Институциональное строение системы предпринимательства.

Китайское правительство целенаправленно создавало рыночные отношения «снизу»; оно перевело сельское хозяйство и негосударственный торгово-промысловый городской сектор на рыночные, конкурентные механизмы. И довольно быстро этот «ярус» экономики с точки зрения институциональных агентов рынка стал представлять собой миллионы малых предприятий, которые вскоре стали в массовом порядке вторгаться во все отрасли экономики, особенно в отрасли услуг и промышленное ремесленничество. Государственный сектор, оставаясь объектом планового директивного распределения, был преобразован в компании, действующие на классических рыночных принципах. Это и была так называемая двухколейная концепция, реализация которой на первом этапе привела к появлению крупных государственных компаний, действующих на рыночных принципах. На втором этапе стали формироваться средние и крупные частные акционерные компании, одновременно появлялись частные банки и иные финансовые учреждения, создавая финансово-кредитную инфраструктуру для экономики.

Однако в экономике, как и в развитых странах, преобладают мелкие и средние предприятия (ремесленные, торговые, пищевые и тому подобные фирмы); быстро возрастает их численность в ИКТ; они занимают видные позиции во внешней торговле. Их доля в создании ВВП составляет более 65 %, а численность занятых — свыше 70 % всего занятого населения страны. Это в целом соответствует параметрам развитых стран, в которых именно этот сектор обеспечивает действие конкурентного механизма.

Таким образом, современная китайская экономика — это мощный хозяйственно-финансовый механизм, состоящий из множества отраслей и сфер производства и услуг, государственных, смешанных, частных, акционерных кооперативных, индивидуальных и иностранных компаний. Все они образуют смешанную экономику на вполне рыночной базе. Главными ее особенностями являются, во-первых, разнородность структур, т. е. сочетание самых передовых и крайне отсталых форм; во-вторых, использование во многих областях передовых технологических достижений Запада; в-третьих, беспрецедентные темпы экономического роста со времени начала реформ.

Основная стратегия Китая при переходе от жесткого централизованного планового хозяйства к рыночной системе заключалась в постепенной децентрализации принятия важных экономических решений, включая либерализацию государственной и негосударственной экономики. Это прежде всего касается сельского хозяйства, в котором до начала реформы доминировали сверхкрупные, крайне неэффективные сельскохозяйственные бригады. Они хотя и не являлись собственно государственным сектором, но были жестко регламентированы в своей деятельности, а крестьяне получали за свой труд лимитированное количество продуктов для пропитания. Эти огромные, крайне неэффективные бригады были распущены на первом этапе реформы (1989—1992). Крестьяне получили возможность взять землю в аренду и, опираясь на помощь властей (прежде всего кредитную), начать производство тех видов продукции, которые они свободно выбирали, сообразуясь с реальной обстановкой и потребностями населения. Такая же политика проводилась и в отношении широко разветвленного кооперативно-промыслового сектора в мелкой городской промышленности. Отметим, что занятость в этих отраслях и сферах была огромной — 3/4 всего населения Китая. Таким образом, рынок, т. е. капиталистические хозяйственные отношения, стал создаваться первоначально «снизу», в массе потребительского сектора (не затрагивая основного сектора промышленности, находящегося в собственности государства), а не «сверху», как это происходило в России в 1990-х гг. в основных (базовых) отраслях промышленности и инфраструктуры. Затем данный подход стал внедряться в плановую (государственную) экономику: в ней были осуществлены преобразования в сфере ценообразования и отраслях, установление рыночных цен (без вмешательства государства, хотя контроль здесь существует и достаточно жесткий), реструктуризация предприятий, происходило региональное развитие, регулирование валютного обмена, налоговых отношений между центральной властью, провинциями и органами местного самоуправления, эмиссия национальной валюты (юаня). Это привело, во-первых, к открытию свободного рынка при сохранении объемов государственных поставок по более низким плановым ценам. Во-вторых, постепенно изменилась плановая ценовая политика, для того чтобы выйти на уровень конкурентных цен. На поставки, закупаемые по плановым ценам, обычно устанавливалась квота, если их объем со временем не снижался. В-третьих, субъекты рынка не были связаны никакими ограничениями, действуя на основе уставных положений, зарегистрированных соответствующим государственным органом.

Этот подход как содержательная часть реформы был применен на первом этапе, в ходе преобразованной в сельскохозяйственном секторе, в то время как промышленный сектор продолжал существовать в условиях традиционного центрального планового управления. Это была продуманная и мудрая стратегия (учитывающая неудачи горбачевской реформы, которую китайские специалисты тщательно, как это они умеют, изучили и сделали для себя важные и полезные выводы), что избавило экономику огромного Китая от спада; более того, уже на этом (первом) этапе преобразования привели к положительным сдвигам в положении китайского народа. Рассмотрим эти вопросы более подробно.

Исходные позиции. Конец 1978 г. (время начала первых преобразований реформы). В те годы в государственном промышленном секторе Китая была занята сравнительно небольшая часть рабочей силы — 18 %. При этом промышленность субсидировалась государством, в то время как в сельскохозяйственном секторе, не имевшем субсидий от государства, было занято около 75 % всей рабочей силы (7—8 % населения трудились в сфере услуг). Поэтому выбор сектора, где была занята подавляющая часть населения, при том что уровень его жизни был на порядок ниже по сравнению с городскими рабочими государственного сектора, был стратегически верным и привел в движение колоссальные крестьянские массы. Крестьяне реально почувствовали свой интерес в реформах. Так руководящие круги сделали почти все население своими союзниками в проведении крупнейших радикальных реформ за всю историю этого великого государства.

Практика уже первых лет коренных преобразований показала, что естественный путь к рынку — развитие многообразных по формам собственности хозяйств: коллективных, единоличных, частных, полностью иностранных и совместных (с иностранным участием). Продвигаясь по такому пути, можно не только обеспечить быстрый рост субъектов рынка, но, меняя структуру национального хозяйства по формам собственности, корректировать также структуру инвестиций и производства в сторону приближения их к реальным потребностям экономики и социальной сферы.

Важно отметить, что реформа, проведенная на селе, необычайно повысила общую эффективность всего аграрного хозяйства и впервые освободила народ страны от голода и недоедания. Несмотря на сохранение многих государственных хозяйств, более быстрыми темпами растет сектор семейных (индивидуальных), коллективных, кооперативных хозяйств. Руководство страны сумело интенсивное развитие аграрного сектора обеспечить главным образом, негосударственными промышленными и финансовыми секторами.

Субъекты рынка формировались не через разрушение существующих государственных структур, а путем их преобразования и заполнения пустующих брешей новыми коммерческими структурами. Таким образом, с первых шагов реформа работала на уменьшение традиционной для социализма болезни — дефицита продовольствия и потребительских товаров. В этих целях были мобилизованы не только внутренние ресурсы, но и активно привлекались зарубежные капиталы. Стимулируя хозяйственную инициативу на микроуровне, руководство страны не выпускало из рук макроконтроль над экономикой и в периоды опасного нарастания ее несбалансированности немедленно принимало контрмеры.

Изучив собственный и зарубежный опыт, правительство пришло к выводу о необходимости осуществлять реформу не по чужим рецептам, а исходя из особенностей страны, и решительно встало на путь «строительства социализма с китайской спецификой». Это предполагало серьезный учет такого основополагающего фактора, как огромная численность населения в условиях ограниченности финансовых, технологических и иных ресурсов.

Китай в последние годы опережает не только Россию, но и многие азиатские и европейские страны в развитии высоких технологий. Новая крупная задача китайского правительства — кардинальная модернизация отечественной промышленности с тем, чтобы из «сборщика» западных изделий экономика трансформировалась в одну из самых технологически развитых в мире. Этому подчинена хорошо разработанная сложная программа «Сделано в Китае — 2025». Компании — участники ее реализации, сконцентрированы в специальных (показательных) региональных промышленно-инновационных зонах. Прежде всего в этих зонах высокого государственного уровня для осуществления программы «Сделано в Китае — 2025» предусмотрен план модернизации всей обрабатывающей промышленности. Такие зоны, как сообщил, премьер КНР Ли Кэцян, будут организованы в городах и городских кластерах в восточных, центральных и западных районах страны. По замыслу на зоны будет распространена система льгот, а китайским и иностранным инвесторам будут предоставлены равные права. При этом международное сотрудничество станет одним из основных направлений деятельности показательных зон, где будут использованы передовые зарубежные технологии и оборудование. Показательные зоны также получат поддержку в развитии талантов, в частности выпускникам вузов, отвечающим определенным требованиям, и людям, испытывающим трудности в поиске работы, будут предоставлены субсидии. Особое внимание уделяется выделению земельных участков. Ожидается принятие мер по превращению старых хозяйственных и складских помещений, пустующих зданий и избыточной коммерческой недвижимости в инкубационные центры для предпринимательства. Напомним, программа «Сделано в Китае — 2025» реализуется с 2015 г. Цель программы — превратить Китай из «мировой фабрики» в глобальный генератор инновационных технологий. При этом упор делается на развитие производства авиационно-космического оборудования, разработку технологий для освоения морских глубин, использование альтернативной энергетики и развитие высокоскоростного рельсового транспорта. Всего же Пекин в рамках стратегии намерен развивать 10 ключевых секторов страны, включая медицину и робототехнику.

Китайская стратегия «Сделано в Китае — 2025» — это всеобъемлющий правительственный план, призванный укрепить высокотехнологичные направления в развитии страны. «Многие китайские компании, работающие в производственных областях, по-прежнему зависят от иностранных комплектующих. Кроме того, в мире сохраняется не слишком хорошее восприятие китайской продукции. Новая же программа намерена довести страну до такого уровня, что она не просто будет являться мировым лидером в сборке технологичных продуктов, но также будет разрабатывать и производить их с нуля», — поясняли китайскую концепцию в журнале World Finance[1].

По мнению китайских чиновников, программа уже приносит плоды. Так, с момента своего запуска средняя производительность выросла на 38 % для первых 109 пилотных проектов в Китае в области интеллектуального производства, эксплуатационные расходы снизились на 21 %, а энергоэффективность выросла на 9,5 %. «Мы уже находимся на ведущих мировых позициях в таких сферах, как производство станков и сборочных линий с числовым программным управлением. Сдан в коммерческую эксплуатацию региональный пассажирский самолет ARJ-21. Успешно проведены летные испытания среднемагистрального лайнера С-919. Скоро поднимется в небо крупнейший в мире самолет- амфибия AG-600. Был осуществлен успешный запуск тяжелой ракетыносителя “Чанчжэн-5” и первого в мире квантового спутника. В начале мая 2018 г. в Шанхае увидел свет первый в мире легкий квантовый компьютер. Китай самостоятельно разработал батискаф “Хайдоу”, став третьей в мире страной, способной проводить исследования на глубинах до 10 тыс. м», — сообщил о достижениях Китая заместитель министра промышленности Синь Гобинь.

Еще один пример — создание производственной линии высокопрочного и высокомодульного углеродного волокна M40J. Ранее подобный материал лишь импортировался в Китай.

Как сообщает World Finance, для достижения своих целей правительство КНР выделяет значительные средства. «Два недавно созданных фонда в Китае — Национальный инвестиционный фонд для передовой обрабатывающей промышленности и Национальный интегральный фонд — получили 20 млрд юаней (2,9 млрд долл.) и 139 млрд юаней (20,1 млрд долл.) соответственно», — указывало издание. Газета New York Times со ссылкой на европейских исследователей сообщала, что Китай инвестирует в программу в общей сложности до 300 млрд долл. На Западе планы Китая вызывают тревогу. «Стратегия, принятая еще в 2015 г., предусматривает достижение полной технологической независимости КНР — от производства чипов до выпуска беспилотных автомобилей. Западные промышленные гиганты бьют тревогу и опасаются, что стратегия Пекина окажется планом по экономическому завоеванию мира. Стратегия поможет Китаю вытеснить зарубежных конкурентов не только со своего, но и с глобального рынка и создать выгодные условия для собственных глобальных корпораций, получающих разнообразные льготы от властей КНР. Иностранные компании, таким образом, окажутся в неравных условиях для конкурентной борьбы и скорее всего потерпят поражение, так как ни одна другая страна не готова к настолько большим тратам на поддержку своего высокотехнологичного бизнеса», — писала New York Times со ссылкой на отчет Торговой палаты Евросоюза в Китае. Многие российские эксперты уверены, что Россия может только наблюдать за опережающим ее Китаем и уже не способна перенимать китайский опыт. «Китай и Россия — очень разные по устройству экономик государства. Китай уже более 30 лет признан фабрикой мира — более 70 % только одной продукции текстильной промышленности, реализуемой в мире, производится в Китае. Но если раньше маркировка “Made in China” действительно ассоциировалась с ширпотребом, то ныне Китай уверенно развивает самые передовые технологические отрасли и сферы производства, мало уступая японским, европейским и американским по качеству», — рассказывает руководитель отдела продаж компании «Солид Менеджмент» Сергей Звенигородский[2].

  • [1] Соловева О. Китай включает новую промышленную скорость. Поднебеснаязапускает программу перестройки производственного сектора. URL: http://nvo.ng.ru/economics/2017-07-24/l_7035_china.html.
  • [2] Соловева О. Китай включает новую промышленную скорость. Поднебесная запускает программу перестройки производственного сектора.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >