Организация охраны рубежей государства в XVII в.

Порой трудных испытаний, социальных потрясений, «бунташ- ным веком» называют XVII столетие. Первая крестьянская война под руководством Ивана Болотникова (1606—1607), вторая — под руководством Степана Разина (1667—1671), войны с Речью Посполитой, Швецией, Крымским ханством, Османской империей стоили больших материальных затрат и людских потерь. Вместе с тем это был век больших достижений. Пределы Московского государства значительно расширились: они простирались от берегов р. Днепр до берегов Тихого океана. Возникали первые частные мануфактуры, быстро развивалась торговля, произошло социально-экономическое слияние всех княжеств и вновь присоединенных земель в единое государство — Россию.

Линию на дальнейшее укрепление позиций дворянства продолжил Борис Годунов, законы которого «сделали невольными крестьян и холопов». Социальный кризис, назревший в стране со времен «опричных» лет правления Ивана IV, привел в конечном итоге к внутренней социальной войне — «Смутному времени». Крестьянская война, «самозванство», воцарение Василия Шуйского. Сначала скрытая, а потом открытая польско-литовская интервенция. Почти двухлетнее пребывание иноземцев в Москве. Захват шведами Новгорода и большей части новгородской земли. Народно-освободительная война. Поражение захватчиков. И наконец, установление долгожданного мира.

Дорого давались России вышеупомянутые социальные перемены. Хотя по Столбовскому миру (1617) шведы возвратили России г. Новгород, российские прибалтийские крепости Иван-город, Ям, Копо- рье, Орешек, занимавшие важное стратегическое положение, отошли к Швеции. Ценой отказа от г. Смоленска российскому правительству удалось заключить Деулинское перемирие (1618) с Речью Посполитой (Польско-Литовским государством). По этому договору к Польше отошли Черниговский и Новгород-Северский уезды с 29 русскими городами84.

Используя трудное политическое и экономическое положение России, и в то же время, заручившись поддержкой Османской империи, крымские ханы предпринимали ежегодные грабительские походы на русские земли. Однако сил для решительной борьбы с Крымским ханством, за спиной которого стоял турецкий султан, у России не было. Московское правительство старалось откупаться деньгами, а в случае военных действий ограничивалось обороной Крымской украины.

34

В то же время укрепление оборонительных линий шло постоянно. В 30—40-х гг. XVII в. была восстановлена разрушенная татарами в начале этого столетия Большая засечная черта. К 50-м гг. XVII в. было завершено строительство новой укрепленной линии — Белгородской. Значительное увеличение численности сторожевой охраны повлекло частичное изменение в приемах и способах несения порубежной службы, в связи с чем в 1623 г. был введен новый устав.

В нем были сохранены принципы организации сторожевой и станичной службы, сложившиеся при Иване IV, но были и нововведения. Так, перед отправлением на службу воевода должен собрать вместе в съезжую избу станичников, детей боярских85, атаманов, ездоков и вожей86, проверить их по спискам, а после проверки списки отправить в г. Москву. Всех станичников разбивали на две группы. Первая отправлялась на службу с 25 марта до 1 августа, вторая — с 1 августа до 15 ноября. Станицы укрупнялись. На каждой из них было предписано иметь по сыну боярскому, атаману, по шесть ездоков и по два вожа. Каждому станичнику полагалось иметь по два коня. Перед отправлением станиц на службу им теперь давали «наказные памяти»87, скрепленные воеводской печатью, чтобы станичники ездили осторожно, доезжали до указанных урочищ и привозили воеводам так называемые «доездные памяти»88 как доказательство того, что они прошли весь маршрут. При обнаружении неприятеля станицы были обязаны незамедлительно сообщать воеводам, информируя их о количестве, составе и направлении движения противника. По новому уставу станицы высылались на расстояние не далее 15 верст вместо прежних 40—60 верст89.

Существенным изменением в обязанностях сторожей было то, что вводилась круглосуточная охрана границы на сторожах. Сторожа должны были чаще совершать разъезды между сторожами. Для наблюдения за несением службы сторожами назначались особые дозорщики. Как и станичники, сторожа теперь отправлялись на службу с 25 марта. Росписи выставленных сторож, сведения о людях после их выхода на службу отправлялись в г. Москву. Воевода теперь имел право наказывать станичников и сторожей за нерадивое несение службы90. Новый устав с внесенными изменениями действовал вплоть до конца XVII столетия.

Пограничные укрепления не могли предотвратить ежегодных набегов степных народов — крымских татар и ногайцев, но они давали возможность отражать эти набеги, а при создании новых пограничных линий степные враги постепенно оттеснялись к Черному, Азовскому и Каспийскому морям, а также Кавказскому горному хребту. Города- крепости, возводимые в степи, заселялись русскими людьми из низших и малоимущих сословий. Все поселенцы наделялись землей и принимались на службу. Так станичная и сторожевая служба постепенно осваивала «дикую» степь.

Расширявшаяся система засечных черт получила административное деление. Конец большого засечного звена обозначался термином

«замок». Начало звена называлось «почином» или «утином» засеки. Место встречи двух засечных звеньев называлось «сутками». Место соединения засек именовали «цуцепом», а границы около «замка» — «схожими» или «стычными»91.

Участки, где не было определено должностей засечных голов и сторожей, охранялись местными поселенцами, которые обязывались следить за тем, чтобы через засеку не прокладывались дороги и тропинки. Помимо охраны засек местное население в тревожное время выставляло ополчение. Селения, окружавшие засечную черту на расстоянии не далее 50 верст, выставляли «подымовных людей», в обязанность которых входила подача сигналов путем зажжения специальных костров. В подобном виде засечная стража просуществовала до второй половины XVII в.

Необходимо заметить, что в изучаемый период серьезное значение начинает приобретать борьба с контрабандой92. До середины XVII в. в России предметы потребления как отечественного, так и иностранного производства облагались внутренними таможенными пошлинами93. Эти пошлины подразделялись на два основных вида: проезжие, собираемые при провозе товаров по дорогам и рекам, и торговые, сопровождавшие куплю-продажу товаров. Первые взимались при проезде через внутренние заставы, а вторые — только в городах, где осуществлялась продажа товаров.

Городские таможенные управления, находившиеся в крупных городах, вели книги записных товаров. В более мелких российских городах существовали и таможенные избы, переименованные в конце XVII в. в таможни94. В число их штатных служащих входили таможенные головы, таможенные подьячие95 и целовальники96. Подьячие вели таможенные документы, а таможенные головы и целовальники занимались сбором пошлин97.

С принятием в 1658 г. «Торгового устава» большая часть проезжих пошлин была заменена торговою рублевой пошлиной, но этот закон не распространялся на иностранных купцов, и в особенности англичан, неоднократно изобличавшихся в торговле контрабандными товарами.

В книгах таможенных управлений нередко упоминаются служилые люди, уличенные в контрабандных перевозках. Нередко творились злоупотребления и на самих таможнях. Целовальники при пошлинных сборах брали взятки, подкупались. Неудивительно, что многие купцы и торговые люди старались объезжать таможни, что повлекло, в свою очередь, со стороны государства, дополнительное введение застав и караулов.

В XVII в. активно осваиваются просторы Сибири и Дальнего Востока. Еще в 1582 г. был предпринят знаменитый поход Ермака, положивший начало освоения русскими людьми громадных пространств Зауралья. В Сибири строятся укрепленные пограничные города Березов, Обдорск, Сургут, Надым и др. Русское и туземное население Западной Сибири жило под постоянной угрозой вторжения башкирских, казах-

36

ских и ногайских кочевников. Наиболее ожесточенными противниками «белого царя» были енисейские киргизы. Пограничные сибирские уезды постоянно подвергались опустошительным набегам. Степняки не раз осаждали города-крепости Красноярск, Кузнецк, Тюмень. Ими, в частности, были сожжены Канский и Ачинский остроги, Мурзинская, Утяцкая и Камышовская слободы, Рождественский и Долматов монастыри98.

Вошедшие в состав Российского государства народы Южной Сибири оказались в сложном положении. Тем не менее, их подавляющее большинство делало выбор в пользу «белого царя», а не монгольских алтын- ханов. Аборигены понимали, что российское покровительство обещало им большую стабильность и мирную жизнь. Ясачные татары, тунгусы, буряты не только поставляли российской администрации разведывательные данные, но и защищали русские остроги, несли сторожевую службу, ходили вместе с казаками в походы против ногайцев, казахов и киргизов.

Часть коренного населения Сибири, отмечал исследователь Сибири Н. И. Никитин, была принята в «государевы служилые люди», составив при русских сторожевых гарнизонах особые воинские формирования. Все же основная тяжесть борьбы с «немирными ордами» лежала на русских служилых людях. Всего в Сибири в конце XVII в. насчитывалось около 10 тыс. служилых людей. Сибирские стрельцы несли, как правило, «пешую службу». Сибирские же казаки делились на пеших и конных. В слободах постоянные гарнизоны обычно состояли из небольшого числа «беломестных казаков», которые были освобождены (обелены — старославянское) от основных налогов и повинностей. Однако в то же время они получали все виды «государева жалования»99.

И все же профессиональной порубежной охраны не хватало, в связи с чем в слободах и острогах нередко вооружали всех боеспособных жителей. На них также возлагали сторожевую службу и посылали в «отъезжие караулы». Надо сказать, что из-за постоянной нехватки людей в Сибири нельзя было рассчитывать на создание непрерывной цепи укреплений, подобно «засечным чертам» в Европейской России. За Уральским горным хребтом линии пограничных укреплений создавались лишь на небольших участках. Основой защиты русских границ в Сибири служили небольшие крепости-остроги, легко обходимые кочевниками. Между острогами несли службы караулы, которые организовывались для своевременного оповещения о набегах. Главным же способом борьбы с кочевниками были походы в степь объединенных вооруженных отрядов нескольких сторожевых острогов. В целом на протяжении всего XVII в. ни один из степных районов Сибири, осваиваемых русскими людьми, не знал мирной и спокойной жизни.

История сторожевой и станичной службы Российского государства в XVII в. была бы далеко не полной без упоминания о героической 59-дневной обороне пограничной крепости Белой в 1633 г., когда армия короля Речи Посполитой Владислава IV вела ее осаду100. Это был пример воинской доблести, величия русского духа, с которым по праву можно сравнить подвиги тех пограничных застав, которые под натиском гитлеровских полчищ в годы Великой Отечественной войны защищали до последнего патрона каждую пядь родной земли.

Оборону крепости Белой возглавлял князь Федор Федорович Волконский, представитель древнего рода князей Волконских, заслуженный русский воин, отличившийся во многих боях. Защита этой небольшой крепости имела важнейшее военно-политическое значение. Надо отметить, что к этому времени в результате бездарного командования боярина М. Б. Шеина 80-тысячная русская армия была окружена поляками под г. Смоленском и капитулировала. Несмотря на это, парламентариям, которые были направлены польским королем в сопротивлявшуюся крепость Белую, князь Ф. Ф. Волконский101 дерзко ответил: «Шеин мне не образец! Угрозы ваши мне не страх внушают, но большую отвагу»102.

Польский король, безусловно, мог бы блокировать непокорную крепость и двинуть свое войско на г. Москву, однако за сопротивлением Ф. Ф. Волконского был призрак народной войны. День за днем атаковали крепость польские, литовские, немецкие полки, городок был уничтожен, но его гарнизон зарылся в землю. Немецкие мастера взорвали несколько башен крепости, но осажденные отбили последовавший за этим штурм врага. Более того, русские воины пошли на вылазку. В ночной схватке ими был уничтожен отборный польский полк Вей- гера. Захватив неприятельские знамена и пленных, командовавший ночным рейдом Ф. Ф. Волконский вернулся с отрядом в крепость. Осада русской крепости поляками усилилась, но она устояла. Вскоре войска захватчиков стали испытывать затруднения с продовольствием. Потеряв значительную часть войска, король Владислав IV вынужден был отступить. Более того, он отказался от похода на г. Москву. В результате был заключен 20-летний Поляновский мир. А в честь национальных героев Бельской обороны по всей Руси повсеместно отслужили молебны за их «мужество и твердостоятельную службу»103.

Подводя итог, надо отметить, что сторожевая служба в XVII в. считалась одной из важнейших функций в обеспечении безопасности государства. В этот период начинается ее реорганизация. Вместо сторожей из мелкопоместных детей боярских стали определяться служилые люди «по прибору», в первую очередь, казаки. Организация на границе казачьих гарнизонов резко сократила расходы казны на содержание дворянских отрядов, поскольку конные казаки, «прибранные в степные гарнизоны, получали небольшие поместья и служили с земли без денег».

Важным последствием привлечения вольных казаков на государеву службу стало то, что многие пограничные территории, ранее освоенные вольными казаками, были включены в состав Российского государства.

Изучаемый период с XVI по XVII в. был особым в становлении пограничной охраны государства. Уже в те времена были четко сформулиро-

38

ваны классические требования, предъявляемые к сторожевой и станичной службе, принципиальные положения, которые не утратили своего значения и в наши дни. Главные среди них:

  • 1) непрерывность службы по времени и месту;
  • 2) сосредоточение основных усилий службы на главных направлениях;
  • 3) скрытность действий пограничной стражи;
  • 4) маскировка службы, тесное взаимодействие сторож и станиц

между собой и с полевыми войсками;

  • 5) надежная связь с центрами управления;
  • 6) самостоятельность, возможность проявления разумной инициативы, «право на ошибку», на поиск оригинальных решений.

В сочетании разумной централизации и самостоятельности, точного исполнения предписанных указаний и инициативы, бесстрашия и находчивости пограничники видели основу к успешному решению поставленных задач.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >