Изменение гормонального статуса экспериментальных животных при тестирующем гипоксическом и радиационном воздействиях

В первой серии экспериментов изучали реакцию эндокринной системы на тестирующее гипоксическое воздействие.

Исследования содержания гормона коры надпочечников — кортизола показало, что фоновый уровень этого гормона у СУ и ВУ крыс одинаков (рис. 7.1, А), тогда как у животных с низкой устойчивостью к гипоксии он значительно повышен (на 60—65 %) по сравнению с животными СУ и ВУ групп (р < 0,001). Гипоксия вызывала увеличение содержания кортизола лишь у СУ крыс (на 25,7 %, р < 0,05), в то время как концентрация кортизола у НУ и ВУ крыс не отличалась от таковой в контроле.

Влияние гипоксической нагрузки (А) и гамма-облучения (Б) на содержание кортизола в сыворотке крови низко- (НУ), средне- (СУ) и высокоустойчивых (ВУ) крыс

Рис. 7.1. Влияние гипоксической нагрузки (А) и гамма-облучения (Б) на содержание кортизола в сыворотке крови низко- (НУ), средне- (СУ) и высокоустойчивых (ВУ) крыс:

По оси ординат — концентрация кортизола (нмоль/л) в сыворотке крови.

Светлые столбики — контроль, темные столбики — опыт. *, +, о — р < 0,05; **, + + , оо —р < 0,01; ***, + + +, ооо —р < 0,001. * — в сравнении с контролем

той же группы, -I--в сравнении с соответствующей группой СУ крыс, о —

в сравнении с соответствующей группой НУ крыс

Исследование гормонов щитовидной железы показало, что контрольные крысы НУ и СУ групп не различаются по содержанию тироксина (Т4), тогда как у ВУ крыс оно было снижено (рис. 7.2, Л). При этом различия между НУ и ВУ животными были статистически значимы и составляли 21,1 % (р < 0,05). Аналогичное соотношение между контрольными животными экспериментальных групп отмечено и в отношении другого гормона щитовидной железы — трийодтиронина (ТЗ) (рис. 7.3): содержание этого гормона было значительно снижено у ВУ крыс по сравнению с НУ (на 47,8 %, р < 0,05) и СУ (на 40,7 %, р < 0,05) животными.

Гипоксическая нагрузка позволила выявить своеобразие реакций щитовидной железы на внешнее воздействие у животных разных экспериментальных групп. Содержание Т4 не изменялось под действием гипоксии у НУ и СУ животных, тогда как у ВУ животных оно значительно возрастало (на 67,0 %, р < 0,001) по сравнению с уровнем соответствующих контрольных животных. В отношении изменений содержания ТЗ ВУ крысы также отличались от НУ и ВУ животных. Так, если у НУ и СУ крыс содержание ТЗ снижалось под действием гипоксии (на 43,3 %, р < 0,05 и 34,2 %, р < 0,05, соответственно), то у ВУ крыс оно возрастало (на 37,9 %, р < 0,05).

Влияние гипоксической нагрузки (А) и гамма-облучения (Б) на содержание тироксина (Т4) в сыворотке крови крыс экспериментальных групп

Рис. 7.2. Влияние гипоксической нагрузки (А) и гамма-облучения (Б) на содержание тироксина (Т4) в сыворотке крови крыс экспериментальных групп:

По оси ординат — концентрация тироксина (нмоль/л) в сыворотке крови. Остальные обозначения как на рис. 7.1

Влияние гипоксической нагрузки на содержание трийодтиронина (ТЗ) в сыворотке крови крыс экспериментальных групп

Рис. 7.3. Влияние гипоксической нагрузки на содержание трийодтиронина (ТЗ) в сыворотке крови крыс экспериментальных групп:

По оси ординат — концентрация трийодтиронина (нмоль/л) в сыворотке крови.

Остальные обозначения как на рис. 7.1

Содержание полового гормона — тестостерона у контрольных животных НУ группы было значительно выше, чем у соответствующих крыс СУ (на 54,1 %, р < 0,01) и ВУ (на 128,9 %) групп (рис. 7.4, А). В ответ на гипоксическое воздействие концентрация этого гормона у НУ крыс значительно снижалась (на 47,4 %, р < 0,05), тогда как у СУ крыс она не изменялась, а у ВУ, напротив — возрастала.

Влияние гипоксической нагрузки (А) и гамма-облучения (Б) на содержание тестостерона в сыворотке крови крыс экспериментальных групп

Рис. 7.4. Влияние гипоксической нагрузки (А) и гамма-облучения (Б) на содержание тестостерона в сыворотке крови крыс экспериментальных групп:

По оси ординат — концентрация тестостерона (нмоль/л) в сыворотке крови. Остальные обозначения как на рис. 7.1

Во второй серии экспериментов исследовали влияние тестирующего гамма-облучения на содержание тех же гормонов.

По содержанию кортизола контрольные животные экспериментальных групп не различались (рис. 7.1, Б). Облучение не повлияло на содержание кортизола у СУ крыс и вызвало незначительное его увеличение в группах НУ и ВУ (на 20 %), однако эти изменения не были статистически значимы.

Фоновое содержание тироксина было одинаковым в группах СУ и ВУ животных (рис. 7.2, Б), тогда как у НУ крыс оно было снижено по сравнению с уровнем Т4 у СУ и ВУ (на 22,5 % и 25,2 %, соответственно; р < 0,001). В ответ на радиационное воздействие СУ и ВУ крысы обнаружили снижение уровня Т4 на 15 % (р < 0,05 и р < 0,001, соответственно), тогда как у НУ крыс он остался без изменения.

Облучение значительно подавляло секрецию полового гормона — тестостерона во всех экспериментальных группах: концентрация этого гормона в сыворотке крови облученных крыс снизилась более чем в 6 раз (рис. 7.4, Б).

Анализ полученных данных показал, что гипоксия оказала разнонаправленное действие на уровень исследованных гормонов. Общепринятой в настоящее время точкой зрения считается, что любое стрессорное воздействие сопровождается активацией гипоталамо- гипофизарно-надпочечниковой оси, то есть повышением секреции кор- тикотропин-релизинг фактора из гипоталамуса, адренокортикотроп- ного гормона (АКТГ) из гипофиза и кортизола и/или кортикостерона из надпочечников. Исходя из этих положений, наиболее адекватно на стрессирующее гипоксическое воздействие в наших экспериментах реагировали СУ крысы, у которых наблюдалось достоверное (на 25 %, р < 0,05) повышение уровня кортизола. Известна тесная взаимосвязь между глюкокортикоидами и гормонами щитовидной железы. Так, высокие дозы кортизола снижают чувствительность гипофиза к действию гипоталамического тиреотропин-релизинг гормона, в результате чего может снижаться секреция тиреотропного гормона гипофиза, что в свою очередь снижает уровень секреции гормонов щитовидной железы. Таким образом, повышение уровня кортизола в крови СУ крыс повлекло за собой снижение уровня ТЗ. Обратная ситуация наблюдалась у ВУ крыс. В отсутствие адекватного повышения уровня кортизола у ВУ крыс в ответ на гипоксический стресс могла происходить активация секреции тропных к функции щитовидной железы гормонов гипоталамуса и гипофиза, что сопровождалось выраженным увеличением концентрации как Т4, так и ТЗ в крови животных. Наиболее сложная ситуация имела место у НУ крыс. У этих животных на фоне отсутствия изменений в содержании кортизола и Т4 происходило достоверное снижение уровня ТЗ, а также мужского полового гормона — тестостерона.

При изучении содержания основных моноаминов в головном мозге на предыдущих этапах работы нами было установлено, что наиболее выраженные изменения происходили под действием гипоксии, тогда как гамма-облучение вызывало значительно менее выраженные нарушения. При исследовании содержания ряда гормонов в крови крыс, подвергнутых облучению, нами не было установлено достоверных изменений в содержании кортизола, хотя надо отметить, что у животных всех экспериментальных групп проявилась тенденция к увеличению его уровня. Как уже отмечалось выше, повышение уровня кортизола вызывает снижение уровня гормонов щитовидной железы, что мы и наблюдали при действии облучения. Так, у СУ и ВУ крыс было отмечено достоверное снижение уровня Т4.

Проведенные исследования содержания моноаминов и ферментов их метаболизма, а также изучение уровня гормонов сыворотки крови у животных разных экспериментальных групп в ответ на гипоксическую нагрузку и гамма-облучение позволили выявить некоторые общие механизмы неспецифической реактивности. Так, у НУ животных при обоих воздействиях было выявлено повышение секреции Т4 в сыворотке крови и повышение содержания адреналина и активности его биосинтеза в головном мозге. Можно предположить, что в результате повышения уровня адреналина, являющегося типичной реакцией на стрессорное воздействие, происходило усиление секреции тире- олиберина, и, как следствие — тиреотропного гормона, что привело к отмеченному нами повышению уровня Т4 в результате обоих воздействий (Nunez, 1985).

В группе СУ животных при обоих видах воздействий так же, как и у НУ животных, происходила выраженная активация адренергической системы головного мозга, т. е. повышение содержания адреналина и активности ферментов его синтеза. Казалось бы, что у СУ животных, так же как и у НУ, должно было бы увеличиваться содержание Т4 в сыворотке крови. Однако нами было установлено, что у СУ крыс в ответ на оба вида воздействия содержание этого гормона снижалось.

Исходя из имеющихся в настоящее время представлений сложно объяснить такой характер взаимоотношений между состоянием адренергической системы и гормонами щитовидной железы. По видимому, в данной ситуации имеют место более сложные взаимоотношения между гормонами щитовидной железы и тройными к ней гормонами гипоталамуса и гипофиза с одной стороны, и различными моноаминер- гическими системами, с другой.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >