Государственный строй и право Великого княжества Литовского

Помимо Византии и Золотой Орды существенную роль в становлении некоторых институтов русского права сыграло взаимодействие с таким соседом, как Великое княжество Литовское. Общепризнанным является влияние литовского права на содержание норм русского уголовного, процессуального и отчасти гражданского права. Первое объединение Литвы произошло в середине XIII в. В XIV в. к Литовскому государству присоединились некоторые русские княжества, в частности Полоцкое и Киевское. Под их влиянием литовскими князьями принимается православие. Однако первоначальное тяготение к Руси сошло на нет с присоединением Литвы к Польше. Союз Литвы с Польшей был заключен в интересах борьбы с немецким орденом. В соответствии с заключенной в 1385 г. Кревецкой унией литовский князь Ягайло получил руку польской королевы, за что обязался принять католичество и распространить его на всех своих подданных, предоставить свою казну на нужды Польши и навсегда присоединить свои земли к польской короне. Тем самым Литва признавалась вассалом Польши. Постепенно происходит дальнейшее ослабление Литвы, в результате чего Польша и Литва заключили в 1569 г. новую Люблинскую унию и составили единое государство — Речь Посполитую, с единым сеймом и избираемым на нем королем. Православные русские князья и бояре оттеснялись от высших должностей, и постепенно наметилась их обратная миграция в русские земли. Недовольство этой части знати в Литве позволило Русскому государству присоединить к себе при Иване III и Василии III Черниговскую и Смоленскую земли.

Становление Литовской государственности шло по традиционному для Восточной Европы пути. В эпоху раннефеодальной монархии власть князей постепенно упрочивается, выделяется фигура великого князя (господаря), нормативные распоряжения которого обязательны не только для населения великокняжеского домена, но и для местных князей. Великий князь рассматривает жалобы населения на местных князей, осуществляя тем самым судебные функции. Как и в Московии, уделы местных князей постепенно входят в состав общей территории государства и превращаются в воеводства и староства. Местные князья приобретают статус панов, смешиваясь с прочей аристократией.

Власть господаря со временем ограничивается радой, а с 1507 г. — сеймом. Рада первоначально представляла собой традиционный аристократический совет, в состав которого входили крупные вассалы господаря, а позднее — и католические епископы. По мере централизации государства в раду вводились высшие должностные лица и крупные местные администраторы. В 1492 г. аристократия добилась издания привилея, согласно которому господарь обязан был собирать совещание с радой для решения наиболее важных вопросов. С XVI в. после созыва сейма значение рады существенно падает, хотя она и входит в сейм в полном составе. Помимо рады сейм включал представителей[1] рядовой шляхты, православных священников, широкий круг управителей, которые на раду не приглашались. Сейм утверждал законы, решал вопросы войны и мира, заключения международных союзов. После Люблинской унии сейм стал двухпалатным: верхняя включала аристократию, а нижняя — земских послов.

Развитие права Великого княжества Литовского долгое время проходило в русле древнерусской традиции. Языком официального делопроизводства оставался русский, в котором под влиянием церковнославянских оборотов и польского языка постепенно происходили изменения. На территории Литовского государства продолжали действовать нормы древнерусского права, использовались его понятия и формулы. Даже в привилее на исключительное право Льва Сапеги издавать Статут Великого княжества Литовского, данном 11 февраля 1588 г. польским королем Сигизмундом III, объявлялось о том, что Са- пеге поручается забота «печатания и издания законов и статутов Великого княжества Литовского на польском и русском языках»[2].

Законодательная деятельность литовских князей развивается в XV в. Известны привилеи, даваемые ими городам, которые получали самоуправление и суд по образцу г. Магдебурга. К концу века назрела необходимость в кодификации. Первым таким опытом стал Судебник короля Казимира IV, изданный в 1468 г. В него вошли нормы преимущественно судебного и уголовного права. В качестве источника использовались не только привилеи, но и нормы Русской Правды, а также обычное право. Более значительным опытом кодификации стал первый Литовский статут (1529). В отличие от Судебника он включал еще и нормы гражданского, а также государственного права. В конце 1566 г. утверждается Второй Статут, который существенно упрочил привилегии литовского шляхетства. Третий Статут был утвержден в 1588 г. уже после Люблинской унии. Статуты демонстрируют неуклонный рост юридического профессионализма законодателя, совершенствование юридической техники. Если Судебник излагает несистематизированный нормативный материал, то Статуты демонстрируют достаточно стройную структуру, зачатки систематизации норм по отраслям: государственному, наследственному, уголовному праву. В создании этих документов принимали активное участие не только канцелярские служащие и духовные лица, но и юристы, получившие образование в европейских университетах, в частности Ф. Скорина. В течение XVI в. в Литве вышло 16 книг, посвященных праву, а в первой четверти XVII — еще 19. Само за себя говорит название одной из книг — «О праве личностей, или Католическое объяснение первой книги кодекса Юстиниана в теологическом, естественном и политическом смысле и в соответствии с европейским обычным правом»[3].

Литовское право испытывало более серьезное влияние западноевропейской правовой культуры, чем это было в Восточной Руси. Влияние шло через систему образования, а также посредством рецепции магдебургского права. Оно отразилось в представлениях о вольности и правах высших сословий, закреплении принципа веротерпимости, идеях государственного устройства и пр. Уже в первой половине XV в. в законодательных актах Литовского княжества провозглашался принцип личной неприкосновенности. Однако на практике он не был реализован за счет отсутствия необходимых процедур, так что доктринальная часть литовского права долгое время оставалась оторванной от реальной практики.

В литовском праве развивались институты вещного права, существовало понятие сервитутов, залога. Особенностью литовского залога была обязательная передача заложенного имения во владение и пользование кредитора. Русскому понятию поместья соответствовали литовские «данины», которые также давались под условием службы. Владельцы всех земельных владений несли службу господарю. Уголовное законодательство отличалось вниманием к государственным преступлениям, среди которых выделялась группа деяний, квалифицируемых как оскорбление величества. За все государственные преступления полагались суровые и даже жестокие наказания, вплоть до смертной казни. В системе наказаний присутствовали также лишение чести и конфискация имущества.

Судебный процесс в Литве развивался в соответствии с общими для восточноевропейских земель закономерностями. Первоначально он носил состязательный характер, однако уже во II и III Статутах проявляются элементы инквизиционного процесса. Соответственно, в системе доказательств все большее значение придается собственному признанию. Для получения такого доказательства широко применялись различные виды пыток. Как и в Московском царстве, имели значение на суде показания «добрых людей» и присяга, а также письменные акты.

  • [1] Вначале на сейм приглашалась вся шляхта.
  • [2] Томсинов В. А. Основные черты юриспруденции западнорусского государства — Великого княжества Литовского // Законодательство. 2005. № 7. С. 81.
  • [3] Томсинов В. А. Основные черты юриспруденции западнорусского государства — Великого княжества Литовского // Законодательство. 2005. № 7. С. 85.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >