ОСОБЕННОСТИ ИНЖЕНЕРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Инженерное дело как искусство

Рассмотрение инженерной деятельности и вообще научно- технической деятельности не может быть проведено в отрыве от такого понятия, как «инженерное искусство». Определение этого понятия с достаточно подробной аргументацией дано в параграфе 3.2. Здесь же мы приведем, хотя бы в кратком виде, взгляд на искусство как на особого рода деятельность представителей различных наук.

Основополагающей в этом направлении можно считать работу М. Е. Маркова, в которой даются основы функциональной теории искусств. Как справедливо указывает автор, «...если сущность объекта есть его функция, то выяснение сущности искусства требует функционального подхода к нему». В его монографии приводится «структура процесса общественного познания», в которой предметом анализа является функция осуществления процесса познания каждой личностью, результат которого становится достоянием всех членов общества. В основе структуры лежит процедура перехода от первичного творческого процесса, предполагающего художественное творчество или научное исследование, к продукту творчества, который включает произведения искусства или научный трактат; затем к интерпретирующему творческому процессу, куда входит не только художественное исполнение, но и преподавание и научная популяризация; и, наконец, к заключительному (адресному) процессу, с его непосредственным восприятием картин, спектаклей, фильмов, книг, лекций, уроков. В качестве конечного результата данного процесса М. Е. Марков берет «изменение личности и поведения».

Рассмотренный выше функциональный подход к анализу искусства хоть и отличен по форме от используемых в науке и технике, но по сути своей полностью совпадает с ними. Важным является не столько совпадение процедуры анализа, сколько включение в логику процесса познания на уровне искусства всей совокупности научной деятельности. Здесь явно просматриваются черты социологизации научного творчества. Вероятно, первым подметившим эту характерную черту рассматриваемого процесса был французский философ и социолог Жан Мари Гюйо (1854—1888). Во введении к его книге «Искусство с социологической точки зрения» Альфред Фулье пишет: «По мнению Гюйо, особенность девятнадцатого века и преимущественно грядущих веков, по всей вероятности, будет заключаться в создании социальной науки, господствующей над всеми другими науками, которые казались раньше от нее независимыми: религиозной, метафизической, нравственной, наукой о воспитании и, наконец, эстетической».

Гюйо, конечно, не мог более чем 100 лет тому назад говорить о социотехнических системах в современном понимании этого термина и анализировать отношения в человеко-машинных системах, обосновывая первичность социального по отношению к техническому. Но он очень точно подметил главную функцию искусства: «Самая важная задача искусства — производить эстетическую эмоцию социального характера».

И действительно, технические достижения в не меньшей, а может быть и в большей степени воздействуют на общество, в сравнении с «чистым искусством». Более того, в реальной, бытовой жизни они выступают на первый план, так как все без исключения члены социума вынуждаемы (а может быть и принуждаемы) к пользованию различными техническими устройствами.

История развития инженерной деятельности насчитывает не одно тысячелетие. Легенды и предания достаточно убедительно свидетельствуют о том, что и задолго до нашей эры человечество было способно к сооружению таких искусственных и искусных сооружений, которые невозможно выполнить без специальной (инженерной) теоретической работы. Возьмем в качестве примера знаменитые «чудеса света» (подробнее см. параграф 2.6 учебного пособия). Согласно большинству дошедших до нас исторических источников к семи чудесам света принято относить: 1) Пирамиды в Египте (3000—2000 лет до н. э.).

Самую грандиозную пирамиду Хеопса (высота 146,6 м), по утверждению Геродота, сооружали 100 000 тыс. человек в течение 20 лет; 2) «Висячие сады Семирамиды» в Вавилоне — террасы (VII в. до н. э); 3) Храм Артемиды в Эфесе (—550 г. до н. э.); 4) Статуя Зевса в Олимпии работы Фидия (—430 г. до н. э.); 5) Галикарнасский мавзолей (середина IV в. до н. э.); 6) «Колосс Родосский» — статуя бога Солнца Гелиоса на острове Родос (—292—280 гг. до н. э.); 7) Александрийский маяк (—280 г. до н. э.).

Никто не будет отрицать, что эти «чудеса» являются произведениями искусства. Тем не менее, практически все они являлись не столько чудесными, сколько инженерными творениями. По крайней мере шесть из вышеперечисленных чудес были, прежде всего, техническими сооружениями, т. е. требующими от их создателей проектирования и расчета. Поэтому правомерно говорить об инженерном искусстве с самого начала инженерной деятельности. Да и дальнейшие достижения, которыми особенно гордится мировое сообщество, являются в первую очередь инженерными сооружениями: Эйфелева и Останкинская башни, космические корабли и т. п.

Любые чудеса, созданные разумом и руками человека, объединяет не только поражающая воображение грандиозность замыслов и величественность исполнения, но и два основных признака, характерных для любой инженерной деятельности: процессы проектирования и расчета. Наличие именно этих признаков и определяет правомерность мнения о том, что подобные деяния невозможны без соответствующей инженерной проработки.

Есть и еще один аспект научно-технической деятельности, который также одним из первых выделил М. Гюйо. В главе «Гений как сила общественности и как создание новой социальной среды» он пишет: «Социолог, замечательный по оригинальности точек зрения и тонкости ума, — Тард, превосходно доказал, что социальный мир, и даже весь мир, целиком подчиняется двум видам сил: подражанию и нововведению» (Габриель Тард (1843—1904) — французский социолог). И далее: «Индивидуализирование есть задача, которая входит в общие законы нововведения: и все то, что индивидуально, лично, оригинально, гениально, подчиняется тем же законам... Отсюда, в частном мире искусства, как и во всем социальном мире, можно рассматривать два класса людей: новаторов и повторителей, т. е. гениев и публику...».

С учетом сказанного можно смело утверждать, что труды М. Гюйо являются начальной точкой отсчета для современных работ, связанных с новой наукой инноватикой. Примером может служить исследование А. И. Пригожина «Нововведения: стимулы и препятствия», посвященное анализу новаторских и рутинных процессов. Подчеркивая социальность любого вида деятельности, М. Гюйо в предисловии к своей книге пишет: «Высшей задачей девятнадцатого столетия было, по-видимому, стремление выдвинуть социальную сторону человеческого индивидуума и, вообще, одушевленного существа, на которое было слишком мало обращено внимания эгоистическим материализмом предыдущего столетия».

Впрямую касается М. Гюйо и научной деятельности, говоря о научном анализе и художественном синтезе: «Синтезировать, создавать — это всегда дело искусства и, в этом отношении, созидающий гений наук всегда связан с искусством; изобретения прикладной механики, химический синтез — есть искусство... истинный гений узнается потому, что он достаточно широк, чтобы подняться выше реального, и достаточно логичен, чтобы никогда не блуждать в стороне от возможного».

Этот тезис М. Гюйо замечательным образом выражает смысл и глубинную суть всей методологии научно-технического творчества.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >