Традиционный культурный ландшафт

В начале XXI в. во многих странах было осознано, что для успешного развития рекреации каждый регион должен иметь свой неповторимый облик и образ. Пришло понимание того, что в век глобализации и унификации, когда даже в тропической пустыне можно создать горнолыжный курорт, самым ценным рекреационным ресурсом являются традиционные, веками формировавшиеся культурные ландшафты.

Традиционный культурный ландшафт (ПКК) — территория с определенным набором взаимосвязанных природных компонентов, обжитая определенной общностью людей (этносом) в соответствии с их представлением об идеальном пространстве, и измененная под воздействием традиционного природопользования.

Наступление джунглей на храм Та Пром (Ангкор, Камбоджа)

Рис. 3.1. Наступление джунглей на храм Та Пром (Ангкор, Камбоджа).

Фото Г. Исаченко

Во многих странах (в том числе в России) в настоящее время зоны традиционного природопользования рассматриваются в качестве ООПТ или включаются в список наследия ЮНЕСКО, где культурный ландшафт относится к категории культурных объектов. В Европейской конвенции о ландшафтах (The European Landscape Convention), принятой Комитетом министров Совета Европы 19 июля 2000 г., указано, что ландшафт способствует формированию местной культуры и является основополагающим компонентом европейского природного и культурного наследия, вносящим вклад в благосостояние людей и укрепление европейской самобытности. Страны, подписавшие конвенцию, обязуются юридически признать ландшафты как важнейший компонент условий жизни населения, как выражение разнообразия общего культурного и природного наследия человека и как основу самобытности населения.

Однако, по сравнению и с природным ландшафтом, и с культурным объектом традиционный ландшафт является менее устойчивой системой и требует не только охраны, но и постоянного воздействия со стороны осваивающего его сообщества. Режим охраны здесь предполагает создание условий для поддержания малых этнических групп или иных общностей, основа уклада жизни которых непосредственно зависит от сохранения традиционного природопользования и традиционного ландшафта. Необходимость сохранения образа жизни коренных народов признана мировым сообществом важной составляющей программы устойчивого развития. В США, Канаде, Австралии, Новой

Зеландии и ряде южноамериканских стран формируется сеть охраняемых территорий, режим которых разрабатывается, исходя из признания права аборигенов управлять своими землями и природными ресурсами, сохраняя традиционные способы природопользования. В России правовой статус таких территорий регулируется Земельным кодексом РФ (ст. 97) и ФЗ «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации»[1]. Однако практика организации охраняемых территорий традиционного природопользования в России выявила ряд проблем, связанных как с противоречиями современного законодательства и государственного управления природными ресурсами, так и со сложными взаимоотношениями коренных и пришлых народов.

В условиях жесткой конкуренции поддержание традиционного природопользования оказывается весьма затратным; продукция, произведенная по традиционной технологии, стоит намного дороже продукции массового производства. Сохранение малых народов, а соответственно и традиционных культурных ландшафтов зависит в том числе и от дотаций, поступающих в регион. В качестве источника дополнительных денежных поступлений можно рассматривать рекреационное освоение регионов традиционного природопользования.

  • [1] Федеральный закон от 07.05.2001 № 49-ФЗ «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего ВостокаРоссийской Федерации».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >