое, химическое, биологическое и социальное). С точки зрения принадлежности к обществу и включенности в него применительно к нашему исследованию в качестве первичного (базового) основания будем рассматривать тип регулирующего воздействия, и в зависимости от него разделим все регулирование на нормативное и ненормативное. В качестве корреспондентов данных типов выступают соответственно целенаправленное и индивидуально-ситуативное регулирование.

Основным инструментом регулирования взаимосвязей между людьми, в том числе и в сфере частной жизни, выступает мера. Эта категория широко используется различными гуманитарными науками, в том числе и юриспруденцией. Между тем, несмотря на широкое употребление рассматриваемого термина, объем охватываемых им понятий далеко не однозначен.

Категория меры, как и многие другие научные категории, противоречива. С одной стороны, в силу абстрактности ее определения, например, как качественного количества [149, с. 359] или середины между крайностями [105, с. 86, 92—93, 316—317], использование ее в конкретно-научном исследовании затруднено. С другой стороны, именно абстрактный и универсальный характер этого понятия позволяет применять его ко всем предметам познания независимо от их природы и специфики. В этом смысле по уровню абстрактности и по степени общности категория меры сходна с такими категориями, как сущность, закон и т. д. [140].

Разнообразие типов и классов мер приводит к многообразию дефиниций меры. Встречающиеся определения меры можно группировать: эмпирические, этимологические, генетические, логические и другие. Каждое из них имеет право на существование, поскольку охватывает грань или несколько граней меры, дающих то или иное выражение сущности, заключенное в мере.

Вообще мера как категория диалектики была введена в научный оборот в относительно завершенном виде еще Г. В. Ф. Гегелем в его работе «Наука логики», где он определил меру как непосредственное единство количественного и качественного [149, с. 358]. Там же данный автор вывел признаки меры.

Во-первых, по его мнению, мера есть определенное количество, которое имеет качественное значение. Дальнейшее определение заключается в том, что в самой мере, в себе определенной, выступает различие ее моментов, качественной и количественной определенности. Эти моменты устанавливаются далее как целости меры, которые постольку существуют как самостоятельные, поскольку они по своему существу соотносятся друг с другом.

Во-вторых, мера, в общем, есть отношение специфических определенных количеств как самостоятельных мер. Но их самостоятельность в то же время по своему существу зиждется на количественном отношении и различии по величине. Таким образом, эта самостоятельность становится переходом друг в друга. Мера тем самым исчезает в безмерном. Но это потустороннее есть отрицательность меры лишь в себе самой.

В-третъих, мера может выступать в качестве обратного отношения иных мер, которые как самостоятельные качества по своему существу зиждутся на своем количестве и на своем отрицательном соотношении друг с другом, и тем самым оказывается, что они лишь моменты их истинно самостоятельного единства, которое есть сущность меры в целом [149, с. 358—359].

Несмотря на объемность, работа Г. В. Ф. Гегеля по исследованию меры не внесла ясности и лапидарности в понимание категории. До сего дня существует полисемия данного термина. Так, в современной справочной литературе мера трактуется в нескольких смысловых значениях: как единица измерения, как граница, предел проявления чего-нибудь, средство осуществления чего-нибудь и, наконец, как старорусская единица измерения емкости сыпучих тел [241, с. 350].

Безусловно, данная ситуация не только не разрешает проблемы определения объема рассматриваемого понятия, но и запутывает ситуацию. Здесь нарушается старое правило, которое в свое время изложил еще К. Маркс: «Определение меры само должно иметь меру, быть конкретно-всеобщим, т. е. представлять собой единство различных дефиниций, поскольку конкретное есть единство многих определений, их синтез» [226, т. 12, с. 726].

Если обобщить применительно к настоящему исследованию различные подходы к пониманию меры, то они сводятся к двум наиболее характерным.

Один ограничивает понятие меры лишь сферой познания. При этом игнорируется, что знание меры есть отражение мерной организации самого бытия, одной из форм проявления бытия материальных объектов. В теоретическом мышлении мера является ступенью познания объективного мира, способствует выделению в изменчивых вещах устойчивых сторон, что определяет мерный характер теоретического познания.

Наличие у меры онтологического содержания не позволяет свести ее к мертвой, застывшей дефиниции. В силу развития и неисчерпаемости мира само познание его приобретает характер бесконечного процесса и не может найти отражение ни в какой завершенной системе знаний [140].

Другой подход рассматривает меру и как сторону, аспект материальных объектов, и как отражение ее в виде идеальных, концептуальных моделей[2].

В первом случае в общем виде меру определяют как информацию об изучаемом объекте с точки зрения определенной методологической установки, научного опыта. Мера в данном случае есть не что иное, как языковой аналог меры реального объекта [122].

Однако это не означает тождественности меры реального объекта и ее теоретического функционирования, поскольку анализ концептуальных мер имеет своим предметом нечто отличное от меры материальных предметов, отображаемой в данной концептуальной мере.

В то же время сущность любой материальной меры не раскрывается иначе, как в понятиях. Наличие определенного соотношения между мерой предмета как понятия и мерой реального предмета позволяет избежать, с одной стороны, их отождествления, механического перенесения меры исследуемого объекта на меру теории. С другой стороны, оно отрицает полное противопоставление меры предмета мере теории, фиксируя присутствие между ними определенной связи.

Следовательно, мера, с одной стороны, есть мера реального материального естественного или искусственного объекта природы; часть, фрагмент, определенным образом вычлененный субъектом действительности, а с другой — отражение меры этого субъекта в знании.

Содержание категории меры является синтезом содержания категорий качества и количества[3]. Поэтому меру характеризуют количественные и качественные моменты. В отечественной литературе глубоко исследованы аспекты, составляющие качество и количество. В настоящее время существует потребность при определении меры учитывать накопленный материал при анализе данной категории.

В целом моменты качества и количества образуют систему, состоящую из внутренних и внешних сторон. Внешняя сторона меры включает в себя определенность, границу, конечность, отрицание, свойство; внутренняя — элемент и структуру, непрерывность и дискретность, устойчивость и изменчивость, функциональное отношение в объекте.

Перечисление моментов качества и количества, входящих в содержание меры, не заменяет определение ее как «качественного количества», но учитывать все это в мерной определенности необходимо. Синтетическое содержание меры позволяет отличать ее не только от качества и количества, но и от всех других категорий диалектики.

Мерная определенность отличается от употребляемого понятия качества тем, что мера есть точное и конкретное определение качества, сферы его существования, границ допустимых для него изменений. Поэтому анализ мерной определенности всегда качественно-количественный. Определение меры того или иного предмета предполагает выявление всей совокупности качественных и количественных моментов в единстве.

Поскольку мера включает в свое содержание элементы и структуру, а также функциональное отношение в объекте, некоторые авторы утверждают, что качественная определенность предмета и ее изменение детерминированы не только количественными изменениями, но и другими типами детерминации: его структурой, функцией и др. Иначе говоря, качество меры, ее переход в другую меру, чрезмерность и т. п. происходит не только по причине количественных изменений [269, с. 77—90]. Конечно, нельзя все многообразие изменений действительности сводить к одной причине, но нельзя отрицать и специфику количественных изменений, ведущих к новому качеству.

Из статуса категории меры как понятия универсального, т. е. присущего всем предметам, процессам, отношениям и т. п., вытекает, что и элемент, и структура, и функция имеют свою меру, а значит, качественные и количественные моменты в единстве.

Указанная точка зрения, согласно которой «изменение структуры при неизменном составе элементов не может рассматриваться как количественное изменение», исходит из частного, а не всеобщего понимания количества. Количество включает в себя два аспекта: мощность множества элементов (это один из видов количества — дискретный), который познается с помощью операций счета; степень проявленности непрерывных свойств и признаков, которая познается с помощью процедур измерений. Если второй вид количества вывести за пределы понятия, получается, что изменение структуры при неизменном составе элементов само по себе ведет к изменению качества.

Однако если исходить из общего (а не частного) понимания количества как мощности множества и степени проявленности свойств, это утверждение оказывается несостоятельным. Изменение структуры при неизменном количестве элементов есть количественные изменения, но уже в аспекте степени проявленности непрерывных свойств и признаков структуры предмета. Например, структурные изменения в соотношении права и морали в регулировании частной жизни (без общего увеличения количества норм) могут изменить его качество. Так, если право и мораль поменять местами (право будет регулировать внутреннее пространство частной жизни, а мораль — только внешнюю границу), качество и структура самой частной жизни изменятся. Поэтому положение о том, что «количественные изменения являются причиной качественных, а значит, и мерных изменений», остается верным и выражает общую причинную обусловленность процессов развития.

В этой связи следует отметить, что не существует структур самих по себе, а существуют предметы с определенными структурами. Аналогичным образом и функция соответствует определенной структуре как своему носителю. Поскольку мера есть определенный срез объекта, преломленный в сознании субъекта объект (например, регулирование частной жизни), логика его исследования детерминируется предметно.

Наиболее адекватно сущность меры может быть выражена как диалектическое единство качественной и количественной определенности с учетом конкретизирующих их моментов (свойства, отношения, границы, симметрии, гармонии и т. п.), а также специфики связи объекта со средой (например, количество взаимосвязей, урегулированных правом и моралью внутри семейной жизни). Не изучив во взаимодействии частей и элементов, синтетически входящих в меру объекта, нельзя выделить ее устойчивых, существенных и необходимых связей — того, что характерно именно для меры. Не изучив элементов в их связи с целым, нельзя понять функции меры, зависимость функции любого элемента меры объекта как целого от этого целого (например, частная жизнь от жизни в целом).

Функциональная зависимость свойств целого и его элементов состоит в том, что качественная определенность целого (его свойства, граница и т. п.), зависит от количественного отношения, в котором находятся элементы целого, т. е. состава объекта. Зависимость свойств целого и его элементно-структурных моментов составляет основное содержание закона взаимного перехода количественных и качественных изменений. Так, степень количественного увеличения правовой аддикции[4] семейных отношений в советское время привела к переводу их фактически из естественного качества частной жизни в разновидность общественной.

Этот закон, как известно, формулируется как такая зависимость качественных и количественных характеристик объекта, при которой количественные изменения на определенном этапе, переходя определенную границу меры, приводят к качественным изменениям объекта. И обратно: новое качество порождает новые интервалы количественных изменений. По сути, закономерность перехода от старого качества к новому через новое количество раскрывает функциональную зависимость качественных и количественных аспектов объекта.

Следовательно, главное значение меры объекта — обеспечивать условия не только для воспроизведения меры как целого, но и для ее развития, для перехода к новому типу целостности, новой мере.

Поэтому функция меры есть интегрирующий фактор, благодаря которому мера формируется, сохраняется и развивается как целое.

В данном случае функция — специфический способ проявления свойств меры того или иного объекта в его взаимодействии с мерами других объектов. Так, устойчивость границы частной жизни (иными словами, ее мера) зависит от мер возможного внешнего (со стороны общества и государства) и внутреннего (со стороны взаимосвязей внутреннего пространства) воздействия. Потому мера объекта, не выполняющая своей функции, перестает быть данной мерой объекта, т. е. граница частной жизни двигается внутрь или наружу. Поэтому функционирование, в том числе частной жизни, есть выражение устойчивости, реакции ее меры на изменение ее внутренних состояний и на внешние воздействия. Такой подход способствует пониманию меры как развивающейся стороны объекта.

Если брать отдельную меру вне процесса развития, то мерообразующим началом в ней является единство качества и количества, выступающее в качестве инварианта меры. Подобное определение меры в полном объеме применимо только к статичным, неразвива- ющимся объектам. В этом случае функция есть способ взаимодействия качественных и количественных аспектов.

Но мера развивающегося объекта изменяется во времени. Поэтому время должно считаться важнейшей характеристикой меры. Ее развитие заключается именно в изменении количества во времени.

Приспособление меры к функции — одна из специфических особенностей развивающихся мер. Поэтому изменение меры может совершаться не только скачками, дискретно, но и непрерывно. Это значит, что мера — не только сохраняющаяся, устойчивая упорядоченность связей и отношений составляющих ее компонентов, но и процесс. Применительно к исследованию частной жизни это процесс ее регулирования. Поэтому противоречие в бытии и регулировании частной жизни, в сущности, есть противоречие между мерой и чрезмерностью. Здесь в качестве полярной категории меры выступает гегелевская категория «чрезмерность», «безмерность» — как процесс выхождения данной меры за пределы определенной области сохранения данного качества изменяющегося количества.

Любая мера порождает специфическую чрезмерность, нарушает тем самым условия собственного существования мерной определенности. Мера как бы «наращивает» чрезмерное, а последнее приводит к качественному изменению, т. е. к другой мере, отрицающей прежнюю. Через механизм отрицания мера включает чрезмерность как часть в прогрессивном движении либо растворяется в чрезмерности, поглощается ею в регрессивном движении. Так, увеличение случаев ранней беременности и фактических брачно-семейных отношений между подростками привело к снижению в отдельных регионах брачного возраста, установленного законодательством[5].

Следовательно, мера утверждает себя в саморазвитии, в само- развертывании своих тенденций вплоть до самоотрицания, что приводит к столкновению сущности меры с самой собой и переход ее в другую меру.

Такова диалектика меры, основанная на понятиях меры и безмерности. Она может рассматриваться как конкретизация законов диалектики и их необходимый момент. В частности, расширяется методологическое представление о мере. Если стороны противоречия меры объекта — качество и количество — различны только тем, что одна из них есть антитеза другой, то мера и безмерность различны и как симметричные противоположности (действительное — возможное).

Опираясь на анализ основных подходов и признаков, раскрывающих категорию «мера» применительно к нашему исследованию, можно сформулировать ее операционное определение.

Мера — это субъективная категория, содержащая границы, в рамках которых количественные изменения не влекут качественных, и служащая масштабом для измерения и оценки явлений окружающей действительности.

Данная интерпретация меры напрямую связывается с регулированием взаимосвязей людей. Традиционно мера в регулировании общественных отношений отождествляется с нормой, нормативностью [165, с. 17]. Представляется, что саморазвитие, самоотрицание меры проходит поэтапно, в течение определенного времени. Значит, и самоотрицание нормы тоже проходит поэтапно, в течение некоторого отрезка времени. В этот период мера трансформируется в безмерное (чрезмерное) и образуется новая мера.

Регулирование поведения с помощью нормы в данный период весьма затруднительно, однако в этом случае можно использовать искусственную часть ненормативного регулирования, например индивидуальные акты. Они могут выступить промежуточной мерой в конкретной ситуации, так как они содержат оценки поведения и могут определять границу количества и качества чего-либо в общественных отношениях. Например, приговор суда присваивает лицу, привлекаемому к юридической ответственности за совершение преступления, новое качество — преступник; приказ же о зачислении в органы внутренних дел может присвоить качество — полицейский.

Следовательно, нельзя говорить о тождестве меры и нормы, так как норма — это всегда мера, но сама мера не всегда норма. Итак, мера и мерность относятся ко всему социальному регулированию — и к нормативному, и к ненормативному.

Категория «мера», аккумулируя в себе количественно-качественные свойства нормативного и ненормативного воздействия на поведение людей, позволяет моделировать его в необходимом для общества направлении. Следовательно, посредством анализа меры можно выделить дополнительные черты регулирования взаимосвязей людей.

Во-первых, и нормативное, и ненормативное регулирование — качественные ориентиры поведения человека в обществе. При этом предметом мыслительной обработки и последующего регулирования становятся, с одной стороны, позитивные качества (например, свобода и справедливость), с другой — вредные, нежелательные качества (например, все виды правонарушений). Поэтому с помощью категории «мера» можно определить степень важности и распространенности отражаемых в регулировании отношений. Например, наиболее важные их них регулируются правом, менее важные — другими социальными нормами.

Во-вторых, с помощью меры определяются количественные показатели регулирования. Так, распространенные отношения в обществе регламентируются с помощью норм; редкие отношения либо не требующие нормативного воздействия регулируются индивидуальными предписаниями.

В-третьих, мера позволяет моделировать регулируемые отношения между людьми. Моделирование — это процесс познания природных и социальных явлений путем конструирования в сознании аналога социальной реальности. Мера благодаря своим свойствам позволяет мысленно сформулировать тот или иной вариант идеального поведения (его количество и качество), облечь мыслительные представления о социальных явлениях в форму модели. При этом средства выражения мерных показателей модели могут быть разнообразными: естественный язык, формулы, конструкции, цифры и т. п., а модель может выступать в виде правового средства[6].

Мера в регулировании позволяет смоделировать не только индивидуальное или нормативное предписание, но и отразить состояние общественных отношений, их особенности, объективный и субъективный состав. В этом случае мера аккумулирует информацию о признаках регулируемых явлений и понятий, пределах, методах, принципах регламентирующего воздействия. Закрепленная в норме или индивидуальном акте, мера дает довольно цельную картину социальной действительности, опосредованной социальным регулированием.

В-четвертых, мера являет собой стереотип, с помощью которого регулируются отношения. Типичность относится, как правило, к существующим отношениям, однако она может касаться и новых социальных связей, повторяемость которых в будущем предполагается если не с достоверностью, то с большой степенью вероятности.

Типизация — сложный мыслительный процесс, предполагающий обобщение, отвлечение от несущественных признаков явлений и выделение существенных. Применительно к мере в регулировании общественных отношений типизация проявляется в вычленении наиболее характерного, что присуще явлениям или поступкам человека в определенной ситуации.

Безусловно, данный процесс проявляется в нормативной мере, однако и в индивидуальной он тоже присутствует. Например, принимая решение, правоприменитель определяет индивидуально-конкретную меру (выраженную в соответствующем индивидуальном предписании) с учетом абстрактной меры (выраженной в нормах). Значит, не только норма имеет способность охватывать своим регулирующим воздействием неопределенное число лиц, но и индивидуальный акт, потому что он тоже может быть применен (потенциально) практически к любому.

В-пятых, мера, выраженная в нормах, как правило, носит обязательный характер для тех отношений, на которые она рассчитана.

Применительно к праву и морали это свойство меры означает неукоснительное ее соблюдение и исполнение и предполагает обязательную реакцию со стороны общества, государства, социальной группы на поведение человека. Реакция может быть положительной, если поведение соответствует требованиям меры, выраженной в праве и морали, или отрицательной, если ее предписания нарушаются.

Соблюдение и исполнение меры в целом обеспечиваются факторами внутреннего и внешнего порядка.

Внутренняя природа обязательности проявляется в том, что личность, зная типичность, распространенность, практическую целесообразность определенных отношений, их вариантов, охотно следует им в своем поведении, осознает необходимость их исполнения. Это стремление становится внутренним убеждением, побудительной силой поведения, не навязанной извне.

Внешняя природа обязательности обусловлена внешними факторами воздействия на психику личности убеждением и принуждением. Средства обеспечения обязательности предписаний в таком случае исходят от других лиц, социальных групп и организаций. При этом правовым мерам они присущи в большей степени, моральным — в меньшей. Правовые нормы, например, относят к разряду гетерономных, т. е. норм, требования которых строго регламентированы, а выполнение основано прежде всего на силе внешнего побуждения [292, с. 24—25; 246, с. 78].

В отличие от регулируемых моральными нормами, обязательность моделируемых в правовых мерах общественных отношений поддерживается силой государственного воздействия, в том числе и государственным принуждением.

И наконец, в-шестых, мера в регулировании взаимосвязей людей тесно связана со временем. В этом аспекте нормативное и ненормативное регулирование сливаются, так как принятие и нормы, и индивидуального акта связывается с какой-либо ситуацией, в любом случае носящей временный характер. Различается только период действия нормы и индивидуального акта. Кроме того, принятие и нормы, и индивидуального акта проходит один раз, другое дело, что круг регулируемых отношений различен.

Таким образом, мера регулирования взаимосвязей между людьми находит свое выражение в соотношении нормативных и ненормативных регуляторов, количественное содержание которых позволяет определить качественное содержание объекта социальной регламентации, в том числе и частной жизни.

Контрольные задания

  • 1. Обозначьте видовой состав категории «регулирование».
  • 2. Раскройте содержание категории «мера».
  • 3. Охарактеризуйте функциональное назначение меры правового регулирования.

К размышлению и дискуссии

Качественные и количественные свойства мерных оснований правового регулирования.

  • [1] Головкин Р. Б. Понятие регулирования и его особенности // Морально-правовое регулирование частной жизни. Владимир, 2004. С. 7—18.
  • [2] Баранов В. М. Концепция законопроекта. Н. Новгород, 2003.
  • [3] Шинкарук В. И. Качество и сущность // Вопросы философии. 1963. № 9.С. 134—146; Руткевич М. Н. О содержании категорий качества и количества //Взаимосвязь категорий. Свердловск, 1970. С. 48—60.
  • [4] Аддикция — психологический термин, означающий зависимость поведениячеловека от каких-либо факторов. См. подробнее об этом в работе [178].
  • [5] Например, во Владимирской области в особо оговоренных случаях брачныйвозраст установлен с 14 лет.
  • [6] Модельный характер правовых средств отмечает А. В. Малько [220, с. 361].
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >