Особенности нарушения внутри- и межполушарных когерентностей ЭЭГ у правшей и левшей в отдаленные сроки после воздействия радиации

Анализ комплекса параметров когерентности ЭЭГ пациентов, подвергшихся радиационному облучению, выявил как общие черты, характерные для всех пациентов, так и специфические особенности, определяемые описанными выше типами ЭЭГ и особенностями индивидуального профиля асимметрии, т. е. у правшей и левшей.

Общим для всех обследованных пациентов было то, что значения средних уровней внутриполушарных когерентностей ЭЭГ у них были в целом ниже, чем у здоровых людей. Характер снижения когерентности ЭЭГ коррелировал паттерном ЭЭГ (рис. 55, верхний ряд). Так, для пациентов с «плоским» типом ЭЭГ (рис. 55, А) наиболее характерным было глобальное снижение средних уровней когерентности, наиболее отчетливое в левом полушарии, особенно в лобно-височных областях коры. В результате этого интегральные Ка у таких пациентов имели отрицательные значения. Для пациентов с гиперсинхронными вспышками альфа- и тета-колебаний наиболее характерными были изменения когерентности в правом полушарии в виде увеличения средних уровней когерентности ЭЭГ в сагиттальных отведениях при незначительном их снижении в левом полушарии (рис. 55, Б).

Особенности изменения внутриполушарных когерентностей ЭЭГ и локализации пароксизмальных форм активности у пациентов с «плоским» (А) и «гиперсинхронным» (Б и В) типами ЭЭГ

Рис. 55. Особенности изменения внутриполушарных когерентностей ЭЭГ и локализации пароксизмальных форм активности у пациентов с «плоским» (А) и «гиперсинхронным» (Б и В) типами ЭЭГ:

верхний ряд: увеличение средних уровней когерентности ЭЭГ по сравнению с нормой — пустые квадраты, снижение — зачерненные. Нижний ряд: локализация дипольных источников пароксизмальных бета 1-колебаний (А), тета- колебаний частотой 6—8 Гц (Б) и альфа-колебаний частотой 11—12 Гц (В)

В результате этого интегральные значения Ка когерентности ЭЭГ у таких ликвидаторов были меньшими, чем у здоровых испытуемых.

У пациентов с гиперсинхронными вспышками учащенного альфа-ритма также наблюдалось глобальное снижение когерентности, но более значимое в правом полушарии, что сопровождалось формированием более высоких, чем в норме, интегральных Ка (рис. 55, В).

Динамический анализ электрофизиологических параметров, в частности интегральных Ка, выявивших информативность для оценки функционального состояния здоровых людей и больных с различными формами патологии мозга, показал, что их значения были меньшими, как у правшей, так и у левшей, чем у здоровых людей, с учетом индивидуального профиля асимметрии (рис. 56).

Динамическая оценка интегральных Ка когерентности ЭЭГ у участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС — правшей

Рис. 56. Динамическая оценка интегральных Ка когерентности ЭЭГ у участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС — правшей (п = 50) и левшей (п = 5) в разные сроки после воздействия радиации по сравнению с нормативными данными (правши п = 20, левши п = 10):

* — различия достоверны при р < 0,05; ** — при р < 0,01

На рис. 56 представлены результаты динамической оценки интегральных Ка у правшей и левшей — участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в разные сроки после воздействия радиации по сравнению со здоровыми правшами и левшами. Видно, что с течением времени наблюдается прогрессирующее снижение значений интегральных Ка, вплоть до их реверсии. Сопоставление динамики этих показателей у правшей и левшей свидетельствует о том, что через 10—12 лет после воздействия радиации у левшей они в большей степени отличаются от нормативных значений (-0,05 ± 0,02 и 0,10 ± ± 0,03) по сравнению с правшами (0,07 ± 0,02 и -0,03 ± 0,02).

Анализ характера изменений межполушарных когерентностей ЭЭГ показал, что у пациентов, обследованных в разные годы после аварии на ЧАЭС, они имели свои особенности и достоверно отличались от нормативных данных, а также выявляли специфические особенности у правшей и левшей (рис. 57).

Это проявлялось в том, что у всех пациентов в ранние сроки после воздействия радиации наблюдалось увеличение средних уровней межполушарных когерентностей ЭЭГ, особенно в симметричных центральных областях коры (р < 0,01), за исключением лобных отделов, где они были снижены по сравнению со здоровыми испытуемыми (при р < 0,05), и это снижение прогрессивно нарастало с течением времени. Более длительные сроки наблюдения особенностей изменения ЭЭГ у правшей подтвердили эту тенденцию (Zhavoronkova et al., 2008). Обращает на себя внимание тот факт, что у левшей с течением времени можно было наблюдать увеличение когерентности в симметричных височных областях, что характерно для пациентов с органическим поражением лимбических структур (Болдырева, 2000), чего не было у правшей.

Особенности динамики средних уровней межполушарной когерентности ЭЭГ у пациентов — правшей и левшей в разные сроки после воздействия радиации

Рис. 57. Особенности динамики средних уровней межполушарной когерентности ЭЭГ у пациентов — правшей и левшей в разные сроки после воздействия радиации:

| | — норма; | | — пациенты 1990—1992 гг.; — 1993—1999 гг.

Выявленный двухфазный характер динамики межполушарных когерентностей ЭЭГ в виде проявления гиперсинхронизации в более ранние сроки после облучения и ослабления процессов синхронизации продолжался и в более отдаленные сроки после воздействия радиации (Zhavoronkova et al., 2008). Можно полагать, что такая динамика комплекса параметров ЭЭГ является отражением включения компенсаторных процессов ЦНС в более ранние сроки, с последующим их ослаблением в более отдаленные сроки, когда более отчетливо проявляются процессы декомпенсации.

Эта же закономерность представлена на индивидуальном примере пациента-левши в виде динамической оценки внутриполушарных когерентностей ЭЭГ и интегральных Ка (рис. 58), а также локализации дипольных источников пароксизмальных форм ЭЭГ-активности в разные сроки после работ на ЧАЭС (рис. 59). Возраст больного Р. к моменту проведения работ на ЧАЭС в 1986 г. — 19 лет, и, соответственно, 1-е исследование — через 6 и 2-е — через 12 лет после воздействия радиации. Характер динамики внутриполушарных когерентностей ЭЭГ сходен с тем, что описан нами выше и характерен также и для правшей. В более ранние сроки после воздействия радиации наблюдается генерализованное увеличение внутриполушарных когерентностей ЭЭГ с последующим максимальным снижением когерентности в доминантном полушарии в более отдаленные сроки. Оценка характера изменения локализации источников пароксизмальных форм ЭЭГ-активности (тета-диапазона — у пациентов-левшей, что характерно и для правшей) свидетельствует о преимущественном расположении источников пароксизмальных форм активности в области III желудочка. Обращает на себя внимание тот факт, что с течением времени наблюдалось распространение патологических форм активности в медиобазальные и фронтальные отделы полушарий, в том числе с вероятным вовлечением в патологический процесс и корковых структур мозга.

Динамика локальных и интегральных Ка

Рис. 58. Динамика локальных и интегральных Ка (левая часть) и разностные карты средних уровней когерентности ЭЭГ (правая часть) пациента-левши Р. (официальная доза облучения — 0,25 гр) по сравнению с нормативными данными. А — через б лет,

Б — через 12 лет после работ на ЧАЭС

Динамическая оценка характера локализации пароксизмальных форм ЭЭГ-активности (тета-диапазона) у пациента-левши Р. через 6 (А) и 12 (Б) лет после работ на ЧАЭС

Рис. 59. Динамическая оценка характера локализации пароксизмальных форм ЭЭГ-активности (тета-диапазона) у пациента-левши Р. через 6 (А) и 12 (Б) лет после работ на ЧАЭС

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >