Рекреационное освоение горных регионов

Рассматривая динамику природопользования в горных регионах, надо иметь в виду некоторые особенности их освоения и развития.

  • 1. Горные регионы по сравнению с равнинными территориями более разнообразны и динамичны в физико-географическом и культурно-историческом отношениях. Смена природных комплексов в горах может происходить катастрофически быстро, причем изменения затрагивают наиболее стабильные характеристики природных комплексов: режим увлажнения, формы рельефа, состав подстилающих пород. Оползни, осыпи, селевые потоки, движения ледников приводят порой к необратимым сменам природных и ПКК, затрагивающим и рекреационное освоение региона.
  • 2. Сложность ландшафтной структуры гор (количество разных типов природных комплексов на единицу площади) и быстрая смена природных условий в пространстве обусловливают разнообразие форм освоения ландшафтов и формирование различных типов культурных ландшафтов в пределах небольших территорий. Длительное сохранение традиций жизни в горных регионах привело к созданию уникальных жилых и хозяйственных комплексов, изящно вписанных в природу гор. Однако горные регионы относятся к зонам рискованного освоения, где малейшая дестабилизация ведет к забрасыванию поселений и угодий. В настоящее время разрушение заброшенных селений и запустение традиционных ландшафтов в горах идет со скоростью, превышающей развитие аналогичных процессов на равнине.
  • 3. Традиции жизни в труднодоступных селениях предписывают каждого вошедшего в дом принимать как гостя, получение денег за гостеприимство, как правило, не вписывается в традиционное мироощущение горных народов. С этой проблемой сталкиваются современные проекты, направленные на поддержание традиционного природопользования в горах с помощью развития рекреации, в частности сельского и этнического туризма.
  • 4. Современное рекреационное освоение некогда заброшенных горных поселений создает условия для формирования новых рекреационно-селитебных территорий, обитатели которых не всегда имеют тесные родовые связи с регионом и опыт традиционной жизни в горах. Восстановление традиционного хозяйства, как правило, не входит в намерения дачников.

В качестве иллюстрации рассмотрим пример рекреационного освоения горной территории НП «Алания» (Республика Северная Осетия — Алания) (рис. 3.13).

Территория НП «Алания» и его охранной зоны

Рис. 3.13. Территория НП «Алания» и его охранной зоны:

  • 1 — граница НП; 2 — граница охранной зоны НП; 3 — ледники. Рекреационные учреждения: 1 — турбаза «Россельмаш»; 2 — комплекс «Порог неба»; 3 — база «Орлиное гнездо»; 4 — альпинистский лагерь «Комы-Арт»; 5 — лагерь «Таймази»;
  • 6 — усадьба «Хонх»

В горах существует прямая зависимость рекреационного освоения региона от природных процессов, связанных, в частности, с сокращением площади горного оледенения. Деградация оледенения не только активизирует динамические процессы и формирует нестабильные природные комплексы высокогорий, но и определяет изменчивость рекреационных комплексов, сформировавшихся здесь за последнее столетие. Например, сокращение площади Караугомского ледника привело к тому, что за последние 40 лет длина его языка уменьшилась на 1300 м (рис. 3.14). Отступание ледника, переставшего подпирать борта долины, привело к радикальной смене природных комплексов и уничтожению рекреационных территорий.

В 1995 г. селевой поток смыл левобережную морену, на которой располагалась «Райская поляна» — место, вошедшее как в географический образ, так и в мифологию региона (рис. 3.15). Здесь базировались альпинисты перед штурмом ледопада; это было одно из самых привлекательных мест отдыха на туристском маршруте к Караугомскому леднику по левобережной морене.

Левый борт долины, оставленной Караугомским ледником около 40 лет назад (Республика Северная Осетия)

Рис. 3.14. Левый борт долины, оставленной Караугомским ледником около 40 лет назад (Республика Северная Осетия).

Фото Т. Исаченко

Около правого края ледника до середины XX в. находился так называемый Вольный Осетинский курорт, который «самостийно» каждый год организовывали больные туберкулезом и малярией люди, приезжавшие со всех уголков Северной Осетии. Приезжали целыми семьями, жили по несколько недель: пили молоко, ледниковую воду, выходили загорать на ледник, коров приводили с собой либо арендовали у местных жителей. В 1930 г. здесь находилось единовременно 376 чел. Отступание Караугомского ледника изменило условия прохождения по правобережной морене, спровоцировало опасность возникновения обвалов и селевых потоков, тем самым предопределив исчезновение курорта.

Фрагмент территории НП «Алания»

Рис. 3.75. Фрагмент территории НП «Алания»:

а — реконструкция территории на конец 1970-х гг.; б — состояние территории на 2011 г.; 1 — ледник; 2 — лес

В горах, по аналогии со староосвоенными равнинными территориями, прослеживается взаимосвязь рекреационного освоения с процессами, связанными с депопуляцией территории. Численность населения, постоянно проживающего на территории НП «Алания», за 10 лет с начала XXI в. сократилась более чем в шесть раз. На территории парка существуют как «живые» поселки, так и заброшенные и разрушающиеся селения, еще полвека назад служившие центрами освоения региона. Численность постоянно проживающего населения в поселках колеблется от 1 до 100 чел. Летом количество людей, проживающих на территории НП, увеличивается в три раза за счет дачников, размещающихся в селениях, и туристов, останавливающихся в туристско- рекреационных комплексах. Соотношение постоянных жителей, туристов и дачников отображается пропорцией 1:1:1.

Разнообразие горных территорий приводит к контрастам в проявлении социальных, экономических и культурных тенденций в их развитии. Рассмотрим два поселения на территории НП «Алания»: Стур-Дигорское на р. Урух (села Стур-Дигора, Куссу, Моска, Одола) и Галиатское на р. Сонгутидон (села Камунта, Галиат, Дунта) (см. рис. 3.13). В XX в. наиболее уязвимым оказалось, как это ни покажется странным, наиболее богатое Галиатское поселение, в котором скотоводство было более рентабельно. Благодаря теплым фёновым ветрам[1] снеговой покров здесь маломощный и неустойчивый, что позволяет использовать пастбища практически весь год и делает сельское хозяйство менее трудоемким и более доходным. Развал системы традиционного хозяйствования привел к тому, что во второй половине XX в. именно из более богатых сел Галиатского поселения люди уезжали наиболее активно, поскольку имели материальный задел для обустройства на равнине (рис. 3.16).

Соотношение жилых и пустующих дворов в сельских поселениях на территории НП «Алания» в 2011 г. (Северная Осетия)

Рис. 3.16. Соотношение жилых и пустующих дворов в сельских поселениях на территории НП «Алания» в 2011 г. (Северная Осетия):

а — Галиатское поселение в Уаллагкомском ущелье; б — Стур-Дигорское поселение в Дигорском ущелье

Прекращение автобусного сообщения с селами, отсутствие школы, магазина и медицинского пункта стимулировали процесс депопуляции. В уникальном селении Галиат (с сохранившимися жилыми постройками XIV—XVIII вв., святилищем XII—XIII вв. и могильниками IX—XIV вв.), население которого в первой четверти XX в. составляло более 500 чел., в 2011 г. осталось всего три жилых двора. Село Галиат, способное конкурировать со всемирно известными объектами культурного наследия (рис. 3.17), находится в критическом состоянии, требующем срочных мер по его сохранению и восстановлению. Сокращение площади пастбищ и сенокосов привело к увеличению площади лесов, уменьшению площади и обеднению видового состава субальпийских лугов — одного из наиболее привлекательных в эстетическом отношении типов природных комплексов Кавказа.

Селение Галиат (Республика Северная Осетия)

Рис. 3.17. Селение Галиат (Республика Северная Осетия).

Фото Т. Исаченко

В соседнем Дигорском ущелье, откуда было легче организовать подъем туристов к ледникам, с развитием сети Всесоюзных туристских маршрутов в 1970-е гг. появились первые турбазы и альплагеря. Рекреационная деятельность постепенно становилась дополнением и альтернативой традиционному природопользованию, сдерживая процесс депопуляции селений. В конце 1970-х гг. в ущелье были выделены участки под дачное строительство, и с тех пор площадь дачного поселка постоянно увеличивалась за счет продажи местными жителями дачникам территорий огородов. Сегодня в ущелье, наряду со строительством новых дачных домов, активизируется процесс превращения родительских домов селений в дачи. В 2011 г. в Стур-Дигорском поселении количество дачников составило 50 % от общего числа проживающих здесь в летний период. Если учесть число туристов (вместимость туристско-рекреационных комплексов Дигорского ущелья превышает общее число постоянных жителей всех поселений на территории НП), то приоритетное значение рекреационного природопользования в Дигорском ущелье становится очевидным.

Заселение пустующих домов и вторичное освоение территории в горах в настоящее время связано не столько с возрождением традиционного природопользования, сколько с развитием рекреации. Постепенно традиционные селения превращаются в дачные комплексы, которые наряду с функционирующими учреждениями организованной рекреации заполняют образовавшиеся лакуны в освоении территории. Однако стихийное возрождение заброшенных селений с целью рекреационного использования не ведет к возрождению традиционного природопользования, поддержанию историко-культурной специфики территории и сохранению традиционных ландшафтов. Соответственно уменьшается и рекреационный потенциал территории.

В горах отношение местного населения к рекреационной деятельности имеет свою специфику. Анкетирование, проведенное среди имеющих продолжительный опыт общения с туристами жителей Стур- Дигорского поселения, показало, что большая часть респондентов относится положительно к развитию организованной рекреации и готовы продавать туристам продукцию собственного производства. Местные жители начинают рассматривать рекреационную деятельность как дополнение к традиционному хозяйствованию. Около 40 % опрошенных ответили положительно на вопрос о возможности приема туристов в личных домах за определенную плату. В Дигорском ущелье уже существуют небольшие гостевые дома на базе частных домов, однако организованы они преимущественно городскими жителями, получившими эти дома в наследство.

Жители Галиатского поселения в меньшей степени готовы к развитию туризма. Несмотря на то, что большинство опрошенных рассматривают возможность продавать отдыхающим продукцию своего изготовления, только 17 % респондентов выразили готовность брать деньги за прием туристов в своих домах. Неготовность жителей Галиатского поселения к развитию сельского туризма, но заинтересованность в сбыте продукции экскурсантам требует альтернативных решений при организации рекреационного природопользования. Здесь приоритетное внимание должно уделяться поддержанию традиционного хозяйства.

Приведенное сравнение двух горных поселений показывает необходимость разработки различных сценариев встраивания рекреации в схему развития природопользования в различных горных поселениях, исходя из специфики проявления природных, социальных и историко- культурных процессов.

Развитие рекреации в горных регионах имеет как положительные, так и отрицательные стороны. С одной стороны, селитебно-рекреационное освоение, как правило, не способно в полной мере поддержать традиционную систему хозяйствования: животноводством дачники заниматься вряд ли будут. В обозримом будущем будет усиливаться негативная роль туристско-рекреационных и селитебно-рекреационных комплексов в ландшафте: увеличится нарушенность и фрагмен- тированность территории, уменьшится ее проницаемость. С другой стороны, развитие рекреации при ее эффективной организации может способствовать привлечению денежных средств в регион, развитию энергетики, реконструкции дорог, восстановлению автобусного сообщения, формированию торговой сети. Налаживание жизненно-важной инфраструктуры в свою очередь может стимулировать повышение интереса к жизни в горах со стороны городских жителей — выходцев из горных селений. Присутствие туристов даст дополнительную возможность сбыта сельскохозяйственной продукции, стимулирует производство традиционных продуктов. Конечно, рекреация не сможет полностью заменить сельское хозяйство в качестве основы экономического благополучия горных регионов, но может стать катализатором для его подъема и стимулом возрождения старинных селений не в качестве музейных объектов, но живых рекреационно-селитебных комплексов, сохранивших традиционные черты горных селений.

  • [1] Фён — теплый и сухой ветер, дующий с гор в долину.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >