ПРАВОВАЯ СИСТЕМА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ЭПОХУ МОДЕРНИЗАЦИИ

В результате изучения данной главы студент должен:

  • знать состояние правовой системы на момент начала периода буржуазных реформ; приоритетные направления развития права; особенности отраслевого законодательства периода буржуазных реформ;
  • уметь давать характеристику основным источникам права данного периода; применять современную юридическую терминологию при анализе законодательства второй половины XIX в.; давать характеристику развитию российского права в целом и отдельных его отраслей в связи с проводимыми реформами;
  • владеть навыками работы с нормативным материалом периода буржуазных реформ; юридической терминологией данного исторического периода.

Источники права. Правовой статус подданного

Источники права.

В пореформенный период сохранилась система права, сложившаяся еще в первой половине XIX в. в результате систематизации. Основным источником права оставался Свод законов Российской империи. В конце 1860-х гг. Свод законов был дополнен XVI томом, в который вошли судебные уставы 1864 г. Готовились проекты новых уложений и уставов. Согласно ст. 53 Основных законов законы могли издаваться в форме манифестов, указов, мнений Государственного совета и докладов, удостоенных Высочайшего утверждения, а излагались, в зависимости от содержания, в форме уложений, уставов, учреждений, грамот, положений, наказов (инструкций).

Помимо законов источниками юридических норм могли быть и подзаконные акты внутреннего управления, издаваемые как верховной властью, так и в пределах их компетенции органами подчиненного управления. В отличие от актов верховной власти акты подчиненного управления подлежали обжалованию в судебном и административном порядке, поскольку «деятельность подчиненного управления представляет выполнение юридической обязанности в пределах данных ему полномочий»[1]. С 1863 г. систематически издавалось Собрание узаконений и распоряжений правительства. Издавались и сборники ведомственных актов.

Публикация закона не была обязательным условием для его вступления в силу. В Российской империи обнародовались не все законы. Правда, во второй половине XIX в. уже не считалось необходимым хранить в тайне уставы уголовного судопроизводства, чтобы подсудимые не могли узнать обязательные для суда правила процесса. Однако Основные законы Российской империи предусматривали возможность существования законов, подлежащих особой тайне. Понятно, что в правительственные учреждения, которые должны были исполнять соответствующий закон, текст его все же передавался.

Важное изменение в системе источников юридических норм было сделано судебными уставами 1864 г. Ими отменялся запрет судам толковать закон, напротив, это толкование вменялось им в обязанность. Если при рассмотрении гражданского дела судом обнаруживалось противоречие между законом и указом, под таким предлогом рассмотрение дела не останавливалось, а суд должен был основать решение на общем смысле законов. Постепенно все более важным источником права становится кассационная практика Правительствующего Сената.

Хотя общероссийское право считалось действовавшим на всей территории империи, наряду с ним в некоторых инонациональных регионах применялись в определенных пределах и свои правовые системы. Это относилось к обладавшему автономией Великому княжеству Финляндскому, Бессарабской области, губерниям Царства Польского, Кавказского края, Закаспийской области, Туркестанскому краю, а также к Западным и Прибалтийским губерниям. Все законодательство, применяемое на окраинах было собрано, систематизировано, переведено на русский язык и подготовлено к изданию. Впоследствии, за исключением действующего права Прибалтийских губерний, ни один другой акт не получил законного подтверждения со стороны правительства. На белорусские и украинские губернии распространилось общеимперское законодательство. В Польше и Финляндии было лишь налажено периодическое издание узаконений.

На местном уровне управления национальная специфика, как правило, сохранялась, так же как и специфические источники права (Коран у мусульман). При разработке законодательства об управлении территориями, населенными традиционными народами, в XIX в. стали просто встраивать традиционные институты в общую схему управления. Так что общинная власть кочевых или бродячих инородцев одновременно рассматривалась как представитель правительственной власти на местах. Во всех сельских общинах, как русских, так и инородческих, допускалось применение обычного права. Представители чиновничьей и научной элиты постепенно приходили к мысли о необходимости не просто изучать, но применять в законотворчестве результаты исследований народного быта и обычаев. Интересны в этом плане труды Комиссии по изучению народных юридических обычаев, созданной в Петербурге при Географическом обществе. Активно участвовал в ней П. П. Семенов-Тян- Шанский. Такая же работа проводилась Юридическим обществом при Московском университете.

  • [1] Коркунов Н. М. Русское государственное право. СПб., 1897. Т. II. С. 201.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >