ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ УГОЛОВНО- ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

Международные правовые акты в сфере обеспечения пенитенциарной безопасности и проблемы их реализации в законодательстве России и практике функционирования уголовно-исполнительной системы

Как ранее отмечалось[1], обеспечение безопасности уголовноисполнительной системы (как и безопасности в целом, любого ее вида) предполагает упорядочение и институциональное оформление при помощи правовых средств деятельности субъектов, включенных в этот процесс.

В современных условиях во взаимосвязи с интеграционными процессами общемирового и регионального характера при обеспечении безопасности уголовно-исполнительной системы (как и в целом, в любой, подверженной правовому регулированию, сфере) возрастает роль международно-правовой составляющей.

Значимость межгосударственного сотрудничества, восприятия в национальной уголовно-исполнительной системе положений международных правовых актов предопределена аккумулированием прогрессивного международного опыта в пенитенциарной сфере, современными потребностями ее гуманизации при одновременном соблюдении эффективности управления пенитенциарными учреждениями. В этом плане соответствующие положения международных правовых актов выступают правовыми ориентирами для национального законодателя (в ряде случаев, как показывает практика — для правоприменителя), представляют собой международные правовые стандарты[2], к достижению которых, принимая во внимание их прогрессивный характер, стремятся национальные правовые системы современных государств[3]. Более того, в силу конституционных и законодательных предписаний, санкционирующих внутригосударственное действие международного права, и с учетом международно-правовых обязательств, вытекающих из международного договора или общепризнанного характера международно-правовой нормы, государство обеспечивает приоритетное действие таких международных правовых норм, принимает меры по изменению своего законодательства в соответствии с требованиями международного договора с его участием.

3

Следует отметить, что в современной отечественной юридической литературе уделяется внимание международным правовым стандартам в пенитенциарной сфере и вопросам их реализации в России[4], прежде всего в контексте проблемы соблюдения прав человека, обращения с осужденными (заключенными)[5], либо в целом, с точки зрения восприятия международного права в уголовно-исполнительном законодательстве Российской Федерации[6], обоснования новой отрасли международного пенитенциарного права и его взаимосвязи с уголовно-исполнительным правом России[7].

Кроме того, возрастает научный интерес к проблемным вопросам реализации в России Европейских пенитенциарных правил[8].

Признавая научную и практическую ценность проведенных исследований, следует обратить внимание на то обстоятельство, что международные правовые положения в части пенитенциарной безопасности, проблемы их восприятия в национальном законодательстве и правоприменительной практике в связи с функционированием и развитием уголовно-исполнительной системы России специально не выделялись и пока не получали системной научной разработки[9]. В рамках темы настоящего исследования автор ставит перед собой задачу с опорой на нормативные правовые источники, эмпирический материал, доктринальные разработки проблем соотношения и взаимосвязи международного права и внутригосударственного права в уголовно-исполнительной сфере акцентировать внимание на этом значимом в научно-теоретическом и практическом (прикладном) плане аспекте, раскрыть международноправовую составляющую правового обеспечения безопасности уголовно-исполнительной системы России, выявить в этой части проблемы правового характера и сформулировать научно обоснованные рекомендации по их решению (минимизации) с учетом международных правовых обязательств и национальных интересов Российской Федерации.

Принимая во внимание рассмотренные ранее тезисы относительно сущности и содержания безопасности уголовно-исполнительной системы, ее многомерного и многоаспектного характера, следует вести речь о том, что вопрос соблюдения общепризнанных жизненно важных интересов личности осужденного не должен противопоставляться проблеме пенитенциарной безопасности, более того, он должен изучаться в корреляции с ее обеспечением, в том числе при помощи правовых средств, где важное место отводится международным правовым стандартам, действующим в указанной сфере и обязывающим в первую очередь сотрудников пенитенциарных учреждений.

Вместе с тем следует также учитывать потребности обеспечения безопасности персонала пенитенциарных учреждений, всех находящихся в них лиц и, кроме того, внешний аспект пенитенциарной безопасности, необходимость нейтрализации (минимизации) реальных и потенциальных угроз личности, обществу и государству, исходящих от пенитенциарных учреждений, в частности, когда в них не выполняется в полной мере функция ресоциализации осужденных и отсутствует либо не соответствует потребностям безопасности, имеет существенные дефекты правовое обеспечение постпенитенциарной адаптации и контроля за постпенитенциарным поведением.

В целом, как обоснованно отмечают исследователи, международные правовые основы исполнения наказания, международные стандарты уголовно-исполнительной системы составляют часть международных правовых основ борьбы с преступностью, при этом в них содержится специфика, обусловленная гуманистической концепцией обращения с заключенными[10]. В связи с этим выявление положительного международного опыта гуманизации пенитенциарной сферы при одновременном учете эффективности исполнения наказания и оптимального с точки зрения общества, личности, государства функционирования уголовно-исполнительной системы представляет не только научно-теоретическую, но и практическую значимость.

Характеризуя международные правовые положения, регламентирующие вопросы пенитенциарной безопасности, следует учитывать их рассредоточение (как и в целом международных правовых стандартов в области уголовной юстиции) по международным правовым документам, существенно различающимся по своему юридическому статусу, степени общности, территории действия. Необходимо помнить о том, что соответствующие международные правовые акты принимались в различные периоды времени, разными поколениями политиков и юристов[11] и, соответственно, наполнялись различным нормативно-правовым содержанием, ряд из них принят в рамках ООН, другие — в рамках международных региональных организаций, в первую очередь Совета Европы. Эти акты содержат как юридически обязательные (прежде всего включенные в соответствующий международный договор[12]) нормы, так и нормы-рекомендации[13].

Кроме того, некоторые из рекомендаций, в частности, ныне действующие Европейские пенитенциарные правила[14], сформулированы в императивной форме, что вносит неясность в понимание их юридического статуса[15], некоторые нормы рекомендательных по своему характеру международных правовых документов дублируют положения документов иной юридической природы и в этой связи, по сути, становятся обязательными[16] (однако на практике ответ на этот вопрос не является однозначным, если учитывать особенности толкования и применения норм международного права)[17].

Специфика международной нормативной системы[18] в сочетании с современными тенденциями и явлениями ее развития (в частности, речь ведется о фрагментации, обусловленной расширением и усложнением сферы охвата международно-правового регулирования и проявляющейся в возникновении автономных норм, их комплексов, правовых институтов, а также коллизий между ними на практике[19]) осложняет выстраивание и понимание системы принятых и действующих в международном праве положений, в том числе в пенитенциарной сфере.

В связи с этим особую значимость приобретает вопрос классификации международных правовых стандартов, разработке которого уделено большое внимание в специальной литературе. Мы согласны с имеющейся в специальных научных ис7

следованиях оценкой значения классификации международных правовых стандартов в теоретическом, правотворческом и правоприменительном плане[20] и поддерживаем сформировавшийся в отечественной правовой науке подход, согласно которому, во-первых, при классификации международных правовых стандартов (в том числе действующих в пенитенциарной сфере) следует использовать различные критерии (к ним, например, относятся: степень общности, позволяющая выделять международные правовые документы общего и специального характера; степень обязательности, разграничивающая акты международного права, содержащие юридически обязательные нормы, в первую очередь международные договоры и акты международного права рекомендательного характера; источники происхождения, указывающие на юридический статус организации их принятия, соответственно межправительственный или неправительственный; территориальные масштабы действия, иными словами, универсальный или региональный уровень международно-правового акта; круг субъектов, правовому положению которых они посвящены, то есть некоторые категории правонарушителей либо профессиональные группы сотрудников пенитенциарных учреждений[21]; отдельные направления деятельности уголовно-исполнительной системы, в соответствии с выполняемыми ею социальными и специальными функциями)[22].

Во-вторых, в практическом плане (имеются в виду включение в национальное законодательство, применение и контроль за надлежащим исполнением) представляется особенно востребованным объединение указанных норм в следующие группы: декларации (доктринальные нормы), нормы рекомендательного характера и нормы обязательного свойства[23].

Вместе с тем в контексте исследуемой темы и с учетом обозначенной задачи настоящего исследования полагаем возможным сформулировать и обосновать свою позицию по вопросу классификации международных правовых стандартов в сфере пенитенциарной безопасности; предлагаемая классификация может использоваться наряду с классификацией, разработанной в отечественной правовой науке, и в дополнение к ней.

Как представляется в этом случае прежде всего должны быть приняты во внимание: характер содержания соответствующего международно-правового положения применительно к проблеме пенитенциарной безопасности и ее различным аспектам (в том числе применительно к особенностям правового положения отдельных категорий осужденных, специфике исполнения отдельных видов наказаний); роль управомоченных субъектов (в первую очередь персонала пенитенциарных учреждений) в ее обеспечении; установленные международными нормами правовые рамки их деятельности.

Таким образом, в качестве системообразующих в полной мере могут использоваться названные выше критерии степени общности международного правового стандарта и круга субъектов, правам, обязанностям и ответственности которых посвящено соответствующее правило международного документа.

При этом, как отмечалось ранее, во-первых, эти стандарты содержатся в международных правовых актах, разработанных и принятых на общемировом, универсальном (в рамках ООН) и региональном (прежде всего в рамках Совета Европы[24]) уровнях, и, во-вторых, они могут носить юридически обязательный (вытекающий из обязательного характера международно-правового акта, прежде всего международного договора) либо рекомендательный характер[25].

Соответственно, предлагаемая нами классификация, в основу которой в качестве системообразующих критериев положены содержательный критерий (степень общности и предметный характер правила международного документа) и субъектный критерий (отнесение правила международно-правового акта к правовому положению всех лиц, подвергаемых заключению, отдельных категорий осужденных либо к персоналу пенитенциарных учреждений), и учитываются уровень и юридический статус международно-правового акта и содержащихся в нем норм, выглядит следующим образом:

  • 1) международные правовые положения, связанные с общими вопросами пенитенциарной безопасности, содержащиеся в международных правовых актах (юридически обязательных и рекомендательного характера) универсального и регионального уровней;
  • 2) международные правовые положения о вопросах пенитенциарной безопасности отдельных категорий осужденных, а также об отдельных видах наказания, содержащиеся в международных правовых актах (юридически обязательных и рекомендательного характера) универсального и регионального уровней;
  • 3) международные правовые положения, которые посвящены вопросам обеспечения пенитенциарной безопасности. Они непосредственно адресованы персоналу пенитенциарных учреждений, а также другим субъектам, вовлеченным в процесс ее обеспечения, и содержатся в международных правовых актах (юридически обязательных и рекомендательного характера) универсального и регионального уровней.

Далее остановимся на характеристике международных правовых положений обозначенных групп более подробно.

  • [1] См. п. 1.1 и 1.2 настоящего издания.
  • [2] Необходимо согласиться с утверждением о том, что международныеправовые стандарты, действующие в пенитенциарной сфере (в частности,по вопросам обращения с осужденными) — это принятые на международномуровне нормы, принципы и рекомендации в области исполнения уголовныхнаказаний и деятельности уголовно-исполнительных учреждений и органов. См.: Кашуба Ю. А., Хижняк В. И. Реализация международных стандартовобращения с осужденными в уголовно-исполнительной политике : монография. Рязань, 2005. С. 9. О данной юридической категории см. также: Международно-правовые стандарты в уголовной юстиции Российской Федерации :науч.-практ. пособие / С. П. Андрусенко, Н. А. Голованова, А. А. Гравина ; отв.ред.: В. П. Кашепов. М., 2012 // СПС «КонсультантПлюс».
  • [3] Применительно к теме пенитенциарной безопасности уместно сослаться на имеющееся в специальной литературе суждение о значимостидля механизма обеспечения безопасности уголовно-исполнительной системыпринципов, базирующихся на общих положениях обеспечения безопасностиобщества и государства, одним из них (наряду с основополагающими принципами законности, соблюдения баланса жизненно важных интересов личности, общества и государства, взаимной их ответственности по обеспечениюбезопасности) выступает интеграция с международными стандартами и системами безопасности. См.: Казак Б. Б. Безопасность уголовно-исполнительной системы : монография / под ред. С. Н. Пономарева, С. А. Дьячковского.Рязань, 2001. С. 54.
  • [4] В советский период также были отдельные работы, посвященные международным правовым стандартам в пенитенциарной сфере. См., напр.: Стручков Н. А., Бажанов О. И., Ускова И. Б. Обсуждение пенитенциарных проблемна международном уровне. Рязань, 1977.
  • [5] См., напр.: Городинец Ф. М. Имплементация международно-правовыхнорм при исполнении наказания в виде лишения свободы в российском законодательстве и правоприменительной практике : монография. СПб., 2002;Кашуба Ю. А., Хижняк В. И. Указ, соч.; Пертли В. А. Реализация международных стандартов по обращению с осужденными в России // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2006. № 4 // СПС «Консуль-тантПлюс»; Пономарев П. Г. Международно-правовые стандарты обращенияс заключенными и национальные варианты их реализации. Рязань, 1994;Сизый А. Ф. Международно-правовые стандарты обращения с заключеннымии проблемы их реализации. Рязань, 1996; Уткин В. А. Международные стандарты обращения с заключенными и проблемы их реализации. Томск, 1998;Хижняк В. И. Реализация международных стандартов обращения с осужденными в уголовно-исполнительной политике : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2004.
  • [6] См., напр.: Влияние международно-правовых актов на уголовно-исполнительное законодательство России / А. Н. Антонов, Н. М. Голик [и др.].М., 2015; Кохман В. Н. Правовая инфильтрация норм международного правав уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2010; Тепляшин П. В. Проблемы гармонизации международного пенитенциарного права и уголовно-исполнительного законодательства России // Международное публичное и частное право.2011. № 6. С. 26—29.
  • [7] См., напр.: Трунцевский Ю. В. Международное пенитенциарное право.М., 2001; Тепляшин П. В. Влияние международного пенитенциарного правана реформу уголовно-исполнительной системы России : монография. Красноярск, 2012; Петрова Е. А. Международное пенитенциарное право в системесовременного международного права // Пенитенциарное право и пенитенциарная безопасность: теория и практика : материалы III Международнойнауч.-практ. конференции 22—23 июня 2012 г., г. Самара. Самара, 2013.С. 218—222.
  • [8] См., напр.: Агамов Г. Д., Ковалева Е. Н. Европейские минимальные стандартные правила обращения с заключенными — Европейские пенитенциарныеправила //Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление.2007. № 1 // СПС «КонсультантПлюс»; Гришко А. Я., Уткин В. А. Сравнительный анализ европейских пенитенциарных правил и российских нормативныхправовых актов в области положения уголовных наказаний. Рязань, 2006;Новые Европейские пенитенциарные правила: совершенствование санкцийи мер : материалы Международной науч.-практ. конференции. Рязань, 2007.
  • [9] Как обоснованно отмечает В. А. Уткин, организационно-управленческийаспект международных стандартов в пенитенциарной сфере долгое времяоставался как бы в тени аспекта прав человека, хотя очевидно, что они весьматесно связаны. См.: Уткин В. А. Пенитенциарные стандарты Совета Европыи векторы реформирования уголовно-исполнительной системы // Уголовноисполнительная система: право, экономика, управление. 2016. № 1. С. 14—18.
  • [10] См.: Уткин В. А. Международное право борьбы с преступностью : учеб,пособие. Томск, 2017. С. 145—146.
  • [11] См.: Кашуба Ю. А., Хижняк В. И. Указ. соч. С. 51—52.
  • [12] Примерами таких международных договоров могут служить следующиемеждународные правовые документы: • принятые на уровне ООН — Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. (кроме того, приняты и действуют два факультативных протокола к нему); Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г.; • принятые в рамках Совета Европы — Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (с протоколами); Европейскаяконвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания 1987 г.
  • [13] На уровне ООН были разработаны Конгрессами ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями Минимальныестандартные правила обращения с заключенными; Свод принципов защитывсех лиц, подвергаемых задержания или заключению в какой бы то ни былоформе; Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправленияправосудия в отношении несовершеннолетних. Следует также отметить, что Европейские тюремные правила 2006 г. учитывают Минимальные стандартные правила ООН обращения с заключенными и предусматривают более детальные, конкретные положения по ряду вопросов организации и функционирования пенитенциарной системы. В специальной литературе обращается внимание на то, что первая попытка по разработке пенитенциарных стандартов на европейском континенте была предпринята в 1973 г., с 1987 г. значимость Европейских пенитенциарныхправил существенно возросла. Что касается новых Европейских пенитенциарных правил, то они в определенной степени учитывают международные правовые стандарты ООН и в целом наиболее передовую пенитенциарную практику. См.: Чистяков А. А. Европейские пенитенциарные правила: новеллы и перспективы реализации //Новые Европейские пенитенциарные правила: совершенствование санкцийи мер : материалы Международной науч.-практ. конференции. Рязань, 2007.С. 187. Необходимо подчеркнуть, что Правовое управление ФСИН России участвовало в подготовке новой редакции Европейских пенитенциарных правил (2006 г.). См.: Казак Б. Б., Паршков А. В., Смирнова И. Н. Стратегическоеуправление в уголовно-исполнительной системе в механизме реализации уголовно-исполнительной политики : монография. Псков, 2007. С. 92.
  • [14] Имеются в виду Европейские пенитенциарные (тюремные) правила 2006 г. См.: Рекомендация № Rec (2006) 2 Комитета министров СоветаЕвропы: приняты 11 января 2006 г. на 952-м заседании представителей министров // СПС «КонсультантПлюс».
  • [15] См.: Норный В. Н. Европейские пенитенциарные правила в международно-правовом механизме формирования цивилизованных пенитенциарныхсистем государств // Новые Европейские пенитенциарные правила: совершенствование санкций и мер : материалы Международной науч.-практ. конференции. Рязань, 2007. С. 192—193.
  • [16] См.: Уткин В. А. Международное право борьбы с преступностью. С. 147.
  • [17] См., напр.: Марочкин С. Ю. Действие и реализация норм международного права в правовой системе Российской Федерации. М., 2011 С. 253—257.
  • [18] См., напр.: Лукашук И. И. Нормы международного права в международной нормативной системе. М., 1997; Сафронова Е. А. Международное публичное право: теоретические проблемы. М., 2013; Шумилов В. М. Международноеправо : учебник. М., 2010. С. 50—53.
  • [19] См., напр.: Колодкин Р. А. Фрагментация международного права // Московский журнал международного права. 2005. № 2.
  • [20] См., напр.: Кохман В. Н. Правовая инфильтрация норм международногоправа в уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации :дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2009. С. 104.
  • [21] См.: Уткин В. А. Международные стандарты обращения с заключенными и проблемы их реализации. С. 6.
  • [22] См.: Пономарев П. Г. Указ. соч. С. 15—52.
  • [23] См.: Кашуба Ю. А., Хижняк В. И. Указ. соч. С. 15.
  • [24] Следует также принять во внимание членство России в Совете Европыи связанные с этим фактом международные правовые обязательства в рассматриваемой сфере.
  • [25] Причем сохраняется неясность статуса отдельных международных нормрекомендательного характера.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >