ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ГЧП

В результате изучения данной главы читатель сможет овладеть следующими компетенциями.

Знать

• взгляды основных экономических школ на роль государства в экономике и формы и методы взаимодействия государства и бизнеса.

Уметь

• анализировать применимость моделей ГЧП с точки зрения теоретических постулатов взаимодействия государства и бизнеса.

Владеть

знаниями о предпосылках, принципах и условиях реализации различных моделей ГЧП.

Теоретические основы и трансформация взглядов на характер и методы взаимодействия государства и бизнеса

Характер и методы взаимоотношений государства с субъектами предпринимательства (бизнеса) имеют важнейшее значение для стабильности экономической системы и эффективности функционирования экономики.

В истории как экономики, так и экономической мысли наблюдались различные типы взаимоотношений государства и субъектов экономической деятельности — от абсолютизма государственной власти до доктрины невмешательства государства в экономическую жизнь, сводящую роль государства к защите частной собственности и свободы предпринимательства[1].

Принцип свободы предпринимательства, известный в истории экономической мысли как laissezfaire, laissezpasser[2] — принцип невмешательства, был впервые сформулирован еще XVIII в. в трудах физиократов, которые считали, что государственное участие в экономике должно быть минимальным. Каких-либо специальных рекомендаций по взаимоотношению государства и бизнеса физиократы не давали, однако в их учении провозглашается принцип «естественного хода вещей», где роль государства сводится к установлению единых правил регулирования экономической деятельности, закрепленных в законодательстве.

Первое теоретическое обоснование принципа свободы предпринимательства и необходимости разграничения сфер бизнеса и государства было выдвинуто великим английским экономистом Адамом Смитом, который в своем фундаментальном труде «Исследование о природе и причинах богатства народов», вышедшем в 1976 г., впервые представил экономику как целостную систему, функционирующую на основе единых для всех ее субъектов принципов и законов развития.

Принцип свободы предпринимательства невмешательства государства в экономическую жизнь А. Смит обосновывает самим характером поведения экономических субъектов, каждый из которых действует как некий «экономический человек», т. е. преследующий исключительно свою выгоду. Казалось бы, такое представление о мотивах экономического поведения, когда каждый отдельный индивид принимает решения, исходя только из своих собственных интересов, может привнести хаос в экономику и требует постоянного вмешательства государства. Однако А. Смит показывает, что рыночные механизмы имеют очень большой потенциал и рынок может существовать самостоятельно, без вмешательства извне.

Действительно, принцип свободы экономического поведения един для всех — и для производителей, и для потребителей, и предприниматель не может извлекать выгоду из своего бизнеса, не предлагая действительно полезных и востребованных потребителями товаров и услуг. При этом свободная конкуренция[3] заставляет не только производить то, что нужно потребителям, но и производить это с максимальной эффективностью, что решает глобальную задачу оптимального использования ограниченных ресурсов. А любые дисбалансы и отклонения, которые могут возникать в экономике, устраняются силами спроса и предложения, т. е. «невидимой рукой рынка».

По сути, Адам Смит сформировал учение, которое сегодня получило название классической школы политической экономии. Дальнейшее развитие экономической мысли происходило преимущественно в русле данного (классического) направления, развитие экономической теории происходило в основном путем вовлечения в анализ новых сфер и областей экономической деятельности, приводило к углублению анализа процессов производства, потребления, распределения, расширяло представление о поведении субъектов рынка или природе создаваемой стоимости и т. д. Однако при всех имеющихся различиях во взглядах на те или иные стороны экономической деятельности, противоречивости некоторых идей и теорий все представители классической школы, от Давида Рикардо до Альфреда Маршалла, едины в оценке принципа свободного предпринимательства и совершенной конкуренции как основы экономической деятельности, соответственно, провозглашали принцип невмешательства государства в экономику.

К концу XIX — началу XX в. в классической экономической мысли за принципом свободного предпринимательства фактически закрепился статус абсолютного и незыблемого. То есть провозглашалось, что экономика, основанная на свободе предпринимательства, является чрезвычайно жизнестойкой моделью и по критерию использования ограниченных ресурсов, и по критерию эффективности производства, а роль государства сводится к созданию благоприятных условий для бизнеса и установлению единых правил экономического поведения, основанных на законе, формировании благоприятной экономической среды и поощрении к созданию необходимых институтов рынка.

Однако в реальном развитии экономики в условиях свободного рынка стали проявляться негативные тенденции, многие из которых казались и вовсе непреодолимыми. Начиная с XIX в. усилились циклические проявления в экономической динамике, а кризисы, преимущественно перепроизводства, стали нормой. В результате формировалась безработица, уровень которой в периоды кризисов достигал критических значений, что приводило к социальной напряженности, кроме того, усиливалось социальное расслоение общества, как следствие — социально-экономическое неравенство. Возрастающая концентрация производства неизбежно вызывала усиление монополистических тенденций. Монополия функционирует по своим законам, отличным от законов совершенной конкуренции, в условиях монополизации устанавливаются барьеры и ограничивается доступ к рынку, появляется возможность влиять на установление цены, что негативно сказывается на эффективности производства и приводит к неэффективному, нерациональному использованию ограниченных ресурсов.

В конечном итоге сам принцип свободного предпринимательства ставился как минимум под сомнение, вплоть до полного отрицания. Анализ фактического экономического развития приводил к мысли, что экономика, основанная на свободе предпринимательства и частной собственности, неизбежно порождает противоречия, которые могут привести к нивелированию самого принципа свободы предпринимательства.

В экономической теории начали формироваться иные, отличные от классических, взгляды. Формировались новые течения, которые указывали на имеющиеся противоречия и предлагали способы их устранения, в том числе и обосновывая необходимость государственного вмешательства в экономическую жизнь. При этом, если одни исходили из жизнеспособности экономической системы свободного рынка и видели необходимость ограниченного государственного регулирования целевого характера, то другие считали систему свободного рынка обреченной, так как непреодолимые противоречия заложены в самой природе свободного рынка.

Важный вопрос, который требовал ответа: отвечает ли принцип свободы предпринимательства интересам всего общества, а не только интересам бизнеса? Ведь большую часть общества составляют домашние хозяйства, значительная часть которых является наемными работниками, а их интересы отличны от интересов предпринимателя. Возникает вопрос: если есть противоречия между интересами предпринимателей и интересами общества в целом или значительной его части, как эти интересы должны согласовываться, а противоречия устраняться? Сама постановка данных вопросов подразумевает, что ответы на них можно получить, лишь изменив (тогдашнее) представление о роли государства в экономике. Государство в лице своих институтов может и должно проводить экономическую политику, отвечающую интересам всего общества. То есть речь идет о государственном вмешательстве в экономику, вопрос лишь, в какой степени и какими методами.

Наиболее известным критиком системы свободной конкуренции был Карл Маркс. В своем главном труде «Капитал», положившем основу экономического учения марксизм, Маркс анализирует процесс воспроизводства на основе трудовой теории стоимости. Основное внимание он уделяет процессу создания стоимости и присвоения прибавочного продукта (прибавочной стоимости) в условиях частной собственности и эксплуатации наемного труда. Выводы, к которым в конечном итоге приходит Маркс, сводятся не только к отрицанию принципов свободного предпринимательства, но к невозможности функционирования экономики в условиях частной собственности.

Таким образом, по мнению Маркса, необходимо не просто государственное вмешательство, а коренная перестройка и самого государства, и всех общественных и политических отношений. В основу предлагаемых преобразований предлагалось положить отказ не только от свободной конкуренции, но и от частной собственности, перейдя к экономике, основанной на общественной собственности на средства производства и плановом ведении хозяйства.

Идеи Маркса были развиты В. И. Лениным, который внес вклад в теорию развития монополий и государственного устройства и является создателем советского государства. В СССР в течение 70 лет существовало общество, основанное на провозглашенных Марксом и Лениным принципах общественной собственности на средства производства и управление экономикой на принципах планирования. В СССР государство было не просто основным субъектом экономики, оно регулировало практически все сферы экономической жизни. Всеобщее планирование, сочетаемое с ленинскими принципами учета и контроля, привели к созданию экономической системы, получившей название командно-административной. Данная модель экономики в целом показала свою жизнеспособность в первую очередь для выполнения крупномасштабных задач, требующих концентрации больших ресурсов. Однако недостатками системы оказались инертность и неспособность гибко реагировать на быстрые изменения потребностей.

Лишенные самостоятельности субъекты экономической деятельности были скованы жесткими заданиями плана и лишены возможностей для каких-либо маневров по изменению ассортиментной структуры производства. В результате характерной чертой такой экономической системы стали дефициты на товарных рынках, но основным негативным качеством плановой экономики стала низкая восприимчивость к инновациям. Все научно-технические достижения советской экономики связаны с реализацией крупномасштабных проектов, выполнение которых непосредственно контролировалось высшим руководством, причем реализация таких проектов, например, в космической или в оборонной области происходила с некоторыми элементами конкуренции. Но во многих других отраслях экономики наблюдалось устаревание технической базы производства, несоответствие ассортимента выпускаемой продукции структуре спроса, что зачастую приводило к неспособности экономической системы решать даже текущие задачи.

Экономисты классической школы также не могли обойти вниманием проблемы, которые ставила реальная практика, не замечать противоречия в системе функционирования рынков было невозможно. Но решение проблем они видели не в «несправедливом» распределении результатов труда (присвоении прибавочной стоимости), а в построении таких моделей рынка, в которых бы описывались мотивы экономического поведения каждого субъекта, были бы учтены особенности функционирования рынков в различных условиях конкуренции, с разной степенью несовершенства вплоть до полной монополии, позволяющие оценить потери общества при нарушениях конкурентной среды. Стали исследоваться вопросы определения формально выраженных условий равновесия, уделяться внимание вопросам взаимодействия рынков и проблеме установления не только равновесия на каждом из них, но и общего равновесия на всех рынках одновременно. То есть стала формироваться проблематика, которую сегодня мы относим к микроэкономике.

Наибольший вклад в микроэкономическую теорию рыночного равновесия внес французский экономист Леон Вальрас, впервые увязавший все рынки в единую модель общего экономического равновесия. Вальрас представил экономику как систему взаимосвязанных рынков, на каждом из которых поведение экономических субъектов описывается формально выраженными функциями спроса и предложения. В результате ему удалось определить формальные критерии установления равновесия в экономике. В целом модель Вальраса дает нам представление об экономике как о саморегулирующейся системе, в которой возникающие дисбалансы устраняются за счет действия сил спроса и предложения. Однако Вальрас, будучи приверженным принципам классической экономической мысли, хотя и показал потенциал саморегулирования экономической системы взаимосвязанных рынков, все же пришел к выводу о необходимости «ограниченного государственного регулирования», отвергая представление об экономике как о «чистой науке».

Во-первых, саморегулирование экономической системы возможно при условии, что все рынки являются рынками совершенной конкуренции, и этот принцип должен быть применен не только к отдельному рынку, но и к экономике в целом, при этом ценность каждого блага (товара или услуги) определена, при условии что известны их функции спроса и предложения.

Во-вторых, в экономике существует специфическое благо, ценность которого неопределенна, это благо — деньги. Спрос на деньги и предложение денег невозможно описать стандартными функциями, но Вальрас «элегантно» обходит данное препятствие. Вальрас был первым, кто широко использовал математические методы анализа в экономике, его модель общего экономического равновесия представлена как система из п взаимосвязанных рынков, в которой можно определить ценность только (п-1) блага. И Вальрас формулирует и доказывает закон, согласно которому, если в экономике, состоящей из п взаимосвязанных рынков, на (п-1) рынке установилось равновесие, то оно также устанавливается и на п-м рынке. Этот закон получил название закона Вальраса.

Тем не менее Вальрас понимал, что проблема установления «ценности» денег имеет значение, тем более что наблюдались и частные отклонения от равновесных цен, и общие скачки цен, а денежная система XIX в. была далека от идеала, не имея общепринятых стандартов и правил. Вальрас осознавал важность этой проблемы, понимал, что без участия государства ее не решить, и предлагал осуществить привязку выпуска бумажных денег к некоему (биметаллическому) стандарту, закрепив за государством монопольное право на денежную эмиссию и регулирование денежного обращения.

Другой проблемой, где необходимо государственное регулирование, была проблема монополизации рынков. Монополизация рынка приводила к нарушению действия сил спроса и предложения и, как следствие, нарушался один из основных принципов — невозможность влиять на цену, это, в свою очередь, приводило к невозможности саморегулирования экономической системы. В результате в условиях монополии нарушался принцип полезности, что приводило к неэффективному и нерациональному использованию ресурсов. Вальрас предлагал ограничивать влияние монополий преимущественно методами налогового регулирования, при этом он считал, что наиболее действенно использование имущественных налогов, а установление налогов на доходы ограничивать не стоит, так как они стимулируют производство.

Еще одной сферой, где необходимо государственное регулирование, Вальрас считал сферу распределения доходов. Если в сфере производства действуют объективные законы спроса и предложения, основанные на принципе полезности, и любое вмешательств может лишь нарушить сложившееся равновесие, то в сфере распределения, по мнению Вальраса, многое подчинено «человеческой воле», и развитие экономики даже в условиях свободной конкуренции может сопровождаться усилением дифференциации доходов, а в условиях монополизации приводит к «несправедливости» распределения. Поэтому, по мнению Вальраса, если в сфере производства доминирует принцип полезности, то в сфере распределения его должен заменить принцип справедливости.

Роль государства Вальрас видел в обеспечении равных для всех возможностей и в заботе о социально незащищенных слоях населения, в частности, преодоление несправедливости распределения Вальрас видел в установлении системы социальных пособий. Среди радикальных предложений Вальраса следует отметить национализацию земли, он считал, что это позволит повысить эффективность ее использования, а получаемая с земли рента сможет стать источником финансирования производства общественных благ.

Идеи Вальраса об ограниченном государственном вмешательстве получили развитие и в экономической науке, и в практике государственного управления. В частности, стали вырабатываться меры по ограничению монополизации экономики, появились так называемые антитрестовские законы, а во второй половине XX в. в большинстве стран сформировались антимонопольное законодательство и законы стимулирования конкуренции. Также постоянно развивается государственное регулирование сферы распределения с помощью как «справедливой» системы налогообложения, так и системы социальных пособий.

Однако такие меры государственного регулирования, хотя и имели несомненный позитивный эффект, но все же не могли решить основную проблему экономического развития — периодически возникающие кризисы.

Крупномасштабный кризис 1929—1933 гг., вошедший в историю как Великая депрессия, положил начало исследованиям, которые мы сегодня называем макроэкономическими. В их основе лежит фундаментальный труд Джона Мэйнарда Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег», увидевший свет в 1936 г. Он положил начало новому разделу экономической теории — макроэкономике, а также одновременно породил новое направление экономической мысли — кейнсианство.

В отличие от экономистов классической школы, Кейнс не только не отрицал государственное вмешательство в экономическую жизнь, но и пришел к выводу о его необходимости. В основе кейнсианской теории лежит представление об экономике как экономике несовершенной конкуренции с достаточно жесткими ценами. И Кейнс считал, что экономику необходимо воспринимать такой, какая она есть, — с монополистическими проявлениями, ограничивающими свободный вход на рынок, с наличием институциональных факторов, делающих систему цен относительно жесткой, не способной выполнять функции встроенных регуляторов. Но главное, Кейнс исходил из того, что субъекты экономики не являются рационально действующими индивидами, так как их решения принимаются не на основе анализа объективных и наблюдаемых параметров конъюнктуры рынка, а под влиянием факторов преимущественно субъективного характера — психологических, традиций, окружения среды и т. п. И в результате «невидимая рука рынка» не способна свести в единое целое разноплановые интересы экономических субъектов.

В теории классиков утверждается, что система свободного рынка способствует полному и рациональному использованию имеющихся ресурсов, а любое предложение автоматически порождает соответствующий спрос (так называемый закон Сэя). Кейнс же показывает, что экономика в силу разнонаправленности интересов различных ее субъектов не только не способна эффективно использовать имеющиеся ресурсы, но более того — развивается в условиях их относительного избытка и кризисы перепроизводства есть следствие неспособности экономической системы восстанавливать нарушения равновесия.

Особое внимание Кейнс уделял анализу характера поведения экономических субъектов. Спрос домашних хозяйств определяется той долей дохода, которую они направляют на потребление. Однако мотивы, которыми руководствуются домашние хозяйства при формировании спроса, по своему характеру иные, чем те, которыми руководствуются фирмы при формировании предложения.

С точки зрения классиков, все взаимосвязано: домашние хозяйства продают фирмам факторы, те производят продукт, доход от продажи которого передается домашним хозяйствам, так как стоимость произведенной продукции без остатка раскладывается на сумму факторных доходов. При этом, так как часть доходов домашние хозяйства сберегают, то проблема равновесия на рынке сводится к тому, чтобы эти сбережения не осели мертвым грузом «в сундуках», а были использованы другими субъектами экономики, фирмами, для осуществления инвестиций. А функционирование рынка капитала в условиях свободной конкуренции способно уравновесить предложение сбережений и спрос фирм на инвестиции. В их «идеальной» экономической системе вопрос равновесия решается просто: и домашние хозяйства, и фирмы, как рационально действующие субъекты, ориентируются на один и тот же мотив при формировании сбережений и инвестиций — на мотив выгоды. А выгода определяется текущей ставкой процента, а так как рынок капитала свободный, то ставка процента гибкая и действуют силы спроса и предложения — находится такая ставка процента, при которой объем сбережений уравновешивается объемом спроса на инвестиции. Государство же на рынок капитала выходить не должно, так как для исполнения своих обязательств использует другой источник финансирования — налоги.

Однако Кейнс показывает, что данный механизм в реальной экономике не работает. Формирование инвестиционного спроса со стороны предпринимателей происходит под влиянием не только процентной ставки, но и их ожиданий прибыльности и оценки рисков, которые могут быть непредсказуемы. Кейнс называет это «животным чутьем» предпринимателей[4].

Домашние же хозяйства распределяют доход на потребление и сбережение, исходя не из колебаний процентной ставки, т. е. не из формальной «выгоды» долгосрочного характера, а из сложившихся предпочтений, формально выражаемых параметрами предельной склонности к потреблению и сбережению. При этом изменения величины потребления и сбережения происходят исключительно под влиянием изменения самого дохода, но не пропорционально, а в соответствии с так называемым основным психологическим законом — с ростом дохода люди склонны потреблять больше, но не в той степени, в которой растет доход.

Общий вывод из анализа мотивов поведения домашних хозяйств и фирм заключается в том, что в силу разного характера мотивов принятия решений в экономике на рынке благ (товаров и услуг) не может установиться автоматическое равновесие, а разбалансировка между спросом и предложением не только возможна, но и естественна. Более того, если равновесие и устанавливается, то происходит это в условиях неполного использования имеющихся ресурсов. Поэтому необходимо активное участие государства на рынке благ не только как одного из субъектов, осуществляющих закупки на этом рынке (госзакупки), но и в качестве субъекта экономического регулирования.

Большое внимание Кейнс уделяет функционированию рынка труда. Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что рынок труда — наиболее неравновесный рынок в экономической системе. Это обусловлено тем, что ставка номинальной зарплаты, которая в классическом варианте гибкая и выступает в качестве автоматического регулятора спроса и предложения на труд, в реальности достаточно жестко фиксирована. Во-первых, номинальная зарплата меняется не так уж часто, а если меняется, то не под влиянием рыночных сил, а в результате переговоров предпринимателей и работников. Во-вторых, если она и меняется, то, как правило, только в сторону повышения, что происходит в периоды роста экономической активности. Снижению номинальной заработной платы препятствуют действующие институты рынка труда и социальной организации общества — долгосрочные договоры, профсоюзы, трудовое законодательство. Поэтому предпринимателю бывает легче уволить несколько работников, чем снизить заработную платы всем, или никого не увольнять, а повышать цены на продукцию, внося тем самым «вклад» в общий рост цен, что будет способствовать снижению реальной зарплаты.

В результате рынок труда функционирует с неполным использованием трудовых ресурсов, более того — равновесие на рынке труда устанавливается, как правило, при наличии некоторой безработицы, а полная занятость для экономики является не нормой, а скорее исключением из правил. Таким образом, закономерности, определяющие функционирование рынка труда, обуславливают необходимость государственного регулирования в сфере поддержания занятости и борьбы с безработицей, в том числе и с помощью механизмов создания «государственных рабочих мест», например по проведению общественных работ.

В целом экономическая система, по Кейнсу, не может нормально функционировать без активного вмешательства государства, причем это касается абсолютно всех рынков, и реального сектора экономики — товарных рынков и рынка труда, и финансового сектора — рынков денег и капитала.

Так, на рынке капитала государство может выступать активным участником, размещая своим облигации. Тем самым государство, с одной стороны, предъявляет спрос на свободные сбережения домашних хозяйств, который не предъявили фирмы. С другой стороны, государство может восполнить нехватку собственных доходов для осуществления программ по стимулированию экономики. Эти рекомендации Кейнса стали широко использоваться и используются и в настоящее время — мы наблюдаем, что на рынке капитала присутствуют два ключевых игрока — государство и бизнес, которые конкурируют за свободные финансовые ресурсы, формируемые преимущественно за счет сбережений домашних хозяйств. Кроме того, государство может активно использовать налоговое регулирования для подержания экономической активности и выравнивания дисбалансов. В целом использование инструментов бюджетно-налоговой политики Кейнс рассматривает в качестве основного метода государственного регулирования.

Большое внимание Кейнс уделяет также анализу регулирования денежного рынка. Следует отметить, что в первой трети XX в. уже сформировалась современная двухуровневая банковская система, предусматривающая жесткий государственный контроль над денежной эмиссией, и выработаны основные правила денежного обращения и эмиссии денег. То есть формирование предложения денег полностью находилось под контролем государства.

Кейнс не подвергал сомнению принципы функционирования банковской системы — в относительно неизменном виде они сохранились и до настоящего времени. Однако он внес неоценимый вклад в развитие представлений о формировании денежного спроса и роли денег в экономике. До Кейнса считалось, что деньги не только не имеют самостоятельной ценности, но и нейтральны по отношению к реальному сектору экономики. Это означает, что изменение количества денег не приведет к изменениям в занятости и реальном выпуске, но повлияет лишь на систему цен и приведет к пропорциональному изменению цен.

Кейнс впервые представил деньги как благо, имеющее определенную самостоятельную ценность, и после Кейнса фраза «Деньги имеют значение» стала иметь совершенно иной смысл. Он рассматривал деньги как некий актив, в который домашние хозяйства могут направлять свои сбережения наряду с другими активами. Кейнс использовал идею Дж. Р. Хикса о том, что спрос на деньги является частным случаем проблемы выбора оптимального портфеля активов, и в таком понимании деньги представляют собой некий актив, владение которым вызывает альтернативные издержки. И спрос на деньги субъекты предъявляют не только по причине необходимости совершения текущих сделок, но и по мотиву, который Кейнс назвал «спекулятивным», т. е. спрос на деньги как на имущество.

Такое представление о характере денежного спроса вскрыло механизмы взаимодействия денежного и товарных рынков. Дело в том, что, восполняя нехватку денег или, наоборот, избавляясь от их относительного избытка, домашние хозяйства оказывают влияние на основной регулятор рынка капитала — процентную ставку, тем самым запуская механизм, известный сегодня как эффект Кейнса. На изменение процентной ставки реагируют предприниматели, изменяя объем инвестиционного спроса, что вызывает изменения в реальном секторе экономики и оказывает влияние на параметры выпуска и занятости.

Конечно, влияние денег на экономику ограничено некоторыми пределами, так, в условиях роста экономики денежное регулирование целесообразно использовать в целях сдерживания экономической активности. В условиях же спада денежное стимулирование нецелесообразно, так как эффект от роста денежной массы будет незначительным.

В целом кейнсианство обосновывает необходимость активного государственного вмешательства в экономику. И для этого государство использует достаточно широкий набор инструментов, но каждый из них относится либо к фискальной, либо к монетарной политике. Методы прямого участия государства в предпринимательской деятельности либо формирование партнерства с бизнесом кейнсианство не рассматривает. Все предлагаемые рецепты относятся лишь к методам государственного регулирования экономики.

Отметим, что и сегодня учение классиков и кейнсианцев являются двумя основными направлениями экономической мысли и основными «поставщиками рецептов» взаимодействия государства и бизнеса. Да, за последнее время, особенно во второй половине XX в., появилось много других концепций, внесших большой вклад в развитие представлений о функционировании экономики. Среди них следует отметить в первую очередь монетаризм, институционализм, новую макроэкономику и др.[5] Однако наиболее полную, целостную картину мы все же можем наблюдать именно в классической и кейнсианской концепциях, которые с учетом вклада многих экономистов XX и XXI вв. сегодня уместней называть неоклассической и неокейнсианством.

Обобщенные взгляды классической и кейнсианской школы экономической теории мы изучаем в учебниках — как во вводных курсах экономической теории (Экономикс), так и в специальных курсах микроэкономики (здесь, правда, кейнсианство практически не представлено) и макроэкономики. И такое противопоставление будет, видимо, всегда. Это объясняется тем, что экономика является большим объектом (большой системой), цели функционирования которой и принципы поведения субъектов в ней однозначно выразить невозможно, в отличие от поведения каждого субъекта (или рынка) в отдельности.

В результате каждая концепция строится на некоторых постулатах, т. е. утверждениях, принимаемых по умолчанию «на веру», исходя из убеждений или идеологических представлений. В каждой из концепций можно выделить пять основных постулатов, представленных в табл. 2.1.

Таблица 2.1

Основные постулаты классической и кейнсианской концепции

Классическая школа

Кейнсианская школа

Экономика по своей природе является экономикой совершенной конкуренции, а наблюдающееся несовершенство рынков есть следствие внешнего воздействия, в первую очередь государственного влияния

Несовершенство рынков — изначально присущее экономике состояние, рынки несовершенны по своей природе

Экономические субъекты действуют рационально, исходя из своей выгоды, опираясь на объективные параметры состояния рынка, используя всю доступную имеющуюся информацию

Экономические субъекты принимают решения под влиянием субъективных факторов — психологии поведения, традиций, условий среды и т. п.

Классическая школа

Кейнсианская школа

Цены гибкие — они способны меняться как в сторону повышения, так и в сторону снижения, а также цены на блага и факторы оперативно реагируют на изменения друг друга

Цены достаточно жестко фиксированы, если повышение цен еще возможно, то снижению препятствуют многие институциональные факторы

Факторы производства взаимозаменяемы

Факторы производства достаточно детерминированы, особенно в сложных технологических производствах

Деньги нейтральны, изменение их количества не может повлиять на реальные параметры экономики, отражаясь только в изменении цен

Деньги имеют самостоятельную ценность, и изменение их количества может оказывать влияние на реальные переменные в экономике

Составлено автором.

Для понимания роли государства в экономике эти постулаты чрезвычайно важны. От того, как мы себе изначально представляем функционирование рынков или поведение экономических субъектов, зависят формы и методы государственного воздействия на экономику, которые предлагаются использовать в практической жизни.

Так, классические постулаты функционирования экономики позволяют представить экономику как саморегулирующуюся систему, которая находится в равновесном состоянии, а любые отклонения от него позволяют устранить встроенные стабилизаторы. Принцип совершенной конкуренции позволяет не допускать дефицитов или избытков на рынке благ, рациональность поведения способствует эффективному использованию ресурсов в производстве и потреблении, гибкость цен (как на товары и услуги, так и на факторы производства) обеспечивает наличие встроенных стабилизаторов, а нейтральность денег указывает на тщетность стимулирования экономики путем «накачивания» ее деньгами.

Что же остается за государством, по мнению классиков? Государство должно выполнять функции, обеспечивающие экономике возможность функционировать как единому целому:

  • — устанавливать единый свод правил поведения в обществе, в том числе экономического поведения, сформировав законодательную базу для бизнеса и эффективную судебную систему;
  • — обеспечивать общественную безопасность ведения бизнеса;
  • — формировать и поддерживать функционирование общенациональных институтов, в первую очередь социальных, создание которых невозможно в рамках частной инициативы;
  • — стимулировать развитие бизнеса и поддерживать экономический рост путем воздействия на предложение.

Все эти функции можно отнести к системе государственного управления, которая носит постоянный и долговременный характер. По отношению же к бизнесу классическая школа экономики предлагает сосредоточиться на формировании мер стимулирующего характера — стимулировании в первую очередь совокупного предложения и создание благоприятных условий для привлечения инвестиций.

Кейнсианские постулаты функционирования экономики неизбежно приводят к выводу о функционировании рынков в условии неполного использования ресурсов, рынка труда — в условиях безработицы, а главное — невозможности преодоления этих негативных явлений экономикой самостоятельно. А это создает предпосылки для активного государственного вмешательства в экономику и приводит к выводу о необходимости государственного регулирования экономики, т. е. применения мер краткосрочного характера по воздействию на компоненты совокупного спроса — госзакупки, потребление, инвестиции и чистый экспорт, причем применения на постоянной основе.

В чем же функции государства, по мнению кейнсианцев?

Безусловно, в первую очередь государство обязано исполнять все обязательства по предоставлению общественных благ, и в этом вопросе нет особых различий с позицией и классиков, различия только в представлении о широте этих общественных благ.

Однако при этом государство должно использовать все имеющиеся в его распоряжении ресурсы для проведения активной политики госре- гулирования экономики. Особо важное значение придается фискальным инструментам воздействия на спрос, при этом вполне допустимым является бюджетный дефицит, который может как быть источником средств для роста госрасходов, так и стимулировать рост потребления и инвестиций.

Отметим, что эта практика стала широко распространенной практически во всех странах. Действительно, сбалансирование бюджета не является целью экономической политики, бюджет рассматривается как средство не только обеспечения эффективного функционирования государства, но и воздействия на совокупный спрос. Поэтому манипулирование составляющими бюджета — бюджетными расходами и налогами — может и должно являться инструментом активной экономической политики, инструментом государственного регулирования. И такое воздействие на спрос позволяет экономике избегать кризисных явлений или смягчить их негативные последствия.

  • [1] Подробно данный вопрос освещен в предыдущей работе авторского коллектива:Взаимодействие бизнеса и органов власти : учебник / отв. редактор Е. И. Марковская., 2017. Гл. 1. Теоретические подходы к взаимодействию государства и бизнеса.
  • [2] Laissezfaire (фр. «позвольте делать»), laissezpasser (фр. «пропуск, охранная грамота»). Данный принцип можно трактовать как позволение свободно вести бизнес приохране интересов частного собственника».
  • [3] Конкуренция, при которой имеется свободный вход на рынок и свободный выходиз него, а цена устанавливается только силами спроса и предложения, позже стала называться совершенной конкуренцией.
  • [4] Англ, animal spirit — «животный дух», «животное чутье».
  • [5] Более подробно этот вопрос изложен в предыдущей работе авторского коллектива:Взаимодействие бизнеса и органов власти : учебник / отв. редактор Е. И. Марковская., 2017. Гл. 1. Теоретические подходы к взаимодействию государства и бизнеса.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >