ПОГРАНИЧНАЯ ОХРАНА КИЕВСКОЙ РУСИ И МОСКОВСКОГО КНЯЖЕСТВА (IX—XIV вв.)

Процесс формирования территории Древнерусского государства во многом зависел от системы государственных интересов и целей, в которой существенную роль играл внешнеполитический фактор. Необходимо отметить, что первые русские князья вели политику присоединения редко заселенных и фактически неосвоенных человеком лесных и степных пространств, включая их в состав земель Древней Руси. «История России, — по словам великого русского историка В. О. Ключевского, — есть история страны, которая колонизируется. Область колонизации в ней расширялась вместе с государственной ее территорией»15.

Проблема сохранения территориальной целостности государства в связи с расширением его площади становилась все более актуальной и, прежде всего, зависела от системы охраны и обороны его рубежей. Только неустанная охрана государственных границ могла обеспечить нормальные условия жизнедеятельности населения, а также дальнейшее поступательное социально-экономическое развитие страны, ее утверждение как влиятельного европейского государства.

Формирование пограничной охраны Древнерусского государства. Порубежная служба (IX—XI вв.)

Пограничная политика Древнерусского государства не была самостоятельным направлением, являясь составной частью его военной политики. Но элементы этой специфической деятельности в военной области достаточно четко прослеживались во взглядах князей, конкретных решениях по организации сторожевой службы и защиты рубежей Древней Руси. В то же время необходимо заметить, что в те далекие годы еще не существовало общегосударственной границы в современном ее понятии. Лишь на северо-западе Руси линия прохождения границы была определена так называемыми «рунными грамотами»16, составленными в конце X — начале XI в., а также соглашением 1077 г. с польским королем Болеславом II Смелым17.

На юге и востоке Киевской Руси граница не была стабильной. Она находилась в постоянном движении: то на рубеже р. Сулы, то в трех

14

днях пути от г. Киева, то уже на Таманском п-ове. Здесь к Древнерусскому государству примыкали бескрайние степи, полными хозяевами которых были племена кочевников. В этих районах еще в V—VI вв. предки славян построили свое первое пограничное укрепление — «Змиев вал» — земляную насыпь высотой в 7 м, предназначенную для отражения нашествий сарматов, гуннов, аваров и тюрко-болгар18. В зависимости от вековых колебаний численности населения кочевников и земледельцев причерноморские и приволжские степи становились то пашней, то пастбищем. Так, стоило сойти с исторической сцены кочевникам — аварам в VIII в., арабские источники уже называли р. Дон славянской рекой, а живущих там славян исчисляли десятками тысяч. Однако начавшаяся длительная война с тюрко-болгарами вновь отодвинула границу к среднему течению реки Днепр. А во время своего расцвета в XI в. Древнерусское государство занимало обширное пространство от Таманского п-ова на юге, от р. Днестр и верховьев р. Вислы на западе до верховьев р. Северная Двина и р. Нева на севере.

Важно отметить тот факт, что, устанавливая и оговаривая границы с соседями, первые великие киевские князья выбрали далеко не лучшую тактику в обеспечении их безопасности. Совершая многочисленные походы большой воинской ратью против наиболее опасных потенциальных врагов, князья, тем не менее, не продумывали и не организовывали должной охраны и защиты границы на тех направлениях, где можно было ожидать внезапного появления противника. В частности, пример этому — осада г. Киева печенегами, когда великий князь Святослав (96А—972) находился с русскими воинами за р. Дунай в очередном походе киевской дружины на Византийскую империю.

Более ранний поход Святослава в район Нижнего Поволжья резко изменил сложившуюся расстановку сил. Казалось бы, разгромив Хазарский Каганат, Святослав обезопасил южные и юго-восточные границы Руси. Однако распад этого иудейского государства, сдерживавшего натиск племен кочевников из Восточной Азии, привел к тому, что полным хозяином южнорусских степей стал агрессивный союз тюркоязычных племен — печенегов. Уже в 970 г. войско печенегов подошло к г. Киеву и едва не разорило его19.

Поэтому преемнику Святослава киевскому князю Владимиру Святославовичу (980—1015) пришлось активно укреплять южные и юго- восточные рубежи государства от набегов конных отрядов печенегов. Самые крупные их нападения были отмечены древнерусскими летописями в 992, 996 и 997 гг. Укрепление южных границ Владимир, пожалуй, впервые на Руси превратил в общегосударственное дело. Летописец писал, что князь в 988 г. заявил: «Се не добро, еже мало городов около Киева». «И нача ставити городы по Десне, и по Востри, и по Тру- бежеви. И по Суле, и по Стругне. И поча нарубати (набирать. —А. А.) мужи лучшие от словен, и от кривич, и от чуди, и от вятич и от сих населил грады»20.

Система охраны границы при Владимире носила, главным образом, оборонительный характер и предусматривала:

  • • организацию на рубежах так называемых «богатырских застав»21;
  • • строительство больших и малых городов-крепостей;
  • • возведение укрепленных пограничных линий на путях вероятного вторжения противника;
  • • мобилизацию сил и средств для порубежной службы;
  • • организацию службы оповещения о поведении врага;
  • • оперативное сосредоточение в стратегически важных пунктах военных сил из различных городов и княжеств в случае прямой военной опасности для государства.

С начала своего расселения на Восточно-Европейской равнине славянские племена искали способы защитить себя от возможных нападений врага с помощью укрепленных городищ22, как правило, стоявших на возвышенных местах, окруженных рвом, валом и обнесенных достаточно плотным деревянным частоколом. Отсюда и название крупных поселений — города, то есть огороженные места. Число их у отдельных славянских племен исчислялось десятками. Среди первых русских городов наиболее укрепленными были Киев, Чернигов, Смоленск, Новгород, Полоцк. В жизни Древней Руси города имели исключительно важное экономическое, политическое и военное значение. Они контролировали и прикрывали важнейшие сухопутные и водные пути, а города, построенные на порубежье, закрепляли освоенную территорию, и с момента своего основания играли роль оборонительных заслонов от нападения соседей.

Все древнерусские города условно можно разделить на три категории. К первой категории следует отнести так называемые города-гиганты, площадь которых составляла десятки и даже сотни гектаров. Это г. Киев, г. Новгород, г. Чернигов, г. Суздаль, г. Ростов и другие. Они отличались сложной планировкой, включавшей несколько укрепленных районов. Огороженная деревянными крепостными стенами часть г. Киева, например, состояла из пяти укрепленных районов — «городов»: Владимира, Ярослава, Изяслава, Подола и Копырева, которые занимали в общей сложности территорию в 360—380 га23.

Общая протяженность вала «города» Ярослава составляла 3,5 км Крутизна склонов составляла 45°, а толщина у основания около 20 м. Высота вала достигала от 12 м до 16 м. По вершине вал был усилен мощными деревянными стенами. Кроме того, отдельные части г. Киева, как, например, территория Софийского собора, Киево-Печерского монастыря (лавры) и княжеских дворов прикрывалась кирпичными стенами почти двухметровой толщины. К укрепленным частям города, как правило, примыкали во многих местах посады и предместья, фактически входившие в территорию города.

Ко второму типу относились удельные центры, такие города, как Новгород-Северский, Вышгород, Пинск, Пронск, Луцк, Червень, Псков, Гродно. Занимаемая ими площадь колебалась от 2 до 40 га24. Большин-

16

ство этих городов состояло из двух-трех укрепленных районов, к которым примыкали неукрепленные пригороды. А г. Боголюбов имел даже каменные стены.

В третью категорию входили многочисленные мелкие крепости, разбросанные буквально по всей стране. Площадь их редко превышала 1 тыс. кв. м25. Как правило, она составляла несколько сот кв. метров, обнесенных валами, на которых возвышались деревянные стены и башни. С внешней стороны к валам примыкали рвы, наполненные водой. К этому разряду городов относились так называемые сторожевые городцы на южных и юго-восточных рубежах Древнерусского государства26.

Когда стало очевидным, что нужна служба более раннего обнаружения врага, первые киевские князья стали устраивать вблизи становищ противника тайные наблюдательные пункты — притоны, а также возводить на юго-восточных окраинах государства ряды острогов, — огороженных бревенчатой оградой. В них стали нести службу специально подобранные люди — витязи — богатыри. Благодаря этому пограничные остроги в русском фольклоре получили название «богатырские заставы», «богатырские дозоры», целью которых было сторожить границу.

Заставы выставлялись на путях, дорогах и направлениях наиболее вероятного вторжения агрессивных соседей. Главной их задачей было как можно раннее обнаружение нашествий врага и немедленное извещение об этом князя и населения Древней Руси, которое при своевременном оповещении успевало принять необходимые меры самообороны, а также надежно укрыться от неприятеля. Князь в этом случае получал возможность своевременно выдвинуть свою дружину навстречу противнику.

С началом строительства в последние годы X в. в период правления Владимира Святого городов-крепостей по рекам Десне, Осетру, Тру- бежу, Суле и Стругне значение «богатырских застав» значительно возросло. Постепенно они получили название «сторожевых городцов». Подобные укрепленные «городцы» были разбросаны буквально вдоль всей линии южной границы. В большинстве случаев они обносились земляными валами, на которых возвышались бревенчатые стены и башни. С внешней стороны к валам примыкали рвы, наполненные водой. Подобные городки в период нашествий племен степняков служили убежищем для окрестного населения.

Однако кочевники сравнительно легко обходили такие крепости. Поэтому со временем укрепленные городки-крепости стали соединяться между собой крупными валами, глубокими рвами и лесными засеками, тянувшимися на десятки верст. Так было положено начало строительству ряда укрепленных линий, составивших позже единую оборонительную систему на южных окраинах государства. В X—XI вв. были последовательно построены четыре линии пограничных укреплений Древней Руси: Посульская, Трубежская, Поросская и Днепровская27.

Первая линия — Посульская — протянулась от верховьев до устья р. Сулы (левый приток р. Днепра). Здесь, с промежутками в 10—18 верст друг от друга, стояли 18 крепостей, а также другие более мелкие оборонительные укрепления. Все сооружения располагались на господствующих высотах правого берега р. Сулы, т. е. прикрывались рекой. Каждому из городков-крепостей отводился для охраны определенный участок границы. В разрывах между сплошной линией валов на основных торговых дорогах строились «проезжие ворота». Сверху они обычно увенчивались дозорной вышкой. Местность справа и слева от этих ворот, как правило, усиливалась надолбами и «рогатками», которые запутывали и разбивали в кровь ноги человека и лошади. У речных переправ возводились «забои». Вся система заграждений прикрывалась вооруженными воинами («лучным и копейным боем»).

Вторая пограничная линия проходила по р. Трубеж, в центре которой был город-крепость Переяславль-Русский. На самых близких подступах к столице Древней Руси г. Киеву были построены города-крепости Триполь, Тумаш, Василев, образовав таким образом для «стольного города» своеобразный заградительный пояс.

При князе Владимире Святом южная граница Киевской Руси значительно продвинулась в степь. Были построены пограничные укрепления по р. Рось, правому притоку р. Днепр, где в 30-х гг. XI в. была возведена третья укрепленная линия в составе 13 городцов-крепостей, получившая название Поросской. В Поросской линии выделялось Хлеровское городище. В отличие от других городцов-крепостей этой линии, оно располагалось за рекой Рось, на высокой возвышенности. Судя по всему, Хлеровское городище выполняло функцию передового форпоста этой линии28.

Следует заметить, что собственно южные рубежи Древнерусского государства проходили южнее, по рекам Ворскла и Тясмин. Пространство между построенными укрепленными линиями и этими реками было своеобразной пограничной «буферной» зоной и играло важную роль в южной оборонительной системе Руси.

Из-за непрекращающихся набегов новых кочевников — половцев на южные окраины Киевской Руси во второй половине XI в. по правому берегу р. Днепр от устья р. Рось до г. Киева была построена Днепровская укрепленная линия, состоявшая из 11 крепостей. Укрепленные городцы этой лини занимали господствующее положение на местности и имели визуальную связь с соседними крепостями. Хотя Днепровская укрепленная линия имела фланговое направление к территории неприятеля — Половецкой степи, ее значение состояло в том, что именно через крепости Днепровской линии осуществлялась при помощи установленных сигналов (как правило огня и дымов костров) оперативная связь Посульской и Поросской пограничных линий с г. Киевом29. Так, к концу IX в. на южных рубежах Киевской Руси сложилась единая взаимосвязанная приграничная сторожевая оборонительная система, протянувшаяся на десятки и сотни километров.

18

Среди возводимых укрепленных линий для наблюдения за противником насыпались курганы, соединявшиеся на важных направлениях земляными валами. На вероятных путях движения противника устраивались полевые окопы, «отсеки» или «ограды», наблюдательные вышки с вестовыми колоколами. Обычными защитными сооружениями в лесах являлись засеки — заграждения из деревьев, поваленных вершинами в сторону степи. На проезжих дорогах Руси в безлесных районах устраивались «засечные ворота».

Для их охраны строились городки, укрепления с башнями, окруженные рвами с водой. На подступах к «засечным воротам» устраивались надолбы — вкопанные в землю и подставленные под острыми углами стволы деревьев с заостренными концами для предотвращения прорыва конницы, а также частик30 и часнок31. У речных переправ возводились забои из свай и кольев, вбитых поперек русла, а броды перекапывали.

Западные и северо-западные границы Древней Руси были менее опасны с точки зрения вероятного нападения неприятеля, чем южные и юго-восточные. Поэтому здесь отсутствовала сплошная линия пограничных укреплений, подобная южной. Службу на этих границах несли города-крепости, наиболее крупные из них были г. Псков, г. Порхов, г. Полоцк, г. Старая Ладога, г. Юрьев, г. Приморское Копорье. На востоке и северо-востоке Древнерусское государство вело целенаправленную политику присоединения и освоения новых земель, где также не строились сплошные пограничные сооружения. Роль пограничных сторожей выполняли укрепленные острожки, постепенно превращавшиеся по мере освоения новых земель в города.

Все эти крепости, острожки, укрепленные линии и засеки, строили и обживали порубежники — воины, несшие службу по охране границы Древней Руси. Со школьных лет вошла в нашу жизнь и навсегда осталась в сознании картина В. М. Васнецова «Богатыри», запечатлевшая легендарных героев народного эпоса Илью Муромца, Добрыню Никитича и Алешу Поповича — самоотверженных воинов-порубежников — защитников русской земли. Прообразом одного из богатырей — Алеши Поповича — послужил известный военачальник Киевской Руси — Александр Попович. Никоновская летопись, описывая события 1000 г., говорит о том, что в ожесточенном сражении с печенегами войско киевлян под предводительством Александра Поповича разгромило половцев. Имеются исторические сведения, касающиеся порубежной службы Ильи Муромца32.

В охране границы участвовало как пришлое, так и оседлое население, без которого было немыслимо строительство крупных пограничных оборонительных сооружений. С помощью переселившегося на юг страны населения из различных славянских племен киевским князям удалось за несколько десятилетий не только возвести необходимые оборонительные сооружения и построить города — крепости на южных границах Руси, но также организовать здесь достаточно эффективную

«сторожевую службу». Государство освободило переселенцев от податей и налогов, обеспечив их плодородными землями и промысловыми угодьями.

«Богатырские заставы» и «сторожевые городцы» охраняли небольшие, периодически сменявшиеся группы воинов-сторожей. Вооружение сторожей отличалось от оружия княжеских дружинников. Оно состояло из луков, пик, боевых топоров, а зачастую из самодельного оружия. Это объяснялось тем, что главной задачей порубежной стражи было своевременное оповещение князя о приближении неприятеля, а также осуществление обороны в пограничных крепостях до подхода русского войска. На вооружении оборонявшихся были копья, мечи, сабли, палицы-булавы, кольчуги. Гарнизоны пограничных крепостей выставляли наблюдательные посты, высылали конные дозоры и разъезды в степь, которые при обнаружении противника предупреждали порубежников.

Сторожевую службу на засеках несли вооруженные отряды «засечной стражи». В приморских землях пограничную службу осуществляла так называемая «морская стража», которая выставляла свои дозоры, как правило, в устьях рек. Применение этих дозоров было весьма эффективным. Так, в 1240 г. начальник стоявшего в устье р. Невы порубежного поста ижорянин Пелугий33 дал сигнал в г. Новгород о приближении шведского флота. Благодаря этому новгородский князь Александр, впоследствии прозванный Невским, неожиданно для противника появился со своей дружиной на берегу Невы в расположении лагеря шведов и разгромил врага34.

После принятия православия на Руси стали строиться высокие каменные храмы, которые нередко использовались для наблюдения за неприятельскими войсками, а также для получения условных сигналов от передовых пограничных дозоров о противнике. Главной задачей всех «стражей границы» было обнаружение на максимально раннем этапе приближения врага и оповещение об этом князя. Своевременным оповещением обеспечивалось время необходимое князю для сбора войска. Сигналы оповещения (огни костров ночью и дымы днем) передавались по цепи от одного крепостного гарнизона к другому и за короткое время достигали г. Киева и расположенных вблизи него удельных центров. С особо важными вестями посылались конные гонцы, а в зимнее время при наличии глубокого снега — лыжники. В случае серьезной военной опасности информация о намерениях противника поступала не только великому князю в г. Киев, но и на периферию — всем удельным князьям и воеводам, которые сообща принимали меры для защиты границы государства.

В целом к концу XI в. на рубежах Киевской Руси возникла единая, эшелонированная, взаимосвязанная приграничная сторожевая оборонительная система охраны ее границ. В то же время нельзя не отметить того факта, что более укрепленными были южные и юго-восточные степные границы, так как именно там происходили постоянные и не прекращавшиеся набеги кочевых племен.

20

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >