Взаимодействие традиционного и рекреационного природопользования в России

В России сегодня повышается интерес к традиционной русской народной кулыуре, что находит отражение в развитии сельского и этнографического туризма. Наряду с такими архитектурно-этнографиче-

94

скими музеями под открытым небом, как Кижи (Республика Карелия), Витославлицы (Новгородская обл.), Малые Карелы (Архангельская обл.), Семенково (Вологодская обл.) и др., открываются туристско- рекреационные комплексы с характерными названиями: «Тридевятое царство» (Ярославская обл.), «Город мастеров» (Нижегородская обл.), многочисленные сельские усадьбы, предоставляющие услуги не только по проживанию, но и организации традиционного досуга, например, туристическая деревня Мандроги на р. Свирь (Ленинградская обл.) (рис. 3.9).

Деградация рисовых полей в провинции Лаокай (северный Вьетнам). Фото Т. Исаченко

Рис. 3.8. Деградация рисовых полей в провинции Лаокай (северный Вьетнам). Фото Т. Исаченко

Туристическая деревня Мандроги (Ленинградская обл.)*

Рис. 3.9. Туристическая деревня Мандроги (Ленинградская обл.)*

Фото Т. Исаченко

Развитие этнического туризма, ориентированного на знакомство с традиционной русской культурой, в нашей стране сталкивается с дополнительной проблемой. Традиционные культурные ландшафты Европейской территории России в XX в. подверглись значительному разрушению, и их восстановление должно предшествовать или идти параллельно с развитием этнического туризма, а это требует дополнительных капиталовложений и долгосрочных государственных программ, направленных на восстановление традиционной системы расселения и традиционного природопользования.

Говоря о традиционной русской культуре и ее возрождении, сегодня чаще всего обращаются к Русскому Северу, в частности к Пинежью (Архангельская обл.), где еще сохранились живые русские деревни (рис. ЗЛО). Здесь еще осталось молодое поколение, способное поддерживать традиционное хозяйствование; еще живы старожилы, готовые принимать туристов в своих домах и учить их местным напевам и обрядам; в бабушкиных сундуках еще сохранились наряды начала XX в. (рис. 3.11), а на чердаках — предметы деревенского быта столетней давности; еще есть мастера, хранящие традиции народных промыслов — резьбы по кости, плетения из бересты, резьбы по дереву.

Деревня Веркола (Архангельская обл.). Фото Д. Севастьянова

Рис. 3.10. Деревня Веркола (Архангельская обл.). Фото Д. Севастьянова

Однако, современный сценарий развития рекреации на Русском Севере аналогичен азиатскому варианту развития этнического туризма. Объем продукции, произведенной на местных полях, не может конкурировать с объемом аналогичной продукции, произведенной в более выгодных природных условиях южных регионов, а дома местных жителей — с современными гостевыми домами, хозяева которых живут в Москве, Петербурге, Архангельске. Уходят из жизни старики, унося воспоминания, песни, сказы, и мастера, способные передать свое искусство последующим поколениям; живая культура подменя-

96

ется фольклорными шоу; разрушаются дома; зарастают поля и покосы; «местные» сувениры завозятся из Китая, а молодежь уезжает в город.

Туристка в костюме начала XX в., хранящемся у жительницы д. Веркола (Архангельская обл.). Фото Т. Исаченко

Рис. 3.11. Туристка в костюме начала XX в., хранящемся у жительницы д. Веркола (Архангельская обл.). Фото Т. Исаченко

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >