СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ И ОРГАНИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ОСУЖДЕННЫХ В ЛЬГОТНЫХ УСЛОВИЯХ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ

Применение наказания в виде лишения свободы в отношении несовершеннолетних является крайней мерой, так как связано прежде всего с коренной трансформацией условий жизни подростков, которая способна вызвать некоторые изменения в их характере и поведении[1]. Естественно, что суды прибегают к такому наказанию лишь в случаях совершения лицом, не достигшим совершеннолетия, тяжких и особо тяжких преступлений.

Вместе с тем своевременное и надлежащее трудовое и бытовое устройство лиц, освобождаемых из льготных условий отбывания наказания, выступает одним из важнейших аспектов их социальной адаптации к условиям жизни в обществе, а также предупреждения совершения ими повторных общественно опасных деяний, за совершение которых УК РФ предусматривает назначение наказаний.

В 2008 г. в истории пенитенциарной системы России произошли знаковые события. Впервые за многие десятилетия глава государства посетил исправительное учреждение и обсудил на проведенном заседании президиума Государственного совета вопрос о состоянии уголовно-исполнительной системы Российской Федерации. В ходе пребывания в воспитательной колонии в г. Вологде Президент России заявил о необходимости изменения отношения общества к системе исполнения уголовных наказаний в целом.

Перед государственными структурами Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, общественными объединениями были поставлены задачи по совершенствованию работы с лицами, освобождающимися из мест лишения свободы, а именно было предложено в каждом субъекте Федерации принять специальные региональные программы социальной реабилитации данных лиц. Реализация программ должна осуществляться в тесном взаимодействии с общественными объединениями, религиозными организациями, средствами массовой информации и другими институтами гражданского общества1.

В соответствии с поручениями Президента РФ, отданными по итогам заседания президиума Государственного совета 11 февраля 2009 г., Министерством юстиции Российской Федерации в рамках полномочий по выработке и реализации государственной политики в сфере исполнения наказаний совместно с ФСИН России, другими федеральными органами исполнительной власти, входящими в созданную межведомственную рабочую группу, ведутся активное совершенствование уголовного, уголовно-исполнительного, уголовно-процессуального и административного законодательства и выработка иных важнейших направлений развития УИС на период до 2020 г., результатом которой должны стать качественные изменения в подходах к определению меры ответственности за совершение преступлений, а также в практике исполнения уголовных наказаний[2] [3].

В юридической научной литературе получило достаточное обоснование предложение о создании для подростков новых исправительных учреждений двух категорий (с обычным и усиленным наблюдением). Упразднение градации ВК по видам режимов в 2001 г.1 фактически привело к объединению во время отбывания наказания осужденных с различной степенью криминализации. С учетом этого считаем целесообразным усовершенствование системы ВК, включающее в себя «реанимацию» учреждений по типу ВТК усиленного режима, либо, что более реально в нынешних условиях, создание локальных участков для подростков, ранее отбывавших наказание в виде лишения свободы.

Функционирование локальных участков на территории воспитательных колоний необходимо не только в целях экономии денежных средств, но и ввиду того, что сокращение количества ВК по России почти в три раза еще более осложняет сохранение либо восстановление социально полезных связей воспитанников. Проблемная ситуация складывается в отношении несовершеннолетних осужденных женского пола.

Указанные аспекты, непосредственно касающиеся создания локальных участков с усиленным наблюдением, были обозначены в 90-х гг. прошлого столетия О. Б. Лысягиным. Тогда в ВТК усиленного режима содержались лица, которые уже отбывали наказание в виде лишения свободы, и, как правило, они были не моложе 17 лет. Естественно, что воспитанников в возрасте 14—15 лет там практически не было.

Предусмотренная законом норма об оставлении в ВТК лиц, достигших восемнадцатилетнего возраста, сделала неизбежным преобладание в колониях усиленного режима несовершеннолетних осужденных в возрасте 18 лет и старше, причем их численность была незначительной[4] [5]. Это можно объяснить тем, что согласно ИТК РСФСР 1970 г., злостные нарушители порядка и условий отбывания наказания из числа несовершеннолетних осужденных должны были переводиться из ВТК общего режима в ВТК усиленного режима.

Вместе с тем практика показала, что данная норма в силу некоторых весьма объективных и субъективных причин была заблокирована.

В связи с этим полагаем целесообразным, во-первых, внести изменение в ч. 3 ст. 58 УК РФ следующего содержания: «Лицам, не достигшим к моменту вынесения судом приговора восемнадцатилетнего возраста и осужденным впервые к лишению свободы, отбывание наказания назначается в воспитательной колонии, а ранее отбывавшим наказание в виде лишения свободыв функционирующем в составе воспитательной колонии локальном участке с усиленным наблюдением».

Во-вторых, логично было бы предусмотреть ч. 1* ст. 132 УИК РФ и изложить ее в следующей редакции:

«1*. Для отбывания наказания в виде лишения свободы несовершеннолетними осужденными предусматриваются воспитательные колонии с функционирующими на их территории локальными участками с усиленным наблюдением, предназначенными для содержания несовершеннолетних осужденных, ранее отбывавших наказание в виде лишения свободы и осужденных за умышленные преступления, совершенные в период отбывания наказания. В воспитательных колониях устанавливаются обычные, облегченные, строгие и льготные условия отбывания наказания. В локальных участках с усиленным наблюдением устанавливаются обычные, облегченные и строгие условия отбывания наказания».

В настоящее время ситуация в воспитательных колониях непростая. В связи с гуманизацией уголовной ответственности подростков стало реже применяться наказание в виде лишения свободы за преступления средней тяжести, что существенным образом отразилось на уголовно-правовой и уголовно-исполнительной характеристиках лиц, не достигших совершеннолетия, на качественных и количественных показателях преступности. За 2018 г. к лишению свободы на определенный срок было осуждено более 18 тыс. несовершеннолетних, что на 8,75 % меньше, чем в 2017 г., при этом осуждено подростков с неснятыми и непогашенными судимостями на момент совершения преступления 20,44 %г.

Одна из основных обязанностей администрации ВК — содействие в трудовом и бытовом устройстве несовершеннолетних осужденных. На заключительном этапе отбывания наказания для подготовки к освобождению, в том числе услов- [6]

но-досрочному, воспитанники, содержащиеся в облегченных условиях, переводятся в льготные (ч. 5 ст. 132 УИК РФ).

Формальные сроки для отбывания наказания в облегченных и льготных условиях законодателем не установлены. Для изменения условий содержания в этих случаях основанием является положительная характеристика подростка, а на какие именно показатели указанной характеристики сотрудники ВК должны обращать внимание, четко не определено.

Казалось бы, такой перевод воспитанников позволяет в полной мере обеспечить дифференцированный подход к осужденным, стимулировать их исправление в процессе отбывания наказания, но отсутствие в уголовно-исполнительном законодательстве Российской Федерации регламентации четкого изменения условий отбывания наказания в лучшую сторону внутри ВК создает многочисленные затруднения в правоприменительной деятельности, что также подтверждается нашим исследованием.

Предусмотренная в ч. 4 ст. 133 УИК РФ возможность для несовершеннолетних осужденных, переведенных из облегченных условий отбывания наказания в льготные, проживать за пределами ВК без охраны, но под надзором администрации позволяет им постепенно готовиться к самостоятельной жизни после освобождения, приобретать навыки пользования деньгами и самообслуживания. Чтобы не вызывать излишнего любопытства законопослушных граждан к подросткам, проживающим за пределами исправительного учреждения, последним разрешается носить одежду гражданского образца.

Кроме того, ст. 133 УИК РФ, регламентирующая условия отбывания наказания в ВК, претерпела существенные изменения в результате принятия Федерального закона от 9 марта 2001 г. № 25-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации и другие законодательные акты Российской Федерации». В новой редакции полностью отменены ограничения на получение несовершеннолетними осужденными посылок или передач, бандеролей вне зависимости от условий отбывания наказаний; изменен принцип, по которому определяется сумма ежемесячных расходов на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости; внесены изменения в порядок содержания воспитанников в льготных условиях.

Данные изменения направлены на улучшение условий содержания осужденных, поэтому суммы средств с лицевых счетов, которые подростки имеют право расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости, и количество возможных свиданий значительно больше, чем предусмотрено для взрослых лиц.

Необходимо отметить, что увеличение норм расходования денежных средств отразилось на улучшении условий содержания далеко не всех воспитанников. Дело в том, что заработок их невелик, учитывая нерентабельность большинства предприятий ВК, использующих неквалифицированный труд несовершеннолетних. Некоторые из осужденных выплачивают судебные иски, более половины всех подростков, отбывающих наказание в виде лишения свободы, не получают средств на лицевые счета от родственников, поэтому не случайно при проведении специальной переписи осужденных в 2009 г. вопросу наличия у осужденных социально полезных связей было уделено значительное внимание.

В большинстве случаев несовершеннолетние, освобождаемые из ВК, возвращаются в свои семьи, а это еще одно из условий, положительно влияющих на процесс социальной адаптации. Хотя семья, родственники не обладают принудительными функциями контроля за поведением подростка, они могут осуществлять значительную моральную и материальную поддержку, особенно в первые дни после освобождения несовершеннолетнего, и препятствовать в случае необходимости установлению им асоциальных связей с лицами, ведущими антиобщественный образ жизни. Этот так называемый неофициальный контроль за поведением освобожденных, играющий важную роль в процессе закрепления результатов исправления бывшего осужденного к лишению свободы.

Подростки, отбывающие в настоящее время наказание в виде лишения свободы, имели до совершения преступления постоянное жилье, причем 71,7 % проживали совместно с родителями. После отбытия срока наказания они намереваются возвратиться к прежнему месту жительства. При всей определенности их будущей жизни они испытывают сложности психологического характера, думая о том, как примет их семья после пребывания в воспитательной колонии, как будут складываться в ней взаимоотношения, можно ли будет рассчитывать на помощь членов семьи и родственников в бытовом устройстве и пр.

Остальные подростки утратили все социально полезные связи, либо их возвращение к родителям или иным лицам нецелесообразно. У этой категории лиц, часть которых содержится в льготных условиях, при освобождении возникает проблема не только с обеспечением жилья, но и с трудоустройством. На наш взгляд, бросать бывших осужденных в такой ситуации сотрудники не имеют морального права, так как велика вероятность совершения повторных преступлений.

С учетом этого считаем, что функционирование отдельных комнат в социально-реабилитационном участке для освобожденных подростков, в отношении которых не решены вопросы трудового и бытового устройства в связи с утерей контактов с семьей, могло бы помочь решить в некоторой степени указанные проблемы.

Проживание бывших осужденных в участке возможно лишь при наличии их согласия и должно проводиться на основе соглашения, которое может заключаться на срок до шести месяцев. Воспитанникам, готовящимся к освобождению только из льготных условий отбывания наказания, есть смысл разрешить в период, предшествующий освобождению, иметь более свободные контакты с родственниками и иными лицами. Для этого целесообразно предусмотреть в ведомственных актах возможность их совместного проживания в социально-реабилитационном участке за две недели до освобождения из ВК.

На основании изложенного считаем необходимым дополнить п. 23 Положения о группе социальной защиты осужденных исправительного учреждения уголовно-исполнительной системы, утвержденного приказом Минюста России от 30 декабря 2005 г. № 262, следующим положением:

«Родственникам несовершеннолетних осужденных, содержащихся в льготных условиях отбывания наказания, предлагается прибыть в воспитательную колонию за две недели до их освобождения для совместного проживания в социально-реабилитационном участке и последующего сопровождения подростков к месту жительства».

Обратим внимание на то, что для подготовки несовершеннолетнего к освобождению из ВК создается постоянно действующая «Школа подготовки к освобождению». Занятия в ней проводятся в свободное от учебы и работы время по специальной программе, разработанной заместителем начальника колонии, курирующим воспитательную работу, и утвержденной начальником колонии. В работе школы принимают участие представители всех служб, отделов и частей исправительного учреждения.

Программа школы должна включать в себя правовые и организационные аспекты: ознакомление с порядком и условиями выдачи паспортов, социальных карт осужденных и иных документов, регистрации по месту жительства, поступления на учебу и работу, погашения и снятия судимости и другими организационно-правовыми вопросами, связанными с жизнью в обществе законопослушных граждан.

В настоящее время, согласно ведомственной статистике, около 7 % воспитанников, переведенных для подготовки к освобождению из облегченных условий отбывания наказания в условия полусвободы, имеют право проживать вне территории исправительного учреждения в специально оборудованных общежитиях под надзором администрации, но только 1,5 % из указанных 7 % несовершеннолетних осужденных1 реализуют это право. Почему это происходит?

Во-первых, это свидетельствует о неудачной конструкции части 4 ст. 133 УИК РФ, где фигурирует словосочетание «может быть».

Во-вторых, в силу объективных и субъективных причин в большинстве ВК нет общежитий за их пределами для рассматриваемой категории осужденных. В результате на практике законодательно закрепленная, на наш взгляд, эффективная форма социализации личности подростков, к сожалению, реализуется лишь в отдельных регионах Российской Федерации.

В-третъих, в последние годы в ВК содержатся подростки, запущенные как в педагогическом, так и нравственном плане, которые осуждены за тяжкие и особо тяжкие преступления. По этой причине 37,9 % практических работников отрицательно относятся к возможности проживания таких лиц, освобождаемых из льготных условий отбывания наказания, за пределами ВК.

1 Отчет о работе воспитательных колоний (форма ВК) за 2016—2018 гг.: утв. приказом ФСИН России от 27 февраля 2006 г. № 26.

Для решения этой проблемы предлагаем использовать хотя и часто подвергаемый критике, но в то же время весьма эффективный опыт работы зарубежных стран по применению электронных браслетов (по аналогии с уголовно-исполнительным законодательством Англии, Германии, Швеции и других государств) как способа контроля воспитанников в условиях полусвободы при помощи средств электронного мониторинга. Предложение достаточно затратное, но оно имеет перспективу реализации в отдаленном будущем даже не как возможность контроля, а как средство, дающее положительные результаты в социальной адаптации несовершеннолетних осужденных.

На наш взгляд, необходимо объединить ч. 3 и 4 ст. 133 УИК РФ, так как они дублируют друг друга, и дать часть З1 ст. 133 УИК РФ в следующей редакции:

«Лица, отбывающие наказание в льготных условиях, проживают в социально-реабилитационном участке за пределами воспитательной колонии без охраны, но под надзором администрации воспитательной колонии с применением к осужденным средств электронного слежения (электронных браслетов).

Им разрешается:

  • а) расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости средства, имеющиеся на их лицевых счетах и в наличной форме без ограничения;
  • б) носить гражданскую одежду;
  • в) иметь краткосрочные свидания без ограничения их количества, а также шесть длительных: свиданий в течение года с проживанием за пределами воспитательного центра в специально оборудованных для этого комнатах в социально-реабилитационном участке».

В Уголовно-исполнительном кодексе Российской Федерации находит воплощение прогрессивная система, при которой процесс отбывания наказания в виде лишения свободы разделяется на ряд ступеней и мер, направленных на смягчение (ужесточение) условий отбывания наказания в зависимости от степени исправления или дезадаптации несовершеннолетнего осужденного, усвоение им общественно полезных навыков.

Составные элементы отечественной прогрессивной системы: меры поощрения и взыскания, изменение условий отбывания наказания, условно-досрочное освобождение, замена не отбытой части наказания более мягким видом наказания.

Институт изменения условий содержания в исправительном учреждении напрямую связан с принципом дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний. Изменяя такие условия в сторону улучшения или ухудшения, администрация воспитательных колоний дифференцирует осужденных на группы с целью своевременного реагирования на их поведение, а также изменяет их правовой статус, в частности объем прав, в сторону как ослабления, так и усиления правоограни- чений1.

Перевод подростков в более мягкие условия отбывания наказания служит стимулирующим фактором. Их дифференциация в рамках каждого исправительного учреждения для лиц, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте, помогает подготовить их к адаптации в обществе после освобождения из мест лишения свободы.

Полагаем, что наличие в уголовно-исполнительном законодательстве Российской Федерации дополнительных мер поощрения для лиц, отбывающих наказание в условиях полусвобо- ды, позволит стимулировать несовершеннолетних осужденных не только к правопослушному поведению, но и к добросовестному отношению к труду.

Общеизвестно, что уголовное и уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации устанавливает принцип дифференциации назначения и исполнения уголовного наказания: например, ст. 80 УИК РФ предусматривает раздельное содержание мужчин и женщин, несовершеннолетних и взрослых.

Такое требование предусмотрено и в международных стандартах обращения с заключенными (например, в п. 29 Правил ООН, принятых резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1990 г. № 45/113, касающихся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы)[7] [8].

Данный принцип определяет инфраструктуру уголовноисполнительной системы, обязанной обеспечить изоляцию несовершеннолетних и взрослых путем размещения их в исправительных учреждениях различных видов (ст. 74 УИК РФ).

В частности, подростки отбывают наказание в ВК, в которых устанавливаются четыре вида условий (ст. 132 УИК РФ). Однако в ст. 87 УИК РФ законодатель указывает, что в пределах одной колонии осужденные к лишению свободы могут находиться в обычных, облегченных и строгих условиях отбывания наказания, предусмотренных видом режима данной колонии, что дает возможность применить к ним различный объем пра- воограничений.

Мы считаем, что более целесообразно было бы изложить ч. 1 ст. 87 УИК РФ таким образом, чтобы указать на наличие четвертого вида условий. Например, «в пределах одной исправительной колонии, воспитательной колонии осужденные к лишению свободы могут находиться в обычных, облегченных, строгих и льготных условиях отбывания наказания, предусмотренных видом режима колоний».

Согласно ст. 87 УК РФ, несовершеннолетними признаются лица, которым к моменту совершения преступления исполнилось четырнадцать лет, но не исполнилось восемнадцати. Данное понятие аналогично определению, приведенному в Правилах ООН, касающихся защиты подростков, лишенных свободы, и Конвенции о правах ребенка, где указано, что несовершеннолетний — это лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет.

Наряду с этим УИК РФ (ст. 139) допускает отбывание наказания в воспитательных колониях лиц старше восемнадцати лет до достижения ими девятнадцатилетнего возраста.

Такое решение в целом положительно, так как позволяет закрепить результаты воспитательной работы с воспитанниками, завершить профессиональное обучение или среднее профессиональное образование подростков, но в этом есть отрицательные моменты, которые также необходимо учитывать:

  • во-первых, при достижении 19 лет не все воспитанники успевают отбыть назначенный им по приговору суда срок наказания;
  • во-вторых, продление возможности отбытия уголовного наказания в воспитательной колонии лицами старше 18 лет существенно меняет возрастное соотношение несовершеннолетних и взрослых, ведет к увеличению спецконтингента; становится причиной возникновения определенных проблем для персонала исправительного учреждения, вынуждающих его перестраивать свою работу; создает дополнительные трудности с финансированием, так как приходится обеспечивать взрослых преступников нормами питания и материально-технического обеспечения, установленными для подростков.

Результаты нашего исследования позволяют сделать вывод о том, что подростки, проживающие за пределами ВК и постепенно привыкающие к условиям полусвободы, не стремятся вести после освобождения преступный образ жизни, что свидетельствует о важности и необходимости наличия таких общежитий.

Полагаем, что деятельность ВК немыслима без создания социально-реабилитационных участков за пределами исправительного учреждения, которые осуществляли бы свою деятельность на основе соответствующего положения. При этом осужденные, проживающие в участке в течение шести месяцев до освобождения, даже если им исполнилось 19 лет, не должны переводиться в исправительную колонию общего режима.

Нуждается в устранении пробел, касающийся регулирования правового положения несовершеннолетних осужденных в зависимости от степени их исправления. Целесообразно было бы законодательно закрепить возможность перевода положительно характеризующихся подростков, оставленных в ВК до достижения возраста 19 лет, в неохраняемые учреждения — колонии-поселения, а также компенсационную меру, позволяющую в случае негативной динамики поведения скорректировать их исправительный процесс.

С учетом изложенного предлагаем:

  • — дополнить ст. 140 УИК РФ ч. 4 в следующей редакции: «Положительно характеризующиеся осужденные, достигшие возраста 19 лет, могут быть переведены с их согласия для дальнейшего отбывания наказания из воспитательной колонии в колонию-поселение в порядке, предусмотренном пунктом «д» ч. 78 УИК РФ. Решение о таком переводе принимается судом в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации»;
  • — из первого предложения ч. 3 ст. 140 УИК РФ исключить слово «все»;
  • — дополнить ч. 2 ст. 78 УИК РФ пунктом «д» следующего содержания: «из воспитательной колонии в колонию-поселение лиц, находящихся в облегченных или льгomнъLXусловиях отбывания наказания, оставленных в таком учреждении до достижении ими 19-летнего возраста и отбывших не менее одной четверти срока за менее тяжкое преступление, не менее одной трети срока наказания за тяжкое преступление и не менее одной второй срока наказания за особо тяжкое преступление».

Изменение условий отбывания наказания в виде лишения свободы представляет собой нормативно заданный процесс формирования индивидуального правового статуса воспитанника, в котором последний своим поведением и отношением к средствам исправления предопределяет динамику его содержания. Для большинства подростков реализация отбывания наказания по прогрессивной системе возможна в рамках одного учреждения.

Однако для эффективного построения данного процесса необходима последовательность в применении мер, стимулирующих правопослушное поведение, и средств воздействия на злостных нарушителей установленного порядка отбывания наказания. В частности, предоставление права передвижения без конвоя, которое фактически является изменением условий отбывания лишения свободы[9], довольно неэффективно используется в отечественной практике.

Для совершенствования исправительного процесса необходимо, чтобы эта мера применялась вне зависимости от производственной необходимости и рассматривалась скорее в качестве самостоятельного вида условий отбывания лишения свободы в ВК.

Отметим, что в ряде случаев в ведомственных актах ФСИН России наблюдается подмена таких понятий, как «льготные условия отбывания наказания» и «передвижение осужденных без конвоя и сопровождения за пределами воспитательной колонии».

Следовательно, целесообразно их разграничить, в частности, дополнив п. 1.4.3 Инструкции о надзоре за осужденными, содержащимися в воспитательных колониях Федеральной службы исполнения наказаний, утвержденной приказом Минюста России от 23 июня 2005 г. № 95, словосочетанием «и отбывающим наказание в льготных условиях» и заменив словосочетание «и проживающих за пределами колонии» на «и отбывающих наказание в льготных условиях».

Непонятен, на наш взгляд, замысел законодателя относительно п. 4.9 рассматриваемой инструкции, указывающего, что за несовершеннолетними осужденными, проживающими в общежитии за пределами ВК, устанавливается надзор силами младших инспекторов дежурной смены во взаимодействии с другими сотрудниками ВК. Считаем, что формулировка «проживающими в общежитии за пределами воспитательной колонии» не поясняет, о какой категории подростков здесь идет речь. Полагаем, что в данном контексте было бы правильно указать лиц, содержащихся в льготных условиях отбывания наказания, и тех, которым по постановлению начальника колонии предоставлено право передвижения без конвоя или сопровождения, поэтому п. 4.9 требует следующей корректировки: «За осужденными, проживающими в социально-реабилитационном участке и общежитии за пределами воспитательной колонии, устанавливается надзор...», далее — по тексту документа.

Выход за пределы воспитательной колонии осужденных, пользующихся таким правом, осуществляется через контрольно-пропускной пункт исправительного учреждения при наличии пропуска установленного образца, который является единым для лиц, отбывающих наказание в льготных условиях, и для тех, кто пользуется правом передвижения без конвоя или сопровождения. В этом случае налицо уравнивание двух абсолютно разных категорий подростков, поэтому необходимо дополнить Инструкцию о надзоре за осужденными, содержащимися в воспитательных колониях Федеральной службы исполнения наказаний, утвержденную приказом Минюста России от 23 июня 2005 г. № 95, указанием на введение нового вида пропуска для воспитанников, содержащихся в условиях полусвободы.

В полном соответствии с законодательством о труде и нормами УИК РФ проводится привлечение несовершеннолетних осужденных к труду, устанавливается продолжительность рабочего дня; лицам, успешно обучающимся без отрыва от производства, предоставляются льготы и еженедельный отдых.

Воспитанники в трудовых правоотношениях приравниваются к взрослым, а в области охраны труда, рабочего времени, предоставлении отпусков и некоторых других условий труда подростки пользуются льготами. На осужденных, достигших 18 лет и оставленных в воспитательной колонии, распространяются условия отбывания наказания (в том числе условия труда), установленные для несовершеннолетних.

В настоящее время имеются серьезные трудности в организации трудовой занятости несовершеннолетних осужденных, в том числе тех, кто переведен в льготные условия отбывания наказания.

Решая проблему обеспечения трудом в период нахождения подростков в условиях полусвободы, целесообразно организовывать их труд не только на территории ВК, но и за ее пределами. Актуальным, на наш взгляд, может стать вопрос прохождения воспитанниками учебной (производственной) практики на ближайших предприятиях, расположенных в пределах муниципального образования, с учетом специализации. С помощью администрации органа местного самоуправления, функционирующих в регионе благотворительных фондов, коммерческих структур можно организовать на базе воспитательных колоний филиалы цехов по изготовлению продукции, которая пользуется спросом в конкретном регионе.

Подведем некоторые итоги, касающиеся организации социальной адаптации несовершеннолетних осужденных в льготных условиях отбывания наказания.

  • 1. Несовершенство отечественного законодательного механизма в вопросах трудового и бытового устройства подростков после освобождения из мест лишения свободы определяется стабильным уровнем рецидивной преступности в стране, что нацеливает законодателей, правоприменительные органы на детальное рассмотрение проблем, имеющихся в нормах права и практической деятельности администрации воспитательных колоний, других государственных органов, общественных формирований, и на выработку предложений по совершенствованию законов.
  • 2. К основным проблемам создавшейся ситуации можно, на наш взгляд, отнести следующие:
    • а) за последние несколько лет количество освобождаемых из воспитательных колоний в силу сокращения численности спецконтингента уменьшается, а количество нуждающихся в помощи в социальной адаптации по-прежнему остается высоким. Именно поэтому, хотя процесс социальной адаптации воспитанников в льготных условиях отбывания наказания, по мнению практических работников УИС, признается удовлетворительным, он нуждается в совершенствовании. В первую очередь необходима корректировка нормативной базы, регулирующей данную сферу общественных отношений;
    • б) отсутствие надлежащего внимания со стороны государственных органов, органов местного самоуправления, общественных и иных формирований, частных лиц, религиозных объединений, участвующих в решении вопросов социальной адаптации несовершеннолетних осужденных, отбывающих наказание в полусвободном режиме, подготовке их к освобождению, как показывают результаты изучения мнений ученых и практиков, а также проведенного нами исследования, приводит к выводу о необходимости возложения координирующих функций в этой деятельности на органы местного самоуправления.
  • 3. Преобладающая часть освобождаемых несовершеннолетних осужденных до совершения преступления имели постоянное жилье. После отбытия срока наказания они будут зарегистрированы по избранному месту жительства или, по крайней мере, могут рассчитывать на это в будущем. Наличие у большинства из них прочных социально полезных связей обусловило желание родственников оказать им необходимую помощь как в трудовом, так и в бытовом устройстве. При этом освобождаемые подростки в большей степени рассчитывают на поддержку родителей. Те, у кого социально полезные связи не сохранились, ожидают помощи от администрации воспитательной колонии. В числе отдельных предложений, способствовавших, по нашему мнению, повышению эффективности социальной адаптации подростков, освобождаемых из мест лишения свободы, наиболее важное значение имеет функционирование социально-реабилитационного участка за пределами ВК, предназначенного для проживания не только лиц, содержащихся в льготных условиях отбывания наказания, но и тех, кто утратил социально полезные связи в период отбывания уголовного наказания в виде лишения свободы (в течение шести месяцев после освобождения).
  • 4. Проведенное исследование показало, что подлежат урегулированию отдельные аспекты отбывания наказания несовершеннолетними осужденными в полусвободном режиме, которые содержатся в уголовно-исполнительном законодательстве и ведомственных актах. В частности, нами предлагается следующее:
    • — в целях контроля за несовершеннолетними осужденными в льготных условиях отбывания наказания целесообразно заимствовать зарубежный опыт применения к подросткам, проживающим за пределами воспитательной колонии (воспитательного центра), средств электронного слежения — электронных браслетов (по примеру Англии, Германии, Франции). Это послужит, на наш взгляд, совершенствованию работы с такой категорией воспитанников в части социальной адаптации их к условиям полусвободы, имитации жизни в обществе законопослушных граждан;
    • — внести изменения и дополнения в правовые акты Минюста России, касающиеся сохранения социально полезных связей воспитанников, а также оказания им помощи в трудовом и бытовом устройстве после освобождения из льготных условий отбывания наказания.
  • 5. Воспитательные колонии, как нам представляется, должны отвечать современным международным нормам и стандартам, быть организованы так, чтобы не только решать задачи по исполнению уголовного наказания в виде лишения свободы, но и оказывать помощь подросткам в социализации и социальной адаптации. Задача подготовки воспитанников к жизни в обществе законопослушных граждан, как бы парадоксально она ни звучала в местах лишения свободы, имеет право на существование. Для этого необходимо по-иному взглянуть на ВК и провести их преобразование в соответствии с велением времени.

  • [1] Невский В. В. Теория и практика исполнения уголовных наказаний в отношении несовершеннолетних. Домодедово, 1998. С. 66.
  • [2] Выступление Президента Российской Федерации на заседании президиума Государственного совета Российской Федерации «О состоянии уголовно-исполнительной системы Российской Федерации» // Организационно-правовые основы деятельности уголовно-исполнительной системы. Рязань, 2008.С. 81—85.
  • [3] Реформирование уголовно-исполнительной системы: теоретическийпроект. М. ; Рязань, 2009. С. 13; Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года: утв. распоряжением Правительства РФ от 14 октября 2010 г. № 1772-р.
  • [4] О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РоссийскойФедерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации и другие законодательные акты Российской Федерации : Федеральный закон от 9 марта 2001 г. № 25-ФЗ.
  • [5] Лысягин О. Б. Характеристика осужденных, отбывающих наказаниев ВТК. По материалам специальной переписи 1989 г. М., 1991. С. 9; Характеристика осужденных к лишению свободы. По материалам специальной переписи 1999 г. / под ред. А. С. Михлина. М., 2001. С. 331.
  • [6] Отчет об осужденных, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=4894 (дата обращения 07.07.2019).
  • [7] Павлов И. Н. Принцип дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний в уголовно-исполнительном праве. Рязань, 2011. С. 91.
  • [8] Уголовно-исполнительное право: сб. норм, актов / под ред. П. Г. Пономарева. М., 1997. С. 141—163.
  • [9] Дроздов А. И. Изменение условий отбывания лишения свободы в механизме ресоциализации осужденных. Самара, 2010. С. 94.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >