Участие адвоката в стадии возбуждения дела и подготовки дела к судебному разбирательству

В соответствии со ст. 3 ГПК всякое заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Отказ от права на обращение в суд недействителен.

Прежде чем обращаться и суд за судебной защитой, адвокат должен разобраться в судебной подведомственности и подсудности будущего гражданского дела.

Подведомственность — это свойство дел, в силу которого их рассмотрение и разрешение отнесено законом к ведению определенного юрисдикционного органа.

В гражданском процессе все судебные дела традиционно подразделяются на две группы — исковые и неисковые. Первую группу характеризуют споры о праве, вторую — все иные юридические вопросы самых различных правоотношений.

Следовательно, институт подведомственности является обязательным условием законности правосудия, так как обеспечивает четкое функционирование судебной власти и правильность рассмотрения и разрешения гражданских дел.

Адвокат должен иметь в виду, что в порядке особого производства судам подведомственны дела, в которых нет спора о праве, так как права заявителя не нарушены и никем не оспариваются, однако имеются неясные, неопределенные факты, с которыми связана реализация прав, при этом необходим механизм судебного доказывания, чтобы достоверно их выяснить и установить, поэтому не применяются правила заочного производства.

В особом производстве защищаются не субъективные права, а только законные интересы заявителей путем судебного установления юридических фактов и их регистрации компетентными органами, на основании чего последние выдают соответствующие документы.

Поэтому, если при подаче адвокатом заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду, судья обязан оставить заявление без движения и разъяснить заявителю необходимость оформления искового заявления (ч. 3 ст. 247 ГПК). В случае если при этом нарушаются правила подсудности дела, судья возвращает заявление.

Адвокату принадлежит особая роль в доказывании по гражданским делам. Доказывание является "сердцевиной" всей процессуальной деятельности адвоката-представителя. Без этого невозможно достичь желаемого результата.

В свое время известный русский ученый-процессуалист Е. В. Васьковский отмечал, что "суд не вправе верить сторонам на слово. Он не может удовлетворить исковое требование на том только основании, что считает истца честным человеком, не способным предъявить неправовое требование, и точно также не может отказать в иске, руководствуясь тем, что возражения ответчика заслуживают внимания ввиду его нравственных качеств, полного доверия. Суд принимает в соображение заявлении и утверждении сторон лишь в той мере, в какой установлена их истинность. Доказывание в процессуальном смысле представляет собой установление истинности утверждений сторон перед компетентным судом в предписанной законом форме".

Таким образом, судебное доказывание и получение доказательств в гражданском процессе важнейшей правовой категорией. Без точного и единообразного его определении невозможна оценка правосудия и его результатов, в связи с чем в закон и включена дефинитивная норма.

В соответствии со ст. 55 ГПК доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрении и разрешении дела.

В ГПК установлен перечень доказательств (средств доказывании), к которым относится:

  • — объяснении сторон и третьих лиц;
  • — показания свидетелей;
  • — письменные доказательства;
  • — вещественные доказательства;
  • — заключения экспертов;
  • — аудио- и видеозаписи.

В гражданском процессе источниками средств доказывания служат люди (стороны, третьи лица, свидетели, эксперты), документы (письменные доказательства) и предметы (вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, объекты судебных экспертиз).

Понятие судебного доказательства в гражданском процессе имеет две стороны: сведения о фактах и средства доказывания, которые взаимообусловлены и только в их единстве может существовать указанное правовое понятие. В их соотношении доказательственная информация выполняет функцию содержании, а средство доказывания — форму судебного доказательства.

Поэтому если эти сведении могут быть достаточно разнообразными (в зависимости от материалов конкретного гражданского дела, позиций заинтересованных лиц в рассматриваемом споре и т.п.), то перечень средств доказывании, указанный в ч. 1 ст. 55 ГПК, не может быть расширен произвольно судом или лицами, участвующими в деле.

Например, не признаются первичными средствами доказывании фотографии, видеозаписи и аудиозаписи, если судьи не присутствовали при фотографировании, видеосъемке или записи на магнитную ленту голосов тех или иных людей и не знают обстоятельств, при которых производились звукозапись, фото- или видеосъемка, поскольку доказательственное значение такой информации легко оспорить.

Однако если фотографирование либо видеосъемка производились в присутствии судьи (при осмотре на месте домостроений, подлежащих разделу в натуре, вещей и документов), такие фотографии, видеокассеты будут признаны доказательствами, но доказательствами производными.

Обязательным признаком судебного доказательства является его получение и исследование в определенном законом порядке. Несоблюдение установленного порядка, независимо от причин, лишает полученную информацию качества судебного доказательства (ч. 2 ст. 55 ГПК).

В связи с этим в ГПК предусмотрен определенный порядок исследования доказательств:

  • — в начальной части судебного разбирательства после доклада дела судьей и до исследования других средств доказывания стороны и третьи лица дают объяснения (ст. 174 ГПК). Судья и участвующие в деле лица вправе при этом задавать им вопросы, причем судья вправе это делать в любой момент дачи ими объяснений;
  • — после того, как судья установит последовательность исследования доказательств, он выясняет отношение к сторонам и третьим лицам свидетеля, который устно сообщает суду все, что ему лично известно по делу. До начала допроса свидетели удаляются из зала судебного заседания.

Непосредственно перед допросом суд предупреждает свидетеля об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний (свидетели-подростки до 16 лет об ответственности не предупреждаются).

Судья и лица, участвующие в деле, адвокат могут задавать свидетелю вопросы. Первым задает вопросы лицо, по заявлению которого вызван свидетель, представитель этого лица, а затем другие лица, участвующие в деле, их представители. Свидетель вправе пользоваться письменными материалами в тех случаях, когда его показания связаны с цифровыми или другими данными, которые трудно удержать в памяти. Свидетель вправе составить письменное объяснение и зачитать его в судебном заседании, однако приобщить его к материалам дела он вправе лишь по ходатайству лица, вызвавшего его в суд.

Письменные доказательства оглашаются в судебном заседании и предъявляются заинтересованным лицам и их представителям, а в необходимых случаях свидетелям, экспертам, специалистам. После этого лица, участвующие в деле, вправе дать объяснении относительно содержащейся в анализируемых доказательствах информации.

Вещественные доказательства осматриваются судом и предъявляются лицам, участвующим в деле, их представителям, а в необходимых случаях свидетелям, экспертам, специалистам. Участники процесса вправе обращать внимание суда нате или иные обстоятельства, связанные с осмотром. Эти заявления должны быть занесены в протокол судебного заседания.

Если осмотр вещественных доказательств проводился вне помещения суда, то составленный при этом протокол суд оглашает в судебном заседании, после чего заинтересованные лица вправе давать объяснения.

Воспроизведение и исследование аудио- или видеозаписи, содержащей сведения личного характера, осуществляется только с согласия лица в закрытом судебном заседании. В остальных случаях воспроизведение и исследование аудио- или видеозаписи осуществляется в общем порядке в зале заседания или ином специально оборудованном для этой цели помещении с указанием в протоколе судебного заседания признаков воспроизводящих источников доказательств и времени воспроизведения. После этого суд заслушивает объяснения лиц, участвующих в деле. В целях выяснения содержащихся в аудио- или видеозаписи сведений судом может быть привлечен специалист. В необходимых случаях суд может назначить и экспертизу.

Исследование заключений экспертов в зависимости оттого, присутствует или не присутствует эксперт в судебном заседании, производится двумя путями. В первом случае эксперт подвергается допросу в таком же порядке, что и свидетель (ст. 176, 177 ГПК), во втором — его заключение оглашается, как и иные документы дела. Осмотр, исследование документов или предметов, составляющих государственную тайну, должны проводиться по определению суда.

В необходимых случаях при осмотре письменных или вещественных доказательств, воспроизведении аудио- или видеозаписи, назначении экспертизы, допросе свидетелей, принятии мер по обеспечению доказательств суд может привлекать специалистов для получения консультаций, пояснений и оказания непосредственной технической помощи (фотографирования, составления планов и схем, отбора образцов для экспертизы, оценки имущества). В отличие от эксперта специалист дает суду лишь консультацию в устной или письменной форме, исходя из профессиональных знаний, без проведения специальных исследований, в связи с чем он и не предупреждается, как эксперт, об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

В ходе анализа средств доказывания суд устанавливает наличие или отсутствие юридических либо доказательственных фактов.

Юридические факты являются искомыми при разбирательстве гражданского дела, поскольку порождая, изменяя или прекращая спорные права и обязанности сторон, они обосновывают требования и возражения участников разрешаемого спора о праве.

Кроме них суд в ряде случаев вынужден устанавливать и доказательственные факты, которые, не будучи искомыми юридическими фактами, дают основания для выводов о них, и их особенность состоит в том, что они вначале подлежат доказыванию, а затем сами становятся средствами установления искомых фактов[1].

Адвокат является самостоятельным субъектом обязанности доказывания в гражданском процессе. Несмотря на то что адвокат-представитель и не упоминается в ст. 34 ГПК в числе лиц, участвующих в деле, вместе с тем согласно ст. 35 ГПК он имеет право знакомиться с материалами дела, представлять доказательства и т.д., т.е. активно участвовать в доказывании наравне с другими участниками процесса. Однако необходимость участвовать в доказывании для адвоката определяется смыслом и содержанием всей его работы по гражданскому делу, нормативной основой которой служат ГПК и Закон об адвокатуре.

Согласно ст. 2 Закона об адвокатуре на адвоката возлагается обязанность использовать все предусмотренные законом средства и способы защиты субъективных прав и законных интересов граждан и организаций, обратившихся к нему за юридической помощью.

Требование закона о доказывании сторонами обоснованности иска (возражений) обязывает адвоката не только дать предварительную оценку материалам, находящимся в распоряжении доверителя, указать на возможность использования тех или иных фактических данных, но и оказать практическую помощь в их получении. Вполне очевидно, что выполнение этих обязанностей невозможно без активного участия в доказывании во всех стадиях гражданскою судопроизводства.

Так, ст. 6 Закона предоставляет адвокату наряду с другими полномочиями право:

  • 1) запрашивать справки, характеристики и иные документы, необходимые в связи с оказанием юридической помощи из различных государственных и общественных организаций;
  • 2) опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому он оказывает юридическую помощь;
  • 3) собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами по делу;
  • 4) привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи и др.

Все это является действиями в рамках доказывания. Хотя указанное право не является абсолютным, поскольку некоторые сведения могут быть истребованы только судом, адвокат должен активно использовать его для получения материалов доказательственного характера.

Кроме того, адвокат вправе фиксировать (в том числе и с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому он оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну. В том случае, если такие доказательства получены в распоряжение адвоката, ему следует позаботиться о возможности исследования судом этих доказательств.

Не секрет, что суды не всегда оснащены компьютерами, видео- и аудиотехникой. Поэтому, чтобы такое доказательство было судом исследовано и помогло его доверителю в достижении намеченной цели (удовлетворению иска либо в его отказе), адвокату необходимо заранее позаботиться о соответствующих технических средствах и их доставке в судебное заседание.

Полученные по запросу адвоката материалы приобщаются к исковому материалу или к материалам дела в процессе его рассмотрения. Передача доверителю материалов, полученных по запросу адвоката, нежелательна, поскольку может быть использована не в качестве доказательства по делу, а для сведения счетов со своим процессуальным противником.

Все сказанное дает основания для определенною вывода о том, что адвокат в гражданском процессе является самостоятельным субъектом обязанности доказывания.

Безусловно, что адвокат — это поверенный и он обязан выполнять законные поручения своего доверителя. Однако если обстоятельно проанализировать действующее законодательство и практику судебного представительства, то можно констатировать наличие определенной процессуальной самостоятельности в действиях представителей.

Это вытекает из требований ст. 54 ГПК, где предусмотрено право представителя совершать от имени представляемого все процессуальные действия, кроме передачи спора в третейский суд, предъявление встречного иска, полного или частичного отказа от исковых требований, признания иска, изменения предмета или основания иска, заключения мирового соглашения, передачи полномочий другому лицу (передоверие), обжалования судебного постановления, предъявления исполнительного документа ко взысканию, получения присужденного имущества или денег.

Принципиальное различие, существующее между положением адвоката в гражданском процессе и положением его в процессе уголовном, заключается в том, что адвокат в первом случае осуществляет представительство стороны или третьего лица, а во втором — оказывает юридическую помощь своему клиенту в форме защиты.

Участвуя в доказывании, например по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, о восстановлении на работе и др., адвокат должен иметь в виду, что распределение бремени доказывания по делам данной категории отличается от процесса доказывания по другим категориям дел в гражданском судопроизводстве, т.е. происходит некоторое перераспределение обязанностей но доказыванию.

В данном случае общее правило, установленное в ст. 56 ГПК, в соответствии с которым каждая из сторон должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений при рассмотрении дел данной категории, существенно изменяется в результате введения в закон доказательственных презумпций (юридических предположений).

Напомним, что презумпция — логический прием (неполная индукция), при котором из установленных фактов делается предположение о существовании или несуществовании другого обстоятельства.

Презумпции освобождают от доказывания определенных фактов только одну из сторон и лишь перераспределяют бремя доказывания фактов, но не выводят их из предмета доказывания. Например, по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации адвокат, представляя интересы истца, только может, но не обязан опровергать порочащие, не соответствующие действительности его доверителя сведения, так как бремя доказывания соответствия действительности порочащих сведений лежит на ответчике.

По делам о восстановлении на работе в связи с увольнением по инициативе администрации бремя доказывания наличия законного основания для увольнения и соблюдения установленного порядка увольнения лежит на ответчике, и т.д.

Адвокат должен знать, что кроме презюмируемых фактов, которые не требуется доказывать, существуют факты общеизвестные и преюдициальные, факты признанные, на которые также распространяется режим отсутствия необходимости доказывания в процессе. Поэтому адвокат должен собирать доказательства не по их количеству, а по их качеству.

В стадии возбуждения гражданского дела адвокат-представитель обязан содействовать представляемому в реализации его прав при обращении за судебной защитой. Для достижения этой процессуальной цели он должен совершить все необходимые процессуальные действия, если право на их совершение ему предоставлено законом или договором, выраженным в доверенности.

Следовательно, возможность адвоката-представителя совершать подобные действия вытекает из содержания его конкретной гражданской процессуальной правоспособности.

Для адвоката основанием для участия в гражданском судопроизводстве является наличие соглашения с доверителем (ст. 25 Закона об адвокатуре). Заинтересованность адвоката в исходе дела должна носить лишь процессуальный характер и выражаться в оказании квалифицированной юридической помощи своему доверителю.

Моментом вступления адвоката в гражданское дело следует считать подписание соглашения между доверителем и адвокатом на ведение последним гражданского дела и оформленное ордером.

Статья 6 Закона предусматривает круг обстоятельств, исключающих участие адвоката в гражданском судопроизводстве, и определяет, что представителями в суде не могут быть адвокаты, принявшие поручение об оказании юридической помощи с нарушением следующих правил, а именно:

  • 1) если адвокат по данному делу оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицам, интересы которых противоречат интересам лица, обратившегося с просьбой о ведении дела;
  • 2) если он ранее участвовал в качестве судьи, третейского судьи или арбитра, посредника, прокурора, следователя, лица, производившего дознание, эксперта, специалиста, переводчика, свидетеля;
  • 3) если в рассмотрении дела принимает участие должностное лицо, с которым адвокат состоит в родственных или семейных отношениях;
  • 4) если имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица.

Поэтому до юридического оформления поручения все действия адвоката должны рассматриваться лишь как часть консультационной работы. Вместе с тем часто бывает, что определенные действия по доказыванию адвокат предпринимает и до официального заключения соглашения. К ним относятся, например, сбор необходимых материалов, беседа с будущим доверителем, составление запросов в различные организации и т.д.

Представляется, что перед тем как решать вопрос о возможности заключения договора поручения с клиентом, адвокат прежде всего должен проверять наличие у обратившегося к нему гражданина или организации законных оснований для обращения в суд. Только убедившись, что имеются все основания для обращения в суд, адвокат вправе приступать к заключению соглашения.

В противном случае заключение соглашения налагает на адвоката обязанность участвовать в дальнейших стадиях гражданского судопроизводства и не освобождает его от необходимости следовать требованиям закона и профессиональной этики при осуществлении данного поручения. Поэтому проявление осторожности при решении вопроса о заключении договора поручения бесспорно уменьшит риск необходимости выходить из уже начатого судебного процесса, что часто бывает неприятно осуществлять для адвоката и с юридической, и с моральной точек зрения.

У адвоката, принявшего поручение на ведение гражданского дела, много задач и обязанностей. Во-первых, он должен обстоятельно побеседовать с клиентом, чтобы выяснить его намерения, требования и возможность их достижения. Это необходимо делать именно обстоятельно, настойчиво выясняя все мелочи для того, чтобы в дальнейшем они не выросли в "большие провалы", поскольку подавляющая часть клиентов рисует обстоятельства дела в "розовых" для себя "красках", при этом умалчивая неблагоприятные факты, не придавая им значения.

Помимо этого адвокат также обязан выяснять объективную картину взаимоотношений сторон. Только изучив все обстоятельства дела, адвокат способен установить пределы исковых требований или возможные возражения на них.

Как известно, плохой мир всегда лучше хорошей ссоры. Зная все обстоятельства дела, адвокат с согласия своего доверителя может не только "помочь" создать судебную тяжбу, но и способствовать примирению сторон и завершению дела миром. С этой целью адвокат может провести переговоры с адвокатом или представителем процессуального противника, или собственно со стороной по делу, если у нее нет своего поверенного. Кроме того, адвокат может направить противоположной стороне по делу проект мирового соглашения или условия, при которых возможно заключение мирового соглашения. Безусловно, заключение мирового соглашения выгодно обеим сторонам, в связи с чем адвокат должен прилагать силы для его достижения и процессуального закрепления в суде.

Довольно часто в деятельности адвоката при подготовке дел к судебному разбирательству либо в процессе рассмотрения дела в суде возникают вопросы, связанные с мерами по обеспечению заявленного иска. В п. 2 ч. 1 ст. 140 ГПК не содержится конкретного перечня действий, которые запрещено совершать ответчику. Меры по обеспечению иска зависят от характера предъявленного требования.

Эти вопросы могут возникнуть и в отношении наложения ареста на имущество ответчика, и о признании сделок недействительными, и др. Обеспечение иска возможно как по искам о присуждении, так и по искам о признании. Меры по обеспечению иска могут оказаться необходимыми и по некоторым искам о признании. Например, по искам, вытекающим из авторского права, но которым в качестве меры обеспечения иска возможен запрет опубликования литературного произведения до того, как будет решен вопрос о праве авторства на спорное литературное произведение. Однако основным требованием по обеспечению любого иска (заявления) должно служить неущемление прав и свобод ответчика и других лиц при совершении этого действия.

Довольно сложный вопрос, касающийся полномочий адвоката в гражданском процессе, заключается в определении пределов его самостоятельности. Так, из норм, регламентирующих судебное представительство, следует, что пределы полномочий представителя зависят от воли лица, которое он представляет. Вместе с тем из сказанного не усматривается, что адвокат выступает в роли пассивного исполнителя воли своего доверителя.

Обсуждая вопрос о самостоятельности адвоката в гражданском процессе, следует в первую очередь обратиться к ст. 182, 971 ГК, в соответствии с которыми в суде представитель (поверенный) выступает самостоятельно, что требует от него активного и творческого отношения. Например, адвокат, совершая процессуальные действия, автоматически принимает ответственность за избрание правильной позиции.

Его активность также должна проявляться и при разрешении различных процессуальных вопросов. Так, он обязан обращать внимание суда на неполное или неправильное определение предмета доказывания по делу, т.е. совокупности фактов, имеющих юридическое значение, которые необходимо доказать сторонам с тем, чтобы суд правильно применил нормы материального права, определил права и обязанности сторон.

В соответствии с этим он обязан также заявлять ходатайства об истребовании дополнительных средств доказывания, а если они имеются, то и о приобщении к делу.

Адвокат также должен ходатайствовать об исключении из материалов дела представленных письменных, вещественных доказательств, а также свидетельских показаний в связи с недопустимостью указанных доказательств или как не имеющих значение для рассмотрения дела, и т.д.

Адвокату необходимо также иметь в виду, что ст. 148 ГПК следует понимать в контексте с ч. 2 ст. 56 ГПК, в которой предусмотрено, что суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой из сторон они подлежат доказыванию. Например, участвуя на стороне истца по делу о лишении родительских прав, адвокат должен иметь в виду, что родители могут быть лишены родительских прав по основаниям, предусмотренным в ст. 69 СК, только в случае их виновного поведения.

Поэтому задача адвоката в данном деле будет состоять в доказывании отсутствия заботы по воспитанию ребенка, использования родительских прав в ущерб интересам детей, например, создания препятствий в обучении, склонения к попрошайничеству, воровству, проституции, употреблению спиртных напитков или наркотиков, жестокого обращения с детьми и т.п.

Также адвокат должен иметь в виду, что определение объема подлежащих доказыванию фактов и правовая квалификация отношений сторон между собой взаимосвязаны. Нельзя, например, определить предмет доказывания по делу без знания содержания закона, подлежащего применению, и в то же время трудно определить правоотношения без знания тех фактических обстоятельств, которые имели место между сторонами.

Адвокат должен помнить и о мере ответственности за содержание тех документов или устных заявлений, которые исходят от его доверителя. Если документ составлен и завизирован адвокатом, то это означает, что он полностью разделяет позицию своего клиента.

Самостоятельность адвоката в доказывании в гражданском процессе подтверждается тем, что доказывание — это процессуальная деятельность, предусмотренная в законе. Ни один субъект обязанности доказывания не вправе пренебречь этими правилами. Например, положения ст. 56, 59—61, 67 ГПК, где содержатся указания относительно того, каким образом обязаны лица, участвующие в деле, осуществлять доказывание, никто не вправе игнорировать.

При этом необходимо всегда учитывать обстоятельство, что обратившийся за помощью не всегда осведомлен о существовании этих норм. Адвокат же, который обязан руководствоваться этими нормами, должен умело убеждать своего доверителя в необходимости следовать его примеру. Требования, содержащиеся в ч. 1 ст. 35 ГПК, где говорится, что "лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами", не вправе игнорировать ни адвокат, ни его доверитель.

Несмотря на то что пределы самостоятельности адвоката в целом ограничены указаниями лица, интересы которого он представляет, вместе с тем это не освобождает адвоката от самостоятельного поиска путей и способов доказывания, не дает права игнорировать требования закона и судебной практики в осуществлении доказывания. Процессуальная природа представительства как функции, осуществляемой в интересах только одного участника процесса, — либо истца, либо ответчика, либо третьего лица — предопределяет одностороннюю направленность производимого адвокатом доказывания.

Адвокат является участником судебного состязания, и все его действия по отстаиванию собственной правоты и опровержению доводов оппонента должны быть подчинены в итоге законным интересам своего доверителя.

Прежде чем приступить к защите прав и законных интересов будущего доверителя, адвокату нужно поставить перед собой ключевой вопрос: можно ли оказать юридическую помощь обратившемуся за ней гражданину или организации, и если да, то в какой форме она может быть оказана? Поэтому очевидно, что постановка такой задачи и ее решение — важнейший момент в деятельности адвоката по гражданским делам.

В отличие от уголовного процесса (за исключением дел частного обвинения), где доказательственный материал в основном собирается и представляется в суд органами следствия, в гражданском процессе доказательства исковых требований и доказательства возражений сторон разрабатываются и представляются в суд в основном сторонами и другими лицами, участвующими в деле.

Обязанность представления сторонами доказательств отчетливо выражена в ст. 57 ГПК. Применительно к проблеме доказывания вопрос заключается в том, следует ли адвокату осуществлять последнее и каков должен быть его вид. Как нами ранее отмечалось, ответ на первую часть вопроса зависит от законности и частично обоснованности требований лица, обратившегося к нему за правовой помощью. Избрание же вида юридической помощи и способа ее оказания зависит от целого ряда условий. Определенную сложность представляет выяснения того, какова связь между характеристикой доказательств и решением вопроса о принятии адвокатом поручения на ведение гражданского дела. Бесспорно, что нельзя принимать участие в процессе, если требование клиента противоречит закону или не имеет под собой оснований.

Например, заявление преждевременных исков, вытекающих из обязательств, срок исполнения которых еще не наступил и законом не предоставлено право требования их досрочного исполнения, — это не что иное, как заявление требований, не основанных на законе.

Оценивая нормативную урегулированность спорного отношения, адвокату необходимо учитывать не только наличие конкретной правовой нормы, но и возможность реализации аналогии, т.е. применение закона, регулирующего сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такового, использование общих начал и смысла отрасли права и законодательства в целом (аналогия права).

Кроме того, безусловным основанием для отказа от исполнения договора поручения для адвоката является выявившаяся незаконность требований доверителя. Например, адвокатом 3. обоснованно было отказано в заключении соглашения на ведение в суде гражданского дела Б., которая требовала от наследников возврата долга Г., умершего более 5 лет назад. Отказ был обусловлен тем, что в соответствии со ст. 1175 ГК кредиторы наследодателя вправе предъявлять претензии в пределах сроков исковой давности со дня открытия наследства. Указанный в законе срок исковой давности, установленный для соответствующих требований, является пресекательным, и его пропуск погашает право требования.

Представляется, что отказ адвоката с учетом изложенных требований от участия в деле в некоторых случаях также можно расценить, как это ни странно, и как своеобразную помощь клиенту.

В данном случае речь идет о том, чтобы не просто отказаться от принятия поручения в силу безнадежности позиции, а убедить клиента последовать своему примеру, если, разумеется, адвокат убежден, что нет никаких шансов на выигрыш дела. Только в этом случае задача адвоката будет полностью выполнена, и таким образом обратившемуся лицу будет оказана юридическая помощь, сэкономлены время, материальные средства и сохранено здоровье, что в итоге немаловажно.

Определив характер и объем притязаний, наличие правовых норм, регулирующих спорное правоотношение, достаточность доказательственного материала либо возможность получения его в перспективе, отсутствие обстоятельств, препятствующих осуществлению представительства, адвокат вправе принять поручение на оказание юридической помощи, которое оформляется путем заключения соглашения. С этого момента адвокат наделяется полномочиями представителя и в интересах доверителя вправе начать подготовку дела к судебному разбирательству.

Наиболее часто судебная защита прав и законных интересов доверителя осуществляется в порядке искового производства. Соблюдение установленных законом требований к форме и содержанию искового заявления для адвоката является обязательным (ст. 131 ГПК). Кроме предусмотренных законом требований в некоторых случаях исковое заявление должно содержать сведения о третьих лицах, об обеспечении иска, о восстановлении срока исковой давности и др.

В исковом заявлении должны быть точно и понятно изложены характер и сущность притязания, доказательственный аспект по делу, правовая квалификация возникшего правоотношения, предлагаться вариант разрешения возникшего спора. В нем также должна излагаться просьба о вызове свидетелей с указанием сведений о том, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, может подтвердить каждый из них, об истребовании письменных и вещественных доказательств, о принятии мер но обеспечению иска, даваться перечень прилагаемых документов.

При наличии достаточных оснований к постановке вопроса об освобождении от уплаты судебных расходов, об отсрочке в их уплате адвокат вправе включить такую просьбу в текст основного заявления либо составить об этом отдельное заявление и представить сведения об имущественном положении доверителя и иные данные, необходимые для разрешения этого вопроса. Предъявление иска возможно путем направления в суд искового заявления по почте либо путем передачи искового материала судье наличном приеме.

Целесообразность присутствия адвоката на приеме при подаче искового заявления обусловлена тем, что это способствует более оперативному разрешению возникающих у судьи вопросов относительно подведомственности и подсудности, о необходимости предварительного, внесудебного его разрешения, о цене иска и т.д. Кроме того, это дает адвокату возможность согласовать дату назначения дела к рассмотрению и скорректировать свое рабочее время.

Исковое заявление должно подписываться лицом, подающим его. Адвокат вправе подписывать исковое заявление от имени доверителя лишь при наличии к тому полномочий, указанных в доверенности, которая прилагается к исковому заявлению. Права и законные интересы ответчика адвокат может защитить путем предъявления встречного иска, в котором ответчик должен изложить свои претензии к истцу, т.е. заявить самостоятельные требования.

Предъявление встречного иска производится по общим основаниям. Он может быть заявлен до вынесения судом решения (ст. 137 ГП К). При этом адвокат должен иметь в виду, что право на предъявление встречного иска позволит одновременно разрешить взаимные претензии сторон, избежать вынесения противоречивых решений, способствовать достижению процессуальной экономии. Адвокат должен иметь в виду, что для гражданского судопроизводства предварительная работа имеет огромное значение, так как чем больше им будет сделано до судебного разбирательства, тем вероятнее будет успех в процессе разрешения спора.

  • [1] Гражданское процессуальное право России : учебник. М., 1998. С. 176—177 (автор главы — А. К. Сергун).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >