Исторические и теоретикометодологические истоки сравнительной политологии

Невозможно мыслить, не сравнивая. Поэтому без сравнения невозможны ни научная мысль, ни научное исследование.

Г. Свенсон

Формирование сравнительного метода в рамках античной политической традиции

История политической мысли свидетельствует о том, что все крупные мыслители внесли определенный вклад в развитие компаративного метода. Каждое серьезное исследование предполагает использование всей совокупности относящихся к делу фактов и поиск причинно-следственных связей между ними, что часто сопровождается анализом сходств и различий между отдельными случаями. Метод систематической сравнительной иллюстрации достаточно широко использовался уже античными философами. Он предполагает систематический анализ сходств и различий между отдельными объектами, причем предпочтительно – в их исторической динамике. Такое пристальное внимание к сходствам и различиям объектов наблюдения, поиск альтернатив развития, создание научно обоснованной типологии изучаемых объектов позволяли выдающимся мыслителям прошлого глубоко проникать в суть происходящих политических событий и тонко интерпретировать их возможные последствия для развития общества и государства.

Античные философы остро чувствовали значение почвы – среды обитания – пространства для формирования социокультурной и политической идентичности человека в разных обществах. Географический детерминизм лежал в основе многих сравнительных исследований античных авторов. Критериями сравнительного анализа при этом выступали климат, особенности почвы и среды обитания, близость к рекам, морям и океанам.

Впервые теорию влияния среды в V в. до н.э. излагает известная школа Гиппократа в трактате "О воздухах, водах и местностях". Древнегреческий философ Парменид одним из первых провел сравнительный анализ пяти температурных зон, или поясов, земли с точки зрения их роли в историческом развитии народов: двух холодных, двух умеренных и одного жаркого (в центре), каждый из которых обладал своими политическими особенностями.

Все древние государства располагались между 20 и 45° северной широты, и античные авторы путем сравнительного анализа обосновали следующую гипотезу: политическая энергия генерируется в умеренных климатических зонах, и исторические центры притяжения сдвигаются в направлении с юга на север (в пределах этой зоны). Жители южных стран получают от самой природы пищу и одежду почти в готовом виде, удовлетворяя насущные потребности легко и свободно, поэтому они не имеют внутреннего стремления к развитию своих государств; жители севера, напротив, слишком много энергии должны затрачивать на поддержание жизни на своих территориях, поэтому у них не хватает сил для развития; и только в умеренном климате можно найти идеальный природный баланс, способствующий расцвету государств. Эту точку зрения разделял и Аристотель, писавший о политическом превосходстве промежуточной зоны, населенной греками.

Интересно, что в наши дни теория климатических поясов вновь достаточно популярна. Широкое распространение получила точка зрения, согласно которой история создавалась в пространстве между 20 и 60° северной широты, где расположены сегодня основные политические центры Европы, России, США, Японии[1].

Платон, Гиппократ, Полибий, Цицерон в своих сочинениях также отмечали влияние географической среды на политическую деятельность людей, свойства их политического темперамента, обычаи, нравы и даже общественный строй. Распространено было убеждение, что жаркий климат расслабляет характер и люди легко попадают в рабство, а северный, напротив, – закаляет, что способствует развитию демократических форм правления. Внимание античных авторов к сравнительным исследованиям не было умозрительным: вместе с ростом городов-государств (полисов) возникали и серьезные политические проблемы: как расширить жизненное пространство наиболее удобным и легкодоступным способом, провести колонизацию свободных территорий, защитить свои владения от нашествия врагов.

Одним из лучших компаративистов и стратегов античности был Аристотель, который в фундаментальной работе "Политика" подвергает сравнительному анализу собранный с помощью учеников эмпирический материал об устройстве 158 государств эллинской ойкумены от Марселя в западном Средиземноморье до Крита, Родоса и Кипра на востоке. Аристотель оставил меткую стратегическую оценку многих географических центров античного мира, вполне логично объясняя их политическое возвышение или, напротив, угасание по сравнению с другими городами-государствами. Вот, например, как он характеризует геополитическое превосходство Крита: "Остров Крит как бы предназначен природой к господству над Грецией, и географическое положение его прекрасно: он соприкасается с морем, вокруг которого почти все греки имеют свои места поселения; с одной стороны, он находится на небольшом расстоянии от Пелопоннеса, с другой – от Азии... Вот почему Минос и утвердил свою власть над морем, а из островов одни подчинил своей власти, другие населил..."[2]

Знаменитая аристотелевская типология государств основана на сравнительном анализе правильных и неправильных форм правления. Аристотель был убежден: "Государство создается не ради только того, чтобы жить, но преимущественно для того, чтобы жить счастливо"[3]. Государственное устройство для него – это порядок в области организации государственных должностей вообще, и в первую очередь верховной власти, которой они все подчинены. В основу типологии форм государственного устройства Аристотель кладет разработанное философами сократической школы понятие взаимосвязи между политическим успехом и участием в отправлении властных полномочий и распределением благ. При этом политический успех находится во взаимосвязи с целью политического целого или государства.

Соответственно, правильными формами правления он считал те, которые ориентированы на всеобщее благо: монархию (власть монарха, направленная на всеобщую пользу); аристократию (власть лучших, имеющих в виду высшее благо государства) и политию (республиканское правление в интересах всеобщего блага). К числу неправильных относил государства, ориентированные на благо господствующих: тиранию (монархическая власть, имеющая в виду выгоды одного правителя); олигархию (власть богатых в интересах состоятельных граждан); демократию (власть бедноты в интересах неимущих).

Аристотель одним из первых ввел в сравнительный анализ бинарные оппозиции (два альтернативных варианта):

■ монархия – тирания;

■ аристократия – олигархия;

■ политая – демократия[4].

Аристотель и философы аристотелевской школы оказали огромное влияние на развитие политической мысли античного мира, а в дальнейшем – на формирование всей европейской политической традиции. Однако нельзя не заметить, что политический формализм Аристотеля, и в особенности его отождествление государства с формой государственного устройства, оказались существенным препятствием для реалистических сравнительных исследований природы государств, о чем не раз упоминали крупнейшие мыслители последующих эпох[5].

  • [1] См.: Тихонравов, Ю. В. Геополитика / Ю. В. Тихонравов. – М., 1998. –С. 59.
  • [2] Аристотель. Политика. – М.: Мысль, 1997. – С. 85.
  • [3] Там же. – С. 108.
  • [4] Бинарные оппозиции использовал также древнегреческий историк Полибий во "Всеобщей истории", где рассматриваются шесть форм государственного устройства, циклически сменяющие друг друга в истории: монархия – тирания, аристократия – олигархия, демократия –охлократия (власть толпы).
  • [5] См.: Дильтей, В. Введение в науки о духе. Опыт полагания основ для изучения общества и истории / В. Дильтей // Собр. соч. в 6 т. T. 1. – М., 2000. – С. 526.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >