УЧАСТИЕ АДВОКАТА В ТРЕТЕЙСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Преимущества третейского судопроизводства

Первоначальной задачей адвоката в аспекте его деятельности в третейском судопроизводстве является демонстрация перед клиентами преимуществ третейского судопроизводства и формирование у стороны потенциального или реального хозяйственного спора убеждения, что обращение в третейский суд — оптимальный для нее вариант поведения в сложившейся ситуации.

Независимо от правовых деклараций, сроки рассмотрения споров существенно увеличились. Если учесть высокую стоимость, формальность и недифференцированность арбитражного и гражданского (суды общей юрисдикции) процесса, можно сделать вывод о том, что производство в государственных судах в целом является малодоступным и недостаточно эффективным. Складывается ситуация, в которой государство гарантирует гражданам право на судебную защиту, а органы, которые должны реализовать этот принцип, не в состоянии обеспечить реальную защиту прав в полном объеме и оперативно. Совершенствование государственной судебной системы (внедрение институтов упрощенного судопроизводства, заочного решения, мировых судей и т.д.) — не единственный способ решения обозначенной проблемы. Судебная система не может расширяться бесконечно, ее содержание весьма затратно.

Большой популярностью в последнее время в государствах с развитой правовой системой пользуются так называемые "Альтернативные методы решения споров" (АМРС). Данный термин вполне официален; используется не только в теории, но и в правотворчестве и юридической практике. Активное введение в практику указанного института позволило в существенной части решить вопрос загруженности государственных судов и роста судебных расходов. Особо удобны эти методы при решении экономических споров, так как предоставляют возможность привлекать к судебному разбирательству квалифицированных экспертов, ею не всегда доступно в классическом судопроизводстве. Доминирующим принципом использования АМРС является достижение понимания сторонами требований оппонентов, что позволяет сохранить правоотношение между сторонами до (и даже после) разрешения спора. К ортодоксальному же судопроизводству субъекты прибегают в большинстве случаев, когда правоотношение уже прекращено (нарушено). Альтернативные методы основаны на достижении соглашения между спорящими сторонами, решение спора начинается уже с достижения определенных соглашений между спорящими сторонами, что способствует смягчению конфликта, переводу его из плоскости антагонизма в плоскость творческого противоречия. Их отличительной особенностью является характер и степень участия субъектов, а также участие третьей нейтральной персоны, пользующейся доверием конфликтующих сторон. Альтернативное решение споров не заменяет и не может заменить государственное правосудие, не преграждает и не может преграждать доступ к нему, не конкурирует с ним, а способствует ему.

Альтернативные методы решения споров оказались настолько эффективными на практике, что государственные органы во многих случаях официально рекомендуют их использование. В этом воплощается принцип экономии государственной репрессии: государство должно применять свою публичную власть лишь в крайнем случае, когда иные средства исчерпаны, и в чрезвычайно дозированных размерах. Мощное оружие государственного принуждения не должно использоваться "всуе". АМРС могут приобретать самые различные формы: посредничество, примирение, мини-суд "мичиганский посредник", третейские суды и т.д. В нашем обществе деятельность последних наиболее актуальна.

Развитие третейского суда как альтернативы государственному суду практически во всех странах рассматривается как позитивное явление, способствующее значительному облегчению бремени, лежащего на государственном правосудии в сфере разрешения конфликтов, возникающих между участниками хозяйственного оборота. Большинство государств закрепило юридическую допустимость третейского судопроизводства. В концентрированном виде эти положения нашли свое отражение в таких нормах международного частного права, как: Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже (Нью-Йорк, 21 июня 1985 г.), Конвенция ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 10 июня 1958 г.). Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже (Женева, 21 апреля 1961 г.).

Конституционной основой деятельности третейского суда является ст. 45 Конституции РФ: каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Этот принцип конкретизирует ст. 11 ГК, которая в аспекте судебной защиты прав граждан приравнивает третейский суд к арбитражному суду и суду общей юрисдикции. Непосредственно третейское судопроизводство регламентируют Закон РФ от 07.07.1993 № 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже" и Федеральный закон от 24.07.2002 № 102-ФЗ "О третейском суде". Отдельным аспектам работы третейских судов посвящены нормы арбитражного и гражданского процесса (аспекты оспаривания и принудительного исполнения третейского решения).

В силу решения Комиссии по правам человека 1991 г. был определен критерий необходимости обеспечения в процессе третейского судопроизводства минимальных стандартов справедливости; таким образом, те процессуальные нормы, которые действуют в системах государственных судов различного вида и которые, в принципе, должны соответствовать максимальным критериям справедливости, не могут рассматриваться как основа для оценки легитимности конкретных правил третейского разбирательства (т.е. установлен предел государственного вмешательства в процесс третейского судопроизводства).

Третейское судопроизводство знает две формы: постоянно действующий третейский суд и казуальный третейский суд (образуемый в разовом порядке сторонами для решения конкретного спора). Юридическим основанием возникновения третейского судебного процесса является заключение сторонами спора третейского соглашения, которое может приобретать форму собственно третейского соглашения, либо форму третейской оговорки в тексте договора, нарушение которого является предметом спора (так называемая договорная подсудность). Третейская оговорка может носить альтернативный характер: истцу предоставляется право самому выбрать из числа предложенных третейских судов для решения спора конкретный третейский суд, либо обратиться в арбитражный суд или суд обшей юрисдикции.

Третейское судопроизводство обладает комплексом как преимуществ, так и проблем. К первым относятся следующие:

  • — индивидуальный подход к рассмотрению каждого дела;
  • — гарантированная конфиденциальность;
  • — его договорный характер позволяет сторонам выбирать лиц, которые будут отправлять правосудие при рассмотрении их спора, принимая во внимание профессиональные навыки и независимость в суждениях, что, несомненно, повышает доверие к суду и минимизирует риск конфликта "отвода";
  • — стороны способны оказать воздействие на избрание применимого права и места разбирательства;
  • — стороны заранее могут установить пределы ответственности и формы ее реализации (исполнения);
  • — поскольку третейское судопроизводство изначально основано на договоренности сторон, постольку предполагается более высокий уровень возможности достижения мирового соглашения и добровольного исполнения судебного решения;
  • — оперативность третейского разбирательства, которое предполагает лишь одну инстанцию, и решения третейского суда вступают в силу немедленно, что обусловливает в свою очередь и дешевизну процесса (третейский сбор за одну инстанцию);
  • — публичный характер классического судопроизводства исключает отношения конкуренции, деятельность же третейских судов полностью подчинена ее законам; третейские суды просто обречены на компетентность, профессионализм, независимость и беспристрастность (даже малейшее сомнение в этих качествах повлечет "безработицу" конкретного третейского суда или судьи — к ним просто не будут обращаться), они фактически лишены права на ошибку; данный тезис ни в коем случае нельзя трактовать как упрек федеральным и мировым судьям в непрофессионализме и пристрастности, просто жизнь предъявляет к третейским судьям повышенные требования;
  • — развитие системы третейского судопроизводства выгодно иным звеньям судебной системы России, так как третейские суды берут на себя существенную часть нагрузки, которая в противном случае легла бы на арбитражные суды и суды общей юрисдикции;
  • — будучи негосударственным образованием, третейский суд более независим, чем суд традиционный, который является частью государственного механизма; в силу этого принцип независимости мировых и федеральных судей носит во многом тезисный характер (процедура их назначения, обеспечения и т.д.);
  • — международная практика третейского судопроизводства знает особую его форму, когда стороны уполномочивают третейский суд решить спор не на основе принципа легальности (точного соответствия букве закона), а на основе принципа легитимности (правовой справедливости), что является средством защиты развитых отношений от негативного воздействия устаревшего закона; данная форма оправдывает себя при рассмотрении споров, вытекающих из долгосрочных и развивающихся отношений, при пространственных и временных коллизиях и т.д. (следует отметить, что внедрение в отечественную юридическую практику данной формы третейского разбирательства — это вопрос отдаленного будущего);
  • — решения третейского суда носят преюдиционный характер, при этом имеются определенные разночтения в трактовке этого фактора положениями арбитражного и гражданского процесса; если ст. 61 ГК непосредственно признает преюдиционность третейского решения, то преюдиционность третейского решения в арбитражном процессе можно усмотреть исходя из анализа ст. 69, 70, 150 АПК;
  • — решения третейского суда обладают признаком обязательности, они обязательны не только для сторон третейскою процесса, но и для государственных органов; так, в силу ст. 17 и 28 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" решение третейского суда рассматривается как правоустанавливающий документ, (и данной норме употребляется термин "судебное решение"), ст. 11 ГК закрепляет статус третейского суда в сфере судебной защиты гражданских прав равным статусу суда общей юрисдикции и арбитражного суда;
  • — третейское судопроизводство не отягощает государственный бюджет, оно финансово выгодно для государства, так как осуществляется за счет средств спорящих сторон;
  • — разрешение спора между сторонами, находящимися под юрисдикцией права различных государств, сталкивается с проблемой исполнения решения "государственного" суда одной страны исполнительными органами другой страны (например, судебная система Казахстана исключает систему арбитражных судов, в силу чего отсутствует механизм исполнения решений арбитражных судов России на территории республики Казахстан, процедура же легитимации решения иностранного суда крайне обременительна), механизм исполнения решений третейских судов в подавляющем большинстве стран с развитой системой права налажен довольно хорошо;
  • — актуальным на сегодняшний день в Российской Федерации является вопрос коррупции, в том числе и в судебных органах; в силу того, что третейские судьи лишены какого-либо иммунитета в плане привлечения к ответственности, а их решения приобретают основания для принудительного исполнения лишь после участия государственных судов (выдача исполнительного листа для принудительного исполнения решения третейского суда), риск ангажированности арбитра сведен к минимуму (каждое сомнительное дело может стать для третейского судьи последним);
  • — статус мирового соглашения, достигнутого в рамках третейского судопроизводства, имеет преимущества перед статусом мирового соглашения, заключенного в арбитражном суде или суде общей юрисдикции; в первом случае третейский суд выносит решение, которое является правоустанавливающим документом и может служить основанием для инициировании процесса принудительного исполнения; в последнем же случае таковые качества отсутствуют, а заключенное же мировое соглашение является разновидностью новации, неисполнение которой влечет новое судебное разбирательство;
  • — отношения между третейскими судами подчинены законам конкуренции, которая является естественным стимулом для профессионального развития.

Изложенное делает третейский суд более гибким и приспосабливаемым к потребностям сторон, чем гражданский судебный процесс.

К недостаткам третейского судопроизводства следует отнести следующие факторы:

  • — его эффективность зависит от степени сотрудничества сторон, отсутствие механизма государственного принуждения в процессе судебного разбирательства ставит дисциплину и регламент процесса в зависимость от воли участников; затруднить или сорвать судебное разбирательство сторонам ничто не препятствует; гарантия эффективности третейского судопроизводства — это добрая воля участников и цивилизованный подход к решению спора, таким образом, третейский суд — это суд для цивилизованных лиц и цивилизованного решения спора, он предполагает высокий уровень правосознания и общей культуры всех участников процесса;
  • — рассмотренный фактор определяет этико-психологические трудности работы третейских судей — требуется большая осторожность и щепетильность для сохранения равновесия, паритета интересов в судебном процессе, а также большие усилия, направленные на минимизацию возможности возникновения малейшего конфликта;
  • — возможность обжалования третейского решения в рамках традиционной судебной системы, придание принудительного характера третейскому решению лишь через обращение в федеральный суд создают иллюзию, что третейское разбирательство — это ни к чему не обязывающая стадия досудебного решения спора, что "настоящее" решение вопроса будет все равно в суде общей юрисдикции или арбитраже; однако анализ практики третейских судов демонстрирует, что лишь 13% третейских решений оспариваются, в то время как в судах общей юрисдикции и арбитражных судах оспариваются 75% решений судов первой инстанции и 50% решений апелляционной инстанции; кроме того, ограничением права обжалования третейского решения может служить активно практикуемая пресекательная оговорка в третейском соглашении, о том, что решение третейского суда окончательное и обжалованию не подлежит; кроме того, законодатель категорически запрещает федеральным судьям при решении вопроса о выдаче исполнительного листа для принудительного исполнения решения третейского суда пересматривать третейское решение по существу, предусмотрено всего три основания для отказа в выдаче такового исполнительного листа, которые носят в основном процедурный характер (относящиеся к заключению третейского соглашения и соответствие третейского решения пределам третейского соглашения), даже нарушение конкретного правового предписания не может служить основанием для отказа в выдаче исполнительного листа для принудительного исполнения решения третейского суда, а лишь нарушение основополагающих принципов права;
  • — высказывалось мнение о дороговизне для сторон третейского разбирательства (им приходится оплачивать труд судей, обслуживающего персонала, аренду помещения, где проходит судебное разбирательство и т.д.), однако, сравнительный анализ НК (нормы о государственной пошлине) и Положения о третейских сборах (утверждено приказом Торгово-промышленной палаты РФ от 22.06.2006 № 48) развеивает этот миф; а учитывая количественное соотношение инстанций, облагаемых третейским сбором и госпошлиной, дешевизна третейского разбирательства становится очевидной; кроме того, в регламентах большинства третейских судов предусматривается возможность снижения ставок третейских сборов в разовом порядке, чего лишен институт государственной пошлины;
  • — несмотря на то что регламентации деятельности третейского суда посвящен Федеральный закон от 24.07.2002 № 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" (далее — Закон о третейских судах), косвенно его деятельности касаются множество иных нормативных актов (ГК, ГПК, АПК и т.д.), его статус однозначно до сих пор еще не определен; даже не ясно: является ли он юридическим лицом, а если является, то какова его форма?
  • — противники системы третейских судов утверждают, что практика третейского судопроизводства влечет "приватизацию судебной системы", но государство всегда сохраняет контроль за развитием ситуации: во-первых, определены пределы предмета ведения третейских судов (только гражданско-правовые споры, соответствующие требованиям искового производства, любые публичные правоотношения находятся вне компетенции третейских судов), во-вторых, за сторонами сохраняется право обжалования решения третейских судов в рамках государственной судебной системы (за исключением случаев, когда при заключении третейского соглашения стороны договорились, что решение третейского суда является окончательным и обжалованию не подлежит), в-третьих, решения третейского суда приобретают принудительный характер лишь при обращении в федеральный (при этом сохраняется косвенный контроль за качеством третейского разбирательства).

Изложенное позволяет утверждать, что институт третейского суда содержит в себе позитивного больше, чем порождает проблем. Причем проблемы эти не тупиковые, а вполне разрешимые. В качестве примера можно указать на то, что более 80% всех хозяйственных споров в США разрешаются в форме АМРС, а наиболее эффективной формой альтернативных методов решения упомянутых споров является третейский суд, сущность которого состоит в том, что спорящие стороны договариваются о разрешении спора третьей стороной, которой обе доверяют.

Следует также упомянуть, что третейское судопроизводство имеет существенные преимущества в сфере деятельности крупных корпораций, осуществляющих свою деятельность на большой территории (как в России, так и за ее пределами). Наиболее эффективной формой решения корпоративных и внутрихолдинговых хозяйственных споров является третейское правосудие, которое обладает рядом очевидных преимуществ:

  • — репутационного (возможность легального структурирования холдинга);
  • — оперативного (скорость вступления в силу решения — в среднем 2 недели);
  • — конфиденциального ("не выносится сор из избы");
  • — экономического (позволяет существенно сократить судебные издержки);
  • — правоприменительного (позволяет унифицировать судебную практику, проблемы которой предопределены территориальными и юрисдикционными причинами);
  • — антирейдерского профилактического (позволяет снизить риск появлений вступивших в силу "неожиданных" судебных решений, "непредвиденного" географического происхождения) характеров.

Схема учреждения и функционирования третейского суда является гибкой и пластичной, способной учесть специфику любой ситуации и поставленной задачи.

Формы деятельности третейских судов при рассмотрении корпоративных споров:

  • 1) непосредственно корпоративная — закрепление в уставных документах третейской оговорки о том, что все корпоративные споры в рамках системы холдинга решаются в конкретном третейском суде:
  • 2) системная цивилистическая — закрепление в типовых формах договоров третейской оговорки, таким образом все споры между субъектами холдинга и большинство споров со сторонними организациями разрешаются в одном третейском суде;
  • 3) казуальная цивилистичная — заключаются разовые третейские соглашения по каждому конкретному спору.

Холдинговые преимущества обращения к третейскому судопроизводству:

  • 1) престижность — все авторитетные международные суды по своему статусу—третейские, наиболее крупные корпорации (бывшее РАО ЕЭС, Газпром, ОАО РЖД и т.д.) имеют свои третейские суды, в развитых государствах 80% хозяйственных споров разрешаются помимо государственной юрисдикции, решение внутренних конфликтов (хозяйственных, корпоративных) в корпорациях посредством обращения к государственной юстиции — "вынесение ссора из избы" — признак дурного тона в цивилизованной коммерции;
  • 2) обеспечение единообразия применения закона: а) по подсудности — судебная практика арбитражных судов, судов общей юрисдикции и мировых судей крайне асистемна, третейское судопроизводство позволяет этого избежать; б) по территориальности — что позволяет контролировать местечковые интересы и их противостояние политике центра:
  • 3) исключение судебной волокиты — традиционно государственное судопроизводство характеризуется громоздкостью и многолетием тяжб, решение третейского суда вступает в силу немедленно и при наличии пресекательной оговорки обжалованию не подлежит, а при ее отсутствии — оснований для обжалования третейского решения в три раза меньше, чем решения компетентного суда, таким образом средний срок третейского разбирательства составляет 3 недели;
  • 4) эффективность — третейский судья заинтересован в рассмотрении спора по существу, от этого зависит его гонорар; судья компетентного суда рассматривает спор по остаточному принципу — иск разрешается лишь в случае, если нельзя оставить его без движения, вернуть заявителю, направить по подсудности и т.д. (именно такой алгоритм заложен в ГПК и АПК);
  • 5) квалифицированность — при формировании третейских судов в качестве третейских арбитров можно привлечь наиболее авторитетных представителей юридической теории и практики, чего пока себе не может позволить государство; квалификация третейского суда пропорциональна ею востребованности, третейские суды обречены быть квалифицированными;
  • 6) прогрессивный кадровый контроль — третейские судьи лишены признаков несменяемости и юридического иммунитета, любое подозрение в коррупции влечет без особой процедуры просто неутверждение нежелаемого лица третейским судьей на следующий год; статус третейского судьи не порождает привилегий, а значит и ажиотажа вокруг должности; третейские судьи зависят лишь от своей работы;
  • 7) дешевизна процесса: а) для клиентов — при соразмерности третейского сбора государственной пошлине и при наличии всего одной инстанции, третейский процесс в несколько раз "дешевле" государственного; б) для учредителя — деятельность третейских судей самоокупаема, их гонорары обусловлены третейским сбором, учредитель с деятельности третейского суда может иметь даже прибыль;
  • 8) соглашением сторон может быть определена нормативная база решения спора (в том числе внутрикорпоративные акты);
  • 9) третейский суд может играть роль антирейдерского обеспечения: если все споры в корпорации определены к разрешению в конкретном третейском суде, то вариант появления рейдеров в сопровождении приставов исполнителей с заведомо нелегитимным, но вступившим в силу закона решением "тьмутараканьского" суда равна нулю.

В рамках третейского судопроизводства могут быть рассмотрены следующие категории дел: 1) корпоративные споры (для этого необходимо закрепление в учредительных документах юридических лиц-участников холдинга третейской оговорки); 2) хозяйственные споры между юридическими лицами-участниками холдинга (для этого необходимо закрепление в нормативном акте, регламентирующем образование и деятельность холдинга, третейской оговорки); 3) хозяйственные споры между участниками холдинга и иными юридическими лицами (посредством закрепления в типовых формах договоров третейских оговорок, либо культивирование практики заключения разовых третейских соглашений); 4) споры в сфере деятельности АУВЕР (ассоциации участников вексельного рынка) согласно протоколу от 03.02.1997 № 7 Положения о порядке рассмотрения гражданско-правовых споров, возникающих между членами АУВЕР (для этого необходимо пройти аккредитацию при АУВЕР);

  • 5) в случае учреждения международного коммерческого арбитража — разрешение международных хозяйственных споров (этот аспект имеет свою специфику организации и нормативную базу);
  • 6) разрешение споров в сфере деятельности Организационного комитета Олимпийских игр и Минспорттуризма России (необходимо закрепление в актах, регламентирующих деятельность данных организаций, третейских оговорок); 7) хозяйственные споры между физическими и юридическими лицами (при наличии третейских оговорок о подсудности в заключенных между сторонами договорах или разового третейского соглашения о рассмотрении конкретного спора).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >