Международные правовые положения, связанные с общими вопросами пенитенциарной безопасности.

Основополагающие международные правовые акты по правам человека — Всеобщая декларация прав человека 1948 г.[1], Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.[2], допускают ограничение прав и свобод при условии, что это установлено законом и связано с целями защиты правоохраняемых интересов других людей, поддержания порядка и безопасности.

Это положение, как обоснованно отмечается в специальной литературе[3], в полной мере распространяет свое действие на заключенных в пенитенциарные учреждения, при этом, с одной стороны, факт заключения в тюрьму (иное пенитенциарное учреждение и в целом факт осуждения лица в связи с совершением им преступления) заключает в себе определенные ограничения личности, с другой — такие ограничения должны быть установлены законом и в любом случае (в том числе при введении в пенитенциарном учреждении режима особых условий) не должны затрагивать определенный круг прав осужденных: права на жизнь (ст. 6); свободы от пыток или жестокого, бесчеловечного или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания (ст. 7); права человека не считаться виновным в совершении какого-либо преступления вследствие какого-либо действия или упущения, которое согласно действующему в момент его совершения внутригосударственному законодательному или международному праву не являлось уголовным правонарушением (ст. 15); права на признание правосубъектности (ст. 16)[4].

Вместе с тем в международных правовых актах содержится информация о тех ситуациях, при наличии которых лишение (ограничение) отдельных из приведенных выше основополагающих для человеческой личности прав не является нарушением. Исходя из ч. 2 ст. 2 Европейской конвенции по правам человека 1950 г. лишение жизни не рассматривается как нарушение этой Конвенции, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы: для защиты любого лица от противоправного насилия, осуществления законного задержания или предотвращения побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях, подавления в соответствии с законом бунта или мятежа. Как видим, международноправовой акт определяет исключительные по своему характеру ситуации, угрожающие безопасности (в частности пенитенциарной безопасности), при наличии которых допустимо лишение человека жизни. В отношении ряда действий (к ним, например, относятся пытки, преднамеренное жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение) существует полный запрет[5].

В целом мы согласны с имеющимся в специальной литературе мнением о том, что лица, отбывающие наказания в исправительных учреждениях, сохраняют все права человека, за исключением тех, в которых они ограничиваются в связи с потерей свободы[6]. При этом, как обоснованно отмечают исследователи, ограничения прав лиц, предусмотренные международными правовыми актами в пенитенциарной сфере, характеризуются тем, что они устанавливаются в самой общей форме, без конкретного содержания, и имеют направленность сведения к минимуму различий между условиями жизни в тюрьме и на свободе, связаны с фактом заключения в пенитенциарное учреждение, выводятся из общедозволительного принципа правового регулирования[7]. Здесь (на это еще будет обращено внимание в ходе настоящего исследования) имеется определенный потенциал для совершенствования правового обеспечения пенитенциарной безопасности во взаимосвязи международного и внутригосударственного права.

С учетом этой позиции о различных аспектах и сторонах пенитенциарной безопасности, включении в нее наряду с безопасностью осужденных безопасности персонала пенитенциарных учреждений (всех лиц, находящихся в пределах пенитенциарных учреждений). Мы, соглашаясь с позицией М. А. Громова, полагаем, что международные правовые стандарты, имеющие отношение к безопасности персонала уголовно-исполнительной системы (в самом общем ее понимании) содержатся прежде всего во Всеобщей декларации прав человека 1948 г.: в ст. 3 (провозглашает право каждого человека на жизнь, свободу и личную неприкосновенность); ст. 23 (каждый человек имеет право на справедливые и благоприятные условия труда); ст. 25 (каждый человек имеет право на жизненный уровень, необходимый для поддержания его здоровья и благосостояния и здоровья и благосостояния его семьи, право на обеспечение на случай болезни, инвалидности, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по не зависящим от него обстоятельствам)[8]. При этом исходя из Минимальных стандартных правил обращения с заключенными, принятыми на Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1955 г. следует вывод о международных правовых стандартах — требованиях к персоналу пенитенциарных учреждений. В целом (к этому аспекту мы вернемся при рассмотрении третьей обозначенной классификационной группы международных правовых положений) данный рекомендательный по своему характеру (но тем не менее основополагающий для понимания принципиальных основ построения и функционирования пенитенциарной системы и пенитенциарной безопасности в современном демократическом обществе) международный документ, во-первых, обязывает администрацию пенитенциарного учреждения заботиться о тщательном отборе персонала, принимая во внимание личные и деловые качества, необходимые в рассматриваемой сфере профессиональной деятельности, и, во-вторых, ориентирует национального законодателя на придание сотрудникам таких учреждений статуса государственных служащих с одновременным обеспечением для них адекватной оплаты труда, соответствующих льгот и условий[9].

В отношении безопасности осужденных необходимо обратить внимание на то, что в международных документах, непосредственно посвященных правилам обращения с заключенными и принятых на общемировом (под эгидой ООН) и региональном (в рамках Совета Европы) уровнях, содержатся, по сути, концептуальные международные правовые положения (стандарты) о безопасных условиях отбывания наказания:

  • • правила содержания различных категорий заключенных в раздельных заведениях или в разных частях одного и того же заведения с учетом их возраста, предшествующей судимости, юридических причин их заключения и предписанного обращения с ними[10];
  • • комплекс предусмотренных международными правовыми стандартами санитарных требований к помещениям, которыми пользуются заключенные, требований к их личной гигиене, питанию, вопросам медицинского обслуживания[11];
  • • общее положение о том, что необходимость поддержания надлежащей дисциплины в пенитенциарном учреждении предполагает вместе с тем возможность лишь тех ограничений, которые требуются для обеспечения надежности надзора и соблюдения должных правил общежития в данном учреждении[12], а также конкретизирующие его правила о порядке привлечения заключенных к дисциплинарной ответственности, существующих в этом направлении деятельности ограничениях;
  • • положение, согласно которому режим, принятый в пенитенциарном учреждении, должен стремиться свести к минимуму ту разницу между жизнью тюрьме и жизнью на свободе, из- за которой у заключенных исчезает чувство ответственности и осознание человеческого достоинства[13].

Как обоснованно отмечается в специальной литературе[14], действующее законодательство России в целом отражает приведенные и другие международные правовые положения о гуманном и безопасном обращении с осужденными и заключенными, что вместе с тем не отрицает проблем законодательного и правоприменительного характера, а также некоторых расхождений в трактовке отдельных категорий, в том числе базовых категорий для пенитенциарной сферы (в частности это касается режима)[15].

В специальной литературе[16] уделяется значительное внимание международным правовым положениям, связанным с организацией труда (иной социально полезной занятости) осужденных и указывается на расхождения в понимании по отдельным вопросам в различных международных правовых актах.

В контексте исследуемой темы следует согласиться с мнением С. В. Чубракова, который отмечает определенный пробел новых Европейских пенитенциарных правил относительно рассмотрения труда (занятости) осужденных как средства их исправления, а также с учетом требований пенитенциарной безопасности[17].

Вместе с тем в Европейских пенитенциарных правилах 2006 г. содержатся более конкретные положения о превентивных мерах пенитенциарной безопасности, в частности, предусматривается оценка заключенных, поступающих в пенитенциарное учреждение, с целью определения:

  • • риска совершения ими побега и потенциальной опасности в этом случае для общества[18] и, соответственно, определения режимных требований, которые могут пересматриваться[19];
  • • создания ими угрозы для безопасности других заключенных или лиц, работающих в пенитенциарных учреждениях или посещающих эти учреждения, и вероятности того, что они могут нанести себе вред[20].

В качестве положительного момента следует также обратить внимание на то, что в Европейских пенитенциарных правилах отмечается необходимость разработки процедур, обеспечивающих безопасность заключенных, персонала пенитенциарного учреждения и всех посетителей и снижающих до минимума риск насилия и других событий, которые могут поставить под угрозу безопасность, приложения соответствующих усилий для того, чтобы все заключенные могли безопасно участвовать во всех мероприятиях, предусмотренных распорядком дня; обеспечения заключенным возможности контакта с персоналом в любое время, в том числе ночью[21].

В контексте общих вопросов пенитенциарной безопасности следует рассматривать положения международных правовых актов о правах заключенных по обращению с соответствующими просьбами и жалобами, а в целом — о контроле за деятельностью пенитенциарных учреждений[22].

Наряду с отмеченными ранее международными правовыми положениями, в частности по обеспечению беспрепятственного контакта заключенного с персоналом пенитенциарного учреждения, действующие международные правовые акты предусматривают:

• обеспечение любому лицу, в том числе заключенному, эффективного права защиты нарушенных прав (прежде всего со стороны лиц, действовавших в официальном качестве)[23];

  • • право заключенного или его адвоката на обращение в органы, ответственные за управление местом заключения или задержания, или в более высокие инстанции, а в случае необходимости — в соответствующие органы, уполномоченные рассматривать жалобы и предоставлять средства защиты (в частности, в случае пыток или иного жестокого, бесчеловечного или унижающего человеческое достоинство вида обращения) (при этом отмечается право на конфиденциальность просьбы или жалобы в случае заявления об этом подателя, рассмотрение просьбы или жалобы без промедления)[24];
  • • право заключенного на обращение к администрации пенитенциарного учреждения (инспектору во время инспекции), а также к органам центрального управления пенитенциарной системой, судебных властям или другим компетентным органам с просьбами или жалобами (при этом оговаривается недопустимость подвергать их цензуре с точки зрения содержания, а также необходимость их срочного рассмотрения, за исключением случаев, когда такие просьбы или жалобы имеют поверхностный и беспредметный характер)[25].

Следует согласиться с точкой зрения о дифференциации форм международного контроля в рассматриваемой сфере (здесь мы абстрагируемся от контроля, осуществляемого управомоченными органами и должностными лицами на внутригосударственном уровне в рамках законодательно определенных полномочий, к этому вопросу мы будем возвращаться в дальнейшем), включающего в себя[26]: 1) периодическое представление государством докладов о соблюдении прав человека, в том числе при исполнении наказания; 2) сообщения иностранных государств о нарушениях гражданских и политических прав, применении пыток, других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания; 3) индивидуальные жалобы лиц, находящихся под юрисдикцией России, по указанным случаям; 4) допуск представителей международных правозащитных организаций к посещению учреждений и органов, исполняющих наказания.

В научной литературе на основании обобщения международного опыта был представлен следующий алгоритм по реализации заключенными своих обращений и жалоб, в том числе связанных с нарушениями в сфере их безопасности[27]: первый шаг — обращение к сотрудникам пенитенциарного учреждения (как правило, непосредственным надзирателям); следующий шаг (если проблема не решается) — должна быть возможность подачи просьбы или жалобы администрации пенитенциарного учреждения; следующий шаг (если проблема по-прежнему не решается) — у заключенного должно быть право обратиться к более высокому руководству вне пенитенциарного учреждения; параллельно могут быть задействованы внешние правозащитные системы.

Очевидно, что такой алгоритм может быть востребован далеко не всегда (в частности, если речь ведется об угрозе жизни или здоровью заключенного и, соответственно, о необходимости оперативного реагирования на данную угрозу и ее нейтрализации).

  • [1] См.: Всеобщая декларация прав человека: принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. Ст. 29.
  • [2] См.: Международный пакт о гражданских и политических правах: принят 16 декабря 1966 г. Резолюцией 2200 (XXI) на 1496-м пленарном заседанииГенеральной Ассамблеи ООН. Ст. 12, п. 3; ст. 18, п. 3; ст. 19, п. 3; ст. 21, 22.
  • [3] См.: Глушков А. И. Зарубежный опыт регламентации деятельности учреждений уголовно-исполнительной системы в условиях чрезвычайных ситуаций // Международное публичное и частное право. 2013. № 3. С. 28—30.
  • [4] См.: Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.Ст. 6, 7, 15, 16.
  • [5] См., напр.: Европейская конвенция о защите прав человека и основныхсвобод. Ст. 3.
  • [6] См.: Кашуба Ю. А., Хижняк В. И. Указ. соч. С. 68. Этот вывод в полноймере согласуется с международными правовыми стандартами, принятымина универсальном и региональном уровнях, в частности, с Основными принципами обращения с заключенными ООН (Резолюция Генеральной АссамблеиООН 45/111, приложение), основными принципами Европейских пенитенциарных правил 2006 г. (пр. 1—3). См. также: Добрынина М. Л. Международноправовые основы правового положения лиц, содержащихся в исправительныхупреждениях // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2006. № 3 // СПС «КонсультантПлюс».
  • [7] См.: Кашуба Ю. А., Хижняк В. И. Указ. соч. С. 64.
  • [8] См.: Громов М. А. Безопасность персонала уголовно-исполнительной системы : монография. Рязань, 2006. С. 22—23.
  • [9] См.: Минимальные стандартные правила обращения с заключеннымиООН 1955 г., пр. 46. Специфика органов управления и персонала пенитенциарных учреждений отражена в Европейских пенитенциарных правилах 2006 г.(ч. 5 «Администрация и персонал»). в специальной литературе уделено внимание этому аспекту в контекстепроблемы восприятия международных стандартов в уголовно-исполнительной системе России. См., напр.: Панарин Д. А. Восприятие рекомендаций Европейских пенитенциарных правил о работе в пенитенциарном учреждениикак государственной службе в российском законодательстве // Новые Европейские пенитенциарные правила: совершенствование санкций и мер : материалы Международной науч.-практ. конференции. Рязань, 2007. С. 143.
  • [10] См.: Минимальные стандартные правила обращения с заключеннымиООН 1955 г. Пр. 8. Аналогичные правила предусмотрены в пр. 18.8 Европейских пенитенциарных правил 2006 г.
  • [11] См.: Там же. Пр. 9—26. Аналогичные правила (при этом более детальные) предусмотрены в пр. 19—22 Европейских пенитенциарных правил 2006 г.
  • [12] См.: Там же. Пр. 27.
  • [13] См.: Там же. Пр. 60.
  • [14] См., напр.: Гришко А. Я. Уголовно-исполнительный закон: декларациии реалии, необходимость в обновлении // Омбудсмен. 2014. № 2. С. А—9.
  • [15] В современной литературе уделяется внимание данному аспекту. См.,напр.: Брезгин Н. И. Новые Европейские пенитенциарные правила о целяхрежима и практика их реализации в учреждениях уголовно-исполнительнойсистемы России // Новые Европейские пенитенциарные правила: совершенствование санкций и мер : материалы Международной науч.-практ. конференции. Рязань, 2007. С. 85—87; Уткин В. А. Пенитенциарные стандартыСовета Европы и векторы реформирования уголовно-исполнительной системы // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление.2016. № 1. С. 14—18.
  • [16] См., напр.: Горенкова Е. В. Организация труда осужденных: международные стандарты и зарубежный опыт // Уголовно-исполнительная система:право, экономика, управление. 2017. № 1. С. 13—16; Емельянова Е. В. Международные стандарты в области привлечения осужденных к труду и их реализация в уголовно-исполнительном законодательстве России // Вестник Том. гос.ун-та. 2009. № 1 (318). С. 143—145; Уткин В. А. Проблемы правового регулирования труда осужденных в исправительных учреждениях Российской Федерации // Уголовная юстиция. 2015. № 2 (6). С. 81—88.
  • [17] См.: Чубраков С. В. Принципы соединения наказания с исправительнымвоздействием в свете Европейских пенитенциарных правил 2006 г. // НовыеЕвропейские пенитенциарные правила: совершенствование санкций и мер :материалы Международной науч.-практ. конференции. Рязань, 2007. С. 200.
  • [18] См.: Европейские пенитенциарные правила 2006 г. Пр. 51.3.
  • [19] См.: Там же. Пр. 51 (4—5).
  • [20] См.: Там же. Пр. 52.1.
  • [21] См.: Там же. Пр. 52.2 (2—4).
  • [22] Следует обратить внимание на то, что проблеме правового обеспеченияконтроля в пенитенциарной сфере уделено внимание в современной отечественной правовой науке, в том числе на уровне диссертационных исследований. См.,напр.: Зубарев С. М. Теория и практика контроля за деятельностью персонала пенитенциарной системы : автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2006.
  • [23] См., напр.: Международный пакт о гражданских и политических правах.Ст. 2.
  • [24] См.: Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию илизаключению в какой бы то ни было форме: Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 43/173. Приложение. Пр. 33.
  • [25] См.: Минимальные стандартные правила обращения с заключенными.Пр. 36.
  • [26] См.: Кохман В. Н. Правовая инфильтрация норм международного правав уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации : дис. ...канд. юрид. наук. СПб., 2009. С. 179.
  • [27] См.: Койл Э. Подход к управлению тюрьмами с позиций прав человека:пособие для тюремного персонала. Лондон : Международный центр тюремных исследований, 2002. С. 105.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >