Кодификация римского права

Первые попытки кодификации, императорский период

1. Изобилие и разнохарактерность нормативного материала сделали в императорский период особенно настоятельной потребность в объединении и систематизации накопившегося материала.

Первые кодификационные попытки были сделаны частными лицами, составлявшими сборники императорских конституций. Так, известны два сборника императорских конституций, составленные в конце III в. — начале IV в. н.э.: Codex Gregorianus, объединивший конституции от Адриана (И в. н. э.) до конца III в. н. э., и Codex Hermogenianus, дополнивший первый сборник последующими конституциями, до Константина (начало IV в. и. э.).

  • 2. В первой половине V в. была осуществлена первая официальная кодификация: император Феодосии II издал Codex Theodosianus (Феодосией кодекс), в котором были собраны и систематизированы императорские конституции, начиная с Константина. Кодекс делился на 16 книг, книги — на титулы, внутри которых отдельные конституции расположены в хронологическом порядке. Конституции, появившиеся после издания кодекса, получили название Феодосиевых Новелл.
  • 3. После разделения (в V в.) Римской империи на две половины (восточную и западную) западная половина оказалась под властью германских завоевателей. На ее территории образовались королевства: Вестготское, Остготское, Бургундское. В этих королевствах продолжало действовать римское право, причем короли издавали в помощь судам сборники, включавшие в себя извлечения из названных выше кодексов — leges, а также из сочинений наиболее известных юристов — ius (Гая, Павла, Папиниана). Таковы сборники: Lex Romana Wisigothorum (для Вестготского королевства), Edictum Theodorici (для Остготского королевства), Lex Romana Burgundionum (для Бургундского королевства).

Следует назвать также некоторые частные сборники, содержавшие компиляцию leges и ius. Таковы Fragmenta Vaticana, сборник, названный по месту открытия (в начале XIX в.) в Ватиканской библиотеке, относящийся к концу IV или началу V в. и содержащий отрывки из Папиниана, Павла, Ульпиана, в сопоставлении с императорскими конституциями; Collatio legum Romanarum et Mosaicarum — также начала V в., сопоставление текстов Гая, Папиниана, Павла, Ульпиана, Модестина и императорских конституций с Моисеевым законодательством и др.

Кодификация Юстиниана

4. Неизмеримо большее значение по сравнению с кодификацией Феодосия II имеет кодификационная работа, проведенная в первой половине VI в. при Юстиниане. В это время зарождаются планы воссоединения восточной половины империи с западной, находившейся тогда в руках варваров. Кроме того, интересы господствующего класса требовали единства права, определенности и ясности его содержания. Господствующий класс был заинтересован в том, чтобы явно устаревшие нормы были отменены и право было обновлено.

В соответствии с интересами господствующего класса Юстиниан поставил перед собой задачу собрать накопившийся огромный материал, притом не только leges (императорские законы, как было при предыдущих кодификационных работах до Феодосия II включительно), но также и ius (сочинения классиков). Весь собранный материал имелось в виду привести в соответствие с потребностями эпохи, устранить противоречия, отбросить все устаревшее. Руководящими началами, естественно, должны были служить укрепление императорской власти и обеспечение эксплуатации рабов (рабство па Востоке сохранилось прочнее, чем на Западе).

5. Для выполнения кодификации назначались особые комиссии. Активное участие в кодификации принимали выдающиеся юристы того времени — Трибониан (начальник императорской канцелярии и заведующий редактированием законов) и Феофил (профессор Константинопольской школы права).

Работа началась с собрания императорских законов. Комиссия, образованная для этой цели в 528 году, составила уже в 529 году так называемый Кодекс первого издания (не дошедший до нас).

В 530 году была образована комиссия для кодификации ius, сочинений классиков. В 533 году был составлен и обнародован сборник извлечений из сочинений классических юристов под названием Digesta (собранное) или Pandectae (все вмещающее). Этот сборник, получивший обязательную силу, состоял из 50 книг, разделенных на титулы и фрагменты.

В том же, 533 году был обнародован элементарный учебник римского права — Институции, получивший вместе с тем силу закона. Институции Юстиниана состояли из четырех книг, разделенных на титулы; в основу их содержания были положены Институции Гая.

Параллельно с этими кодификационными работами Юстиниан разрешил в законодательном порядке ряд наиболее спорных вопросов гражданского права. Эти законы, известные под названием "50 решений", были использованы в целях пересмотра только что изданного Кодекса. В результате этого пересмотра в 534 году появился Кодекс нового издания (сохранившийся), состоявший из 12 книг, разделенных на титулы.

6. При составлении Дигест и отчасти Кодекса кодификационные комиссии допускали изменения подлинного текста классических произведений и вставки. Такие изменения комиссия по составлению Дигест производила, основываясь на предоставленном ей праве устранять все ненужное и устаревшее. Внесенные комиссией изменения и вставки носят наименование "интерполяции". Например, поскольку к VI в. многие обряды, термины, даже целые институты, устарели, кодификаторы заменяли их современными.

Так, в древнейшем римском праве, для того чтобы передать в собственность другому лицу земельный участок, раба, рабочий скот, совершали торжественный обряд так называемой манципации (см. ниже, разд. V, гл. 3, § 1, п. 4). Ко времени Юстиниана этот обряд давно вышел из употребления, и, для того чтобы передать какую-либо вещь в собственность другому, эту вещь просто передавали в фактическое владение приобретателя. Поэтому кодификаторы, встречая термин mancipatio, нередко заменяли его термином traditio. Иногда интерполяции были более сложными.

Историческая критика потратила немало труда, чтобы восстановить подлинный текст классиков. Эта работа имеет особенно важное значение для марксистской пауки истории права. Историк-марксист толкует содержание той или иной нормы в ее связи с социально-экономическими условиями эпохи, когда норма появилась. Поэтому необходимо знать, принадлежит ли данное место источников тому юристу, которому оно приписано в надписи соответствующего фрагмента и который жил, быть может, во II или III вв., или же дошедший до нас текст принадлежит кодификаторам VI в.: социально-экономические условия II и VI в. существенно различны, а потому для правильного понимания нормы необходимо знать, к какому времени она относится. Кроме того, раскрытие интерполяций помогает установить содержание римского права классического периода.

В новейшей литературе римского права (различных стран) подвергаются внимательному исследованию изменения классических текстов еще до кодификации Юстиниана; ставится трудная, по важная задача очистить дошедшие до нас фрагменты классического римского права от позднейших наслоений, изменений и т.п.

Для того чтобы пояснить, каким образом источниковеды догадываются о наличии в том или ином тексте интерполяции, можно привести следующий простейший пример. В Дигестах есть фрагмент (1.7.2), имеющий надпись, свидетельствующую, что это — извлечение из 1-й книги Институций Гая. В этом фрагменте сказано, что одним из способов усыновления является усыновление prineipis auetoritate — распоряжением принцепса. По Институции Гая дошли до нас и непосредственно, и там (1.98) говорится, что усыновление совершается populi auctoriatate, волей народа. Нетрудно догадаться, почему составители Дигест заменили слово "народа" словом "принцепса": в VI в. о власти народного собрания давно забыли; власть была в руках императора, и, для того чтобы привести текст в соответствие с современным положением, кодификаторы прибегли к интерполяции.

Применялись и другие, более сложные приемы раскрытия интерполяции.

В науке римского источниковедения встречаются и необоснованные указания на интерполяции: исследователь иной раз "ищет" интерполяцию там, где для этого нет объективных оснований, но в целом работа по раскрытию интерполяций дала ценные результаты.

  • 7. Собранный в Дигестах материал состоял из трех больших групп: а) из сочинений классиков, относящихся к цивильному праву (так называемые Iibri ad Sabinum; такое название дано потому, что Сабину принадлежал комментарий к цивильному праву); б) из сочинений классиков, посвященных преторскому эдикту (libri ad edictum); в) из сочинений Папиниана и некоторых других, не попавших в две первые категории.
  • 8. Составление трех названных сборников — Институций, Дигест, Кодекса — не могло, разумеется, остановить дальнейшее развитие жизни и устранить потребность в издании новых законов. Юстинианом был издан (после окончания кодификационных работ) ряд законов, которые известны под названием Новелл (т.е. новых законов). Новеллы объединены в сборник уже не Юстинианом, а позднее (до нас дошли некоторые частные собрания).

В Средние века Институции, Дигесты, Кодекс и Новеллы получили в своей совокупности название Corpus iuris civilis (Свод гражданского права).

В Восточной империи в течение примерно пяти веков после кодификации Юстиниана составленные им сборники служили базой научной и практической работы. По мере изменений в социально-экономической жизни и возникновения новых потребностей вносились и частные поправки и производилась переработка отдельных частей Юстиниановой кодификации, например, Базилики императора Льва Мудрого, конец IX — начало X вв., и др.

На Западе в раннее Средневековье имела применение не Юстинианова кодификация, а названные выше сборники отдельных королевств (особенно lex Romana Wisigothorum). Только в Италии после уничтожения Остготского королевства применялись Институции, Кодекс, Новеллы. Дигесты до середины XI в. на Западе не были известны. Около середины XI в. нашли рукопись Дигест (VI или VII в.), названную позднее флорентийской. Эта находка дала толчок для оживления римского права (прежде всего в Болонье с ее знаменитой юридической школой).

9. Сборники, составившие в Средние века Corpus iuris civilis, цитируются в настоящее время следующим образом. Название сборника обозначается начальной заглавной буквой: I. (Институции), D. (Дигесты), С. (Кодекс), N. (Новеллы). Затем (при цитировании трех первых сборников) ставятся два числа, из которых первое обозначает номер книги (на которые делятся эти сборники), а второе — номер титула (па которые делятся книги). После этого при цитировании Дигест и Кодекса ставится помер фрагмента (в Дигестах) или закона (в Кодексе), из которых составлен данный титул. В современных изданиях отдельные фрагменты разделены на параграфы, причем первому параграфу обычно предшествует вводная часть, prineipium; поэтому после номера фрагмента ставят номер параграфа или рг. (т.е. prineipium, начало). Таким образом, получается, например: D.4.8.9.2 — Дигесты, 4-я книга, 8-й титул, 9-й фрагмент, § 2. Иногда номер фрагмента выносится вперед с буквой 1. (т.е. lex) или fr. (т.е. fragmentum), и получается: 1. 9. § 2. D.4.8.

Институции не имеют внутри титула фрагментов, но разделены (в современных изданиях) на параграфы. Поэтому Институции цитируются следующим образом: 1.2.22.1 — Институции, 2-я книга, 22-й титул, § 1.

Новеллы цитируются посредством указания номера новеллы, номера главы и параграфа: N. 28, с. 4, § 2 — 28-я Новелла, 4-я глава (caput), § 2.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >